Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4474-6745-6

Убийство на Казантипе

Купить электронную Купить печатную

Марк Агатов

автор книги

О книге

Победительницу конкурса красоты врача-психиатра Алису Ковалеву «закодировали на смерть» на второй день ее работы в психбольнице города Казантипа. Вначале молодая мать и любимая жена не поняла, что с ней произошло в квартире насильника и убийцы Лугового. И только через несколько лет она осознала, что стала жертвой своего упрямства.

Об авторе

Я отдыхала в Евпатории и случайно увидела в одном из коммерческих магазинов книгу Марка Агатова «Убийство на Казантипе». На самом Казантипе я побывала дважды и мне было интересно прочитать о запрещенной крымскими властями молодежной тусовке. Я думала, что в книге речь будет идти о музыке и каком-то убийстве, но в руках у меня оказался самый настоящий шпионский роман. Причем сам текст затягивает так, что дочитывала его поздней ночью. А потом, до самого утра меня преследовали ночные кошмары. Было такое ощущение, что я попала в психбольницу и меня окружают душевнобольные и не совсем здоровые врачи-психиатры. Такое же состояние у меня было после просмотра культового фильма «Полет над гнездом кукушки», в котором также рассказывается о страданиях душевнобольных. А что касается самого Казантипа, то автор выложил столько тайной информации о молодежной тусовке, что я теперь и не знаю, защищать мне ее или забыть навсегда. Есть у меня и претензии к автору. Он нигде не пишет о том, что его новые книги «Убийство на Казантипе», «Виагра для ЦРУ» и «SEX джихад» как-то связаны друг с другом. А ведь это самая настоящая шпионская трилогия. Поэтому для тех, кто хочет пережить ночь кошмаров, советую первой прочитать «Убийство на Казантипе», второй «Виагра для ЦРУ» и уже на закуску «SEX джихад». 10 марта 2015

0 ответов

Новости

http://www.agatov.com/content/view/5824/1/ История о том, как на врача-психиатра напал сексуальный маньяк «Крымский аналитик» после публикации материалов о жутком убийстве в Москве ребенка-инвалида, получил десятки писем с требованием изменить законы страны. Читатели предлагают держать совершивших убийство особо опасных больных пожизненно в психбольницах. «Крымский аналитик», в развитие темы, предлагает вниманию читателей очередной фрагмент из книги Марка Агатова «Убийство на Казантипе». В основе этой книги лежат реальные истории из жизни психиатров. Полностью электронную версию книги «Убийство на Казантипе» можно прочитать на Амазоне. Алиса Викторовна врач-психиатр из Казантипа. Ей каждый день приходится рисковать жизнью, осматривая особо опасных больных на дому. Однажды она уже была на грани смерти, но тогда ее спас 18-летний санитар психбольницы Гарри Барский и вот новое приключение. Ночью на улице города на одинокую женщину нападает сексуальный маньяк. Алиса быстро шла по тёмным улицам Казантипа. В городе экономили электроэнергию, и после двенадцати отключали уличное освещение. За два квартала до больницы Алису остановил пьяный мужик двухметрового роста с огромными волосатыми руками. — Попалась! — радостно заорал мужик, хватая Алису за плечи. — Вот тебя-то мне и не хватало сегодня ночью. Алиса попыталась вырваться, но хватка у мужика была железная. Оглянувшись по сторонам, он стал тащить Алису в кусты. Сопротивляться было бесполезно. Громилу все ее беспомощные телодвижения возбуждали еще сильнее. — Бугай, не дави так сильно, а то раздавишь. Я же женщина, а не трактор, — закричала Алиса. — А мы, чего, с тобой знакомы? — неожиданно остановился насильник. «Похоже, Бугай — его официальная кличка», — мелькнуло в голове у Алисы. — Кто ж тебя, Бугая, не знает. Ты ж ко мне уже приставал два года назад. Не помнишь? Память отшибло! — Чё ты несешь?! Я неделю назад откинулся из зоны. Восемь лет от звонка до звонка! — Ну, значит, не два года, а больше, — продолжила разговор Алиса. — И среди терпил тебя не было. Я б красивую запомнил. Я ж до посадки тринадцать баб осчастливил, а тебя на суде не было. — Я чего, дура, чтоб на таких мужиков заявы писать. Мне, может, понравилось тогда с тобой. Отпусти, я сама разденусь, — попросила Алиса. Мужик выпустил женщину из рук и тут же получил сильнейший удар в пах ногой. Не ожидавший нападения насильник схватился за низ живота. Следующий удар женщина нанесла по глазам. Острозаточенные ногти Алисы оказались очень опасным оружием. Победную точку в ночной битве поставил сильнейшей удар Алисы ногой в голову противника. Бугай, завывая, рухнул у ее ног. Алиса не стала испытывать судьбу и, не разбирая дороги, побежала в сторону больницы. Ее трясло от страха. Первым желанием Алисы Викторовны было позвонить в милицию, но потом, успокоившись, она решила не спешить. — Я ж его по глазам ударила. А у него в Казантипе родственники есть, подельники… В приемном отделении она поправила прическу, подкрасила губки, после чего спросила у дежурного врача о Соломатиной. — Мне позвонили. К вам должна была поступить Соломатина из психбольницы. — Она в травматологии. Тут доктор Фридман. Он вашу Соломатину осматривал при поступлении. Минут через пять из-за ширмы вышел Фридман: — У больного аппендицит. В стационар, срочно. Пусть готовят к операции. — Доктор Фридман, а тут за вами из психбольницы пришли. Интересуются, — хитро посмотрела на хирурга дежурная медсестра. — Я не за вами, — улыбнулась Алиса Викторовна. — Мне сообщили, что вы осматривали Соломатину. — У Соломатиной переломы костей носа и нижней челюсти. — Я бы хотела с ней переговорить. — Говорить она с вами не будет. Мы наложили ей на шею и лицо гипсовую повязку. Вы можете на нее только посмотреть. Она — в тринадцатой палате. Только там шуметь не надо. Рядом с ней лежат две изнасилованные женщины с тяжелыми травмами. — Кто их изнасиловал? — напряглась Алиса. — Одна говорит, что на нее на развалинах АЭС напала двухметровая горилла, на другую — здоровенный мужик в синем спортивном костюме. — Почему их в травматологию положили? — удивленно посмотрела на Фридмана Алиса. — Там целый букет. Переломы костей таза, ребер, плюс гинекология в полном объеме. Я даже представить не могу, кто это мог сделать. — Хотите, я помогу вам, — подхватила под руку Фридмана Алиса. Они вышли во двор больницы. Алиса достала сигареты. — Только что ранее судимый уголовник по кличке Бугай совершил третью попытку изнасилования. На этот раз на улице Пушкина. — Откуда вы знаете его кличку. Он что, у вас на учете состоит? — недоверчиво посмотрел на Алису Фридман, раскуривая сигарету. — Нет. Это не наш больной. Уголовник. Он освободился неделю назад из мест не столь отдаленных. Думаю, что Бугай сегодня или завтра поступит к вам в больницу с травмой глаз. Вот по этой примете вы его и найдете. Позвоните своим друзьям в милицию, пусть оповестят врачей-офтальмологов, — сообщила Алиса. — Алиса, насильник напал на вас? — Минут пятнадцать назад по дороге в больницу, — кивнула она головой. — Вам удалось вырваться из рук этого бугая!? После него женщин в больницу привозили с тяжелейшими травмами. Он не просто насильник, он садист. И ни одной из них не удалось удрать от подонка, — удивленно посмотрел на Алису Фридман. — Доктор Фридман, вы недооцениваете своих коллег. Я женщина страстная. Передо мной ни один мужчина не устоит на ногах, если я захочу положить его на землю, — улыбнулась Алиса. — Это невозможно. Вы справились с двухметровым мужиком? — Хотите, чтобы я показала на вас, как поступают с насильниками порядочные женщины? — подошла вплотную к Фридману Алиса. — Нет, что вы. Я вам верю, — замахал руками Фридман. — Это я так, для связки слов. ПОЛНОСТЬЮ ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ КНИГИ «УБИЙСТВО НА КАЗАНТИПЕ» ЧИТАТЬ НА АМАЗОНЕ 18 новых книг скандально известного писателя из Крыма Марка Агатова продаются сегодня на Амазоне, Озоне, ЛитРесе Среди них: «Людоед из Севастополя», «Предсказание Вольфа Мессинга», «Жуткие тайны Казантипа», «Психушка», «КОД СТРАХА», «Расстрелянный народ». «Тупик Чубайса №13» Публикацию подготовила Мария Иванова 29 ноября 2016 года

МАРК АГАТОВ: «В РОССИИ ЕСТЬ ЦЕНЗУРА ДАЖЕ ДЛЯ НЕЗАВИСИМЫХ ПИСАТЕЛЕЙ!» В Евпаторийском краеведческом музее прошла презентация новых книг скандально известного писателя из Крыма Марка Агатова. — В этот день особое внимание сотрудники музея и управления по межнациональным отношениям уделили твоей новой книге «Расстрелянный народ». Они отмечали, что в этой книге говорится не только о трагедии крымчаков во время Великой отечественной войны, но и о том, как жили крымчаки в «незалежной» Украине. Как преследовали тех, кто пытался говорить правду, кто открыто выступал против насильственной украинизации Крыма. О судебных процессах над журналистами. Причем это не голословные обвинения, а свидетельства очевидцев. Думаю, что эта книга особенно актуальна сейчас, когда на Украине поднимает голову фашизм. — Я всего лишь попытался рассказать правду о фашистах, которые в годы войны уничтожили всех крымчаков, оставшихся на оккупированных территориях. В живых остались только те, кто воевал на фронте и смог эвакуироваться из Крыма до появления здесь «просвещенных европейцев» в нацистской форме. Сегодня история повторяется. Полусумасшедшие политики вновь пытаются возродить фашизм, только уже не в Германии, а на Украине. Я считаю, что сегодня долг писателя и журналиста рассказать правду о том, кто стоит за созданием неонацистских банд и как создавали «пятую колонну» на Украине и в Крыму. — Книга «Расстрелянный народ» — это строго документальное произведение? — Да, я записывал показания свидетелей тех страшных событий, но память человека не всегда надежный источник информации, поэтому перед тем, как опубликовать книгу, я показал рукопись научным сотрудникам Евпаторийского краеведческого музея. Они внимательно изучили ее и после того, как все исторические факты были проверены, я отправил ее в типографию. — Сегодня электронная версия книги «Расстрелянный народ» пользуется повышенным спросом у бывших крымчан, проживающих в Израиле, США и Канаде, а вот в Крыму я ее увидела только на презентации. — Книга «Расстрелянный народ» сегодня доступна и в России, и на территории бывших союзных республик СССР. Достаточно набрать в поисковике сайта «ОЗОН» МАРК АГАТОВ и вы сможете приобрести там не только восемнадцать моих новых книг, но и книги, которые выходили стотысячными тиражами в СССР. — Скажи, а почему книги о крымчаках единственного в России профессионального писателя-крымчака не издают в Крыму? Есть же специальные гранты, программы… — Я тебе сейчас открою одну тайну. За всю жизнь я не издал ни одной своей книги за бюджетные деньги ни Украины, ни Крыма, ни России. И я не жалею об этом. Если ты возьмешь хоть копейку у чиновников, то они тебе сразу предложат внести изменения в текст, рассказать об их выдающейся деятельности или упомянуть о мудрой политике местных начальников. А я всегда писал правду! — Писать правду — это хорошо. Но цена малотиражных книг с цветными фотографиями переваливает за тысячу рублей. Кто их покупает? — Бумажную версию фотоальбома с цветными фотографиями крымчаков приобретают наши бывшие земляки, проживающие в Израиле, США и Канаде. Для них это небольшие деньги. А для жителей России мои книги доступны в электронном виде. — Итак, ты не поступился принципами и пишешь в своих книгах обо всем, что хочешь, потому что считаешь себя «независимым писателем». Для тебя цензуры не существует?! И вообще, есть ли цензура в России? — В России есть цензура даже для независимых писателей! Существует целый список запретных тем. Например, курение и употребление алкоголя надо подавать с осуждением. Самоубийство и употребление наркотиков — жесточайшие ограничения. Все преступления — с осуждением. Я уж не говорю о разжигании межнациональной розни, террористических организациях… — Поэтому у тебя в книгах стоит возрастное ограничение 18+? — 18+ — это любовные сцены. Там целый перечень возрастных ограничений. — И ты считаешь, это правильным? — Закон есть закон. И обсуждать тут нечего. — Сейчас много разговоров о неких активистах, которые поливают мочой фотографии на выставках, срывают спектакли… — У нас достаточно контролирующих органов, которые могут сами разобраться нарушил закон писатель или режиссер. Мою книгу «SEX джихад» до ее выхода в свет изучали сотрудники прокуратуры Крыма. Были замечания юристов-модераторов. С некоторыми я согласился, но были и такие, которые я успешно оспорил. И это нормально. А всем этим активистам, я бы посоветовал заниматься более полезным делом. Например, ловить реальных преступников, педофилов, торговцев наркотиками. — Но они же представляют народ, зрителей, читателей… — Ты знаешь, я тоже «представляю народ», но мне и в голову не придет учить Райкина, как ему ставить спектакли. Если мне не понравится его работа, я выберу для себя другой театр. И все! Не нравится, не ходи! — Предлагаю вернуться к твоим книгам. Я читала роман «SEX джихад» — это настоящая бомба. Никто раньше в книгах так подробно и убедительно не описывал способы вербовки шахидов и их пособников. Честно говоря, я думала, что чиновники вцепятся в эту книгу и издадут ее массовым тиражом. — Я не тот автор, чьи книги будут продвигать чиновники. Да и мне подобная помощь не нужна. Мои книги продают на самых популярных торговых площадках: на Амазоне, Озоне, ЛитРесе. Они доступны читателям не только в России, но и в США, Канаде, Германии, Израиле, Австралии… Так, что проблем с читателями у меня нет. С писателем Марком Агатовым беседовала Мария Иванова Крым. Евпатория. 30 октября 2016 г. Марк Агатов — автор 22-х книг. Среди них: «Премьер Куницын и его команда», «Спикер-убийца», «Оранжевая революция», «Крымская весна», «Смерть рэкетирам!», «Убийство на Казантипе», «Виагра для ЦРУ». По мотивам повести «В паутине смерти» на киностудии имени Горького в 1991 году был снят художественный фильм «Игра на миллионы». Марк Агатов работал в российских газетах «КоммерсантЪ», «Труд», «Новые известия». Марк Агатов — заслуженный работник культуры республики Крым.

Интервью с писателем. «Убийство на Казантипе» Марка Агатова уже в продаже! Накануне выхода в свет книги Марка Агатова «Убийство на Казантипе» с писателем за рюмкой чая встретился известный крымский фотохудожник и журналист Юрий Теслев. — В Евпатории знатоки подковёрной борьбы сегодня говорят о том, что выход в свет книги Марка Агатова «Убийство на Казантипе» вызовет громкий скандал в городе. Мало того, звучат и конкретные фамилии известных людей, которые могут узнать себя в героях этой книги. — Узнать себя, конечно, могут, я же живу в Евпатории. Общаюсь с местными жителями, которые под другими фамилиями и именами иногда становятся литературными героями. Ну, не стану же я выдумывать образ отрицательного героя, если у меня сосед-негодяй. Проще, увековечить соседа. — А если он узнает себя и подаст на автора в суд? — Так узнавали и судились. Мало того, один из тех, кто узнал себя в герое рассказа «Пекарь химзавод не купит», выставил мне иск на сто тысяч гривен, а другой герой моей книги, премьер-министр правительства Крыма Сергей Куницын, потребовал в суде изъять и уничтожить книгу «Премьер Куницын и его команда». — И чем закончились эти суды? — Суды я выиграл. А книга «Премьер Куницын и его команда» стала бестселлером в Крыму. Ее вручили каждому депутату Верховной Рады Украины. — Хорошо, с местными героями книги мы разобрались, но в «Убийстве на Казантипе» есть и американские шпионы. Одну из шпионок бдительные граждане опознали, как Джейн Псаки. Она, что, и вправду была агентом ЦРУ в своей прошлой жизни? — Открываю страшную тайну для Юрия Теслева. Я никогда не был в США и среди агентов ЦРУ у меня не было друзей. Ну, так получилось. И тут меня выручил телевизор. Когда я впервые увидел на телеэкране типичную американку Джейн Псаки, понял, на кого можно будет примерить эту непростую роль. Мало того, в первых вариантах романа агента ЦРУ звали Дженнифер Тсаки. Честно признаюсь, я хотел увековечить эту блистательную американскую женщину в русской литературе. — А потом, к тебе пришли люди в штатском и посоветовали сменить ФИО американской шпионке, чтобы не провоцировать международный скандал. — Примерно так и было. Мне пришлось изменить ей внешность, имя, фамилию и легенду, с которой она приехала в Крым. Теперь, героиня-шпионка — Ядвига Бзежинская, а не Джейн Псаки, и действует она здесь вместе со своим супругом и подельником Казимиром Бзежинским. — А сам Бжезинский к тебе еще не приходил с претензиями? — Ждем-с. — Так, с героями твоих книг мы разобрались. А теперь, поговорим о самих книгах. 2015 год в России был назван годом литературы. Получается, что в ГОД ЛИТЕРАТУРЫ у тебя выходит в свет сразу четыре книги: «Крымская весна», «Убийство на Казантипе», «Виагра для ЦРУ» и «SEX Джихад. Последняя любовь шахидки». — Причем три книги связаны между собой главными героями, сюжетом, и возрастными ограничениями 18+. То, что вытворяют на страницах книги людоеды, убийцы, насильники, просто не укладывается в голове. Хотелось бы узнать, на кого рассчитаны эти произведения? — Один мой знакомый психолог, ознакомившись с текстом романа, сказал, что наибольший интерес «Убийство на Казантипе» вызовет у женщин, которые знают толк в любви и интересуются психологией и аномальными явлениями. Так это, или нет, я не знаю. Дело в том, что большая часть историй действительно взята из «психиатрической практики» — это то, что было на самом деле. Я только изменил имена и фамилии больных, врачей и сотрудников психбольницы. — Я хочу напомнить читателем, что первая книга Марка Агатова «В паутине смерти» оказалась единственной в СССР книгой, в которой раскрывались тайны психиатрических больниц, и открыто говорилось о наркомафии. Это был взгляд изнутри. — Я пишу только о том, что знаю. В психбольнице я проработал 20 лет, потом возглавлял Крымское региональное отделение Всесоюзного общества спасения детей и подростков от наркотиков. А в бандитские девяностые в течение десяти лет проработал собкором в газете «КоммерсантЪ». — К этому стоит добавить и работу в Верховной Раде Украины. — Два созыва я отработал помощником-консультантом народного депутата Украины Александра Черноморова и своими глазами видел, что творили «оранжевые» в Киеве при Ющенко-Тимошенко. Так что информации у меня было достаточно для того, чтобы написать трилогию о том, как на Украине создавали «пятую колонну» и готовили военный переворот. — Но основной упор в книге «Убийство на Казантипе» ты делаешь на психиатрию, показываешь реальных сумасшедших, которые сегодня оказались в парламенте и в органах исполнительной власти Украины. — На майдане, по подсчетам независимых экспертов, третья часть «защитников демократии» были душевнобольные, наркоманы и алкоголики. А самого президента Порошенко украинские журналисты неоднократно обвиняли в пьянстве в рабочее время. Мало того, на майдане людям с неустойчивой психикой давали наркотики и психостимуляторы, подавляющие страх и повышающие уровень агрессии. А массовые убийства в Одессе, когда женщин и стариков сжигали живьем, убивали беременных?! Кто это делал? Можно ли признать садистов-убийц нормальными людьми?! Как у них в руках оказалось оружие? И мировое закулисье молчит о том, что в военном перевороте на Украине использовали душевнобольных людей, алкоголиков и наркоманов. А посмотри, что эти бандиты творят на востоке Украины. Они убивают женщин, детей, стариков только за то, что те не согласны с действиями военной хунты. — У меня сложилось впечатление, что «Убийство на Казантипе» — это не просто роман, это приговор нашему времени. Тебе удалось не только показать участников событий, но и раскрыть тайные пружины «цветных революций». И что важно для меня, «Убийство на Казантипе» не политическая агитка, а полноценный любовно-шпионский роман. Скажи, а кто был твоим консультантом? — Первыми читателями моих книг были мой давний друг, редактор от бога Илья Борисович Мельников, и его супруга Светлана Вячеславовна. Я благодарен им за ценные советы и критические замечания. Взгляд со стороны имел решающее значение для меня. Я убрал из книги, например, историю людоеда Шалина, с которым беседовал в камере смертников Симферопольского СИЗО. Мои первые читатели посчитали ее слишком жестокой. Были и другие эпизоды, которые пришлось смягчить. — Я читал главы из этих книг, опубликованные на сайте «Крымский аналитик» и в соцсетях, видел тысячи отметок «Мне нравится» в Фейсбуке. — Эта реакция людей убедила, что я на правильном пути.

Кирилл Нестеров. Откровенное интервью с писателем Марком Агатовым о любви, изменах и наркотиках. Мой давний знакомый писатель и журналист Марк Агатов в 2015 году издал в Крыму сразу четыре книги: «Крымская весна», «Убийство на Казантипе», «Виагра для ЦРУ» и «Sex-джихад. Последняя любовь шахидки». В год литературы — это был своеобразный рекорд не только для Крыма, но и, пожалуй, для всей России. Мы решили встретиться с Марком Агатовым и поговорить о его новых книгах. — Четверть века назад ты мне подарил свою первую книгу «В паутине смерти». В СССР это была первая книга о психбольницах и наркоманах, написанная сотрудником психбольницы. В то время было много разговоров о «карательной психиатрии» в СССР, о том, что в психбольницы помещают диссидентов. — В моей книге не было политики, диссидентов и «врачей-убийц». В «Паутине смерти» речь шла о наркоманах и врачах-психиатрах, которые пытались помочь больным людям. А рассказать о тайнах психбольницы мне предложил известный русский писатель Владислав Бахревский. В то время он руководил литобъединением в Евпатории и советовал начинающим литераторам писать только о том, что они сами испытали. — По мотивам твоей первой повести на киностудии имени Горького сняли фильм «Игра на миллионы», а тебе предложили возглавить крымское отделение «Всесоюзного общества спасения детей от наркотиков». Потом была командировка в Армению, где ты встретился с представителями наркомафии, побывал в Карабахе. — Кирилл, ты хорошо знаешь мою биографию. Две недели я провел в беседах с арестованными за торговлю наркотиками в Ереванском СИЗО и оперативниками, которые вышли на след зарождавшейся тогда наркомафии. — Потом было скандальное интервью на первом канале ТВ с Владимиром Мукусевым о наркомафии в СССР. И это в то время, когда в СССР еще не было «ни СЕКСА, ни НАРКОМАНОВ». Скажи, а почему именно тебе было поручено озвучить на ТВ эту информацию? Ведь ты же не был в то время журналистом? — Не знаю. Мне предложили поехать на встречу с боссами наркомафии, я — согласился. В Армении я побывал в Карабахе, встречался с теми, кто участвовал в задержании торговцев смертью. Там же в Армении была переиздана моя книга «В паутине смерти». Эта поездка на многое открыла глаза. Да и писателем я решил стать после того как побывал на войне в Карабахе. — Потом в твоей биографии были «баррикады «Белого дома» в 1991 году, десять лет работы собкором газеты «Коммерсантъ» в Крыму в «бандитские девяностые», и, наконец, референдум в Крыму и книга «Крымская весна»… А как ты стал журналистом? — После выхода в свет книги «Смерть рэкетирам», мне позвонили из «Коммерсанта» и предложили работу собкора в Крыму. Я им честно сказал, что у меня нет специального образования, и я никогда не писал заметок для газет. — Но, несмотря на это, тебя взяли в «Коммерсантъ» и ты там проработал десять лет, потом были «Новые известия», «Труд»… — Но я никогда не считал себя журналистом, я любил детективы и в свободное время писал книги. — Одна из них называлась «Журналист-убийца», главный герой которой работал в газете «Наше дело» и, на мой взгляд, очень похож на автора. — Некое сходство на первых порах было, отрицать не буду. Дело в том, что первые три книги автор, как правило, пишет «о себе любимом». Но потом, этот герой, столкнувшись с несправедливостью и невозможностью наказать виновных, взял на себя функции прокурора, исполнителя приговоров и стал вершить свой суд. А это уже был не я. Кирилл Нестеров, Член Союза писателей России, председатель профессионального Союза работников телевидения России.

Об «Убийстве на Казантипе» и «Виагре для ЦРУ» Интервью с писателем Марком Агатовым. В конце декабря 2015 года в Крыму вышли в свет книги крымского писателя Марка Агатова «Убийство на Казантипе» и «Виагра для ЦРУ», в которых рассказывается о том, как на Украине вначале девяностых годов прошлого столетия создавали так называемую «пятую колонну», а также о других событиях тех времен. Книги написаны весьма живо и весьма и весьма интересно, по своему автобиографичны и видно, что автор, что называется, в теме. А тут судьба свела меня с писателем в кафе «Дома журналистов», и я не смог упустить такую возможность и взял у него интервью для «Добрососедства» — В ваших книгах весьма колоритные герои, да и сюжет держит читателя в напряжении с первой строчки. Чувствуется, что автор, как говорят, «в материале». Расскажите, есть ли среди героев книг реальные люди? — В «бандитские девяностые» я работал в Крыму собкором одной из центральных российских газет. Среди моих знакомых были и получатели грантов, и те, кто организовывал и проводил различные мероприятия на деньги посольств США и Великобритании. Приезжали в Крым волонтеры из Польши, Германии и других стран. Эти люди не только учили нас «демократии и свободе слова», но и открыто покупали журналистов. Особое внимание они уделяли студентам факультетов журналистики и тем, кто делал первые шаги в профессии. Их приглашали на семинары в Польшу, Германию, США, давали деньги на приобретение компьютеров, дорогих фотоаппаратов. Понятно, что эти журналисты активно поддерживали в Крыму «оранжевых», раскручивали скандал «Кучму-геть!», публиковали материалы против России и «русского мира». Так, что героев для своих книг я не выдумывал, они пришли на страницы романа из моей прошлой жизни. — Жанр, в котором вы работаете, можно назвать политическим детективом? — Нет, меня не интересует политика. Я написал любовно-шпионский роман, где слово «любовь» стоит на первом месте. — Но уйти от политики вам не удалось. В книге рассказывается не только о любви, но и о том, как на Украине «спецы» из ЦРУ создавали тоталитарные секты, снабжали наркотиками «золотую молодежь», привлекали к подготовке «военного переворота» врачей-психиатров, преследовали писателя, осмелившегося рассказать правду о том, что творится на Украине. — И все-таки, эта книга не о политике. Главное в романе — проблема выбора человека. В девяностые годы без привычной работы остаются десятки тысяч жителей Советского Союза. Закрываются институты, санатории, заводы, фабрики. Люди оказываются в безвыходной ситуации. Они не знают, что делать. Моей героине, известному ученому предлагают забыть о прошлом и идти торговать на рынок. Ее научная работа новоиспеченному государству не нужна. Без работы остается и ее муж, научный работник… — И тут, по сюжету, появляется вторая семейная пара, сотрудники ЦРУ Ядвига и Казимир Бзежинские, которые предлагают главной героине работу по специальности, выделяют гранты ее мужу, но за это они должны… — И на этом мы поставим точку, потому что пересказывать сюжет «шпионского» романа занятие не самое интересное. — Тогда поговорим о тех, кто получал зарубежные гранты, некоторые из которых превратились в участников военного переворота на Украине. Как это произошло? — Начнем с того, что в «бандитские девяностые» люди, обращавшиеся с заявками на получение грантов, представить себе не могли, какие проблемы у них могут возникнуть в будущем. Дело в том, что соискателям грантов приходилось заполнять подробные анкеты, отвечать на множество вопросов. Анкеты претендентов из Симферополя и других городов Украины отправляли в Посольство США в Киев, где их внимательно изучали не только эксперты, но и сотрудники спецслужб. Если желающий получить деньги в посольстве представлял оперативный интерес, то ему выделяли небольшие деньги и, как говорится, «брали на заметку». А дальше, все шло по накатанной схеме. К нему приезжали «волонтеры», представляющие какой-нибудь благотворительный фонд и предлагали новую тему для следующего гранта. — В вашем любовно-шпионском романе подробно описывается вербовка спецслужбами врача-психиатра Старкова и психолога Самойловой. Первое задание, за которое получила грант Самойлова, было связано с психологией малых групп. Она его блестяще выполняет и ей предлагают принять участие в создание тоталитарной секты. Скажите, нечто подобное было на самом деле или это выдумка автора? — В 1990 году в Киеве заговорили о «великом белом братстве», члены которого поклонялись живому богу. За очень короткий срок в секту были вовлечены тысячи киевлян. Их не остановило даже то, что главари секты планировали захватить православный храм и устроить массовые беспорядки. Новоиспеченные прихожане готовы были выполнить любой приказ «живой богини». И она отдала этот приказ. Итог хорошо известен: главари секты были арестованы и осуждены, а вот тех, кто стоял за ними, следователи так и не нашли. Журналисты выдвигали разные версии, одна из них была связана с ЦРУ. Некоторые эксперты полагали, что толпой при нападении на сотрудников милиции управляли профессиональные психологи и все, что происходило тогда в Киеве, было репетицией грядущих кровавых событий. — В книге рассказывается еще об одной секте, которая мне напомнила Посольство Божье. В 2006 году один из кандидатов в мэры Киева выиграл выборы, опираясь на десятки религиозных обществ, которыми руководил основатель «Посольства Божье» Сандей Аделаджа. — Работая над книгой, мне пришлось изучить многие документы, которые показывают особую роль различных сект и религиозных объединений в проведении психологической обработки населения Украины. Результат этой работы мы видели в Киеве на Майдане во время госпереворота. Но только не нужно упрощать ситуацию тоталитарные секты и религиозные объединения были всего лишь одним из звеньев в длиннющей цепи. На протяжении 25 лет на Украине специалисты-психологи работали с разными группами населения. Насколько мне известно, из-за рубежа финансировались молодежные программы, националистические группировки, гранты получали политики и «независимые журналисты». Посольство США открыто поддерживало проекты, «содействующие демократическим преобразованиям в Украине и реформам, направленным на защиту прав человека, обеспечение верховенство права, развитие третьего сектора, гражданского образования, осуществление экономических реформ и поддержку общественных инициатив». А сами конкурсы проектов «Демократические гранты» предназначались для украинских журналистов, медиа-организаций и других негосударственных организаций, работающих в Крыму. Понятно, что человек, получивший деньги в Посольстве США, не только не станет критиковать политику США на Украине, но и охотно включится в борьбу с теми, кто пытается говорить правду о том, что на самом деле происходит в стране. По словам посла США в Украине К. Паскуаль, только за один год «каждый конкурс сможет профинансировать проекты на сумму $ 500 тыс». Значительная часть этой суммы предназначалась украинским журналистам, работавшим в Крыму. http://restin.crimea.ua/article.php?id=36667 Но это, как вы понимаете, только видимая часть айсберга. Финансированием грантоедов на Украине занимались сотни различных организаций и фондов. Думаю, не ошибусь, если скажу, что за двадцать пять лет незалежности финансовую поддержку из-за рубежа получили сотни тысяч жителей Украины. — Кстати, в вашей книге описана ситуация, когда «заинтересованные лица» гоняются по Москве за рукописью книги Маркуса Крыми «Пятая колонна» и даже пытаются его убить. — Вы опять пытаетесь раскрыть сюжет любовно-шпионского романа. — В заключение лишь скажу, что книги Марка Агатова о закулисах политики, «пятой колонне» и о том, как готовили военный переворот на Украине, были изданы в российском Крыму и для широкого читателя в Москве и других городах России они пока не очень доступна С писателем из Крыма Марком Агатовым беседовал Юрий Московский. Информация об авторе. Марк Агатов автор 20-ти книг. Среди них: «Премьер Куницын и его команда», «Спикер-убийца», «Оранжевая революция», «Крымская весна», «Смерть рэкетирам!», «Убийство на Казантипе», «Виагра для ЦРУ». По мотивам повести «В паутине смерти» на киностудии имени Горького в 1991 году был снят художественный фильм «Игра на миллионы». Марк Агатов работал в газетах «КоммерсантЪ», «Труд», «Новые известия», в аппарате Верховной Рады Украины, депутат VI созыва Евпаторийского горсовета. Руководил крымским отделением Всесоюзного «Общества спасения детей и подростков от наркотиков». Заслуженный работник культуры Республики Крым. Член международного сообщества писательских союзов и Союза журналистов России. Опубликован общественно-политический портал «Добрососедство». Мнение автора может не совпадать с мнением редакции, автор отвечает за точность приведенных фактов и оценки. Деятельность эл. СМИ «Добрососедство» поддерживает Фонд развития международных связей «Добрососедство» (www.dobrososedstvo.com) 15 февраля 2015 Москва. Крым. Евпатория.

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно