электронная
от 120
печатная A5
от 329
16+
Честь имеющие

Честь имеющие

Сборник очерков о правоприменителях

Объем:
194 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4490-9567-1
электронная
от 120
печатная A5
от 329

О книге

Название этой книги говорит само за себя. Но все-таки: кто сейчас стал героями Геннадия Ивановича Мурзина? Если коротко, то это люди, которые служили и служат верой и правдой его величеству Закону, истинные профессионалы-юристы, ни разу и ничем не запятнавшие своих имён, считающие, что для них любая сделка с совестью априори неприемлема. Жизнь их непроста. Отношение в обществе неоднозначно. Но они не угодничали раньше, не подлаживаются и под требования новых времен.

Отзывы

Vadim Danilov

ИМ ХОЧЕТСЯ ПОДРАЖАТЬ (Рецензия на книгу) И это сущая правда: читая очерки, вошедшие в новую книгу Геннадия Мурзина «Честь имеющие», опубликованную недавно одним из российских издательств, невольно герои вызывали удивление своей принципиальностью, заставляли восхищаться стойкостью, мужеством. Ярчайший пример — транспортный прокурор из Нижнего Тагила Василий Калинин, по адресу которого один крупный хозяйственный руководитель периода заката (об этом, правда, на ту пору еще никто не догадывался) советской системы власти так прямо и заявил: «Мне такой прокурор не нужен!» Чем же не угодил советский прокурор советскому чиновнику? А тем, что позволил себе иметь собственное мнение, в корне отличающееся от мнения партийно-советской номенклатуры, что на самом деле считалось тогда, как пишет автор, «особо тяжким преступлением». А если это так, то и «приговор» соответствующий, приговор, так сказать, окончательный и обжалованию не подлежащий. Что это значит? А то и значит: не быть долее Калинину прокурором. Потому что ОН стал не нужен ИМ. Так бы и случилось, но… Во-первых, литературный герой оказался не робкого десятка, не из пугливых. Во-вторых, в дело вмешался счастливый случай, точнее говоря, горбачевская гласность (она, честно говоря, на то время уже затухала, но все же чуть-чуть еще теплилась) и поэтому появление в популярной центральной газете статьи, в заголовок которой и были вынесены приведенные выше слова наглеца-чиновника, который сидел на своем месте как царь или даже Бог, прозвучала как гром среди ясного неба. Таким образом, тайное стало явным, и замусолить историю в кабинетной тиши стало уже невозможным. Я опускаю детали конфликта, но в очерке о них рассказано автором достаточно подробно и, главное, аргументировано. А вот другой пример, теперь из практики отправления в России правосудия. Помните поговорку советской еще поры, благополучно перекочевавшую и в наше время? Имею в виду ее: закон, что дышло; куда повернешь, туда и выйдет. Вот и поворачивают иные в нужную сторону. Но не федеральный судья Мамаев. Потому что он и «неповоротлив», и «несгибаем»: упрется лбом в закон — и ни с места. Начальство совестит, а ему нипочем; общественное мнение демократической России волнами накатывает на Мамаева и требует угодного обществу решения, а судья, для которого нет, кроме Закона, авторитетов, и в ус не дует. Что же в итоге, так сказать, в сухом остатке? Две вещи, а именно: с одной стороны, торжество законности и справедливости, с другой стороны, дурной шлейф, состоящий из одних конфликтов, тянется за Мамаевым, он, дескать, скандалист, человек, не умеющий сам хорошо жить и мешающий другим чувствовать себя счастливыми. Познакомившись с судьбами других героев очерков, с полным правом делаю вывод: столь же неудобны, потому что честно исполняют свой долг, и прокурор из Екатеринбурга Терновой, и судьи Свердловского областного суда Мамаев и Шадрин. Несколько слов о Шадрине. Он отправил в колонию немало взяточников, в том числе, и из числа своих коллег, о чем не сожалеет; и он же спас от карающего меча невиновную женщину, мать двоих детей, несмотря на то, что ее судьба была предрешена (так было удобно власти) на самом верху, то есть в Генеральной Прокуратуре. Итак, книга «Честь имеющие» о людях, непоколебимо стоящих на страже Закона и Справедливости. Таких людей, увы, не так много, но они в России есть. И они вселяют оптимизм. И еще одно. Может, я и не прав, но мне кажется, что Геннадий Мурзин, автор очерков, сродни своим героям, поскольку при создании этих текстов он руководствовался теми же принципами — принципами честности, правды, неравнодушия и чистоты. Во всяком случае, не помню, чтобы кто-то еще с таким публицистическим блеском написал книгу на столь «непопулярную» в общественном сознании тему. Значит? Он, как и его герои, плыл и плывет против течения. Плохо ли это?..

1
9 июля 2018 г., в 8:53
автор книги
Геннадий Мурзин

Спасибо за рецензию. Я ваш должник.

9 июля 2018 г., в 9:03
Гость

Принципиально о о людях принципов.

1
9 июля 2018 г., в 8:20
автор книги
Геннадий Мурзин

Благодарю, Вадим.

9 июля 2018 г., в 9:04

Автор

В далеком 1959 году случай свел Геннадия Ивановича Мурзина с редактором небольшой уральской газеты Владимиром Николаевичем Долматовым. Знакомство оказалось судьбоносным. Потому что с той самой поры начался творческий путь молодого и не слишком грамотного парнишки, который впоследствии станет известным публицистом и писателем, на счету которого сейчас более двадцати изданных художественно-публицистических книг.
Над книгой работали:
Геннадий Мурзин
Редактор
Геннадий Мурзин
Корректор
Сергей Мурзин
Фотограф

Вперед! Стань писателем

Создай свою книгу с Ridero бесплатно прямо сейчас.
Это просто, как раз, два, три!