Ridero

Жемчужины ожерелья Гаруды

Серия «Мои кольца. Путевые заметки». Книга первая


автор книги

ISBN 978-5-4485-6255-6

О книге

«Когда в доме тораджи умирает человек, его кладут в южную, родительскую комнату, головой на запад. И вот тут начинается самое невероятное. Этот только умерший человек… не считается умершим. Только „приумершим“, или „сильно заболевшим“, „to’makula“…». «Жемчужины ожерелья Гаруды» — дневник путешествия по Индонезии. Храмы Джогджи — вулканы Явы — драконы Комодо, жизнь ради похорон Тораджи (Сулавеси), суматоха Джакарты… Первая книга из серии путевых заметок «Мои кольца».

О книге

Об авторе

Василий Киреев

Василий Киреев — путешественник, координатор ряда проектов экспедиционного центра «Русь Исконная», участник экспедиций «Гималайское кольцо», «Путями Поморов», «Пезский волок», «Сибиряковский тракт» и многих других. Объехал более 70 стран, автор интернет-обзоров о путешествиях, член Российского Союза писателей, финалист литературной премии «Писатель года — 2015».

kvastravel.livejournal.com
Отзыв с сайта /www.amazon.com/

I really enjoyed the book! So well written, with thoughtful observations. Made me want to travel there. I was sad to reach the end. Wanted it to keep going…

0 ответов
Василий Киреев

Собственно, «Жемчужины…» - это путевые дневники большого путешествия по Индонезии, и книжка эта откроет серию книг - путевых заметок под общим названием «Мои кольца. Путевые заметки». В планах – ещё пять таких книжек: «Полумесяц со звездою» (Ближний Восток), «Кавказское кольцо», «Африка в окошке», «Другая сторона планеты» (Южная Америка) и только зачатая, но уже вынашиваемая и начинающая рождаться а муках «Балканская карусель». Параллельно с этой серией будет (и первая книжка появится раньше «Полумесяца..») другая серия – «Мои кольца. Встречь солнца» - путевые дневники экспедиций на Восток, по следам древних русских дорог («Пёзский Волок» и «На поклон к Седому Уралу»). Ну и совсем третье, чему я еще и название-то условное придумал – «По следам колец. Были и небылицы» - не знаю пока, как это будет выглядеть… Набор рассказов, родившихся под впечатлением колец.

Новости

Сеть принесла статью из «Культурологии» под названием «Блуждающие мертвецы: Зачем островитяне выкапывают трупы своих родных» (https://www.facebook.com/kulturologia/posts/1495388847176390). Не смог удержаться, прокомментировал. Текст комментария ниже. Понятно, что каждый человек по-своему воспринимает увиденное; безусловно, это восприятие существенно влияет и на понимание смысла происходящего, и на его оценку. В этом смысле, статья достаточно хороша, ибо автор касается внешней стороны ритуала, стараясь избежать этих оценок. Но тогда странен вопрос заголовка: «Зачем островитяне выкапывают трупы своих родных?», на который ответа не последовало. Так зачем? Тем более, трупы не выкапывают, поскольку и не закапывают. Ритуал «очищения трупов», признаюсь, не видел. Знаю лишь, что это действительно церемония, происходящая раз примерно в три года. В промежутках же живые просто «навещают» своих умерших родственников, приходят к ним в «гости», принося с собой любимые последними предметы: кому-то книжку с кроссвордами, а кому-то — трубку. Как это и принято при походе в гости, правда? Для тораджей умерший человек просто переселился в другое жилище, причем место захоронения напоминает больше именно жилище, а не могилу. Захоронение тем больше похоже на жилище, чем выше статус умершего. Тут следует вспомнить о кастах — скальные захоронения и фамильные склепы — удел высшей, избранной касты, золотой; участь же более низких сословий — быть похороненными в гробах на подставках (железная каста) или в общей естественной пещере (деревянная каста). Строго говоря, описанный ритуал похорон — привилегия именно золотой касты и, частично, железной. Собственно, смерть тораджи состоит, по их представлениям, из двух этапов — физической смерти, когда человек умирает, — он сначала становится «приумершим», или сильно заболевшим. Поэтому он и «живет» в тонгконане — реальном жилом доме семьи (а вовсе не доме смерти). Второй этап — сбор родственников, совет, который и объявляет «приумершего» (to’makula) реально умершим (to’mate). Этот совет и назначает дату похорон, а тело переносится в рисовый домик. Чтобы ответить на вопрос «зачем», нужно, видимо, разобраться в представлении тораджей о мире живых и мертвых, а сделать это, вы правы, сложно: даже индонезийское правительство, составляя реестр верований населения, не смогло отнести тораджей к какому-то одному верованию, поэтому они и записаны одновременно и протестантами, и анимистами, и, на всякий случай, Aluk To Dolo — сектой балийского индуизма. И да, жертвоприношение буйвола отнюдь не кровожадно — видео ритуального убийства буйвола длится у меня 34 секунды, из которых животное осознало, что с ним что-то не так, на 22-й. Удар настолько точен, что никаких фонтанов там не было. Впрочем, это, наверное, зависит от мастерства исполнителя.

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно