Интервью с Александром Марковым, номинантом на премию Андрея Белого

Номинант на премию Андрея Белого — Александр Марков ответил на вопросы Ridero о научном книгоиздании и рассказал о перспективах гуманитарного знания.

Премия Андрея Белого среди других российских литературных премий занимает особое место: учрежденная в 1978 году редакцией ленинградского самиздатского журнала «Часы», она стала первой в истории России регулярной негосударственной наградой в области культуры (и на данный момент является старейшей из независимых литературных премий).

— Почему вы издали книгу именно в Ридеро?

— Научное книгоиздание в России, в отличие от США или Западной Европы, не доходно и не рентабельно. Книгу можно издать либо в университетском издательстве, на мощностях университета, если хватит университетской строки бюджета, либо на грант, который выделяется большим монографиям, создаваемым в течение многих лет. Литературу, представляющую оперативную реакцию гуманитарной науки на изменение ситуации тогда издавать негде. Конечно, можно было вывесить текст в Сети, но он бы тогда не стал частью литературного процесса, вызывая какой-то профессиональный интерес, но не воспринимаясь как работа мысли. Поэтому я выбрал оперативную книгоиздательскую систему, и издание оказалось рентабельнее, чем если бы я платил какому-нибудь из работающих на рынке издательств.

— Что вы почувствовали, когда узнали о том, что оказались в шорт-листе этой премии? Что это значит для вас?

Премия Андрея Белого создавалась как премия для Самиздата, с целью превратить простой круговорот текстов в осмысленный литературный процесс, со своей экспертизой, критикой, обратной связью. Поэтому премия эта уникальна — она не только размечает литературное поле, но создает литературу как событие. Конечно, быть причастным такому событию — честь для любого автора, и я почувствовал, что книга попала в цель.

— Если бы вы могли посоветовать что-то нашим авторам, что бы вы им сказали?

— Прежде всего, не бояться обсуждать свою книгу: например, не только проводить презентации, но и прочесть лекцию по книге, обсудить в книжном клубе, созвать круглый стол по теме книги, а может быть, снять клип или небольшой фильм по книге подручными средствами.

— Как вам кажется, когда литературоведческие работы (и вообще специализированные научные монографии) становятся ближе к читателю, а не оседают в университетских библиотеках, будет ли это иметь какой-то позитивный эффект в ближайшей перспективе?

— В хорошей ситуации оседание книги в университетской библиотеке должно как раз делать ее частью университетского обсуждения, с участием и литераторов. Я как раз охотно дарю книги университетским библиотекам. Просто сейчас, чтобы книга присутствовала, читатель должен увидеть ее и в университетской библиотеке, и в университетской книжной лавке, и в своей ленте Фейсбука: тогда возможно коллективное обсуждение, с участием тех, кто не дошел еще до университетской библиотеки, а дошел до книжного, или наоборот. Позитивный эффект будет иметь сам пересмотр статуса гуманитарного знания: у нас оно резко разделено на кабинетных специалистов, ученых-популяризаторов и ученых-коммерсантов (например, пиар-директоров с дипломами гуманитарных факультетов). А необходимо нечто среднее, умение сделать кабинет современным, а публичную деятельность — основательной и проницательной.

Подробнее об авторе: Александр Викторович Марков — доктор филологических наук, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник МГУ имени М. В. Ломоносова, зам. декана по научной работе факультета истории искусства РГГУ, преподаватель РГГУ и РАНХиГС, координатор международного проекта «Европейский словарь философий» под редакцией Б. Кассен. Его книга «Теоретико-литературные итоги первых пятнадцати лет ХХΙ века» попала в шорт-лист премии Андрея Белого в номинации «Гуманитарные исследования».

Share This:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *