электронная
100
печатная A5
493
18+
Лунные яблоки

Лунные яблоки

Сборник художественной прозы

Объем:
290 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-6806-5
электронная
от 100
печатная A5
от 493

О книге

В юбилейный литературно-художественный сборник Евгения Скоблова «Лунные яблоки» вошли рассказы опубликованные в книгах, российских и зарубежных литературных периодических изданиях в 2006 — 2021 годах. В оформлении обложки и в качестве иллюстраций использованы живописные и графические работы известного российского художника-cюрреалиста члена Союза художников, Международного Художественного фонда, лауреата национальной премии «Золотая Кисть России» Виктории Просвирниной.

Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации

Отзывы

Гость

https://www.dropbox.com/s/pf51imo0yg1mpim/____.png?dl=0

August 6, 2021, в 6:08 PM
Елена Степанова

Одного поля сюр-яблоки Любые встречи неслучайны. Я убедилась в этом давно, но сегодня расскажу о том, какая приятная неожиданность случилась совсем недавно. Я ставила, ставила «лайки» постам художницы Виктории Просвирниной в соцсетях, где она выставляла свои новые работы из цикла «Из жизни одуванчиков»; а потом она присоединила к своим работам рассказы прозаика Евгения Скоблова — получилось весьма любопытно, поэтому я снова «лайкала»... А потом узнаю, что ребята из этого сделали книгу, дали ей шикарное название «Лунные яблоки» — по Викиной картине и презентовали получившуюся книгу на открытии её персональной выставки в галерее Московской областного отделения Союза художников России. Эти двое для меня — сплошная загадка. Притом разбирать их творчество мне никогда не приходила в голову. Знаете, бывает такое, когда просто хочется получать удовольствие. Неслучайно же в качестве эпиграфа Евгений Скоблов привёл танка Камо-но-Мабути: С чем сравнить этот час. Когда, обещанье исполнив, Все друзья собрались у меня В саду на веранде Любоваться вместе Луною. Так и я — любуюсь вместе с ними... Хотя, признаться, меня очень удивило, когда я узнала об этом совместном проекте. Когда же они успели найти свои точки соприкосновения? Ка-а-к?! Такой, наверно, бывает любовь с первого взгляда. И наверняка, всё из-за Евгения, его чувствительной к художествам натуры. О-о-о, он ещё тот эстет! У него и коробочка идей припасена — на всякий случай. Тут, вроде, всё началось с картины «Кукушечка»... А, может, и с антологии литературы для детей и подростков «За горами, за долами...», над очередным выпуском которой в недрах Академии российской литературы, где мы оба состоим, занимался Евгений. Так или иначе, но сборник практически уже был готов, осталось найти обложку. Вот «Кукушечка» и попалась ему на глаза. Можно сказать, что сошла со стен Государственной Думы, где проходила персональная выставка Виктории Просвирниной «Облака над нашим домом», и стала весьма символичной, а почему, я ещё обещаю к этому вопросу вернуться. В общем, антология вышла, и была прекрасной. Жаль, что мне не досталась: волею судеб я оказалась от неё далеко-далеко и могла судить о событии только по откликам в соцсетях. Поэтому когда увидели свет «Лунные яблоки», пришлось немного подсуетиться, чтоб не остаться с носом. И вот экземпляр у меня. Самое время немного порассуждать. Короче, оба они считают, что отлично дополняют друг друга. При этом каждое произведение — отдельно и самодостаточно. Это, прежде всего, собственная, глубоко выразительная и весьма содержательная история Виктории, не привязанная к художественному слову, а отличная сама по себе. И даже на бумаге, где царит монохром, её авторский эмоциональный накал очень высок. Я имею в виду, конечно, недавнюю графику в цикле «Из жизни одуванчиков», где эти удивительные растения выступают в качестве абсолютно живых персонажей — со своими характерами, местом в жизни и даже — со всевидящим взором. Да и цикл «FRAGILE», навеянный пандемией коронавируса, тоже. Там хоровод плазмоидов, изображённый языком символов, невероятно силён. Цвета — минимум, но всё кричит, эмоциональность — зашкаливает, мир без слов взывает к помощи, молча ревут сирены… Надпись «FRAGILE» ставится на коробках с хрупким стеклом, но теперь мир стал хрупким, беззащитным, беспомощным... Впрочем, каждый читает этот сюрреализм Виктории по-своему — как видит: у каждого своё восприятие. Тем более, что её работы очень пластичны, и в них достаточно места для размышлений. Став иллюстрациями к рассказам Евгения, они обрели вторую кожу, другую жизнь, и она, эта новая жизнь, обрела забавность, лёгкость и ироничность. Так что историй в книге «Лунные яблоки», на самом деле, гораздо больше — и облаченных в слово, и написанных красками. Но почему же всё-таки под одной обложкой? На мой взгляд, обложка «Лунных яблок» могла бы отразить суть творчества любого автора: как и другие работы Виктории, эта также многовариативна. Она сознательно, играя с названием, давит на двусмысленность: превращая «Лунные яблоки» в «Лунные блоки». Каждый прочтёт то, что способно увидеть сознание. Но ведь изначально там были яблоки! Откуда же блоки? Да, мы так все устроены: понаделаем себе «блоков», понастроим стен — хорошо бы сквозь них пробиться друг к другу, услышать голос того, кто рядом, протянуть руку. На Земле живём порою, как на Луне — каждый в своей скорлупке. Но как прекрасно, если вдруг появляются белые вороны! И вот, среди бронированных яблок, высадившихся на Луне, одно окажется самым настоящим, земным, наливным, прекрасным и таким же беззащитным, как всё живое... О-о! Неужели мы снова говорим о беззащитности и хрупкости этого мира?! И это кажется мне гениальным воплощением простой и ясной, на первый взгляд, мысли: давайте сберегать! А ведь с него-то всё и началось, с яблочка, хотя Евангелие свидетельствует: со Слова. И Слово было у Бога. А если всё-таки с яблока, которым змей искусил Еву? Возможен такой вариант? Виктория пробует, играет и выигрывает. У неё вообще много яблок: они — наше искушение, основа познания и суть всей человеческой жизни. Движущая сила. И художник пытается постичь эту истину, предлагает попробовать такой ход событий: а что, если не змей, а сама Ева протянула ему яблоко?! Она же добрая, заботливая и, конечно, немного лукавая — праматерь всех матерей, Ева всех Ев на Земле. На выставке работ Виктории мы видим, как наша Ева бегает маленькой девочкой с огромными распахнутыми глазами. Ей светит и греет не какое-то небесное светило, не солнце, а большое красивое спелое ЯБЛОКО. А вот перед нами подросток, который находится в тесном ящике своих оков, из них пока не удаётся вырваться.... По-кустодиевски пышнотелая румяная купчиха в зелёном платье и ниспадающем с пухлых плеч палантине, телепортировавшаяся в электричку, тоже, между прочим, та самая Ева. Теперь она выросла из той неловкой девчонки, налилась соком и ищет в мужчинах крепкое плечо и опору по жизни. Вот и мерещится ей в числе попутчиков могущественный император Пётр I — с ним бы, думает она, было бы хорошо вдвоём, жила бы, как за каменной стеной... А вот она же, нечаянная наша попутчица, только теперь это — старая бабка, которая сидит на обочине с мешком спелых яблок. В озорных глазах — лукавинка: у неё для всех страждущих припасено по голубому плоду (лунному?). «Кому яблочки бессмертия?!» — предлагает она и заглядывает вам прямо в глаза. Вот именно у таких бабулек товар идёт нарасхват. А яблочко, сами понимаете, плод запретный, наверное, это и есть входной билет в рай... Огромное, спелое красное яблоко на картине «Кукушечка» стоит теперь на обложке антологии литературы для детей и подростков «За горами, за долами...», к чему я обещала вернуться. Только это, скорее, уже не яблоко, а планета, которую держит в своих руках счастливый мальчишка. Возможно, это и есть наш Евгений, и кукушечка на яблоке его жизни только начала свой отсчёт. Игрушки — танки и солдатики — отставлены в сторону. У него отныне появилось большое и ответственное дело — нести, хранить свою планету. И пока он, сын военного, несёт его, это яблоко — с большим трепетом, очень бережно — мы можем быть за детский мир спокойны ... Каждая работа любого автора имеет свой отпечаток, несёт на себе свой собственный — авторский — код. Это слог, это стиль, это многое другое, что отличает художников друг от друга. Удивительно ли, что Евы Виктории похожи на неё и ликом, и внутренним наполнением. Наша жизнь — чёрно-белая, но это не полоски, а клетки, и мы, такие прекрасные произведения Творца, созданные для любви и радости, перекочёвываем из одной клетки в другую, а время неумолимо течёт, приближая наш Земной путь к Вечному. Таковы рассказы Евгения Скоблова, вошедшие в сборник «Лунные яблоки». Таков «Исход божьих коровок» на картине Виктории Просвирниной. Все мы — коровки Божии, всё движемся по размеченному свыше пути. Всё, кроме этого, суета сует. Но мы же — единственные яркие пятнышки в этой чёрно-белой — в клеточку — жизни. Пусть и такие крохотные в глобальном измерении... К тому времени, как творческий союз Виктории Просвирниной и Евгения Скоблова зародился, я уже знала нашего прозаика как автора «Декабрьской серенады» (и ещё пары десятков сборников рассказов), и моё расположение к нему связано именно с этой книгой. Кстати, некоторые рассказы, подобно божьим коровкам, перекочевали оттуда в новую книгу — «Лунные яблоки». Тогда ему удалось приковать моё внимание с первых страниц, с первых же строк, в которых, легко пользуясь своим литературным языком, автор признаётся, как школьник, что снова влюблён. А человеку, извините, не двадцать — не пылкий юноша. Рассудительный такой мужчина. С опытом, погонами (в отставке) и со всеми причитающимися солидному и уважаемому человеку этого возраста атрибутами. А он ещё и сознаётся, что женат, любит жену, она «перестилает ему шкуры в углу, выращивает цветы и ухаживает за стадом домашних животных». Так какого ж рожна, спросите вы, и будете правы. Налицо как будто — банальный любовный треугольник. Но «Анна Каренина» уже погибла в позапрошлом веке, да и наш писатель — не Лев Толстой. В нашем веке про это уже не пишут, да и поезд — не столь характерная деталь времени. Никого им не удивишь. Вон Илон мАск запустил Теслу в космос и готовит беспилотный корабль на Марс. Так что игра Евгения Скоблова — по другим правилам. «Просто мне кажется, что наша память имеет право быть не виртуальной, а выраженной в словах, положенных на бумагу», — исповедуется автор в рассказе «Любовь нас выбирает». Так значит это что? Дневник? Отнюдь. Это, если хотите, изысканный такой приём, в котором автор сразу берёт быка за рога, подкупает читателя тем, что обнажает перед ним душу. Он сознаётся в чём-то таком, в чём сознаваться в нашем обществе среди приличных людей не очень принято. И вот — пожалуйста: сама собой нарисовалась интрига. Вымысел ли это от начала и до конца — предмет его любви, или объект из плоти и крови — неважно. Важно лишь то, что движет автором и читателем. «Я не занимаюсь описанием своих друзей, знакомых и одноклассников, я, видишь ли, сочиняю, хотя за основу часто беру реальные интересные факты, события», — проливает нам ещё немного света автор в рассказе «Новая история Светы Мухиной». Ну а тогда, листая страницу за страницей «Декабрьской серенады», напрасно я ожидала увидеть счастливый финал любовной истории. Его априори быть не могло. Это, в конце концов, не был любовный роман, и истории не случилось. Это основа, красная нить, композиция книги, её, если хотите, фишка. Видите ли, народ так устроен: любит романы, выпить чашечку кофе, помечтать и хотя б ненадолго прожить не свою, а наполненную чувствами и приятными ощущениями жизнь. И автор это понимает: он и сам такой. «Особенность текущего момента в том и заключается, что я могу позволить себе всё это представить, расслабиться и получить удовольствие от осознания того, что мог бы сейчас быть там, среди ребят и, особенно, среди девчонок», — читаем мы в рассказе «Корпоратив», вошедший в книгу «Лунные яблоки». Эдакий гедонизм. Втягивая читателя в свой внутренний мир, автор плетёт сеть историй, связанных между собой лёгкой ностальгической грустинкой. Но главное, что их объединяет, это ирония, способность посмеяться над собой, событиями, миром. «У нас очень узкие коридоры власти», — как бы ненароком бросает он в рассказе «Симпатия. Part II». Или вдруг в рассказе «Между прошлым и будущим» задаётся вопросом: «Как же быть с тем, что в последнее время у нас никто ни в чём не виноват, а всё плохо?!». Ирония — конёк Евгения Скоблова, его птица счастья. Она переносит его изо дня в день, помогая подметить, какие люди находятся рядом, о чём говорят, какие хорошие/плохие поступки совершают. Евгений позволяет себе открыто улыбнуться или посочувствовать тому, что его окружает, поскольку выступает сразу в двух ипостасях — и как автор, и как участник своих собственных историй. «Важно ощущение присутствия в настоящем и прошлом одновременно, вроде как и не было этих лет...», — говорит он в «Культпоходе». Наш автор и его герой — весь живой и настоящий, он такой, какой есть — со всеми плюсами и минусами, грехами и подвигами. И другие персонажи — такие же реальные, как и он, люди, безо лжи и фальши, ненапомаженные и не приукрашенные. Он пишет о них, приподымаясь над ситуацией, слегка от неё отстраняясь, держась немного особнячком — потому что так лучше видно. И там его место, его личное пространство. Он нашёл его, занял, ведёт оттуда свою беседу с нами, и ему там комфортно. Ну и нам — вместе с ним. Мы же — одного поля яблоки. Может, немного и того — сюр. Но с одной планеты, точно. Елена СТЕПАНОВА

1
July 9, 2021, в 3:56 AM
автор книги
Евгений Скоблов

Дорогая Елена Васильевна! Моя большая благодарность за отзыв о книге и о нашей совместной работе с художником Викторией Просвирниной. Отдельное спасибо за то, что Вы смогли побывать на выставке. Мои наилучшие пожелания здоровья, творческих успехов и благополучия!

July 9, 2021, в 6:53 AM
Ольга Карагодина

Рецензия на книгу Евгения Скоблова «Лунные яблоки», М., РОО Литературное сообщество «Новые Витражи», 2021 По кирпичной мостовой, сделанной из досок, Шёл высокий человек низенького роста, Сам кудрявый, без волос, тоненький как бочка. Книжку толстую он нёс, в полтора листочка. (Ольга Арефьева) Создать мягкий юмор в литературе, который читатель поймёт и оценит, довольно непросто. Автор должен отличаться талантом и своеобразным видением, которое подразумевает присутствие развитого интеллекта, концептуального образа мыслей и языковой чувствительности. Сущность такого юмора проявляется через умение прозаика выразить свою отстраненность от лирического героя как субъекта действия, через отношение к своим или чужим поступкам. Юмор — особый вид комического отношения к объекту, отдельным явлениям, к миру в целом, сочетающее внешне комическую трактовку с внутренней серьёзностью, настраивая на более вдумчивое отношение к предмету смеха, на постижение его правды, несмотря на смешные странности. Комическое в художественной литературе реализует себя традиционно — как эстетическая категория, это творчески активная форма. Комическое проявляется и на уровне сюжета, и на уровне типов характеров, приёмов, участвующих в создании определённого эффекта, комизм слова и речевых характеристик. Жизненные ситуации и человеческие характеры в новой книге Евгения Скоблова «Лунные яблоки», порой очень непросты. Евгений Скоблов — мастер создания самых невероятных ситуаций на житейском материале, даже самом обыденном. В них раскрывается глубокий анализ каждого индивидуума, где отдельные детали очень важны. В своих рассказах писатель умеет передать юмор различных ситуаций, не уходя от реальности, оживляя её своим остроумием, пониманием природы логики и мышления конкретного человека. И, одновременно, сквозь призму юмора взглянуть на серьёзные и «нестареющие» проблемы современного социума. В этой связи, хотелось бы остановиться на работе «Исполнить желание?». Как это у Ивана Андреевича Крылова: « Сосед соседа звал откушать; Но умысел другой тут был...» Два старых друга в кои веки встретились дома у одного из них, чтобы вместе провести время, выпить пива, поболтать… Но хозяину не терпелось удивить-поразить товарища чем-нибудь «эдаким». И он показал ему компьютерную программу, которая … исполняет желания (!). И действительно, захотел мороженого — на тебе мороженое, захотел миллион долларов — пожалуйста! Только… всё это лишь на экране компьютера. Эдик (тот, кого пытались удивить) в недоумении. Желания-то реальные, а исполнение виртуальное. Всё, что пожелал пользователь, в виде картинок реализуется на экране. Но Шурик (хозяин) не унимается, и в состоянии нешуточного душевного подъёма продолжает демонстрировать возможности программы, а именно: исполненные желания (если они касаются материальных благ) можно собирать, тут же складировать (они трансформируются в значки-ярлычки в углу экрана), а в конце недели подсчитывать, во сколько всё это обошлось бы в реальности в денежном эквиваленте. К тому же, уже «приобретённые», но надоевшие вещи (например, яхту или автомобиль) можно раздать бедным или родственникам, например... И с соответствующими текстовыми пояснениями отправить по электронной почте! Конечно, Эдик, прощаясь с другом полагает, что его старый товарищ, как бы это сказать помягче… просто стареющий придурок. Но… «Поздно вечером, когда я уже кунял в одеяло на своем диване, раздался телефонный звонок. Это был Шурик. – Эдя, ты это, извини, что поздно, – голос был хриплый, и какой-то далекий, - ты уже, наверное, отдыхаешь? – Наверное да. Давай говори, что хотел, я спать собрался, и это единственное мое желание сейчас. Он немного помялся, потом каким-то извиняющимся голосом просипел: – Я тут, Эдя запросил у машины одно желание, но решил, что должен сказать тебе об этом. Ты не против? – Не против. Всё? – Нет… тебе что, не интересно? – Ну почему же, очень интересно, – подавляя зевок, пробормотал я, – ну и что ты попросил? После недолгого молчания: – Я попросил… чтобы… мы с тобой почаще встречались. Пива выпить, поговорить. Ты как? Мое желание поспать немного ослабло. Мне снова стало смешно, и почему-то немного грустно. – Я, в общем, не против. А что показала твоя программа? – Она выдала вопрос… вот, читаю (видимо он сидел у экрана): «Когда бы Вы хотели встретиться с Эдиком: а) в субботу, б) в воскресенье, в) в другой день» Какой вариант выбрать? Честно говоря, я был тронут. Не знаю почему, вернее, не в силах сообразить, но как-то зацепило меня. И я ответил не сразу, а Шурик ждал. Наконец я сказал: – Давай на субботу, Шурик, в другие дни не получится. – Точно в субботу? – нотки радости в голосе. – Пожалуй, да. Следующая суббота и точка, всё пока. Уже засыпая, я вдруг подумал, а может быть, в следующую субботу скачать эту программу у Шурика? Мало ли какое желание может возникнуть неожиданно…» Сочетание смешного и грустного, одна из сторон творчества Евгения, и на мой взгляд, он очень гармонично и тонко воплощает в своих работах это сочетание. Кроме того, общий замысел этой работы затрагивает некоторые психологические проблемы современного мира, например, замены живого человеческого общения (даже между старыми друзьями) на возможности дистанционного, например, в социальных сетях... В прямую автор об этом не говорит, но в общем и целом даёт понять, что речь именно об этом. Кстати, следует отметить, что этот рассказ был написан в 2010 году, когда развитие компьютерных технологий для массового пользования было ещё совсем на другом уровне, и таких проблем, вроде бы не стояло. Но рассказ воспринимается свежо, современно. За внешней оболочкой простых ситуаций, диалогов и «мизансцен» угадываются подтексты, писатель не рассматривает проблему прямолинейно. На страницах произведений Евгения Скоблова звучит живой диалог, передающий отношение героя ко всему происходящему, непосредственно освещающие те или иные художественно достоверные события. Проникновение в психологию героя, оценивающего всё со своей точки зрения. Всё это создаёт в рассказах Евгения Скоблова не только комичную ситуацию, но и юмористически окрашивает логику поведения героя, которая порой противоречит логике взрослых людей или логике здравого смысл, ведь, в каждом взрослом человеке продолжает жить ребёнок и неважно, что он давно вырос, у писателей есть возможность, отпустить «своего» ребёнка на страницы создаваемых произведений. Произведения Е.Скоблова несут печать разнообразных жанров — их легко читать вслух, они написаны живым разговорным языком. Эпизоды выстроены как острые, смешные мизансцены, а характеры героев чётко очерчены. Герои его произведений обычные люди, живущие среди нас, порой смешные, порой сердитые, а то и вовсе чудаки. Психология женщин часто остаётся загадкой для мужчин. В её основе лежат как биологические, так и психологические отличия. У мужского и женского пола разное мышление, поведение, манера общения и порой в отношениях возникает много разногласий. В рассказе «Женский коллектив» главный герой работает среди женщин. Их много и каждая интересна по-своему. Трудно работать, глядя на представительниц прекрасной половины человечества, поскольку думается часто вовсе и не только о работе. Все симпатичные, пригласил бы на свидание и ту, и эту. И как всё хорошо в воображении, уютный ресторан, мягкая музыка, танцы, а может и продолжение?.. Но нет, ведь это только иллюзия, кино и самообман, остаётся только улыбаться милым дамам. Презабавный рассказ «Неполный список» о чиновнике, отмечающем свой день рождения. Николай Николаевич Шерстков приготовился получать поздравления. Пришёл пораньше на работу, накрыл столик с угощениями и уселся в приятном ожидании. А пока никто не пришёл, разлиновал лист на две половинки: в одной колонке составил список сотрудников, товарищей, знакомых, кто должен был бы по его мнению, поздравить обязательно; другую оставил чистой, для внесения в список дополнительных лиц, или кого не учёл в первой колонке. К вечеру напротив каждой фамилии стояли галочки, кроме одной… Белов… А сколько он сделал для этого самого Белова! Неблагодарная свинья, в которую периодически превращаются старые и добрые знакомые, и уж тем более должники! Николай Николаевич раздосадован, он — на грани инфаркта… Как же так, такой день испоганил мерзавец Белов! ВСЕ поздравили, и даже более того, а Белов не поздравил... Уже сам собирался ему набрать и всё высказать, но под вечер Белов явился лично и с поздравлениями. Вот только тогда отпустило сердце Николая Николаевича. Теперь список был полный. В прозе Евгения Скоблова много деталей, которые играют отнюдь немаловажную роль при передачи смысла произведений читателю. Текст насыщен глаголами действия и состояния. Спектр его произведений широк: от сатиры до мягкой иронии, переходящей в лирическую грусть. К серии таких рассказов можно отнести «Первая рыжая», «Любовь нас выбирает», «Культпоход» и «Первая любовь», где автор проявляет себя тонко чувствующим, очень лиричным человеком. Эти рассказы посвящены любви и грёзам, женским вселенным с которыми он сталкивался. «Великие женщины моей жизни», говорится в одной из книг Е. Скоблова «Декабрьская серенада», нежное посвящение женщинам, которые украсили его жизнь в разное время. «Вышло так, что вчера в метро я, совершенно случайно встретил свою Первую любовь… Первая любовь у мужчин за пятьдесят, как правило уже давно в прошлом. Если проще, то девушка была очень похожа на ту, кого я считаю Первой любовью, а если быть более точным, то просто – копия. Те же рыжие волосы, разрез глаз, слегка полноватые губы, форма носа… Вначале я не поверил, что такое возможно, уж слишком поразительным было сходство. По сути, это была она, оттуда, из далёкого уже 1980 года. Как может такое произойти? Двойник появляется через тридцать с лишним лет и будоражит давно уснувшие воспоминания…» («Первая любовь») В этих рассказах каждый читатель узнает себя, свои чувства и ощущения, и тоже поплывёт по своим волнам памяти. У каждого своя первая любовь, свои моменты счастья и разочарования, свою сюжеты, но так порой схожие с тем, что описывает автор. Проза Евгения Скоблова будит лучшие чувства у всякого взявшего его книгу в свои руки. С необычной стороны показана женщина в рассказе «Симпатия. Part II», финал рассказа очень неожиданный, до последней фразы читатель, ни за что не догадается, чем закончится произведение. Некоторые женщины высекают из мужчин такие «искры», что диву даёшься. Сочетание лирического и комического начал придаёт особую теплоту произведениям Евгения Скоблова. Это объясняется тем, что главные герои почти всех произведений — обычные люди, которые бывают смешными и серьёзными, глупыми и умными, честными и не очень, но главное, что можно отметить, все они добрые. Нет в книгах Евгения Скоблова зависти, злости, жестокости. В каждой книге виден характер автора, и как бы он ни притворялся иным человеком, его произведения, расскажут о нём гораздо больше, чем это видно со стороны. Книги Евгения Скоблова несут определённые функции: познавательную, развлекательную и терапевтическую. Стиль написания лёгкий и непринуждённый. Позиция автора — позиция мыслителя, погружённого в раздумья над человеческой натурой и над ходом событий. Он видит и не скрывает от читателя контрасты и диспропорции действительности. Познавательная сущность книг Евгения Скоблова углубляет знания об окружающем мире и людях, учит отличать содержание явления от его формы и предостерегает от поспешных оценок. Рассказ «Дневник Спайка» о друзьях и том, когда стоит задуматься, а друзья ли это? Друг главного героя – Сергей Пайкин (Спайк) хорошо и весело проводил время с девушками, как это сейчас модно говорить с «низкой социальной ответственностью», а заодно и вёл дневник своих похождений для памяти и «возбуждения в минуты грусти», заменяя имена девушек на безликие: «милочка», «зайка», «Шанель №6», «Шанель №7» и т.д. Жена, разумеется, дневничок нашла и предъявила супругу. А он возьми, да и сошлись на своего друга, дескать , это не я, а он, и дневник дал мне, чтобы я его спрятал от его жены. В этом рассказе автор в лёгкой юмористической форме, поднимает вопросы мужской и женской солидарности, дружбы и человеческих отношений, интригуя читателя интересным сюжетом, знакомым многим мужчинам и женщинам. Ещё римляне отмечали огромные возможности юмора: «Сатира смеясь, исправляет нравы». Терапевтическая функция юмора заключается в том, что комическое может служить утешением в собственных неудачах и разочарованиях. Шутка над самим собой и автоирония могут быть формой самозащиты, не столько от внешних факторов, сколько от самого себя. Рассказ «Операция «Пиво»», как раз об этом. В нём присутствуют юмор, сомнения, попытки разобраться в себе и окружающих, несоответствие ожидаемого и реального, внутреннее решение главного героя, и много всего в небольшом по объёму произведении. Командировки тоже часть жизни и часто, именно в незнакомых местах, случаются удивительные истории. Одна из таких загадочных историй и случилась с автором. Поехал он в служебную командировку. Поселили его с коллегой в самом обычном номере: телевизор поломан, холодильник неисправен, молчаливый сосед периодически становится не в меру разговорчив и не даёт спать после тяжёлого трудового дня, плюс ко всему с номером происходит что-то не то. Каждый раз при возвращении с работы возникало стойкое ощущение, что в номере живёт кто-то третий. Исчезают чай и сахар, в ванной разлита вода, словно кто-то принимал душ, явные следы пребывания в номере постороннего лица. На вопрос, кто мог заходить в номер, не смогли ответить ни дежурная по этажу, ни консьержка, никто. Но главное в номере стоял непонятный запах. Что это? Параллельные миры? Одновременное сосуществование различных пространственных и временных измерений? Ответ можно получить, только прочитав книгу. Книга «Лунные яблоки» наполнена разноплановыми произведениями, в которых присутствуют всякие неожиданности, остроумие, фантастика, каламбур, ирония, «говорящие» имена и фамилии. В рассказах отражаются как естественные события, объекты и возникающие между ними отношения, так и определённый вид творчества, суть которого сводится к авторскому стилю. В рассказах Евгения Скоблова присутствует сочетание комического и лирического, неожиданности и трагикомизма, создание ситуаций, при которых поведение героев не всегда соответствует обстоятельствам, но они сохраняют в любой ситуации чувство собственного достоинства, что придаёт рассказам особую теплоту. Они очень разные по своей сути: истории о детстве, спорте, коллекционировании, дружбе, любви, душевных настроениях. Хочется отметить одну из главных черт прозы Евгения Скоблова — доброту. У этого автора нет по-настоящему отрицательных героев, потому что в каждом человеке, он в первую очередь старается видеть хорошее. Его герои запоминаются: ученик Серёжа Батлужин, сделавший главные выводы в своей жизни, одноклассница Света Мухина, коллеги Лымов, Мамчур и Зайцев, обсуждающие детектор лжи, импозантный друг Филин, любитель бокса и всего необычного, и многие другие. В книге «Лунные яблоки» представлены работы из книг, сборников, периодических изданий разных лет. Работы разнообразны по стилю, тематике и манере написания. Евгений Скоблов легко берёт читателя за руку и ведёт за собой по страницам книги, непринуждённо знакомя с героями и героинями. Читая его произведения, невольно задумываешься, а как бы я повёл/повела себя в конкретной ситуации? А если читатель начинает задумываться об этом, значит автор достиг своей цели. Отдельно хотелось бы остановиться на художественном оформлении издания. Книга оформлена великолепными иллюстрациями известного российского художника- сюрреалиста Виктории Просвирниной, у которой с автором давнее и, можно смело говорить — успешное творческое сотрудничество. В 2019 году в Академии российской литературы вышла антология произведений для детей и юношества, где иллюстрациями к некоторым стихотворениям и рассказам были использованы работы Виктории Просвирниной, а в 2020 году на известном литературном портале «Проза. Ру» были опубликованы рассказы Евгения Скоблова, где в качестве иллюстраций также были использованы графические и живописные картины Виктории. Сборник «Лунные яблоки» выпущен к юбилею Евгения я и составлен из произведений, наиболее полюбившихся читателям. Закончить своё исследование мне хотелось бы словами автора в предисловии к книге: «Ну и последнее. У читателя может возникнуть закономерный вопрос: почему книга называется «Лунные яблоки» и почему в качестве иллюстрации на обложке выбрана соответствующая картина Виктории Просвирниной? Прямой ответ на этот вопрос можно найти в одном из рассказов, включённых в эту книгу. Вот, собственно и всё.» Ольга Карагодина, член Союза писателей России, Академии российской литературы, лауреат российских и международных литературных конкурсов.

1
May 12, 2021, в 3:30 PM
автор книги
Евгений Скоблов

Уважаемая Ольга Геннадьевна! Большое спасибо за прекрасную рецензию - отклик на мою книгу! Мои тёплые приветы и почтение!

May 12, 2021, в 7:13 PM

Автор

Евгений Скоблов
Евгений СКОБЛОВ — прозаик, член Союза писателей России. Автор 20 книг, участник международных периодических литературных изданий. Лауреат литературных премий им. А. П. Чехова (2010 г.), М. Ю. Лермонтова (2012 г.), А. И. Куприна (2020 г.). Дипломант конкурсов «ЛУЧШАЯ КНИГА» МГО СП России (2008—2015 гг.), Международного конкурса русскоязычных авторов «Лучшая Книга Года — 2019» (Берлин-2019), Международного конкурса «VIII Open Eurasian Literature Festival and Book Forum (Лондон-Брюссель) — 2019».

Над книгой работали:

Виктория Просвирнина
Художник