Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4474-3457-1

Код предательства

Рассказы о взрослой любви

Купить электронную Купить печатную

Александръ Дунаенко

автор книги

О книге

Эротики в литературе хватает. А вот умной эротики в литературе практически нет. …я ни у кого больше не нашла попыток рассуждать о сексе не как о погремушке из трафаретов «секс — любовь», «секс — физиология», «секс — грех», «секс — комплекс», «секс — порнография», но — как о необходимой составляющей процесса самопознания, как об одном из самых мощных способов общения, данном человечеству. И, возможно, где-то в светлом будущем — даже искусстве общения. Это если человечеству очень сильно повезёт.

Об авторе

КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ Мне повезло — я очень люблю читать. И не просто читать, что под руку попадётся, а выискивать исключения. Это как-то помогает справиться. Дело в том, что я тяжело внушаема. Ну, вы понимаете, наследственность. Правила мне давно не интересны. Что до них душе? Да и зверь, который живёт внутри, умнее от правил не становится. Дрессированнее — да, а вот умнее — нет. Не так давно у меня случился хороший день. Повезло. Увидела фотографию на сайте. Фотография помогла — понравилась. Что-то цыганское в облике. Глаза умные, добрые. Обещающие. На этом этапе у женщин обычно любопытство подключается. Обещающие — что? Прочитала первый рассказ — «Запах женщины». Ух ты. Какая живая проза. Я аж проснулась. Организм подтянулся оближе к монитору — подзарядиться. Чувства проснулись. Захотелось выглянуть в окно, и, возможно, даже выйти за дверь. Какой мощный катализатор! Для моего вялого метаболизма. Хоть и захотелось выйти за дверь, но я не вышла. Села читать дальше. Читала долго, несколько часов. «На снегу розовый свет», «Черно-белое и цветное», «В двух частях каприччио»… «Нелюбимая» — ну какая же это проза — это поэзия. От рассказа «Принцесса, дочь короля» у меня случилось лёгкое сотрясение мозга. После чего, милые дамы, мне немедленно захотелось с вами поделиться. Найдено решение для удовлетворения некоторых наших эмоциональных нужд! (Почему только к милым дамам обращаюсь? Холодный мужской ум такой эмоциональной нагрузки не выдерживает. Проверено опытным путем — из любопытства я сую нос в каждый комментарий под каждым прочитанным рассказом. Чаще всего мужчины задают автору в разных вариантах совершенно нелепый, с женской точки зрения, вопрос: « Зачем Вы об этом пишете?») Итак, позвольте представить вам Марианскую Впадину Моей Нравствености, Эверест Моей Писательской Зависти, Чёрную Дыру Моего Подсознания, Мюнхаузена От Эротики, Мастера Фривольного Пера — Александра Дунаенко! (продолжительные аплодисменты) Милые дамы, какие у него сюжеты! Сюжеты — конфеты. В таких, знаете ли, нескромно шелестящих фантиках, которые очень хочется развернуть в кинозале после того, как уже выключили свет. Вот представьте себе: вы приятно настроились на посмотреть хорошее кино, но проходит десять минут, двадцать, час, день, месяц, а вам, кроме титров, так ничего и не показывают! И тогда рука, как будто сама по себе, крадётся в сумочку, достает из потайного кармашка такую конфету и начинает медленно разворачивать. В зале тихо. Все же сидят, ждут, когда, наконец, кино-то начнётся. Фантик предательски шуршит и зал в раздражении шикает на вас со всех сторон на все лады. Но — поздно, дело сделано. Конфета уже тает во рту и вы блаженно захлёбываетесь слюной. Если бы вы только знали, как трепетно я разворачивала «Есть ли жизнь на Марсе?»… И через какое-то время всё обязательно повторяется сначала — на экране-то всё ещё титры. Зато, в процессе поглощения сладкого, у вас появляется долгожданная возможность воспользоваться, наконец, любимыми выражениями «Какой ужас! Так смешно, что прям плакать хочется!», «Нет, это, всё-таки, так пронзительно и невыразимо прекрасно!» и «Фу, какая гадость! Надо непременно завтра подсунуть Ирке почитать.» И вот о чем, милые дамы, мне хочется сказать ещё. Эротики в литературе хватает. А вот умной эротики в литературе практически нет. Почему мне нравится именно этот автор? А я ни у кого больше пока не нашла попыток рассуждать о сексе не как о погремушке из трафаретов «секс — любовь», «секс — физиология», «секс — самоутверждение», «секс — использование», «секс — грех», «секс — комплекс», «секс — порнография», ну и т. д. в том же направлении, но — как о необходимой составляющей процесса самопознания, как об одном из самых мощных способов общения, данном человечеству. И, возможно, где-то в светлом будущем — даже искусстве общения. Это если человечеству очень сильно повезёт. И, конечно, не только эротикой богат талант Александра Дунаенко. Очень нравятся и его «Побег», и «Луна в стакане», и «ТВ нашего прошлого», и «Tiritkivi», и…, и…, и… «Луна в стакане» — отдельный маленький праздник, который всегда со мной. А какой, к примеру, силы, рассказ «Папа» — это же уму непостижимо. С каким пониманием истинной сущности любви — принимать всё, как есть, потому что — родное, потому что все мы потихоньку сходим с ума, да и сколько той жизни, чтобы выбирать — что любить в родном человеке, а что — нет? Есть рассказы и для любителей животных — «Васька», «Убийство», «Точка опоры». Ну а если серьёзно — в рассказах Александра Дунаенко есть всё. Даже рассказы с политической подоплёкой я читаю у Александра Дунаенко с удовольствием, хотя и политиков, и политику терпеть не могу. Или мне кажется, или это на самом деле так — чем яростнее политики занимаются этой самой политикой, тем больше ведение домашнего хозяйства в рамках отдельно взятой семьи начинает походить на садо — мазо? А если расшириться в воображении до границ страны? Или ассоциативно глянуть на карту мира? Ну вот. И я о том же. Возвращаясь к писательским достоинствам горячо почитаемого мной автора — всех их здесь не охватить. Да я к этому и не стремилась. У каждой из нас всё равно на носу очки, реальные ли, воображаемые — не суть важно. Ищите и обрящете или бросайте камни — выбор за вами. В одном я уверена абсолютно — многократный эмоциональный оргазм вам гарантирован.

0 ответов

Проза Александра прекрасно написана и очень эротична. И если бы только это. Александр — автор умный и смелый. И, разогнавшись читать его рассказы, как щекочущую эротику, читатель рискует ушибиться о внутренние сложности, но это очень полезные ушибы. Есть у него рассказы, похожие на хитрые байки, из тех, что рассказывают друг другу мужчины, а затесавшийся меж своими Севела — записывает. Но есть и рассказы, похожие на лабиринты, в которых можно и заблудиться, — не завязнуть как в болоте, а остаться там, в рассказе. Вроде бы и текст закрыл и ушел, и занимаешься совершенно другими делами, а часть сознания осталась в рассказе и ждет, когда вернешься, чтобы вместе дальше пойти. Рассказы о зверье… Рассказ, который начинается забавно и весело, вдруг перерастает в фантасмагорическое действо, в котором люди и звери запросто меняются местами. И приходит смерть. А к нашим меньшим она приходит быстрее и часто по нашей вине. Читать об этом тяжело, но это снова — полезная тяжесть. Александр живет в Оренбургской области и на Литературе Странствий мы публиковали фрагменты его дневников, о том, как живут люди — не в столицах, и даже не в городах. Написанные с юмором, но, тем не менее, серьезные. Это, вообще, отличительная черта его прозы — серьезный юмор. А он таким и должен быть в настоящей прозе.

0 ответов

Рецензия на рассказ Александра Дунаенко «Пара слов о Рафике Бездовиче»: Своеобразие рассказу придаёт тщательно выписанный образ рассказчицы. Читателя с первых строк очаровывает характерный говор, лёгкая ирония героини, цельность и отчётливость проявляющегося характера. Автор очень удачно построил образ — ни тени осуждения, у всех свои ценности в жизни, свой путь. И только время покажет, насколько это было настоящим. Героиня в самом начале рассказа имеет свою чёткую иерархию ценностей, в которой нет места любви — и любовь врывается неожиданно, ломая и нарушая все жизненные планы и стереотипы. Героиня сама себя не узнаёт в неразумной счастливой любящей женщине. Конфликт ума и сердца переворачивает её внутренний мир. Изначальные ценности возобладали, героиня сумела осуществить све свои мечты — и любовь её остаётся в прошлом. Так же как и уверенность в правильности выбранного пути. Этот рассказ смешной до слёз — и грустный до слёз. Не поучает, не морализаторствует, не навязывает никаких выводов — а ведёт за руку через лабиринт заблудшей души. Ключевой вопрос в рассказе: «ПОЧЕМУ МЫ ТОГДА НЕ РАЗБИЛИСЬ?..» Героиня вновь и вновь возвращается к воспоминанию о моменте, когда лёд прагматизма оказался сломлен и душа её родилась для любви. Вся логика её жизни исключает любовь — и любовь уйдёт, оставив после себя незаживающую рану в живой душе. Вот эта боль и делает героиню человеком — эта открывшаяся способность любить. Открытость любви и миру. Никогда уже не вернётся к ней инстинктивная животная уверенность, с которой мы сталкиваемся в самом начале рассказа. Таким образом, рассказ этот — о рождении души. Неуместно было бы промолчать об особенностях языка произведения. Автор с замечательным мастерством передаёт характерные интонации уникального одесского говора. Этому служит и эмоциональная насыщенность речи героини и лаконичность слов-предложений: " Тысячу. Десять тысяч раз…» — в этих внезапных точках — темпераментная насыщенность речи. Высший пилотаж рассказчика — безоценочность. Нигде, ни разу, ни полунамёком автор не выдаёт своего отношения к героине. Этим часто грешат даже известные литераторы, заранее информируя читателя о своей позиции в отношении поступков героя (чтобы не путали с персонажем?). Такая отмежёванность автора от своего героя создаёт психологический дискомфорт у читателя. Здесь этого не происходит. Здоровой психике героини свойственно полное и безоговорочное приятие и оправдание своих поступков и образа жизни. Тонкий изящный юмор, хорошей основой для которого ложится одесская манера речи героини: «Нужно быть только внимательной и не упустить своего счастья. Я тысячу раз была внимательной…» «так часто никому не дают стипендию, я им ясно дала это понять, и они навсегда пропали» «Ночью в квартале дрожали стёкла, а это чудовище выло мне серенаду.» «прижималась к нему всеми фибрами» «заявился ко мне ни свет, ни заря без пятнадцати полночь» Игры слов, неологизмы — «свободнолюбимая», «аморетизаторы». Поэзия диктует автору юмор, интонации, ритм. Во второй части произведения одесский акцент пропадает — и мы не замечаем этого, захваченные другой эмоцией, диаметрально противоположной началу рассказа. Стон женщины, потерявшей свою любовь, повергает в растерянность неподготовленного читателя. Контраст усиливает эмоцию и на расслабившегося незащищённого читателя обрушивается вся боль героини. В этом виртуозном умении играть на струнах души — я узнаю Поэта. В рассказе есть радость и боль, это кусочек настоящей жизни. Рассказ не бывает вне автора. Автор не бывает вне личности. Личность не бывает вне пола. Чем ярче личность — тем острее ощущение своего пола. Вас смущают запахи. Мужчин. Это мило и волнует — ваше смущение от запахов. В чём различие мужской и женской прозы? — в запахе. Мужчины, как правило, акцентируются на сюжете, на динамике действия. У женщин больше внимания к деталям и описаниям. Профессионализм означает большее понимание другого пола — и появление недостающих чёрточек в произведениях. А почитайте рецензируемое произведение — очень женская проза. Уловите аромат. Гляньте на фото автора. Сосчитайте до десяти. Гендерно? — да. Это уровень понимания, невозможный без самой смелой и самой сумасшедшей любви к женщине.

0 ответов

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно