Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4474-6189-8

Звезда безумия

Купить электронную Купить печатную

В. Тао

автор книги

О книге

От создателя «ПРИЧУД» — верлибры выносящие ум и психоделический триллер с призраками мегаполисов, Дж. Моррисона и My baby shot me down. Книга издана при поддержке Министерства культуры РФ и Союза российских писателей.

О книге

Об авторе

5

Преодоление непереводимости личного символизма

Тем временем, поэт-мистик ходящий над безднами Тао, издал четвёртую книгу и назвал ея "Звезда безумия", коим уже доставил множество удовольствия ибо проказник. Но дальше было лучше. Когда Тао выпустил "Причуды 2.0" я жестоко обломался стойко читая страницу за страницей, поскольку выяснилось, что основные действующие персонажи "Причуд", не люди, а вещи. А жизнь вещей, сколь бы сюрреалистической она не была, меня не возбудила. Я метался от запаха горящих шин к медленным черепахам сна и рассыпался о разламывающиеся ставни. Знаю, что имея хороший заработок и приличную кофейню, я бы с восторгом за год и 120 чашек эспрессо высмаковал бы эту книгу, но увы. И какой же радостью было найти проституток, полиционеров, хипарей и художниц - всю петрозаводскую вакханалию, да ещё и со звуком и цветом, в "Звезде безумия"! Но постой безумная тройка! Действительно ли книги "Трип" и "Звезда безумия" мне нравятся, а обе части "Причуд" не оставляют следа в памяти из-за пресловутой сюжетности? Да. С каких-то времён я перевариваю литературу только в форме документалистики. Тогда вопрос: как соприкасается документалистика и верлибры поэта-мистика, ходящего над безднами, Тао? А очень просто, он отпускает сознание в свободное плавание и документально фиксирует результат его брожения. Когда его сознание окружают призраки, эхо, ангелы, плоть прочих людей, он фиксирует рефлексию. И тут я могу сорефлексировать и сотворчествовать его тексту. Внимательный читатель мог бы меня упрекнуть в том, что тексты названные мною "жизнью вещей" поэта-мисика, ходящего над бездной, Тао, есть ни что иное, как документальное описание состояний духа художника. Вот тут вся загвоздка: эти тексты написаны на личностном символическом языке коий может понять только медиум, либо человек обладающий ровно таким же языком. Какая уж тут сорефлексия? Вся соль: Тао начал говорить о людях которых я узнаю, что позволяет познать его самого, и в этих текстах он перестал быть "вещью в себе", стал нагим. А голый художник, одно из самых гуманистичных явлений искусства.

Благодарности

Хочу выразить благодарность Елизавете Gobenceaux и Дмитрию Хрусталеву-Григорьеву за предоставленную возможность использовать эту безумную обложку и промо-видео!
Благодарность этому юниту выражает автор Благодарность этому юниту выражает автор

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно