Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4474-4641-3

Пущенные по миру

Роман в двух книгах. Хроника народной жизни (1917—1934)

Купить электронную Купить печатную

Владимир Владыкин

автор книги

О книге

Исторический роман В. А. Владыкина «Пущенные по миру» в двух книгах: в первой — «Разорённые» — о трагических последствиях коллективизации в 20—30-е годы прошлого века. Во второй — «В чужом краю» — автор показывает голод и борьбу за выживание. И как партийные и советские чиновники ради карьеры шли на предательство и подлость, как беженцы от голода и репрессий в голой степи строили посёлок. Произведение основано на реальных событиях и написано народным языком в лучших реалистических традициях.

Об авторе

Рецензия А.Н.Саввина

РЕЦЕНЗИЯ на рукопись романа В. Владыкина «Пущенные по миру» Дать удачное название книге, которое определяло бы её идейную направленность и содержание и привлекало бы к себе внимание читателей – не такое простое дело. И об этом хорошо знают искушенные литераторы. «Пущенные по миру» В. Владыкина, как мне кажется, вполне отражают сущность рукописи и интригуют читателя. Стоит прочитать лишь название романа, как невольно возникают вопросы: «Кто пущен по миру?», «По какому праву и чьей вине?», «Какова судьба обездоленных?». Вопросы не повисают в воздухе. Автор дает на них обстоятельные ответы. Действие романа развертывается в деревне. Речь в нем идет о коллективизации, о крестьянских радостях и печалях, их чаяниях, надеждах и не состоявшихся мечтах. Автор хорошо знает село, его быт, нравы, крестьянскую натуру. Всё это помогает ему живо и образно воспроизвести картины жизни русских селян в годы "Великого перелома". Этой тематике за последнее время посвящено множество книг, бро¬шюр, статей, теле-радио выступлений. И, несмотря на это обстоятельство, деревенская тематика не исчерпала себя, и является самой острой, злободневной и жизнеопределяющей. Она не сни¬мается с повестки дня и по-прежнему тревожит сомнением и острой болью людские сердца и всё наше общество. Да иначе и не может быть, ибо крестьянский вопрос – вопрос вопросов людского бытия, социального обустройства и благоденствия нашего государства. Владыкин воскрешает на страницах романа события полу¬вековой давности, но они рассматриваются через призму сегодняшнего дня, и дистанция времени дает возможность осмыслить и понять неразрывно связанные между собой дела "давно минувших дней" и дней нынешних. Осмысливая процесс коллективизации деревни, автор подчеркивает важнейшую идею – идею того, что раскрестьянивание крестьян ни к чему хорошему не могло привести, что оно было противоестественно. Конечно, В. Владыкин не является первооткрывателем этой те-мы, но, тем не менее, он со своей колокольни видит и рассмат-ривает её. К слову сказать, до недавнего времена рассуждения и идейный замысел «Пущенных по миру» рассматривались бы как недопустимая крамола, как посягательство на устои социализма. И если с той классовой и идеологической точки зрения подойти к произведению В. Владыкина, такое заключение было бы правильным. Но настали иные времена, когда происходит пере¬оценка ценностей, когда то, что еще совсем недавно считалось правильным и незыблемым, вызывает жаркие, бескомпромиссные споры, а то и отвергается напрочь. Автор не обходит острых углов, не уклоняется от прямых оценок происходящего, теневых сторон процесса коллективизации. Владыкин предлагает своё понимание этих вопросов, своё – наверняка не бесспорное, глубоко личностное отношение к коллективному труду на селе, к поступкам и действию тех или иных групп общества. Ромам густо населен действующими лицами. Герои Владыкина – простые крестьяне. Их думы, радости, печали, их стремления к правде и справедливости, их борьба за новую счастливую жизнь, неизменно интересуют автора. В. Владыкин создаёт как бы коллективный образ народа. Но в отличие от некоторых произведений, он выделяет и тщательно прописывает индивидуаль¬ные портреты нескольких человек и в них с наибольшей яркостью воплощает свой замысел романа. Среди них Фёдор Зябликов и его жена Екатерина, Егор и Епифан Мазины, их дружок – председатель сельсовета, Антип Бедин председатель колхоза «Новая жизнь» Иван Митрофанович Сапунов, секре¬тарь райкома партии Яков Романович Пронырин, колхозник Емельян и несколько других персонажей. Вот перед нами Федор Зябликов. Автор старательно рисует его внешний и внутренний облик. И усилия автора позволяют воочию видеть крестьянина, почувствовать его характер, привычки, понять его душевный настрой, думы и устремления. Со страниц рукописи встает небольшого роста коренастый сорокалетний человек с русыми густыми волосам, рассудительный, по-крестьянски мудрый. Федор – цельная натура. Душевая чистота, ясность, искренность мыслей и поступков – вот отличительные его свойства. Он не мыслит себя без дела, наив¬но полагая, что только трудом можно достичь жизненного благополучия и всех земных радостей, и почета. Но действительность порождает сомнения в его смятенной душе. Он начинает пони¬мать, при существующих (в те дни) порядках, при отчуждении хлебороба от результатов его труда трудно выбраться из нужды, а то – и невозможно. Автор симпатизирует Федору Зябликову, заставляет читателя сопереживать вместе с ним все его жизненные успехи и неудачи. Так же естественно встает со страниц романа его жена Катя. Трудолюбивая, выносливая, внешне и нравственно красивая русская женщина –такой предстает она перед нами. Не так уж много места отведено в «Пущенных по миру» председателю донского колхоза «Новая жизнь" Ивану Митрофановичу Сапунову. Но он запоминается, запоминаются его добрые дела во имя подчиненных ему людей, во имя правды и справедливости. Мы видим, с какой неутомимой энергией он организует работу колхоза. Прямой, честный, человечный, Сапунов не идет на ком¬промисс со своей совестью, являясь двадцатипятитысячником, он не «комиссарит», не «диктатурит», не угодничает перед секретарем райкома Проныриным и другим большим и малым начальством. Занимая председательский пост, Иван Митрофанович во всех своих поступках исходит из простой житейской мудрости – сделать все так, чтоб и колхоз быстрей встал на ноги, и люди в нем могли жить по-человечески и вполне распоряжаться плодами своего труда. Ради приобретения леса, для строительства домов колхозников, он идет на хозяйственные нарушения –обменивает зерно на стройматериалы... Разрешает людям урвать денек-другой для строительства своего жилища. Председатель хорошо представлял, что за это его не погладит по головке, не выдадут ему грамоты, если, не дай бог, узнает обо всем секретарь Пронырин. И, несмотря на опасность кары, он не может поступить иначе. Секретарю райкома партии Пронырину не нравятся действия Сапунова, его независимость в суждениях и поступках, его самостоятельность. Сапунов был со своим мнением, что Пронырина как раз-то не удовлетворяло. Пронырин становился мстительным и нетерпимым к тем, которые не разделяли его взглядов, не поддерживали его предложения, и в особенности к тем, кто норовил с ним спорить открыто, а строптивость в подчиненных он беспощадно изживал. И естественно, при таком положении Сапунову ждать добра было нечего: «Я тебя, Иван, под суд отдам, за неисполнение постановлений райкома! Да, пойдешь под суд, как вредитель!» Так оно и случилось. Загремел Иван Митрофанович Сапунов не в столь отдаленные места со своими благими намерениями, стараниями и делами, как саботажник колхозного строя, как вредитель. Выполнил-таки свое обещание секретарь райкома партии Мирон Яковлевич Пронырин. Образу Пронырина автор уделяет особо пристальное внимание, и это не случайно. В нем он видит представителя власти, которая довлеет над народом, попирает его интересы во имя своих каких-то высших партийных интересов. Владыкин детально выписывает портрет Пронырина, раскрывает его философскую сущность. «Пронырину было около сорока лет, он русоволос, лицо овальной формы, носил френч, брюки-галифе по-военному стройным, строгим и суровым». Продолжая прорисовку персонажа, автор пишет: «Первый секретарь хорошо усвоил, что главные задачи строительства решает отнюдь не народ, так как тот всего-навсего исполнитель. Он считает абсурдным то мнение, что власть в стране принадлежит народу, все это выдумки мудрецов, может, она и хорошая, но, как не вертись, не срабатывает в своем истинном значении. Народ, возможно, не догадывается об этом, хотя это так... Разумеется, пусть живут люди с надеждами и верой в светлое завтра… а мы, партийцы, будем творить свое, что сообразуется с нашими желаниями. А если слушать народ, тогда страна расползется во все стороны, как старая, ветхая одежда». Вот и весь тут Пронырин. Хоть и примитивны его философские взгляды и рассуждения, но они определяют всю его жизненную позицию и его поступки. О Якове Романовиче Пронырине можно много и долго говорить, ибо это центральная политическая фигура, которая неразрывно связана с коллективизацией, воплощением в жизнь всех идейных и экономических установок партии и государства. В. Владыкин хорошо осознает это и старается постоянно держать Пронырина в поле зрения, глубже, ярче и всесторонней показать его нам. И это ему в большей степени удается. К сожалению, размеры рецензии не представляют возможности более детально разобрать этот образ. Остановлюсь ещё на одном персонаже – Егоре Мазине – крестьянине, частнособствннике, мелком предпринимателе. Именно такого толка и возрождаются в наши дни подобные Егоры Мазины. Автор основательно разрабатывает эту тему в рукописи. И она как нельзя лучше перекликается с сегодняшним днем – и по своей актуальности, злободневности, и по своему отношению окружающих к частнику-буржую. «На деревне к Егору относились по-разному: те, что уважали, обращались с просьбой сшить им тулуп или полушубок, а кто был победнее, смотрел на него, как на «чуждый элемент». Примерно такое же отношение бытует сейчас у нас по отношению к разным кооперативам, арендаторам и иже с ним. Но сам Мазин искренне верил в свое начатое дело, нужность народу. И поэтому, когда его бывший дружок – Антип Бедин – упрекает его в «буржуйстве», он не может понять: кому от его ремесла и его прибытка худо? Ведь он не крадет, никого не эксплуатирует, не спекулирует, не обманывает – все делает своими руками. «В чем же здесь закавыка?» – мысленно вопрошая, он не находил ответа. Фигура Егора Мазина социально звучная и трагичная. Его судьба как предпринимателя в годы коллективизации, «обострения классовой борьбы» была предопределена. В урочный час за ним приходят, и от него остается горькое воспоминание. Автор умеет и любит рисовать портреты своих героев. Отрадно, что он старается индивидуализировать каждого из них, наделить его характерными чертами, привычками, языком, старается заглянуть в человеческую душу, высветить внутренний мир своего персонажа. Особенно подчеркивает он высокую нравственность своих любимых героев. Они верны и чисты в дружбе, и в любви, прав¬дивы, искренни. Подкупает и то, что Владыкин стремится воспро¬извести действительность во всех её противоречиях, во всей сложности и многообразии нисколько не сглаживая остроту кон¬фликтов, возникающих в те судьбоносные дни, дни раскрестьяни¬вания единоличного крестьянина. Роман «Пущенные по миру» – большое, ёмкое произведение. Читается легко, с интересом. В рукописи немало волнительных и запоминающихся сцен, глав и страниц, философских рассуждений, лиричес¬ких отступлений. Не могут, например, не взволновать и не запомниться страницы трогательной любви и гибели Кати, «тюремные 6yдни» Егора Мазина и т.д. Владыкин зорко всматривается в жизнь и стремится (насколь¬ко ему позволяет его перо) по-своему образно, красочно и наи-более правдиво передать те чувства, которые испытывали его герои. В подтверждение приведу несколько примеров. «Да мне-то что, – замялся Епифан, добревший, когда его угощали и вот так перед ним расшаркивались». «Пока Бедин отсутствовал, в деревне всеми ее жителями, ощущалась какая-то вольность, не поддающаяся внешнему влиянию власти. Словом, дышалось всем вольно, словно из избы выпустили угарный дым». «Бедин, являвшийся еще и секретарем местной партийной ячейки, провел с односельчанами агитацию, чтобы все желающие хозяева, написали заявления о немедленном вступлении в коллективное хозяйство. А ежели кто-то сомневается, тем на обдумывание отводится ночь, чтобы утром уже не сомневались». «Екатерина в потемках смотрела в розово мерцающий потолок, от печи еле доходили алые отблески перегоревших поленьев, уже только тлевших по их черному остову малиновыми уголечками. И это их розовое свечение и играло по тесовому потолку розово-алыми переливами», и т. д. В романе «Пущенные по миру» В. Владыкин часто использует пейзажную живопись, но природу он преподносит не ради оживляжа, не в отрыве от описываемых событий, а в неразрывной связи с жизнью героев. О достоинствах романа «Пущенные по миру» можно говорить еще и еще. Несколько слов хотелось бы сказать о композиции романа. В целом автор сумел выстроить события и своих героев в стройный ряд, определить каждому из них свое место, наметить перспективу их развития. Причем, автор тяготеет к тому, чтобы положения, в которые поставлены герои, были жизненны и достоверны. Автор проделал большую и серьезную работу на актуальную тему – написал роман о коллективизации, который волнует и впечатляет и, несомненно, заслуживает всемерной поддержки и помощи в издании книги, а для этого нужен чуткий и добросердечный издатель, который бы помог автору донести его произведение до читателя. А оно стоит того. Рецензент А.А. Савин, чл. СП СССР. 24.05. 91 г. Комментарии (0)

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно