Наверх

Независимые критики в Rideró

Критики, которые работают в Ridero, как и мы, верят, что среди десятков тысяч опубликованных книг есть настоящие жемчужины, достойные внимания читателей.

«Баланс белого»
Олег Батлук

Ты можешь настроить в нашей реальности настоящий белый цвет, без этих паршивых оттеночков: серенького, желтенького, красненького и этого вечного черненького в белом, которые портят все. Это необъяснимо. И при этом реально.
Тот, кого ты однажды сфотографируешь, после этого становится счастливым. У тебя есть уникальный дар исправлять карму. Своей камерой ты как бы обеспечиваешь баланс белого в окружающем мире.
Купить ОТ 288 ₽
Название книги — желание преобразить окружающую действительность, своего рода кредо писателя, уставшего от серой обыденности и чернухи. Все это более чем явно сказано в аннотации. Но дело в том, что без всех этих оттеночков серенького, желтенького и красного — белый цвет — будет выглядеть как пустое белое пятно. Лишь контраст создает яркое, сочное полотно, картину, фото. Но смелое решение исправить несовершенство мира — похвально, тем более на фоне чернушных текстов мейнстрима, которые погружают читателя в безысходность, на дно.
Теперь по существу. Олег Батлук — мастер, и в этом надо отдать ему должное, вязать интересный сюжет. Его рассказы — это тщательно отобранные, ценные песчинки, мало того, он знает досконально предмет, о котором он пишет.
Игорь Михайлов
Главный редактор сетевого журнала «Вторник»

«Дом»
Михаля Элькина

Действие романа разворачивается в 70—80-е годы, в провинциальном городке Советского Союза. Девочка Саша растет и взрослеет в обыкновенной советской семье, окруженная заботой и любовью. Ее детство не отличается от детства ее ровесников. Разнообразные события школьных лет Саши, включая самые трагические, все же не кажутся необъяснимыми, они вписываются в общую картину времени.
И только повзрослев, Саша начинает догадываться, что дом ее детства скрывает некую тайну, которую ей предстоит разгадать.
Купить ОТ 200 ₽
Игорь Михайлов
Главный редактор сетевого журнала «Вторник»
Семидесятые-восьмидесятые годы. Об этом времени написано достаточно много: диссидентство, русские, евреи, быт, пульс времени...
Мне кажется, что автор не обращает внимание на тот могучий свод книг и литераторов, которые отдали дань этому времени, фабулы и сюжеты, Элькина  плетет свой сюжет, свой узор.
Иногда этот узор, поворот сюжета подкупает своей необычной сказочностью и наивностью. Михаля Элькина — автор бесстрашный. Таким же, надеемся, будет и читатель ее романа.

«Дрожащий мост»
Анастасия Разумова

Переживший семейную трагедию мальчик становится подростком, нервным, недоверчивым, замкнутым.
Родители давно превратились в холодных металлических рыбок, сестра устало смотрит с фотографии. Друг Ярослав ходит по проволоке, подражая знаменитому канатоходцу Карлу Валленде. Подружка Лилия навсегда покидает родной дом покачивающейся походкой Мэрилин Монро. Случайная знакомая Сто пятая решает стать закройщицей и вообще не в его вкусе, отчего же качается мир, когда она выбирает другого?
электронная Бесплатно
Анастасия Разумова из маленького города Березники. Но она - лауреат премии "Лицей".
Об этом хочется сказать особо. Я прекрасно помню прозу и поэзию 2019 года, так как работал в журнале «Юность» и мы вместе с главным редактором читали произведения номинантов. Честно говоря, проза была не очень интересной, но я уже тогда обратил внимание на прозу Разумовой. Я ее словно бы выделил из общего списка. Есть проза и Разумова. И, как оказалось, не случайно.
Роман «Дрожащий мост» достоин похвал, но еще более того — роман достоин прочтения. И вот почему. Молодую прозу до «Лицея» курировала премия «Дебют». Так вот «Дебют» выбирал лауреатов по довольно странному критерию: чем хуже, тем лучше. А книга Разумовой поражает какой-то глубиной, целомудрием и цельностью.
Игорь Михайлов
Главный редактор сетевого журнала «Вторник»

«Финтифля»
Наталия Гилярова

«Наталия Гилярова — одаренная писательница с собственным видением мира, выразительным и сочным языком, имеющим в своем истоке следы платоновского словотворчества. Проза ее необходима читателям, ценящим достоинства, благодаря которым литературный текст становится фактом искусства» (Владимир Войнович).
Лауреат конкурсов «Илья-премия» (2000), «Белая Скрижаль» (2011), им. Булгакова (2011), «Русский Гофман» (2016), «Белый мамонт» (2016), «Хороший текст» (2017), Марюса Вайсберга (2015).
Купить от 150 ₽
Сборник рассказов «ФИНТИФЛЯ» писателя, сценариста и художника Наталии Гиляровой – автора книги повестей «Неигра», лауреата литконкурсов – мое по-настоящему фантастическое открытие. Мой Подарок. Мое удивление. Смарагды ее прозы обнаружены случайно в стоге сена под названием «самотек»… я восхитилась, прочитав ее рукопись, и с радостью разместила томик на полке своего издательского импринта «Литературное бюро Натальи Рубановой» на Ridero, рекомендовав коллегам также выделить книгу Гиляровой. Почему? Все просто: это уникальная проза, самобытный, ни на кого не похожий, писатель, великолепный мастер слова. От меня редко можно услышать подобный комплимент, но в данном случае он более чем уместен: да это и не комплимент вовсе, а лишь констатация факта. Кстати, в начале века Наталия Гилярова публиковались в сборнике «Равноденствия» под редакцией Юрия Мамлеева.
Сборник рассказов, что само по себе удивительно в дни текстовой гипертрофии и книгоиздательского гаргантюизма, – это красивая попытка возрождения жанра.
Автор, чье чувство юмора отмечал еще Владимир Войнович, рассказывает о чудаках и их чудачествах, поэтому если читателю интересно узнать, как лопнувший воздушный шарик может разбить сердце женщины, в каких случаях попугаи подражают походке людей, почему портнихи бывают заговорщицами, какой формы душа удобнее и как получилось, что сломанный ножик день за днем лежал на полу, а люди делали вид, что не замечают его, а еще – что общего у этого предмета с Землей… Видение предметов в неожиданном ракурсе – особенность фантастического реализма. Здесь бытовое и вечное – едины, смешное и грустное – неразделимы. О чем говорит и название книги: «Финтифля». Привычный мир вдруг оказывается полон загадок и неожиданных открытий.
«Проза Гиляровой насыщена неожиданными словообразами. Язык скорее поэтический, чем прозаический. Это значит: многие слова, из тех, что стоят рядом, никогда раньше так не располагались. А фразы имеют ритм» (из рецензии в ведущем книжном обозрении НГ-XLibris, 09.09.2020).
Наталья Рубанова
Писатель, драматург, критик, литературный и сценарный агент, член Союза российских писателей

«Яростный Дед Мороз»
Родион Белецкий

Герои рассказов — люди с узнаваемыми характерами. У каждого из них есть своя драма, и они переживают ее сильно, пожалуй, даже сильнее, чем драма этого заслуживает.
Сборник юмористических рассказов известного драматурга и поэта Родиона Белецкого, в котором собрана проза за последние пятнадцать лет.
Купить от 200 ₽
К этой книжке рука тянется, как к рассказам и пьесам Чехова, чьи традиции продолжает автор. Герои Белецкого — смешные, нелепые, восторженные и депрессивные, странные и до жути нормальные — но неизменно живые и достоверные. Писателю удалось уловить и наглядно предъявить читателю иррациональную, таинственную подкладку самых, казалось бы, обыденных и элементарных человеческих эмоций и реакций.

Родион Белецкий – литератор-универсал: драматург, поэт, прозаик. Различные роды литературы в его творчестве не просто мирно сосуществуют, но активно взаимодействуют. Так, в его стихах явственно различимы «прозы пристальной крупицы» (а порой и не «крупицы»), а пьесы ощутимо лиричны. Прозаические этюды тоже отличаются, с одной стороны емкостью и плотностью, легкостью, изяществом лирического высказывания, а с другой – драматургичностью, нарративностью, «телеграфностью», кинематографичностью, четкостью художественной «раскадровки», имплицитной глубинной конфликтностью... Маяковский говорил, что «театр – это не зеркало, а увеличительное стекло». Эти слова можно отнести и к рассказам, составившим книгу «Яростный Дед Мороз». Автор наводит свою писательскую «лупу» на повседневность, на знакомые всем, казалось бы, мелочные переживания и коллизии, и их внутреннее устройство оказывается гораздо интересней и неожиданней, чем можно было подумать. Получается такая увлекательная занимательная литературная «микробиология»...
«Яростный Дед Мороз» – книга о сложности простого человека и о том, как существование оборачивается жизнью и судьбой. А жизнь всегда ярче, интересней, сложней и опасней, чем ее имитация (об этом убедительно свидетельствует, например, рассказ «Социальная реклама»).
Считаю книгу «Яростный Дед Мороз» состоявшимся художественным произведением, достойным многостороннего маркетингового продвижения на книжном рынке.
Константин Комаров
Поэт, литературный критик, литературовед, член Союза российских писателей, Русского ПЕН-центра

«Взгляд из детства»
Игорь Окунев

Cборник новелл и мелодичных этюдов, выстроенных в ретроспективном порядке их создания. Они связаны в единую линию повествования сквозными сюжетами: любовью, верой, творчеством, ностальгией…
Главный герой книги — сам писатель, проступающий перед нами сквозь строки своих юношеских произведений. Мы как бы снимаем слой за слоем пласты накопленной боли с души автора и, наконец, встречаемся с тем самым чистым и восторженным детским взглядом, обращенным к нам из прошлого.
электронная Бесплатно
У Игоря Окунева, автора книги «Взгляд из детства», есть рекомендация, датированная 2006 годом. Ее автор – профессор Владимир Маранцман, который перевел когда-то, кстати, «Божественную комедию» Данте. Состоявшийся литератор дает щедрый аванс начинающему прозаику (тексты, представленные в книге «Взгляд из детства», написаны довольно давно, некоторые – 20 лет назад).
Вполне понятно, чем именно «цепляет» и «берет за душу» подобная проза определенный читательский тип. Это, во-первых, предельная искренность и некоторая беззащитность персонажей, которым волей-неволей сочувствуешь. Это, во-вторых, язык. В таком сверхромантизированном ключе сейчас почти не пишут – не пишут, во всяком случае, литераторы-мужчины. И хотя автор этих строк и против гендерного деления в искусстве, здесь можно говорить о четко прослеживаемой линии пресловутой «дамской прозы» в далеко не худшем ее варианте.
Книга вызывает двойственное ощущение. Она как будто «летит», «горит», «несется» куда-то… Назад ли? В прошлое? В Петербург юности, который «в наше время» назывался Ленинградом? Как ни парадоксально, но автор этих строк сыграл с листа этюды Окунева из буковок с любопытством: «Взгляд из детства» – томик для тех неискушенных сердец, которые еще верят в «неземную любовь», раскинувшуюся как в декорациях Северной Венеции, так и вне их. И просто – во что-то еще верят, желая самообмануться в очевидном земном искушении.
Наталья Рубанова
Писатель, драматург, критик, литературный и сценарный агент, член Союза российских писателей

«Обещание»
Ренат Газизов

В мире, где ночные кошмары уживаются с уютным теплом лестничных клеток, а мистические переживания открывают двери в неизведанное, сможешь ли ты сдержать свое обещание?
Ренат Газизов представляет сборник мистических историй и городских легенд, дополненный удивительными иллюстрациями Виктора Миллера-Гауса.
Купить от 150 ₽
Эта проза утверждает очевидность невероятного и невероятность очевидного. Оказывается, что просто выйдя из дома (или даже не выходя), человек может опрокинуться в самый настоящий кошмар. Грань между сном и бодрствованием истончена здесь до предела. Будьте осторожны!

Рассказы Рената Газизова, вошедшие в сборник «Обещание» заставляют вспомнить слова Достоевского, заметившего однажды, что нет ничего фантастичней, чем окружающая нас действительность. В «Обещании» мы видим, как реальное движется навстречу фантастическому (мистическому, таинственному, ужасному), как поначалу чисто «хоррорные» и фантастические зарисовки (мало кого способные удивить) обретают конкретные реалистические очертания. Фантастика как бы забирается под «одеяло» реальности. Основной секрет притягательности небольших сюрреалистических и сновидческих (автор признается в предисловии, что в основании сюжета рассказов – его собственные сны) зарисовок Газизова, на мой взгляд, в том, что ему удается достаточно органично объединить в них две линии – условно говоря, «хоррор» и «саспенс». Наряду с классиками «литературы ужаса» Эдгаром По, Говардом Лавкрафтом, Стивеном Кингом – в его писательскую «родословную» можно включить и Франца Кафку, и «магических реалистов» (в частности, Кортасара с его рассказами вроде «Тигра»). С русской же литературой, как мне кажется, эта проза связана по линии изображения тривиальности зла, «нормальности» ненормального, банальности жуткого. Эти лейтмотивы многократно встречаются и у Булгакова, и в антиутопиях Платонова, и в «Конармии» Бабеля, и в «Щепке» Зазубрина. Если же говорить о наиболее близком Газизову современном авторе – то это Анна Старобинец с ее «городским хоррором».
Газизову удается работа с деталью. Именно удачно схваченная психологическая деталь придает текстам атмосферность и достоверность. Так, в рассказе «Человек-осьминог» напряжение нагнетается не столько описанием физиологических особенностей заглавного персонажа (сатирически сниженного Ктулху), сколько неумолимо нагревающейся на солнце бутылочкой «Швепса» в руке рассказчика, а рассказ «Варенье» определяет финальная деталь – глазная радужка, таинственным образом угодившая в варенье. Обычное высвечивает возможность необычного, а необычное – жутковатость обычного. Диалектика условного и конкретного работает на полную мощность. При этом финалы у Газизова принципиально открыты, распахнуты в саму жизнь, чреватую сверхъестественным.
Приятно, что не чужды автору и возможности юмора и иронии (об этом свидетельствуют завершающие сборник коротенькие «истории»), уместная доза иронического остранения ощутимо оживляет новеллы. Расширению и углублению образно-смыслового пространства, его визуализации помогают и отличные – весомые и зримые – иллюстрации (чем-то напомнившие мне врубелевского «Демона»), попадающие в авторскую интонацию, органичные ей.
Константин Комаров
Поэт, литературный критик, литературовед, член Союза российских писателей, Русского ПЕН-центра

«Неизбежность друг друга»
Паула Стоун

Полина живет в пригороде Праги, любит чай по ночам и фантазировать. А своего красивого и успешного мужа — нет. И будто в насмешку он погибает, покончив с собой. Проходит 3 года, но призраки прошлого не отпускают Полину. На ее пути возникает Томаш, что верит в жизнь «здесь и сейчас». И сблизившись с ним, она узнает, что тот связан с гибелью ее мужа…
Вечные вопросы: мужчина и женщина, верность и долг, обладание без любви и любовь без обладания — в психологическом романе «Неизбежность друг друга».
Купить от 196 ₽
Текст произведения складывается не только из того сюжетного серпантина, о чем, собственно, роман, а в основном из того, как он сделан.
Ведь сюжет порой играет в романе вспомогательную роль. Но только если это не сюжет, основанный на лично опыте. В таком случае роман уже только потому обречен на успех, по крайней мере, у лучшей половины читательской аудитории, что всполохи и протуберанцы чужой или выдуманной судьбы - услада в осенне-зимнюю слякоть. Ну или из-за солидарности. Женская читательская аудитория, тем более сейчас, загнанная на карантин, в массе своей благодатная почва.
Несмотря на все шероховатости стиля, он написан не без изящества: "эти глаза ему напоминают — последнюю осеннюю траву, схваченную первыми заморозками и покрытую тоненьким слоем молодого алмазного инея"; "Она шла торопливо, иногда срывалась на бег, а за ней летел, разливаясь по дорожке и кронам деревьев и затапливая все вокруг, рыжеватый и немного хищный свет оставшегося позади фонаря" и т.д.

Причем, самое главное, интрига не исчезает с точкой, которую ставит автор по обыкновению в конце книги. У Стоун это - скорее многоточие.
И, главное, автор самонадеян, упрям в хорошем смысле и не скрывает этого.
Игорь Михайлов
Главный редактор сетевого журнала «Вторник»

«Красный мак»
Борис Пономарев

Эта книга — повесть об удивительном путешествии нашего современника, оказавшегося в 2057 году. Россия будущего является зерновой сверхдержавой, которая противостоит всему миру.
Герою повести предстоит железнодорожное путешествие по России в Москву.
К несчастью, по меркам 2057 года гость из прошлого выглядит крайне подозрительно, и могущественные спецслужбы, оберегающие Россию от внутренних врагов, уже следуют по его пятам.
Купить от 120 ₽
Борис Пономарёв – финалист премии «Лицей» – написал весьма любопытную антиутопию «Плюсквамфутурум», который многие прочтут с искренним интересом. «Лицейская» маркировка, разумеется, не является авансом для независимого критика «Ridero-Premium», ибо любая популярная литпремия – всегда дело вкуса жюри плюс «подковёрные игрища», будем называть вещи своими именами… Однако в случае с персоной Пономарёва жюри не ошиблось: его томик определённо стоит прочесть – или хотя бы пролистать

«Плюсквамфутурум» – роман-предостережение, переносящий нас в эРэФию будущего, в год 2057-й: «Куда я вообще попал? Почему прошло сорок лет, но ничего не изменилось, за исключением покрашенных домов и достижений отечественного автопрома? Да и люди, что проходят рядом, — почему они совершенно не отличаются от тех, что шли здесь полвека назад, разве что одеты немного скромнее? Что здесь другое? Может быть, другая одежда? Неяркие цвета, приглушённые оттенки, всё какое-то неброское и незаметное…». Страна огромная напоминает самый страшный, самый адский из адовых «совков». Имя ему – соцлагерь.
Назад в эСэС-эР? Под расстрелом, дамы и господа, и никак иначе. Читайте сами и убеждайтесь сами. Доведено до – закономерного, увы, – абсурда всё то, что в зачаточном состоянии можно наблюдать уже здесь и сейчас. Тут тебе и «духовные скрепы отечества», и Соловецкий трудовой монастырь особого режима, и Духовный СК (Следственный Комитет), и «Акт о благословении поездки церковью» с чеком из церковной кассы, и посёлок образцового патриотизма, и золотой двуглавый медведь на россиянском гербе, и английский язык, убранный из школ «за непатриотичность», и Служба по надзору за нравственностью и семейными ценностями, и Федеральная опричная служба с Конной полицией, и Августейший правитель, портрет которого взирает на человека даже в клозете, чтоб вдруг не забылось: «Президент любит тебя»: чем не нео-Иисус?.. Кстати, тема эта обыгрывается не раз – с ч/ю у автора всё хорошо: «Скажите, — спросила у президента маленькая девочка с розовыми бантами (так было написано в заметке), — а правда, что вы умеете ходить по воде?» «Есть вещи, — скромно ответил августейший, — которые мир ещё не готов узнать». И все слушатели зааплодировали, восхищаясь мудростью и скромностью президента страны».
Прочитав эту книгу, поневоле начинаешь ценить такие привычные вещи, как интернет, мобильный телефон, загранпаспорт и вспоминаешь известную фразу адвоката Плевако, с которой тот начинал свои защиты: «Могло бы быть и хуже!» Да, истинно, здесь и сейчас могло бы быть много хуже... Мы не имеем права (и лева) допустить возвращения тоталитарного кошмара в том объёме, в котором, увы, его могут усилить. Книжка-то, по сути, политическая!
Наталья Рубанова
Писатель, драматург, критик, литературный и сценарный агент, член Союза российских писателей

«Вас уволили? Поздравляем! Все лучшее только начинается!»
Наталья Тихомирова

Еще вчера вы были успешным сотрудником, а сегодня вдруг вам предложено расторгнуть трудовые отношения с компанией и привычный мир мгновенно рушится. Как благополучно выбраться из этой ситуации? И есть ли вообще счастливая «жизнь после»? Можно ли предотвратить увольнение? Почему для поиска новой работы не всегда достаточно привычных инструментов?
Автор книги ответит на эти и другие вопросы, основываясь на опыте реальных людей, которые сумели превратить для себя увольнение в полезное событие.
Купить от 140 ₽
Книг на тему "Вас уволили, что делать?" на книжном рынке не мало. Вот только некоторые навскидку: Кара Локвуд "Улыбнитесь, вы уволены", Марианна Стерлигова "Если вас решили уволить, или как не стать жертвой работодателя", Виктор Дельцов "Почему меня уволили?" и т.д.
Проторить нехоженую тропу здесь довольно трудно. Жалко, однако, что все книги на подобную тему однотипны. Своего рода пособия по...И Наталья Тихомирова честно признается в самом начале: "я не писатель, не психолог". И это совершенно напрасно.
Если взялась за перо или за клавиатуру и набрала 250 страниц текста, то уже, как минимум, писатель. Ну а психологами, как известно, не рождаются. Мудрость, приобретенный опыт в процессе борьбы видов за существование сделает из любого не психолога опытного и патентованного психолога. Главное, чтобы было чем поделиться.
На все случаи жизни пособия не напишешь, каждая судьба уникальна. И поэтому каждый случай увольнения - особенный. В этом отношении Наталья Тихомирова написала, как говорится, очень нужную и своевременную книгу. Можно даже не объяснять, почему? Множество людей весной и осенью, потерявшие свои рабочие места по причине пандемии, потенциальные читатели этой книги.
Самое забавное, что и я почти случайно, наугад выбрав книгу Тихомировой, стал ее внимательным читателем по той же самой причине, что и другие. Я год тому назад распрощался с журналом "Юность", в котором проработал тоже, как и Наталья в своей конторе, почти 15 лет.
Мне кажется, специализация книги, ориентация ее только на узкую прослойку манагеров, сильно снижает ее круг. Опыт Натальи Тихомировой уникален, а язык, на мой вкус, конечно, может превратить все эти несомненные сокровища в черепки, как в мультике "Золотая антилопа".
Но мне трудно судить об этом, я ведь лицо заинтересованное, мы с автором одной крови. Я тоже был безработным, да и по сю пору остаюсь им (если статус безработного определяется записью в трудовой книжке). Но не унываю. И вспоминаю журнал "Юность", как вспоминают детство: с грустной ухмылкой.
Желаю этой книге читателей, как желают девушке на выданье хороших женихов.
И никаких больше стенаний на тему: я - не писатель!
Человек, написавший книгу, которая хоть кому-то помогла выжить, писатель!
Игорь Михайлов
Главный редактор сетевого журнала «Вторник»

«Хроники Гвинлика, речного эльфа из уютного дома под одним из мостов Кренгольма»
Павел Гордиевски

Речной эльф Гвинлик Брандлейф Эмегрим издавна жил в своем подземном доме на острове Кренгольм на реке Нарве. Почему о нем раньше никто не слышал? Эльфы не любят показывать себя людям, и, когда не хотят, их и не заметить. А почему про него никто не рассказывал ранее? Так рассказчика не было.
И это Эмегриму надоело. Делать записи в дневнике ему было лень, но память эльфа прекрасно хранит всякие истории, которые случались с ним за длинную жизнь.
Купить от 40 ₽
«Хроники Гвинлика» – достойная реикарнация старинного и почтенного жанра хроники. Книга родилась из сказок, которые автор сочинял для своего сына и рассказывал ему на ночь, поэтому в ней чувствуется живое дыхание устного сказового слова, предания. Это прекрасное детское чтение, но и взрослым будет, что почерпнуть из этой книги.

Одно из главных её достоинств – тёплый, добрый, мягкий юмор автора. Гордиевски деликатен, он занимает позицию спокойного повествователя, мудрого рассказчика, не заслоняя главного героя, но аккуратно расставляя необходимые акценты, присутствуя в сюжете с помощью разнообразных ремарок и делая картину жизни речного эльфа, при всей фантастичности и волшебстве жизнеподобной, наглядной, психологически убедительной. Магия в книге строго дозирована (её «запас» склонен быстро иссякать) и замешана на науке, физических и химических законах: так, в борьбе с ведьмой-вампиром Гвинлик чертит в воздухе заклятие химических соединений, вызывающих ржавчину. Главное в «Хрониках» – не фантастика, а фантазия, свободная игра ассоциаций.
Присутствующая в сюжетах новелл о Гвинлике прагматика (рецепты лекарств от простуды, техника распиливания дров и т.д.) точечно вплетена в ткань текста без всякого морализма, дидактики. Полёт авторского вымысла ничем не скован, но при этом стиль автора отличается плотными, энергичными отточенными фразами, его слог афористичен. Гордиевски всегда уместно прибегает к метафорам, языковой игре, к переворачиванию смысла привычных фраз с ног на голову (так, тётушка Гвинлика простодушно сокрушается: если производители кофе «отбирают лучшие зёрна», что же тогда остаётся в банке). Автор здесь на полную мощность использует основную особенность детского языкового мышления – его креативность (замечательно описанную, например, Корнеем Чуковским в книге «От двух до пяти»).
Описанный в «Хрониках» мир людей и животных вполне узнаваем – жизнь здесь идёт своим чередом, разнообразят её разве что скромные кулинарные радости. Но Гордиевски видит и демонстрирует читателю магию повседневности, когда любое обыденное дело (вроде ревизии продуктов) грозит увлекательными приключениями. Владение Гвинлика древней магией не делает происходящее фантастичней, но лишь интересней и справедливей. Таким образом, Гордиевски продолжает славные традиции шедевров детской литературы, а Гвинлик вполне может встать в один ряд с Карлсоном, Пеппи и Алисой...
Книга, повествующая о древнем волшебном существе, современна во всех отношениях. QR-коды и гиперссылки придают ей мультимедийное измерение; зримые, притягательные и атмосферные графические иллюстрации художника Ангелины Паюни позволяют наглядно визуализировать время и место действия, представить героев во плоти. Помимо этого в «Хрониках» можно найти отсылки к Канту, Гегелю и Къеркегору, цитаты из Лукиана, аллюзии на «Матрицу», выкладки квантовой физики, иноязычные вкрапления, поэтическую дуэль и даже эстонский военный сленг. У Гвинлика есть и своя страница в фейсбуке. Наконец, в книге скрыт шифр, разгадавших его читателей ждут ценные призы.
Гордиевски не идеализирует действительность. Из мира Гвинлика не исключены ни война, ни смерть, но весь негатив перекрывается общим гармоническим ощущением дома (недаром, в подзаголовок вынесено слово «уютный»), светлого, обжитого, тёплого пространства. Даже «нечисть» (ведьма-вампир, водяной, призраки, «зловещее дерево») здесь по-своему обаятельна и наивна. В этой книжке читатель может «поселиться» надолго.
«Хроники Гвинлика» – одна из тех книг, которые восполняют недобор доброты в нашем несовершенном мире. А добро нужно и детям и взрослым. Рекомендуемо к прочтению.

Константин Комаров
Поэт, литературный критик, литературовед, член Союза российских писателей, Русского ПЕН-центра

«Два романа»
Валерия Нарбикова

Валерия Нар­би­ко­ва окончила Ли­те­ра­тур­ный институт им. Горь­ко­го. В 1978 году дебюти­ро­ва­ла сти­ха­ми, но до 1998 года ее проза в России не пуб­ли­ко­ва­лась из-за эс­те­ти­чес­ко­го не­при­я­тия из­да­те­ля­ми «дру­гой ли­те­ра­ту­ры». Сей­час же она яв­ля­ет­ся од­ним из са­мых не­обыч­ных ав­то­ров, пи­шу­щих по-рус­ски. Имя Нар­би­ко­вой сим­во­ли­зи­рует новую русскую ли­те­ра­ту­ру, точ­нее, самые ее раз­дра­жа­ю­щие и воз­му­ща­ю­щие аспекты
Купить от 100 ₽
Константин Кедров в своей статье "В пространстве любви и свободы" написал о Валерии Нарбиковой: "Это мир, не обремененный свинцовыми проблемами социума, быта, весь растворенный только в любви. Там блуждают странные герои. Одного зовут Додостоевский, другого — Тоестьлстой. Есть героиня по имени Ездандукта и есть совсем уже непривычная для строгого уха Слабана Передок. Самое интересное, что люди эти в привычных любовных треугольниках и даже квадратах часто перестают быть собой и вдруг видят мир глазами своего соперника или соперницы. Имена их путаются, переходят друг к другу, как волейбольный мяч. Остается лишь некое блуждающее «я», ищущее себя и свою любовь. Обрывки идеологий, плакатов, заплеванных советских пейзажей и какой-то странный коллаж из Петербурга, Москвы и Ялты, так что герои находятся одновременно и на берегах Невы и в Москве и на Черноморском побережье. Оказавшись в объятиях одного, она видит себя в объятиях другого, да и видятся они ей неким единым существом, любящим и любимым". После публикации романа «Равновесие света…» в 1988 году имя Нарбиковой стало символизировать новую русскую литературу, точнее, самые ее раздражающие и возмущающие аспекты. Проза писательницы, изысканная и наполненная языковыми экспериментами. А потом...потом она уехала в Париж. Подружилась с тамошним литературным бомондом, андерграундом во главе с Алексеем Хвостенко по кличке Хвост, автором, кстати, слов песни "Город золотой" и ушла в подполье. С тех пор много воды утекло, но Валерия больше ничего не пишет.
Почему? Когда я был у нее в гостях, на Полежаевской, мы много говорили о литературе, под ногами ходили пушистые носки - ее любимый кот, мне кажется, что она устала. Кроме того, ее подполье всегда было литературоцентричным. Поменялось ни одна эпоха. Ее читатель ушел. Пришла новая поросль, более жесткая, менее всего литературная. А Лера - существо хрупкое, она не привыкла да, наверное, и не умела никогда сражаться за место под солнцем. Все попытки напечатать ее тексты натыкаются на тупое недоумение. Чиновники от литературы не понимают этого "птичьего" языка, легкого сквозняка и игры света и тени, словесной акварели. Они делают литературный процесс, она пишет литературу. Проза Нарбиковой все равно явление вневременное, внелауреатское и книжнопроектное. Потому журнал "Вторник" открывает свою библиотеку именно произведениями Нарбиковой.

Настоятельно рекомендую эту книгу всем начинающим и уже продвинутым литераторам!
Игорь Михайлов
Главный редактор сетевого журнала «Вторник»

«Без сахара»
Кристина Денисова

Даша до сих пор учится жить с сахарным диабетом, хотя заболела им еще в детстве. Сейчас она совмещает контроль глюкозы в крови с обычной студенческой жизнью — лекции, вечеринки, собеседования, дружба, любовь — и вечным желанием стать лучше.
Купить от 120 ₽
Я клюнул на название… У рок-группы «Телевизор» есть такая протестная песня времен перестройки «Мне – без сахара!» Подумал, что и в книге Кристины Денисовой столкнусь с протестом. Протестом нынешней молодежи, о которой мало что знаю. Но все оказалось совсем не так. Я столкнулся с повествованием о буднях человека, больного сахарным диабетом. Совсем молодой девушки, студентки, которая вынуждена каждый день следить за уровнем сахара в крови, ограничивать себя, контролировать буквально каждый глоток колы, каждую конфету. Написано так по-хорошему безыскусно, что создается впечатление абсолютной документальности, при этом документальности, облаченной в форму художественной прозы. Читать тяжело. Не из-за формы. Тяжелое содержание. Ведь в книгах мы ищем позитива, повода для радости, сказочки, здесь же нам предлагается реальная, ежедневная борьба с неизлечимой, коварной болезнью. Она с героиней навсегда. И с миллионами других людей. И в любой момент может схватить любого из нас, здорового и свободного от диет, ограничений, лекарств. И страха. Вот о чем мечтает героиня книги Даша: «…Моя мечта — это инсулиновая помпа. С ней можно построить свой личный график поступления инсулина, что помогает сохранять ровные сахара в течение дня и ночи. Помпу можно использовать вместе с сенсором, она будет предупреждать сигналом, если сахар резко снижается или повышается. Вообще у нее еще много разных плюсов, которые я до конца не изучила, так как пока и на инсулиновых ручках нормально справляюсь, но говорят, что во время беременности с ней легче, поэтому я немного о ней задумываюсь. Ну, до беременности у меня еще много лет впереди, чтобы накопить деньги. Надо хоть парня найти, что ли, замуж выйти...» Влюбиться хочется, а вот надежды на взаимность не очень много. Пусть ты красива, но ты больна, и болезнь твоя может передаться детям, внукам… И эта постоянная неловкость, когда ты должна колоться. Не наркотиками, но каждому ведь не объяснишь. Книга заканчивается хорошо. Именно книга, а не история героини. Ее история продолжается, и история ее жизни навсегда связана с историей ее болезни: «А теперь я измерю сахар и пойду дальше».
Рекомендую книгу читателям. Во-первых, это отличная исповедальная проза, во-вторых, важный и полезный человеческий документ, способный помочь тем, кто столкнулся с такой же бедой, что и героиня Кристины Денисовой.
Роман Сенчин
Русский прозаик, литературный критик

«Писатели в объективе»
Фотограф Максим Земнов

Автор этой книги более 40 лет фотографировал писателей, начиная с 70-х в журнале «Юность» (Шкловский, Битов, Евтушенко…) и заканчивая последними годами, работая для «Литературной учёбы». Но это не просто фотоальбом. Это фотокнига — с заметками критиков, с короткими биографиями героев, попытка создать коллективный портрет современной литературы.
Купить ОТ 120 ₽
Игорь Михайлов
Главный редактор сетевого журнала «Вторник»
Имена в этом альбоме, как будто высечены на доске почета: Шкловский, Евтушенко, Битов Распутин, Окуджава, Гамзатов, Дементьев, Левитанский... ...
Максим Земнов - из этого старого племени фотографов. Ему памятник надо поставить. Но он не стал ждать памятника. А воздвиг - рукотворный памятник - сам себе! Альбом "Писатели в объективе". Начинал он свою фото-эпопею в далеких 70-х в журнале "Юность" на семинаре для молодых "Зеленая лампа". Потом была "Литературная учеба" и т.д. Альбом получился, как слойка: классики и современники. Альбом становится притчей во языцах. Уже вышли рецензии в "Российской газете", "Независимой" и т.д., о тех, кого он запечатлел: Гандлевский, Прилепин, Бек, Кудимова, Василенко, Варламов, Басинский, Акунин, Гедымин...
Настоятельно рекомендую этот альбом всем пишущим, начинающим и уже продвинутым литераторам!

«Дольке вита»
Игорь Михайлов

Гений места, сердце города или страны — на кончике пера. Весьма возможно, что в Италии, Франции, Америке, Армении, Грузии и Молдове не было ничего примечательного, покуда автор не побывал там. И не ощутил все это как свое, домашнее, родное!
Купить от 100 ₽
Книга-пинок, заноза, после которой хочется бросить всё к такой-то мамахен да и позволить себе, трам-та-ра-рам, путешествие. Не отпуск, куда строго по расписанию отправляются манагеры, и иже с ними (да упаси б-г: «в отпуск» лишь «совки», б.у.-шные да новоиспечённо-скрепные, сплавляются) – именно путешествие. Не «отдыхающим» быть, не «туристом»: путешественником, ибо сие звучит: а) гордо; б) просто звучит!
В книге «Дольке Вита» Игорь Михайлов вспоминает места, где ему удалось побывать, с невероятной силы нежностью и, к счастью, без упрощённого, напрочь лишённого романтики, «мужского взгляда». Перед нами тонкий литератор с отменным ч/ю, интеллектуал, эстет. Много раз, читая его эссе об Италии и Франции, ловила себя на мысли, что едва ли не сама пишу эти строки – сталкиваешься в лучшем смысле с «женским письмом», хотя гендерное деление в искусстве, конечно же, моветон. И всё же…
«Каждый плавающий и путешествующий выдумывает свой город, который порой не совпадает с общепринятым, мифом, растиражированным в рекламных буклетах. Я выдумал свой. И забылся в нём. Венеция миноре похожа на брошенного хозяином пса, лежащего у кромки воды. Вся туристическая свора от вокзала Санта-Лючия устремляется вперёд по Терра Листа ди Спания, хотя до понте Риальто по правой стороне куда быстрее. Но кто об этом задумывается: быстрее, медленнее. В Венеции всё растворяется без остатка. В том числе остатки разума…».
Книга-пинок, манок, заноза! Отправить бы в магазины, продать Красоту, но это уже другая история. Читать, не взбалтывая.
Наталья Рубанова
Писатель, драматург, критик, литературный и сценарный агент, член Союза российских писателей

Расскажите друзьям

Поделитесь витриной издательства в социальных сетях

8 800 500 11 67
© Ridero,