электронная
Бесплатно
печатная A5
316
18+
Взгляд

Взгляд

Рассказы

Объем:
170 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9325-9
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 316
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

О книге

С первых страниц вы погружаетесь в удивительную атмосферу сюрреалистической новеллы, действие которой происходит в США в начале восьмидесятых годов. Главный герой, Стив, живёт в Бостоне и работает в юридической фирме. Проснувшись утром, он обнаруживает в своей квартире необычное существо. Оно предлагает Стиву бессмертие, но при определённом условии. После недолгих колебаний Стив соглашается, однако вскоре границы реальности и иллюзии размываются, и он уже не может отличить одно от другого.

Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации

Отзывы

Андрей Ливадный

Прочёл. Буду говорить откровенно. Достоинства: У вас хороший литературный слог, грамотно построенный текст, метафоры встроены в него очень точно и к месту. Уровень проработки главного персонажа вызывает его целостное восприятие. Неважно как я к нему отношусь, но верю в образ однозначно, а это главное (ИМХО). Недостатки: Первая часть повествования откровенно интригует, но дальше вы всё рушите своими же руками. Видна попытка показать внутренний мир неудачника. Что самое интересное, у меня были схожие взаимоотношения с некоторыми из окружавших меня в юности людей, поэтому вполне понимаю о чём речь. Вывод: отличный стиль, хорошие описания, целостный образ героя и сломанный посередине сюжет, который всё портит. Вы талантливый писатель, но читатели (кроме очень узкой аудитории) не поймут и не примут столь прямого поучения и экскурса в психиатрию (как вы сделали во второй части). По ходу сюжета вы интригуете читателя описаниями интересных мест, намекая на грядущие приключения и тайны, которые не получают никакого объяснения или развития в дальнейшем. Безусловно, это моё субъективное мнение.

30 июня 2019 г., в 19:20
Ник Горькавый

Вы, конечно, человек умный и писать умеете. Стиль там, образы. Так что науч-поп вполне вам по силам. Я прочитал вводную часть вашей книги, которая была доступна по ссылке. Идея демона неплохая, но читать этот десяток страниц было скучно. С композицией плохо, на скрипке играете, а мелодии нет. Занимательность – вежливость писателя. Вот давайте сравним вашу фэнтези с аналогичной книгой Лукьяненко «Последний дозор» – только что перечитал. Там загадочное убийство происходит на третьей странице. Сразу понятно, что действует какой-то мощный и загадочный враг. (Без врага – книга не книга!) Причём и самого убийцу ищут долго и даже непонятно, что ему надо. А действие на ваших 10 страницах умещаются в одну строку: к главному герою пришёл демон из параллельного мира и позвал в квест за бессмертием. И пошли герои по безлюдным слоям Сумрака. Ни врага, лишь пара одиноких героев в пустоте. Ну ладно бы пара страниц – но это весь начальный отрывок, который должен привлечь читателя к дальнейшему чтению. Сразу понятно, чего ищут, и понятно, что будут у них на пути препятствия и монстры, которых они победят. Книгу нужно создавать как симфонию – чтобы всегда что-то звучало, переходило, манило и влекло. Чтобы не было пауз. Знаете, кто настоящий главный герой книги? Читатель. Он должен видеть в главных персонажах себя, сравнивать, сопереживать. Чем берёт Лукьяненко в своём городском фэнтези? Он помещает героев-волшебников в обычную среду, привычную читателю, с которой ему легко сживаться. А у вас герои выдернуты из нашего мира и отправлены в безмирье. Насколько там будет интересно читателю? Это вопрос. Вторая проблема, которая может быть у вашей книги (не уверен по малому отрывку) – нет ответа на вопрос: а для чего это написано? Что хотел сказать миру писатель этой книгой? Просто развлечь квестом в новом фантастическим мире? Книга без сверхидеи полумёртвая. Я в своей «Астровитянке» продвигал фанатичную идею, что знание – сила, что мозги – это мощнейшее оружие, которое побеждает в самых тяжёлых условиях. А в чем ваш фанатизм? – вы должны ответить на этот вопрос сами себе.

24 мая 2019 г., в 23:34
Алекс Куприн

— Да это аватарщина какая-то! — воскликнет читатель, начав книгу. — Тут и Алиса пробегала, — скажет он, прочитав несколько страниц. Кажется, что всё это уже было прочитано или увидено в кино, но книга, тем не менее, захватывает и ты невольно идёшь вслед за героями по этим фантастическим пейзажам и ловишь себя на мысли что тебе, как и Стиву, нужно непременно дойти до сути, до конца этой необыкновенной истории, этой странной иллюзии. В книге есть интересные сюжетные ходы: Стив находит заросшую мхом могилу, СВОЮ могилу и бежит прочь. Есть неплохие философские элементы: «Похоже на кладбище, — кладбище желаний, как и вся моя жизнь», или «Мне казалось, что ниже уже некуда! — пошутил Стив. — Всегда можно опуститься ЕЩЁ ниже!» К недостаткам я бы отнёс некую выхолощенность диалогов, отсутствие в них живого языка, что даёт ощущение какого-то обратного перевода.

22 июня 2017 г., в 23:31
Наталия Нифантова

Жанровое разнообразие внутри одного произведения — проверенный способ сделать «вкусно» читателю, который отслеживает в тексте не только сюжет. Повесть «Взгляд» начинается как типичная сказка. Приглашение в параллельный мир, обещающий свободу от духоты ежедневного существования, сборы, сомнения, шаг в неизвестное, который герой с неустоявшимся характером (ему же предстоит взросление) делает не столько от большой решимости, сколько от неумения принимать решения: «Да, нет, наверное. А, может, не надо?» — пуф! и дороги назад уже нет. Теперь ты в Нарнии. Описание этой «Нарнии», то есть Нижнего Мира, оценят поклонники древней хоррор-эпопеи «Восставший из ада» (есть ведь у неё ещё поклонники, кроме меня?). Место, где течёт живописная кровавая Река Боли, странным образом напрашивается на антонимичность с фольклорным «молочные реки, кисельные берега» — то есть заранее не обещает ничего хорошего. Кроме бессмертия, конечно. Но и это обещание, как мы выясним позже, окажется «джиновским», рассчитанным на неведение заказчика. Сонм чудовищ, порождённых человеческой болью, что обитают на берегах реки, впечатляет анатомическими подробностями. И всё же это воплощённое страдание остаётся сказочным «чудом-юдом»: исходящая от них опасность вполне конкретная и её можно избежать, в отличие от неясной холодной тревоги, преследующей героя в мире верхнем. Окончательно влиться вместе с героем в это потустороннее «роад муви» мешают лишь некоторые детали. Внезапно появляющийся в передвижном хозяйстве чайник. Смешно, но я специально завела слово «чайник» в поиск по тексту. Герой не брал его с собой. В рюкзаке лежали только консервы и сухари. Откуда у айга в Нижнем Мире чайник? И чем он разводит огонь? Странное имя девушки-куклы, якобы взятое айгом из воспоминаний героя о юношеской любви. Сколько, интересно знать, в 70-80-х в американских колледжах училось девушек по имени Яна? Ну, ок, хоть одна да училась. Низкая вероятность не означает ее отсутствия, но цепляет внимание и отвлекает от повествования. Тем более, далее по сюжету эта деталь не имеет никакого особого смысла. С тем же успехом деву-куклу могли звать Джейн или Мэгги. (Можно, конечно, пойти гуглить значение имени и решить, что это такой неловкий авторский прикол. Яна или Иоанна с древнееврейского переводится как «милость Божия». Но, пожалуй, это будет слишком похоже на синдром поиска глубинного смысла.) Такое же ощущение неправдоподобности вызывает еще и речь айга. Нам объясняют, что айг знает все человеческие языки. Но знать язык и тут же сходу воспроизводить речь менеджера среднего звена с совершенно бытовыми конструкциями и словоупотреблением — разные вещи. И это при условии, что айг не сразу может приспособиться к человеческой пластике, поначалу выдавая движениями «что-то звериное». Мог он или не мог там быстро освоить разговорную речь? В принципе, все это можно назвать мелкими придирками. Но подобные вопросы всплывают по ходу повествования, копятся и мешают до конца довериться предложенной автором конструкции мира. Будто сидишь на крайнем сидении в театре и, глядя через сцену по диагонали, видишь за кулисами бутафора и работников сцены. Впрочем, возражение, что автор отзыва просто зануда, принимается. Вернёмся к структуре повести. Сказка превращается в ночной кошмар, когда герой возвращается из Нижнего Мира. И это закономерно: ведь кошмар реализуется не мире сна, а на размытой границе между сном и явью. Вот и герой застревает в каком-то пограничном пространстве, потому что из Нижнего Мира он очевидно принёс с собой не только останки куклы Яны. То, что происходит с ним в этой части рассказа отсылает нас к ещё одной древней хоррор-эпопее. Подобно персонажам «Кошмара на улице Вязов» герой так же не понимает, спит он или не спит, пока за ним не придёт «Фредди». Решение героя обратиться к врачу (с вопросом «Доктор, может, у меня рак мозга?») сперва кажется довольно странным. Но оказывается, что это эпизод сомнения в собственной вменяемости служит «рубильником», переключающим повесть в режим «история моего безумия». «Кошмар на улице Вязов» превращается в смесь «Острова проклятых» с «Бойцовским клубом». (Надеюсь аллюзии на попсовые фильмы еще никого не утомили. Каков бэкграунд рецензента, таково и прочтение, увы.) Нас ждет: а) избиение начальника, щекочущее читателю чувство свершающейся справедливости; б) расстрел толпы, вызывающий положенное ему ощущение «нет-нет-нет, парень, стой, это же точка невозврата»; и в) совершенно характерный для историй про «психа, который не псих» сверхнекомпетентный психиатр (тот самый, который не стесняется говорить пациенту, что его рассказ «выдумка», осуждать его и провоцировать на агрессию — а потом сразу вкатывать транквилизаторы). Есть в этой истории и немного детектива. Вернее, его антуража. Когда герой-подозреваемый смотрит следователю в глаза прямо через одностороннее стекло-зеркало в комнате допроса — вспоминаются вообще все фильмы о загадочных серийных убийцах, которые ты когда-либо смотрел. Развиться этому жанру автор не даёт. Следователь быстро находит главную улику. А зря. Попытка вскрыть настоящие мотивы действий героя и поиск причинно-следственных связей тут не помешали бы. В конце на месте героя, «слинявшего» в Нижний Мир, остаётся большой вопрос. А что, собственно, произошло с этим человеком? То есть мы видели, что множество событий происходили вокруг него. Он даже претерпел некоторые органические изменения. Но что произошло с его личностью? Как будто ничего. От своего появления в тексте до исчезновения он остался человеком, который умеет две вещи: бояться и ненавидеть. Сначала он боится и ненавидит смерть, потом айгов, потом, как выясняется, своих родителей, потом уже, кажется, всех вообще. Причём так сильно, что готов эвакуироваться в смерть. Мы, конечно, не знаем, какие у парня с прозрачной кровью планы на выживание в Нижнем Мире. Но, кажется, если у него не появится новый сверхъестественный напарник, готовый кипятить ему чайники, он там долго не протянет. Хотя в этом есть своя логика. Если больше всего ты боишься, что на тебя кто-то смотрит, умереть — единственный способ избавиться от этой опасности. Потому что, в каком бы мире ты ни был, ты сам себе всегда наблюдатель. Как бы старательно наш герой не избегал развития у себя этой способности.

7 июня 2017 г., в 00:17
Денис Драгунский

О «Кукле»: Рассказ написан очень профессионально, умело — так, что порой чувствуешь и видишь этот ужасный пейзаж просто воочию, и очень сопереживаешь героям. Но есть одно но. Я не знаток фантастики, но даже тех крох, которые я читал (смотрел, слышал) хватает, чтобы почувствовать — такие произведения уже были, и не раз. Мне вспоминается фильм «На последнем берегу», где отправляется экспедиция к какой-то точке, откуда вроде бы доносятся сигналы… И как один из участников поступает примерно так, как хочет поступить Ваша героиня — снимает с себя защитный скафандр и «возвращается в ту нормальную жизнь», идёт купаться, зная, что ему осталось в лучшем случае сутки…

31 мая 2017 г., в 21:19

Автор

Ариэль Файнерман
Ариэль Файнерман
http://facebook.com/arielfeinerman