Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4474-7966-4

Игры с минувшим

автобиографическая повесть

Купить электронную Купить печатную

Галина Сафонова-Пирус

автор книги

О книге

«Игры с минувшим» — диалоги с собственными дневниками, которые веду с четырнадцати лет (с 1951-го). Не обещая сложной фабулы, острых коллизий, они введут читателя в атмосферу прожитых лет, раскроют движения моей души с начала осознанного отношения к жизни.

Об авторе

Любовь Кузнецова

Галина, в нашем фильме "Жизнь на миру", в котором главный герой Астафьев, а его собеседник критик Курбатов, есть почти дословный текст, какой говорит Ваш муж: "Господи, как писать тяжело! С осознанием, что это никому не нужно..." Вот такое ощущение, правильное или нет, но свойственно многим. Хорошо, что умеете передать другим тот "короткий праздник жизни", который испытали сами, хочется прочесть все произведение. Спасибо и - удачи Вам!

Юрий Жёлтышев

"Эту пленительную пору не замедлить, не остановить и она так стремительно ускользает!" Как же хорошо Вы сказали! Да, это всё - мое и обо мне! Я тоже в юности читал и перечитывал Евтушенко в библиотеках, а это стихотворение про "шарики колдовские" переписал себе в блокнотик, - какое-то колдовство и тайную власть имеет поэзия над юной душой. Но тайны не покидают нас, нет! Они остаются! Они становятся какой-то важной частью души.

ЛИДИЯ

Лично для меня очень важно все, что Вы пишите о том времени. Всего каких-то пятьдесят два года назад все это было... год моего рождения, а что я о нем знаю? О чем думали люди, чем жили, как жили? Весьма значимая для меня информация, чтобы понять что-то и о себе самой, которая родилось и формировалась в том времени и так порой трудно ответить своим детям: почему поступаю не так, как они? Время, время - оно так много определяет. И читаю Вас давно, но впечатления столь глубоки, что даже не решалась оставить комментарий. Слишком всё сокровенно у Вас и такие же эмоции вызывает и у меня. Еще раз спасибо, Галина Семеновна, за искренность, достоверность и даже смелость - не каждый решится обнажить свое пережитое.

Александр Курчанов

Записки Ваши о ТВ в Москве прежде всего - о душе молодой, мятущейся, беспокойной... Где-то в эти же примерно годы я был там же, на подобных курсах... Как изменилась Москва! Из центра духовной жизни в вылощенную, небоскребную клоаку превратилась, которая в полёте своем совершенно утратила определенное направление и скоро разлетится на куски, как разлетается взорвавшаяся граната. Провинция ненавидит свою столицу и, вместе с тем, упорно стремится в неё своими детьми, ясно понимающими, что добиться в жизни чего-то можно только там. Ох, извиняйте, Галина, унесло меня куда-то в сторону... А дневничёк у вас замечательный! И для себя (позволяет вернуться в атмосферу былого), и для нас, читателей - тоже задуматься заставляет - кто мы? откуда и куда?..

Галина Алинина

"Глава "Поиск иного неба" ------------------------------- Прошло то время, когда я искала такого рода литературу, надолго погружаясь в подобные размышления и даже уважала себя, что принадлежу к тем, кому эти откровения интересны. Но получить знания и оставить их при себе, поскольку поделиться в моём окружении было не с кем, - а я всегда рвалась немедленно поделиться! - в один прекрасный момент остановило меня, и я подумала: ведь есть другая, давно любимая мною литература, где философская составляющая звучит в бытовых вещах, совмещённых с интересным сюжетом, - к примеру: в конце "Войны и Мира" Толстой помещает глубокие рассуждения о войне и толерантности. А философы пусть служат нашим устроителям жизни, и теперь читаю Чехова, Аксакова, Гоголя, ибо той философии, что в их произведениях заключена, мне вполне достаточно. Вот на такие размышления и признания навели Ваши размышления.

автор книги
Галина Сафонова ответил(а) на отзыв Галина Сафонова
Что касается Вашего, Галина, давнишнего поиска смыслов жизни… Так ведь настоящая литература (не развлекательная) как раз и занимается тем же, что и философия, так что правильно делаете, что читаете и читаете классиков. А вот «устроители жизни» могут и не заниматься философией, у них задача другая: создавать тот самый тварный мир, о котором я пишу, и если в нём будет уютно и философам, и тем, кто тянется к ним, значит они неплохо поработали и большего от них не надо требовать.

К главе «Пленительный миф весны»: Начала читать и забыла — ЧТО читаю. Как будто, свой старый дневник. И не думала о том, насколько хорошо написано, — просто так всё и бывает. И у меня было, и у знакомых девчонок, стихи наивной девочки, и дневниковые записи с последующим, через годы, осмыслением… А если оторваться до последней строчки не смогла, значит, такой уж Вы заразительный автор. Спасибо за волнующее давнее чувство.

0 ответов

К главе «Собраитья по перу»: Мне-то понятно и близко то, о чём и как Вы пишите, но как же мало осталось людей, которые всё это поймут! Конечно же, главное лицо у Вас –журналист-муж Платон. Потрясающий мужик, очень даже неудобный для… (воздержусь от определений) и очень близок мне по духу. Сам всю жизнь лез на рога, обличал, защищал, предлагал, внедрял… и получал за это «по полной». Коллеги и руководство ёрзали на стульях, когда я брал слово, а друг увещевал: «Владимир, ради бога, не возбуждайся! Ведь ничего не изменится. Только нервы попортишь себе, мне, а главное, начальству, всем будет плохо и особенно тебе!» Но не помогало. Меня несло. Помню, одним из моих начальников был бывший главный редактор многотиражной заводской газеты Ю. С. Незым, который мог написать любой доклад, любой обзор и т. п. И на любую тему, — только нужны были цифры и какие-никакие факты, — а в шкафу у него лежали доклады, статьи с 1947 года, и он, ничего в них не меняя, вставлял эти новые цифры и факты. И проходило. На ура! Однажды на городской конференции сделал я доклад по патентным вопросам, — актуальная в тот момент тема была, — и он вызвал большой интерес, а директор одного НИИ попросил написать статью для публикации. Написал, дал почитать Ю. С. Немызу, как журналисту, чтобы посмотрел и подсказал что-нибудь. Долго он держал статью, — «всё некогда, некогда», — а потом вызывает и показывает мою публикацию в издании НИИ… за своей подписью: «Ну-ка, почитайте, здесь интересные мысли. Надо использовать у нас на заводе». Я ошалел, дара речи лишился! Ведь моя статья! И он даже в ней ни одной строки не изменил, слова, запятой!.. А он стоит и смотрит мне в глаза… и совершенно спокоен. А ведь хорошо ко мне относился, вместе на рыбалку ездили! Вот, навеяли Вы мне воспоминания, и я расписался не в меру… А концовка у Вас тоже интересная. Хочу и я написать о «гэбистах», — разные они были в разные времена, — но опасаюсь: не поверят, не поймут. Ведь клеймо у них несмываемое: коммуняки, совки, гэбэшники, бериевцы и т. п. К главе «Обманы весны»: Очарован… И как Вам удаётся видеть то, что я, горожанин, никогда не смог, — смотрел поверх, на деревья, которые долго оставались голыми, — а Вы обратили свой взор на землю. И там оказалось это чудо — возрождающаяся жизнь. В городе! И какое вдохновенное восприятие оживающей природы! Но главное — такое умение выразить свои ощущения, что и читатель участвует в Вашем счастье бытия. Там, где живу, нет такого счастья — пробуждения природы при приходе весны, — здесь всегда или весна (даже зимой), или знойное лето с редкими периодами дождливой осени. Весна ощущается лишь свежестью травы (а не привычным выжженным видом её большей частью года), коротким периодом яркого цветения маков, — целыми полями, на каждом пустыре! — да ароматом цветущих апельсиновых деревьев только-только освободившихся от зрелых плодов. И ещё бесконечным, пронзительно синим небом и солнцем, солнцем, господствующем всё долгое лето! Не бывает у нас возрождения природы, — она здесь навсегда возрождена. Спасибо Вам, Галина за прикосновение к прекрасному! К главе «Филипок»: С большим интересом прочитал Вашего «Филиппка». Сергей Филиппович препарирован Вами классно. Причём, ненавязчиво, через разные варианты деловых взаимоотношений: совещания, учёба, доверительные беседы и т. п. В общем, «раскололи» мужика, и он предстаёт в разных ипостасях такой, какой есть: открытый и скрытный, хитрован и т.п., симпатичный и не очень, мудрый и не совсем, но что приспособленец — это точно. А через образ видна и работа редакции, и положение в стране, и как исчезает дисциплина, — разброд, шатание. Это Ваше повествование рассматриваю, как урок, и беру на вооружение. Спасибо!

0 ответов

Благодарности

Помогал советами журналист и писатель Каченовский Борис Платонович.

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно