Майя Кучерская: «Писательство – это ремесло»

Майя Кучерская

Автор идеи и руководитель проекта Creative Writing School, писатель и филолог Майя Кучерская рассказала Ridero, как в России появилась первая литературная школа, можно ли за десять занятий можно улучшить навыки творческого письма и почему автору важно быть опубликованным.

R: Как Вам пришла идея создания литературной школы Creative Writing School в России?

МК: Я устала. Читать недостроенные сырые книжки своих соотечественников и, возможно, не такие глубокие, но идеально выстроенные, с грамотно написанными сценами, диалогами – английские.  Понятно было, что во втором случае за плечами пишущего стоит школа, школа письма, в другом нет. В США, Британии, чуть меньше в Германии и Франции писать прозу и стихи учат в университетах, эта учебная дисциплина так и называется сreative writing. И я стала думать, как бы такую школу открыть и у нас, сделать то, что давно освоили наши англоязычные братья по писательской крови. Решение окончательно оформилось после бесед и обсуждений с друзьями, в первую очередь, с Натальей Осиповой, которая и стала продюсером проекта.

R: Но в России есть Литературный институт, где учат как раз на поэтов и писателей — разве нет?

МК: Да. И из стен Литинститута вышли многие замечательные поэты, писатели, переводчики, драматурги. Но не потому что их там научили писать рассказы или там, комедии. А потому что они изначально были талантливы, прошли сложный творческий конкурс и пока учились в Литинституте, просто немного скорректировали свои представления о том, как надо писать. Литинститут задумывался Максимом Горьким как кузница авторов нового типа, которые станут работниками идеологического фронта, объяснят читателям, как строить социализм… Советская власть пала тридцать лет назад, и Литинститут окончательно превратился в филфак для творческой молодежи так сказать. Там учат анализу текста, читают курсы по истории литературы, но там как не учили, так и не учат ремеслу.

R: Почему?

МК: Потому что в России поэт больше, чем поэт, писатель больше, чем писатель, а властитель дум и пророк совершенно не нуждается в обретении простых технических навыков, ему все дано по праву благородного происхождения. Иначе говоря, профессии писатель в России в том смысле, как это было в западной Европе или Америке, никогда не было. Еще и потому что жить на литературные заработки беллетристу в России было крайне трудно. Профессия же это то, что приносит мне регулярный доход, на который я могу существовать безбедно. Конечно, так и продолжается – литературным трудом на жизнь не заработаешь. В этом смысле мы движемся с опережением, в надежде, что наши выпускники будут писать так хорошо, что одержат победу в нелегкой конкурентной борьбе, воцарятся на книжном рынке и изменят его структуру, начнут диктовать свои условия издателям. Это, конечно, пока только мечты, но без этого невозможно придумать большие проекты.

R: Какие направления обучения предлагает ваша школа CWS? Почему выбраны именно эти дисциплины?

МК: Мне хотелось, чтобы наша программа была предельно разнообразной. Я вообще люблю, когда всего много. И все это цветет, взрывается, брызжет огоньками. Поэтому у нас такое количество разных мастерских и мастеров – послушайте, да это же и просто весело! Тут тебе мастерская по прозе и по поэзии, по автобиографии, и по, напротив, биографии, по фантастике, по переводу, и сценарная. Мы все время меняем эти кубики, чтобы было еще многоцветнее…

МК: Насколько такой проект востребован сегодня?

R: Не знаю, что будет дальше, но пока тропа народная в Тургеневку протоптана ширины невероятной. Поэтому мы и проводим конкурс. Зачисляем только по его результатам, самые талантливые поступают учиться бесплатно. У нас от пяти до восьми человек на место. В итоге остается слишком много тех, кто не попал, к тому же нам постоянно приходят письма с просьбой дать возможность поучиться тем, кто не может приехать в Москву. Мы подумали… и открыли онлайн-школу. Принимаем всех желающих, без конкурса. Прием уже начался, и, надо сказать, движется стремительно, половина слушателей уже зачислена.

R: Кто они, студенты CWS? Какова целевая аудитория этого проекта?

МК: Необыкновенно пестрая! Средний возраст 30 плюс. Хотя есть и студенты, 20-25-летние… Почти все с высшим образованием и почти все в сочинительстве – новички, мы так и задумывали, созвать начинающих. Хотя постепенно созреваем для того, чтобы открыть мастерские и для уже искушенных авторов.

R: Что вам как писателю дало преподавание писательского мастерства?

МК: Очень много. Я до конца осознала, что любые сокращения тексту обычно на пользу. Что думать о своем читателе, учитывать его интересы – это не позор и не конформизм, а часть профессии. Я увидела, глядя на своих слушателей: в России за словом «писатель» тянется такой тяжкий мифологический шлейф, что многие просто не решаются писать столько, сколько хочется, потому что думают, что таким образом претендуют на звание пророка, на место Льва Николаевича или Федора Михайловича. В Америке и Британии к этому относятся гораздо проще! Там писать – это примерно то же, что заниматься в свободное от работы время танцами или петь в хоре. Если посещать занятия регулярно, можно очень преуспеть. Можно даже стать профессионалом, а можно и не стать, но это не катастрофа.

R: CWS завершил второй сезон своей работы. Оправдались ли Ваши ожидания от проекта?

МК: Ожиданий не было! Был трепет, ужас и дикий азарт. Я ведь только осторожно подозревала, что если таких курсов пруд пруди в Европе и Америке, может, и у нас эта традиция привьется? Мы очень старались собрать хорошую команду, вдохновенных преподавателей (все наши преподаватели – не только теоретики, но и практики), и все же не представляли себе, как и куда все это пойдет. Тем более немало было людей уважаемых и авторитетных, которые пальцем крутили у виска и говорили – идиотки. Ну, в мягкой форме. И убедительно доказывал, что у нас ничего не получится.

R: Значит ли это, что все прошло удачно или чем-то вы остались недовольны?

МК: Во-первых, ничего еще не прошло, мы в начале пути. Во-вторых… С кем протекли его боренья? С самим собой, самим собой. Недовольна я всегда только собой. Понимаете, никто ничего подобного в России не делал. Были попытки, ростки, Михаил Визель в «Гараже», Анна Старобинец вели свои студии, существует краткий форум молодых литераторов в Липках, хотя теперь уже не в Липках. Я сама ходила в детстве в замечательный литературный кружок при Дворце пионеров, но это другое. Это не совсем creative writing. Creative writing – это больше века уже существующая университетская дисциплина, со своей философией, методикой, инструкциями. Очень четкая и прагматичная. Это не просто разговоры о литературе и разборы текстов, это такая литературная гимнастика. И мне, тренеру, самой приходилось осваивать эти упражнения почти на ходу.

R: Освоили?

МК: Вроде бы да. И тут же поняла, что и старые добрые  разговоры о литературе, и правильная атмосфера на занятиях работают не меньше, чем теоретическое знание о том, как надо писать.

R: Вы сами уже дважды руководили мастерской прозы. Что было самым удивительным и интересным в процессе обучения?

МК: Самым удивительным было то, что люди нырнув в эти волшебные котлы – с кипящим молокой, водой вареной и студеной, котлы критики и обсуждений, выныривали из них с текстами краше прежнего. Что наши начинающие авторы на глазах начинали писать лучше и лучше! Казалось бы, ну, чему можно научиться за десять занятий?  И тем не менее.

R: Насколько важно для начинающего автора быть опубликованным?

МК: Лучше не засиживаться в девках, но и школьнице выходить замуж все же рановато. Лет в 35-37 уже хорошо бы хоть что-то опубликовать. Иначе начинаются комплексы. Когда автора слишком долго не печатают, он покрывается коростой обиды на мир, когда печатают совсем рано да еще называют гением – это может оказаться смертельно опасно. Судьба Ники Турбиной до сих пор из головы не идет. Она погибла именно потому что семь лет не самый лучший возраст для такой громкой славы, которая на нее обрушилась. Но даже и 17, и 20 лет; медные трубы – испытание тяжкое, хитрое, и хорошо, когда эти трубы начинают трубить в честь человека уже взрослого, зрелого, понимающего всю относительность чужой оценки.

R: И все же как начинающему автору опубликоваться? Какие площадки, механизмы могут в этом помочь?

МК: Можно начать с публикации электронной, Сейчас появилось немало замечательных сервисов для авторов, но не читателям новостей Ridero мне об этих сервисах рассказывать. Электронная книга, которую распространят по всем магазинам электронных книг – это совсем немало. Вообще же нужно стучаться во все двери и дверки. Участвовать в литературных конкурсах всех мастей, подавать тексты на премию «Дебют», посылать рукописи в журналы, понимая, что отказ – это не конец света, наоборот толчок для новых усилий. Становиться знатным блогером, писать посты, которые всех бодрят и задевают – тоже путь.

Share This:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *