электронная
200 140
печатная A5
447
18+
Забытый демон
30%скидка

Забытый демон

Детективная серия «Смерть на Кикладах»

Объем:
312 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-4039-9
электронная
от 200 140
печатная A5
от 447

О книге

Алекс Смолев, кадровый офицер военной разведки, переезжает из Санкт-Петербурга на Наксос — один из кикладских островов. Покупает виллу и виноградник в надежде на спокойную и размеренную жизнь. Но происходящие убийства и сомнительные «несчастные случаи», в которых гибнут постояльцы виллы, заставляют его принять участие в расследовании. Ему помогают друзья, уголовная полиция острова, даже Бюро Интерпола Греческой Республики. И вот снова очередное преступление ставит полицию острова в тупик… ЦИТАТЫ И ИЛЛЮСТРАЦИИ **************************************************************************************** ЦИТАТА №1 ...Что заставило его оглянуться? Это был не шорох, нет. Ничто не нарушило мертвой тишины ночи — все было как в немом кино, и Джакомо не слышал ни звука. Краем глаза, боковым зрением, он внезапно заметил кровавые отблески на стене, словно за его спиной вдруг полыхнуло адское пламя. Юноша обернулся и сразу же захлебнулся собственным немым криком, сразу, без всякого перехода, погрузившись с головой в пучину дикого животного ужаса. Потом, судорожно дергаясь всем телом и пятясь назад, итальянец выронил телефон, беззвучно скользнувший в ночную темноту. Зловещий кошмар, явившийся ему, казалось, из самой Преисподней, там, где еще мгновение назад была черная пустота, полностью парализовал его волю. Молодое тело хотело жить, инстинкт самосохранения сработал, он дернулся вперед, но ноги вдруг нелепо заскользили по каменным плитам, забились, подворачиваясь… Опрокидываясь на спину, Джакомо потерял равновесие, взмахнул руками раз, другой, хватаясь за воздух, и почувствовал, что проваливается в темноту, которая больше не держит его. Он так и не крикнул. Только успел подумать: «Мама!» И через мгновение сокрушительный удар потряс все его тело. Джакомо Перуцци жил еще несколько мгновений, глядя в черное небо Киклад, где на ветвях волшебного сада висели золотые яблоки. Яблоки, что теперь уже никогда он не сможет сорвать. Потом он умер. ******************************************************************************************** ЦИТАТА №2 В этот момент греческий художник повел себя совершенно неожиданным образом: увидев полицейских, вдруг вжался в неглубокую нишу одного из домов, выхватил из футляра для трубки — Софья не поверила своим глазам — небольшой пистолет и, прицелившись, дважды выстрелил в спину историку. Тот, не добежав тридцати метров до полицейских, вздрогнул от неожиданного удара и плашмя упал на мостовую, беспомощно раскинув в сторону руки. На лице его застыло изумление. Выхватив оружие, старший инспектор и сержанты, пригнувшись, бросились вперед и укрылись за крыльцом дома, у которого упал Крылов. Антонидис что-то скомандовал, Софья не расслышала, и один из сержантов наклонился над раненым, подхватил его на руки и перенес за крыльцо, убрав с линии огня. Затем достал телефон и что-то прокричал в трубку. Софья укрылась в переулке, беспомощно наблюдая за происходящим из-за угла. Пантелис Зографос снова выстрелил. Потом еще раз. Снова и снова. Звуки выстрелов мелкокалиберного пистолета тонули в торжественных гимнах, льющихся из динамиков. Пуля просвистела в нескольких сантиметрах от лица Антонидиса и выбила каменную крошку из стены дома. Мраморные осколки больно полоснули инспектора по щеке. Стоявший рядом сержант Дусманис, вдруг вскрикнул, выронил револьвер и схватился за плечо: на правом рукаве парадной формы быстро расползалось багрово-красное пятно. То, что произошло в следующий момент, Софья запомнила на всю жизнь и много раз потом пересказывала и Смолеву с Манном, и Петросу, и Катерине: Антонидис подхватил выпавшее у сержанта оружие и неожиданно вышел из-за укрытия, сжимая в каждой руке по револьверу. Софья не могла себе и представить, что когда-нибудь увидит, как скромный старший инспектор Антонидис в своем нелепом мешковатом костюме, вечно такой неловкий и стеснительный, заслонив собой раненого сержанта, бесстрашно пойдет на убийцу в одиночку, поочередно стреляя из револьверов с обеих рук и что-то яростно крича. Не доходя пяти метров до ниши, где прятался художник, Антонидис остановился тяжело дыша и молча опустил дымящиеся револьверы. Безжизненное тело лежало перед ним на мостовой, разряженный пистолет лежал рядом. Оранжевый платок был весь залит кровью. Пуля тридцать восьмого калибра угодила художнику в голову, и еще две пробили грудь. Он был мертв. Софья рванула вперед что есть мочи. Подбежав к застывшему над трупом старшему инспектору, она произнесла, стараясь не смотреть на распростертое на мостовой тело в клетчатом пиджаке: — Теодорос, у вас кровь… У вас кровь на щеке! Старший инспектор медленно кивнул и тыльной стороной ладони вытер щеку. — Каменная крошка, — произнес он совершенно охрипшим голосом. — Пустяки, каменная крошка… ************************************************************************************************ ЦИТАТА №3 Старший инспектор быстрым шагом пересек двор в направлении выхода. На обочине дороги он увидел несколько припаркованных авто, группу людей, обступивших сержанта Дусманиса и пытающихся ему что-то доказывать на повышенных тонах. Увидев своего начальника, несколько взмыленный сержант с трудом пробился из кольца окружения ему навстречу. — Что происходит, Дусманис? — сухо поинтересовался Антонидис, остановившись не доходя десяти метров до них и сознательно игнорируя толпу. — Что за демонстрация? — Это представители труппы, господин старший инспектор! Я им запретил вход на территорию, как вы и приказали. Пригрозил административным арестом! Но они рвутся! Говорят, что мы не имеем права срывать спектакль. Режиссер будет с минуты на минуту. Говорят, что через час ждут владельцев замка. Ох, и в переделку же мы с вами попали, господин старший инспектор! — Да, режиссер мне уже звонил, — кивнул Антонидис. — Ничего, с ними мы разберемся. Если будет необходимо, я направлю рапорт в Афины и получу разрешение из Департамента. А с этими буйными… Еще раз объясните им, что любого, кто пересечет полицейскую ленту, мы арестуем за оказание противодействия полиции в расследовании убийства! А потом отправим на материк под конвоем, и пусть ими там занимаются. Две недели. А то и все три. Посидят в общей камере, проветрятся. Понятно? — Так точно, понятно, господин старший инспектор! — Меня гораздо больше волнует вопрос, успеем ли мы сегодня до вечера все здесь осмотреть, обыскать и замок, и прочесать окрестности, — задумчиво продолжал старший инспектор, взяв сержанта за локоть и отведя его чуть дальше от рассерженной толпы, ближе к калитке. — Смотритель, судя по всему, морочит нам голову: он знает гораздо больше, чем говорит. Я уверен, он что-то видел, хоть и утверждает, что слеп, как крот. Пока смотритель — единственная наша ниточка, раз других свидетелей у нас нет. Осмотрите с экспертами здесь все, снизу доверху! Особенно проверьте… Повернувшись, он ткнул было пальцем в сторону главного здания форта и вдруг вскрикнул от неожиданности, увидев знакомую худую фигуру в свитере на крыше замка, у самой звонницы. — Что он там делает? Я же ему запретил!.. Не может быть! За мной, сержант! И старший инспектор рванул, что было силы, в сторону форта. Оживленные разговоры на обочине удивленно смолкли. — Прыгнет, клянусь Святым Фомой, прыгнет! — причитал сержант, не отставая от начальника ни на шаг. — Не смейте, Диони… Дионисиади, не смейте, я вам за… запрещаю!.. — задыхаясь на бегу и срывая голос, кричал несчастный старший инспектор Антонидис, с запозданием осознав, какую непоправимую глупость он только что совершил, оставив смотрителя одного. Не успев начаться, дело грозило окончиться катастрофой. Старый смотритель словно его не слышал. Он снял очки и, моргая и щурясь на солнце, аккуратно положил их на парапет. Потом и сам встал на парапет, помедлил секунду и, закрыв глаза, сделал шаг вперед, в пустоту. ********************************************************************************************** ЦИТАТА №4 Старик неожиданно сделал шаг вперед, и закаленный в боях гнедой «капитана», будто испугавшись чего-то, вдруг отшатнулся в сторону, нервно кося на монаха лиловым глазом. Венецианцу пришлось приложить усилия, чтобы успокоить коня. Несколько телохранителей с короткими обоюдоострыми мечами выскочили навстречу монаху, не подпуская его ближе. Он усмехнулся и остановился, спокойно сложив руки ладонями на груди. — Что мне ваш дож? Такой же предатель и грешник, как и папа. С нами Господь Спаситель наш Иисус и его святые апостолы! Если вы попытаетесь войти в храм, я прокляну вас и предам анафеме! Уходите, пока проклятие не пало на ваши головы! — Ладно же! Я теряю с ними время! Посмотрим, что ты сейчас запоешь! — разозленный венецианец махнул рукой сержанту «арсеналотти», тот в свою очередь что-то коротко скомандовал, и арбалетчики произвели залп. Монахи падали на землю молча, не выпустив из рук хоругви и кресты. К ним бросились телохранители и добили раненых мечами. Библиотекарь стоял, по-прежнему сложив руки на груди, и, низко склонив голову, молился за упокой души своих собратьев. — А что с этим делать, капитан? — поинтересовался у Санудо один из его помощников, вернувшись к командиру и вытирая свой длинный кинжал об оторванный от чьей-то рясы кусок ткани. — Перерезать и ему глотку? — А кто откроет нам дверь? Сами мы провозимся несколько часов. Оставьте его пока в живых, — сквозь зубы процедил «капитан». — Он что-то там говорил про пытки? Вот и поглядим, кто из нас двоих больше о них знает! — и, повернувшись к своему спутнику, раздраженно добавил: — Вот видите, синьор, я давно и хорошо знаю греков: они твердолобы и упрямы. Здравого смысла от них мы не дождемся. Так и этот монах: только и знает, что бормотать о каком-то проклятии! Но посмотрим, что он запоет под пытками! Я буду отрубать ему руки и ноги по частям, пока он не скажет, как попасть в храмовую сокровищницу… Огромные клубы черного дыма от пожарища почти отвесно поднимались в голубое небо над Босфором, откуда на головы многочисленных беженцев, покидавших город пешим ходом и на лодках, хлопьями валил пепел. Венецианцы великодушно дали им уйти беспрепятственно, но не ранее, чем караульные у городских стен обшарили котомки несчастных в поисках припрятанных драгоценностей. От городских ворот в бухту Золотого рога направлялась пестрая толпа рыдающих от горя женщин, растерянных и поникших мужчин, груженных жалким скарбом, детей, поскуливающих от страха, надсадно кашляющих и в ужасе оглядывающихся на горящий город, — пепел не давал им спокойно дышать — стариков, что еле брели, то и дело опускаясь на землю, припадая к ней всем телом, содрогавшимся в рыданиях. Кого-то из них поднимали родственники, сами обессиленные и истерзанные, ставили на ноги и вели за собой из последних сил, но многие так и оставались лежать без чувств на земле. Несколько часов спустя, молодой человек в рваном плаще с капюшоном, что скрывал его испачканное сажей лицо, отделился от людского потока. Остановившись на мгновение, он оглянулся на пылающий город, оставшийся вдалеке, где за огромными стенами виднелись купола Святой Софии и Храма Святых Апостолов. Юноша сотворил короткую молитву, перекрестился на купола храмов, тяжело вздохнул, поправил торбу с книгами и побрел дальше. Он не мог знать, что венецианцы смогли попасть внутрь церкви только к полуночи, подведя под двери храма тяжелый таран. Но все это время, пока они крушили стену и ворота, маленькая пестрая собачонка досаждала им тоскливым пронзительным воем, сидя в отдалении над истерзанным телом старого монаха. Она выла, не переставая, всю ночь напролет, отчего-то вселяя суеверный ужас в сердца бывалых гвардейцев. И лишь только к утру, с первыми лучами солнца, вой прекратился. ************************************************************************************************* ЦИТАТА №5 — Источники сообщают, что некоторые современники считали, будто именно Марко Санудо после смерти своего дяди в тысяча двести пятом году вывез большую часть личной сокровищницы покойного дожа, — сообщил компании Смолев, откладывая в сторону гаджет. — Вывез, но до Венеции — куда должен был проследовать с грузом — не добрался. Можете как-то прокомментировать эту версию, Джеймс? Каково мнение профессора по этому вопросу? — Я бы и рад, Алекс, — хмыкнул Бэрроу несколько смущенно. — Мне кажется, что мы с ним это обсуждали… Но в этом конкретно пункте у меня некоторые провалы в памяти, если честно, потому что я еще не привык к местному китрону. А обидеть синьора Джузеппе отказом, когда он уже распечатал вторую бутылку, мне показалось в тот момент бестактным… Женщины рассмеялись, Смолев сдержанно улыбнулся. Местный ликер — вещь обманчивая: пьется легко, но в больших дозах свалит с ног и мужчину комплекцией куда покрепче, чем археолог, который несмотря на весь свой знаменитый аппетит был вполне худощав и строен. Обычно Джеймс предпочитал белое сухое вино сорта ассиртико, легкое, вкусное и полезное для пищеварения. Китрон же на острове был трех разных сортов: желтый — послаще и помягче, зеленый — покрепче и не такой сладкий, и прозрачный — нечто среднее. Обычно все выбирали себе ликер по вкусу и запоминали по цвету. Но археолог по рассеянности все время путал и цвета, и сорта ликера, чем давал повод для веселых шуток. — Так вот, говорят, что последние десять лет своей жизни Марко Санудо был крайне подозрительным человеком, гневным, жестоким и скорым на расправу. Он раздражался по пустякам, то и дело менял место своего жительства, перевозя из крепости в крепость, из форта в форт, какие-то тяжелые ящики и окованные железом сундуки. Ночами старый герцог почти не спал, обходя со стражей свой замок с факелами и собаками, словно разыскивая кого-то… Будто бы он искал какого-то старого монаха, чудившегося ему по ночам. А когда Санудо умер в достаточно преклонном возрасте, — его светлости было далеко за семьдесят — то жители Кастро в течение еще доброй сотни лет то и дело видели по ночам какого-то блуждающего старика в потертом кафтане с золотыми пуговицами, с факелом в руке. Старик мгновенно исчезал, стоило его окликнуть. Якобы, — прости, дорогая! — полуистлевшее лицо демона было настолько страшным, а глаза горели таким кровавым огнем, что любой, увидевший его, сходил с ума от ужаса, бросался вниз с башни Глезос и разбивался насмерть! — Ка-кой кош-мар!.. — медленно, словно по слогам, выдохнула побледневшая Лили, испуганно оглянувшись на башню, стоявшую у нее за спиной. — Вот с этой самой башни… Все! Да чтобы я теперь сюда одна… еще хоть раз… И не проси! ************************************************************************************* ЦИТАТА №6 — Давайте я поднимусь первой, — сказала женщина, дойдя до вертикальной шахты. — Я видела там веревку. Я спущу ее вам вниз. Мы сможем привязать ее за кольца. Я буду страховать наверху, а вы — поднимать его снизу. — Веревка? — отдуваясь, произнес Карипидис и опустил ларец на землю. — Не заметил. Впрочем, вы правы, полезайте первой, я пока отдышусь здесь. Фонарь и пиджак заберите с собой, будете светить вниз. Женщина ловко вскарабкалась по деревянной лестнице, и спустя пять минут в шахту спустилась крепкая веревка. — Привязывайте! — раздался голос сверху. — Я прочно ее закрепила, будем поднимать! Когда голова обессиленного Карипидиса показалась над проемом шахты, он увидел, что веревка пропущена через строительный блок, а женщина тянет ее изо всех сил. Фонарь был закреплен в держателе на стене, здесь же, на гвозде, вбитом в стену, висел пиджак. Карипидис настолько устал, что не заметил невесть откуда взявшуюся небольшую металлическую тележку. Последним рывком он вытолкнул ларец на край шахты и, все еще стоя на ступенях лестницы, откинулся назад, тяжело дыша. — Ну, вот и все, — прохрипел он. — Черт бы его побрал, давно я не таскал такую тяжесть! Без меня вы бы точно не справились. — Совершенно верно, — ответила ему стоявшая за его спиной спутница. — Без вас я бы точно не справилась! Странные интонации в ее голосе заставили Карипидиса обернуться, и тут же он получил сильнейший удар черенком лопаты по голове. Коротко вскрикнув, он сорвался вниз и с шумом обрушился в кромешную темноту основания шахты пятнадцатью метрами ниже, увлекая за собой остатки деревянной лестницы. (с) Сергей Изуграфов, "Забытый демон".

Отзывы

Вероника Коротченко

Поражает эрудиция автора! Увлекательное, легкое, доброе чтение. Большое внимание к деталям. В некоторых книгах попадаются рецепты, которые хочется повторить или попробовать на островах.

22 декабря 2018 г., в 12:36
Readli.net

Серия „Смерть на Кикладах“ Изуграфова Сергея не оставит тебя равнодушным, не вызовет желания заглянуть в эпилог. Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держит читателя в напряжении от начала до конца. Один из немногих примеров того, как умело подобранное место украшает, дополняет и насыщает цветами и красками все произведение. Динамичный и живой язык повествования с невероятной скоростью приводит финалу и удивляет непредсказуемой развязкой. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству. Обращают на себя внимание неординарные и необычные герои, эти персонажи заметно оживляют картину происходящего. Возникает желание посмотреть на себя, сопоставить себя с описываемыми событиями и ситуациями, охватить себя другим охватом — во всю даль и ширь души. На первый взгляд сочетание любви и дружбы кажется обыденным и приевшимся, но впоследствии приходишь к выводу очевидности выбранной проблематики. „Смерть на Кикладах“ Изуграфова Сергея читать безусловно стоит, здесь есть и прекрасный воплощенный замысел и награда для истинных ценителей этого жанра» (с) Readli.net

15 декабря 2018 г., в 9:43
Гость

Прекрасная книга! Захватывающий сюжет, отлично раскрытые персонажи, остроумные диалоги!

7 октября 2018 г., в 17:01

Автор

Зазимко Сергей Владимирович (творческий псевдоним — Сергей Изуграфов) проживает в Санкт-Петербурге. Офицер запаса российских спецслужб. Опыт работы в российских и западных компаниях в различных отраслях. Выпускник Военного института иностранных языков. Лингвист, поэт, переводчик, журналист. С 2015 года создает произведения в жанре «классический детектив».

Вперед! Стань писателем

Создай свою книгу с Ridero бесплатно прямо сейчас.
Это просто, как раз, два, три!