электронная
Бесплатно
печатная A5
407
16+
Воспоминания об Эдеме

Бесплатный фрагмент - Воспоминания об Эдеме

Объем:
314 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-7387-8
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 407
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

С благоговением

и бескорыстной любовью

к Отцу-Создателю всего сущего посвящаю

И сказал Бог: сотворим человека по

образу Нашему и подобию Нашему, и…

Быт., 1:26

И сотворил Бог человека по образу

Своему по образу Божию сотворил его…

Быт., 1:27

И сказал Господь Бог: вот, Адам стал

Как один из Нас, отличая добро и зло…

Быт., 3:22

Глава 1. Мольба Евы к Отцу-Создателю

Добрый, милый наш Отче.

Ты все знаешь, Ты все, конечно, знаешь, но пусть, Отче, эта молитва напомнит Тебе, милостивый и милосердный, о нас, много познавших детях Твоих, Адаме и Еве.

Услышь и прими, Отче, песнь души Евы своей. Я не знаю, что это, Отче, мольба, молитва, или хвала и благодарение Тебе. Это то, что изливается, исходит из души моей при свете дня, во мраке ночи. Это неотступная тоска, Отче, по Тебе. Это то, что наполняет мою жизнь смыслом, надеждой, когда-то вновь встретиться с Тобой, услышать Твой голос, увидеть Твои глаза, и уже никогда не расставаться.

Я обещала, любимый Отче, что буду исповедоваться о нашей жизни на Земле в своих молитвах к Тебе. Буду молить у Тебя, Отче, советов и наставлений, чтобы Ты всегда помнил о покорных детях Твоих.

Ты нас предупреждал, что Земля не рай и это действительно так. Но ни Адам, ни я не предполагали, что будет все настолько трудно, мучительно, настолько одиноко и страшно на Земле без Тебя. Хотя, Отче, я постоянно ощущаю Твое присутствие, чувствую, что Ты где-то, совсем рядом, как будто даже в моем сердце. Я постоянно шепчу Твое имя «Отче», и ты как будто отзываешься. Я вижу Твои глаза, слышу Твой голос, как он звучал, когда Ты звал меня: «Ева», — и я летела к Тебе и была на Твоих руках. Я никогда не видела Тебя, Отче, Ты всегда был закрыт светом, но я помню Твой запах, который ни с чем нельзя сравнить. Так пахнет солнце, так пахнет гром.

Когда на Земле гроза, мне кажется, что сейчас из грома появишься Ты, и я вновь услышу музыку Твоего голоса. Он звучал, он как будто бы мерцал, как мерцают далекие звезды. Когда я его слышала, я будто бы тоже, мерцая, вибрировала, куда-то улетала и возвращалась вновь. Нет, Отче, прости меня, но я не в состоянии передать эти ощущения ни словами, ни нарисовать это.

Это моя молитва к Тебе, я знаю, Ты ее слышишь. Ты нас ежемгновенно видишь, я чувствую это. Но почему, Отче, сейчас Ты не откликаешься на наш зов, как это было в Эдеме. Я взываю к Тебе, и мне становится легче. Я видела, как Адам плакал, слышала, как он разговаривал с лошадью и говорил, что нам надо было еще пожить в Эдеме, хотя бы до тех пор, пока Земля станет такой же спокойной и приветливой, как Эдем.

А сейчас эти огромные, как горы, братья наши динозавры наполняют Землю. Мне иногда кажется, что сейчас они закроют собой солнце. Они медлительны, как дождевые облака, которые спустились на землю и поглощают все, что только попадется на их пути. Зеленая сочная трава, похожая на деревья, растущие в раю, не успевает вырастать.

Они, Отче, везде откладывают свои яйца, величиной с мою голову. Я не успею отсчитать сорок лун, как из них появляются похожие на огромных гусениц детишки, с круглыми голубыми глазами и пушистыми розовыми спинками. Мы играем с ними. Адам учит их разговаривать. Они такие сообразительные и послушные, отвечают на все его вопросы, как будто все, чему их учит Адам, они уже давно знали и сейчас только вспоминают.

Отче, когда мы жили в Эдеме, Ты обещал нам, что все звери земные, рыбы морские и птицы небесные будут служить нам. Но даже эти красивые и сильные звери, которых Адам назвал динозаврами, когда подрастают, перестают нам подчиняться, страшно шипят, и угрожающе бьют по земле хвостом, а один даже ударил Адама своим толстым, как дерево хвостом по плечу. Адам хотел укусить его за ухо, но детеныш динозавра жалобно завизжал. Тут же появился ангел и сказал Адаму, что он должен быть терпеливым и не отвечать на глупость. Я видела, как гневно засверкали глаза у мужа, и как угрожающе вздыбились волосы на его затылке.

Ангел напомнил нам, что скоты не ведают, что делают и Адам обязан научить их добру, должен во всем быть для них примером.

Ангелы, ничем не хотят нам помогать. Только следят за каждым нашим шагом и все что-то запоминают. Я не понимаю, земных ангелов. Они какие-то неживые.

С животными можно посоветоваться, они много знают. Когда холодно, согревают нас своим телом, помогают выращивать деревья и овощи.

Ангелы только наблюдают. Они какие-то холодные, глаза у них всегда открыты, Мне кажется, что они никогда не спят. Мы никогда не видели, чтобы они что-нибудь ели, или ходили пописать. Иногда они становятся под утренние лучи солнца, вытягивают руки и шевелят ушами, из их глаз летят искры, как от молнии. Мы с Адамом в это время можем подпрыгивать выше деревьев, нырять глубоко в море, где темно и холодно. Ангелы запрещают нам летать; говорят, что мы человеки, а не пташки бездумные.

Отче, на Земле не так уж плохо, и если бы не ангелы, от которых никуда не спрячешься, здесь больше свободы, чем в Эдеме.

Я узнала, что Эдем по сравнению с Землей очень маленький. Я это только сейчас поняла.

Мне, Отче, почему-то все труднее летать. Раньше я свободно парила в небе вместе с нашими любимыми Гарудами. Я даже могла летать быстрее их. Они машут крыльями, а потом парят. А нас Ты устроил так, что мы только подумаем и сразу летим, хотя у нас нет крыльев и нам не надо махать ни руками, ни ногами. Иногда, с Гарудами я поднимаюсь очень высоко и летаю далеко. Адам летать не любит, ему нравится лежать под большим деревом и мечтать, как стать таким, как Ты, Отче. Он называет это медитацией.

Когда я поднимаюсь высоко и вижу Землю, как видят ее птицы, она мне нравится еще больше. Она такая огромная, ласковая, это мой дом, Отче. Я хочу украсить ее такими цветами, как в раю. Но на Земле все приживается, очень трудно. В раю всегда тепло и спокойно. На Земле часто дуют ветра, и что мы посадим, засыхает. Солнце, то очень горячее, то его закроют тучи, и тогда становится прохладно и опять все, что мы посеяли, гибнет. Адам говорит, что на Земле никогда ничто путное не вырастет, что здесь могут расти только колючки, чтобы ранить наше тело, и трава для скотов.

Отче, спасибо Тебе, что нам не надо есть так много и так часто, как скотам. Иначе мы ничего не успевали бы делать, а только бы паслись.

Сейчас, мы начинаем питаться кореньями и плодами с деревьев, которые мы высадили из рая. Как и в Эдеме, мы больше питаемся воздухом, который здесь еще вкуснее, чем в раю, а вода сладкая, как мед, и если я выпью три ладошки, то этой еды мне хватает на 10 восходов солнца.

Адам, Отче, как маленький ребенок, сосет молоко у коровы, или у козы, а потом спит под своим любимым деревом. Недавно он играл с козлом. Они отходили далеко друг от друга, а потом разбегались и били друг друга лбами. Козел убежал, потому что у Адама лоб крепче, чем у козла. Я сказала Адаму, что нельзя обижать скотину. Но он ответил, что козел начал первый. Иногда он совсем дитя, и я чувствую себя его матерью.

Недавно, мы ели сладкую тыкву, мякоть и семена мы съели, а кожуру высушили, и теперь в нее можно наливать воду, молоко, мед или насыпать семена трав. Когда идет дождь, эту посуду можно надевать на голову, волосы остаются сухими.

Глава 2. Отец не изгнал, а благословил, отпустил — дал свободу

Отче, я очень скучаю по Тебе, хочу Тебя видеть, слышать. Иногда, когда закрыв глаза, молюсь в зарослях лилий и слышу только стук своего сердца, мне кажется, что Ты в моем сердце, и я даже вижу Тебя. Сначала я вижу свет, ярче, чем солнце. Потом слышу какое-то нежное пение. Так пели цветы в Эдеме, а может быть, так поет все сущее?

Нет движения, покой… Это не покой — это вибрация, но такая тонкая, тихая, что меня как будто нет. Но где-то из вечности, из сердца, Отче, взываешь Ты: «Я есмь, Я есмь, Я Ты, Ты Я». Легкая, как пылинка света, вибрация. Эта вибрация — Ты, Отче. Это вибрирует во мне Твоя любовь — моя жизнь… Мерцание вибрации ускоряется, ускоряется. Тишина, тьма. Да, Отче, тьма, но тьма другая, не тьма ужаса, а тьма нежная, как цветок лотоса, теплая, ласковая как солнечный зайчик. Эта тьма — жизнь. Я не знаю другого слова, Отче, но эта тьма — мать. Это тоже Ты, Отче. Потом вибрация переходит в дыхание и опять, Отче, я слышу: «Я есмь. Я есмь Ты, Ты есмь Я, Я надежда, Я любовь, Я вера».

Открываю глаза, вижу лучезарное небо, слышу в сердце голос: «Я есмь Отец, Я есмь ты, Я в тебе, ты во Мне, ты есть Я… Я есмь любовь».

Мне, так хорошо, так радостно. Я, Отче, не имею слов, чтобы высказать благодарность за то счастье, которое, мне открылось в эти непостижимые мгновенья. Я знаю, что все создано Тобой, Твоей мыслью, любовью, Словом.

Я осознаю в эти мгновенья, что живу, потому что Ты живешь в моем теле, которое Ты мне подарил. Если Ты, Отче, уйдешь, то тело перестанет дышать, вибрировать и распадется на частицы, как ежемгновенно распадаются цветы и превращаются в землю.

Я помню, Отче, как Ты сказал нам: «Из праха ты взят и в прах уйдешь, а дух Мой возвратится ко Мне. Спасибо Тебе, Отче, за Дух, который во мне есть Ты. Спасибо, что этот дух есть Я, то есть Ты. Я знаю, что в цветке тоже Ты, Ты, Отче, принимаешь разные формы во мне, в Адаме, в лошади. Но всегда, Отче, это Ты, один и тот же. Это только другая вибрация, другое дыхание, цвет. Твои вибрации создают разнообразные формы, цвет, запах, дыхание.

Это все Ты, Отче «Я есмь, Я». Спасибо Тебе, что в такие мгновенья моего прозренья «Я это Ты, Ты это Я». Ты озаряешь Себя во мне, за это слава, поклонение и преклоненье наше Тебе. Я люблю Тебя, я верю Тебе, Отче. Позволь мне, Отче, всегда помнить Тебя таким, как в эти мгновенья. Укрепи, Отче, эту связь в вечности, в бесконечности. Не оставь нас, Отче; ибо это и будет «Смерть». Я верю Тебе, я люблю Тебя и знаю, что Ты любишь меня, хранишь, научаешь. Я не могу исчезнуть; ибо Ты вечен, а мы — это Ты. Значит и мы вечны, но не всегда осознаем это и потому ропщем, жалуемся, боимся. Всегда, Отче, говори, пой во мне: «Я есмь, Отец, Я есмь, любовь, Я есмь ты, ты есмь Моя часть — Я».

Ты заповедал, чтобы я сообщала все, что мы здесь делаем, как живем на Земле. Но ангелы и так отмечают каждый наш шаг; хотим мы этого или нет. Если я что и забуду, то они дополнят, они ничего не упустят, они очень внимательны, и я думаю, что это прекрасно.

Отче, с тех пор как Ты поселил нас на Земле и назначил наследниками своими, и возложил на нас ответственность за все созданное Тобой, отношения наши с Адамом очень осложнились. Он постоянно упрекает меня в том, что это из-за меня Ты выгнал нас из Эдема, постоянно твердит эти слова: «выгнал», «изгнал», «проклял». Мне очень больно слышать это, но он произносит их с каким-то наслаждением и часто говорит: «Вы с Отцом…», как будто это Ты, Отче, и я специально разлучили его с друзьями, такими же, как он. Они только и делали, что гонялись за русалками, катались на черепахе в райском озере и играли с гуриями, которые больше ничего не умеют, как только вилять бедрами и лукаво подмигивать зелеными, как изумруды, глазами. Когда я ему говорила: «Адам, у нас скоро испытания, нам надо торопиться, чтобы познать как можно больше здесь, в раю, где нам помогают все ангелы, архангелы, духи. Они наши учителя и отвечают за нас перед Отцом. Мне совестно подвести их. Они все нас так любят, отдают нам свои знания. Нас ждут на Земле наши братья-скоты, им надо скорее помочь. Учитель всегда говорил, что кроме нас на Земле эту работу никто не исполнит.

Чему научимся здесь, в Эдеме, то мы обязаны выполнить на Земле. Там нам уже никто не подскажет. На Земле, мы — спасители, закон. Нам нельзя допускать ни малейшей ошибки, чтобы по нашей вине не страдали те, кто ждет нас на Земле. Они потом будут жаловаться на нас Отцу. Как мы обустроим Землю сейчас, так на ней будут жить наши дети. Каковы мы, так будут судить о нашем Отце. Если мы принесем тварям радость, если поможем им познать то, чему старшие братья обучили нас в Эдеме, мы явимся посланцами Света, Любви, Славы Отца нашего: все твари прославят Его, как и мы. Не исполнив Заветы Отца, мы всех землян, обречем на муки, Землю превратим в место страданий.

Мы и себя обретем на муки, так как не сможем быть счастливыми, если рядом с нами будут страдать те, которым мы обязаны были принести мир и любовь нашего Творца.

Адам, Отче, только хмыкал, криво улыбался и говорил: «Ева, это кто кого учит? Ты плоть от плоти моей. Ты есть только потому, что этого захотел я, Адам, первый, кто смог дать имена всему тварному миру — познал его. Мне все ангелы поклоняются и служат. Сам Отец признал, что я совершеннее всех. Так чему мне учиться и у кого? Я уже всему обучен. Ева, может быть, у тебя? Так запомни, я первым был, есть и буду. Яйцо курицу не учит».

Отче, мне так стыдно всегда за него. Я не могу понять, почему Ты никогда не подскажешь ему, что он не совсем прав. Ведь Ты же не только слышишь наши слова, Ты читаешь в душах наших. Наверно, Ты очень любишь его и поэтому все ему позволяешь. Он это хорошо знает. Если я говорила, что все расскажу Тебе о нем, он зевал, и отвечал: «Все о чем мы с тобой говорим и думаем, ангелы Отцу уже доложили. Ева, ты от кости моей. Ты знаешь, сколько мне лет? Нет, не знаешь. А я знаю, сколько тебе. И помню, что Отец заповедал: «Да убоится жена мужа своего». Я могу передумать и сказать Отцу, что ты меня не почитаешь, попрошу заменить тебя другой женой. Отец ради меня это сделает.

Послушай меня, пожалуйста, внимательно, ты еще дитя. Ты ничего не видела. Для тебя весь мир, вся вселенная — это только Эдем, Земля и Человек — это я, Адам, твой отец и муж.

Напоминаю, Ева, ты от меня взята, ты плоть моя и рожать, выкармливать ты будешь мою плоть, мое семя. Если захочу, я вложу свое семя в другую мать, и все равно это буду я, Адам, в ком бы я не произрос, кто бы меня не выносил, не выкормил.

У Отца нашего бесчисленное множество таких планет, как наша Земля, и все они заселены живыми существами, и в любое из них Отец может вложить мое семя. Я видел многих из них. Есть такие, которые в тысячи и тысячи раз старше нас, огромнее, могущественней. Их жизнь настолько продолжительнее нашей, что нам они кажутся бессмертными. Даже ангелы не знают, когда Отец создал эти существа и каков их век. Для нас с тобой они «бессмертны». Но поверь, Ева, все имеет начало и конец, что сотворил наш Отец. Только Он вечен и бесконечен. Потому что нет того, кто мог бы сосчитать века Его. Ибо все проходит, а Он остается. Распадается плоть, в которую мы одеты. Мы, ты и я, и все наши братья меньшие — это не только плоть. Я и ты — мы души, бессмертные частицы нашего Отца. Мы его вечное дыхание, исшедшее из его любви. Ева, если ты даже захочешь исчезнуть, раствориться, то тебе это не удастся. Ибо для этого должен раствориться Тот, кто сотворил себя Сам, и из Себя сотворил нас. Он был всегда, и мы были всегда в нем. Мы обречены на вечность в бесконечности. Я уже был раньше в других плотских одеждах. Я не знаю сколько раз менял свои плотские одежды и сколько миллионов раз еще сменю их. Во многом это зависит от нас. Мы сами творим свое будущее тело своими нынешними делами, поступками.

Что свяжем здесь на Земле сегодня, то получим от Отца в следующем воплощении. Так будет, Ева, вечно, как вечен Он. На этой Земле мы проходим намеченный нам урок, и пока этот урок не выучим, как надо Ему, мы будем рождаться и рождаться. А затем другой класс, и вновь, как нужно Ему, как задумал Творец.

Когда-то, Ева, мы будем архангелами. Может быть, будем управлять таким же, как наше солнцем. Ты удивлена? Не удивляйся. Таких солнц у нашего Отца столько, сколько песка на берегу океана, а таких океанов, как наш, нужно столько, сколько всего песка во всех океанах. Это говорю тебе, я, Адам.

У Отца нет от нас секретов. Что-то открою тебе я, что-то ангелы. Но все знания Свои Отец спрятал в нашу душу. Для того, чтобы они всегда были с нами, чтобы они всегда могли принести пользу на службе Ему. Познания не даются как упавший с дерева орех: раскуси и проглоти. Для этого, Ева, необходимо рождаться и рождаться, чтобы добывать их постепенно с трудом, болью, страданиями. Тогда все запоминается навечно, ибо мы живые вечно, наша жизнь не прекращается ни на миг. Меняются только вибрации: ускоряются или замедляются, но никогда нет остановки.

Когда-то, Ева мы «уйдем», Отец дает нам передышку, отдых. Чтобы мы то, что усвоили в этой жизни, закрепили навечно.

Ты вынудила меня открыть тебе те знания, которые сейчас навряд ли принесут тебе благо. Но ты обязана знать, что я не просто Адам, не просто твой муж. Я сын Создателя, и у меня было время и возможность познать кое-что о мире, который меня окружает и который мне поручено обустроить под себя и для себя. Ты не беспокойся, я уже все постиг и когда придет время, все, что нам надо, я вспомню.

Глава 3. Попытка Евы побывать в Эдеме

Недавно, когда мы улетели с Гарудами очень далеко, они объясняли мне, как находить дорогу домой, к нашей реке. Ты поселил их на Земле раньше нас с Адамом. Они знают и рассказывают мне о Земле очень много такого, чего я раньше не знала. Я увидела внизу удивительное сооружение очень красивое, чему я не могла найти сравнения на Земле. Оно притягивало, сверкало, переливалось всеми цветами радуги. Я увидела это чудо совершенно неожиданно. Оно как будто опустилось на землю с неба. Купол его сверкал на солнце, как огромная розовая чаша лотоса. Мы с Гарудами спустились немножко пониже, чтобы полюбоваться этим чудом.

Отче, да это же Эдем, это мой первый дом. Он такой красивый, такой уютный. Я видела сверху наше любимое озеро, вспомнила, какие там красивые лотосы: голубые, бархатисто-черные, как ночное небо, алые, как солнце на закате. Вспомнила, как мы с Адамом сидели на их огромных листьях, опустив ноги в прозрачную, холодную воду. Синие рыбы целовали наши ступни своими большими розовыми губами. Я сказала Гарудам, что нам необходимо опуститься еще ниже. Я хотела рассмотреть все по лучше, но купол скрывал все, что находилось под ним. Неожиданно Гаруды быстро устремились вверх, к солнцу.

— Куда вы, куда вы, подождите. Я хочу, чтобы мы спустились еще ниже, — просила я.

— Нам туда нельзя, — Гаруды метнулись в сторону.

— Но почему, — запротестовала я, — давайте спустимся, там так красиво. Это наш рай, наш Эдем. Пожалуйста, милые, давайте посмотрим еще хоть одним глазком это чудо.

Я спрыгнула со спины Гаруды и камнем ринулась к земле, чтобы опуститься в это самое прекрасное место на Земле. Но вдруг какая-то неведомая сила ударила в грудь упругой волной. Меня резко взметнуло в небо, как рыбу в водопаде закрутило, закувыркало. Дыхание замерло, краем глаза я увидела, что меня подбросило выше Гаруд, и я повисла в небе, ничего не видя, ничего не слыша, в полной тьме.

Я очнулась. Гаруды быстро удалялись от сверкающего купола, унося меня на спине.

— Отче, что со мной произошло? — прошептали мои губы. Я как-будто побывала в своем Эдеме. Но почему такая боль во всем теле?

— Мы все могли остаться в Эдеме навечно. Твой ангел-хранитель засмотрелся на красоты Эдема вместе с тобой, — пошутила Лея, — Мы спаслись только по милости Создателя. Мы забыли, что к Эдему запрещено приближаться близко всему, имеющему дыхание. Охрана Эдема не ожидала нашего появления так неожиданно. Сработала противометеоритная защита отторжения, и тебя отбросило далеко от границ Эдема.

— Это действительно был Эдем, а не сон, — обрадовалась я.

— Да, мы пролетали над Эдемом, — ответила Лея, — Но мы сделали это по ошибке, и Отец простил нас. Но если мы совершим это умышленно, то будем наказаны, потому что вам с Адамом запрещено возвращаться туда, и вы знаете это, Ева.

— Да, знаю, — со слезами ответила я, — Думаю, что Отец поселил там других человеков, более совершенных, чем мы.

Я вспомнила, Отче, нашего Учителя. Он, наверно, самый мудрый из всех Твоих созданий, которых я знала в Эдеме. От него, как и от Тебя, исходило необъяснимое тепло. В нем я чувствовала Тебя. Но Ты, Отче, невидим, недосягаем. Ты как-будто бы рядом, здесь, и в то же время, где-то не здесь. Ты всюду, а он всегда был рядом с нами. Он первый обучал нас всему, первый открывал глаза наши на сотворенный Тобой мир.

Меня Он оберегал, лелеял больше, чем Адама. Адам всегда убегал, когда мы учились духовной медитации, отвечал, что это скучно, что ему интересна медитация разума.

Учитель грустно улыбался, объясняя, что Адам пытается стать магом.

— Смысл твоей медитации — в подчинении сил тебе подобных и более слабых. Такая практика порождает тяжкое воздаяние, — журил он Адама. Адам отвечал, что он согласен ответить за свои деяния потом, когда-то, а сейчас он хочет научиться подчинять себе все силы на Земле и в поднебесье.

Отче, Ты создал нас так, что мы вольны сами выбирать свое будущее — сами его созидаем.

Но мы человеки, и нам невозможно представить ясно всю картину того, что мы строим сегодня. Мы живем днем сегодняшним. Хотим иметь все здесь и сейчас, предполагаем, что если воздаяние не сегодня, то, может быть, потом как-то расплатимся, но время идет, долги растут. Мы берем и берем, а чем отдавать? Все, что получаем, тратим сейчас, не думая о дне расплаты.

Расплатиться, Отче, мы можем только любовью, благодарностью, преданностью, знанием. Но нам все некогда, лень. Мы говорим «потом», а сейчас мы забываем сказать хотя бы «спасибо». И это потому, что знаем — жить мы будем вечно.

— Адам, — увещевал Учитель, — то, что ты называешь медитацией, не есть истинная медитация. То, чем ты занимаешься, есть бессмысленная трата энергии и времени. Это фантазии твоего ума, это не истина, это даже не отражение истины, это глубокие заблуждения — тупик, — которые приведут тебя к разочарованию. Ты потеряешь связь с Творцом, потому, что эти иллюзии ты строишь сам, твой не окрепший еще ум, блуждает в хаосе. Ты желаешь покорить Силы, быть их господином. Но Силы подчиняются только Создателю.

Они играют с тобой, сосут из тебя твои божественные способности, энергии, которыми наградил тебя Создатель.

Способности эти Он дал тебе, чтобы ты передал их младшим по эволюции, а не растрачивал в «играх» с существами более сильными и искушенными в борьбе за власть над энергиями других существ.

Ты избрал для себя путь мага и отказываешься выполнять программу, намеченную для вас с Евой в Эдеме. Ты идешь по пути покорения, притеснения. Ты человек, и твой путь на Земле — путь служения, даже самопожертвования. Этот путь ты, Адам, избрал ранее сам, он утвержден Советом. Тебя ждут на Земле, как наставника слабых, как праведного Судью — наставника. А ты сам превращаешься из Судьи праведного в тирана.

Встань и слушай, Адам. Твое отношение к Еве меня настораживает. Ты возомнил из себя Господина, хозяина. Твое высокомерное и презрительное отношение к ней возмущает не только меня, вашего наставника, но и Совет Эдема.

Ты постоянно подчеркиваешь перед ней, свое первородство, свою неповторимость и осведомленность во всех областях знания. Да, по сравнению с некоторыми скотами, которые живут сейчас в Эдеме, и с теми, которые уже населяют Землю и подготавливают ее для вас с Евой, ты, Адам, совершенство. Но вспомни, что самыми первыми твоими учителями были эти самые скоты, звери водные, земные и птицы небесные и даже насекомые и пресмыкающиеся. Они первые давали тебе уроки бытия и не возгордились, не возносились пред тобой, как ты сейчас. Мы заставляли тебя наблюдать за ними, учиться у них; надо уметь быть благодарным.

Запомни, Адам, если ты научишься быть благодарным своему Творцу и тварям его за то, что они согласились жить с тобой рядом, если ты будешь готов разделить с ними радость бытия, то и они поделятся с тобой, своей жизнью, не задумываясь. Но если разучишься быть благодарным Творцу за солнце, за то бессчетное множество помощников и сотрудников, которых Творец поселил рядом с тобой, ты превратишься в ненавистника, из их друга в их поработителя. Этого тебе не простят все населяющее Землю на таких же правах, как и ты. Тебе все отдано во власть, под твою защиту.

Власть, Адам, это порядок, мир, равновесие, равноправие. А деспотизм, тирания — это гнет, тупого, жестокого вампира.

Живи радостью подвластных тебе, не живи их стенаньями, их проклятьями… помни о Воздаянии. Властвовать, Адам, это возможность оберегать, защищать, давать счастье, знание, любовь. Это великая честь — нести свободу и мир. Только такую власть дает тебе на Земле наш Творец, «Как на небе, так и на Земле». Если ты не готов быть таким властелином — откажись.

— Учитель, мне страшно спрашивать тебя об этом, но я не в силах сдерживать свою любознательность. Я преклоняюсь пред тобой. Прости меня, Учитель. Кто Ты? Если возможно, ответь нам, пожалуйста. Адам говорит, что нам это знать запрещено. «Учитель» и все. Мы тоже будем учителями для своих «младших» братьев. Но Ты не такой, как мы. Ты тоже из плоти, но твоя плоть совсем другая. Ты, когда желаешь, можешь быть невидимым. Ты проникаешь сквозь камень. Ты силой мысли можешь созидать предметы, передвигать их в пространстве. Ты ходишь по воде. Мы же ничего такого, сделать не способны.

— Ваше время еще не пришло, у вас еще все впереди. Душа существа должна сама захотеть, чтобы у нее появились новые органы, необходимые для бытия в астральной или ментальной плоскости.

Когда возникнет потребность, появятся и возможности. Эти возможности предоставит Отец, увидев, что существо способно обитать в новой среде.

Если вы не потеряете веру, вы и не такое будете творить. Если Отцу будет угодно, Он даст вам все, что вы заслужите.

— Может быть, ты наш Отец? Если это не так, то Ты прости меня, Учитель. Мы никогда не видели нашего Отца. Мы слышим Его голос, видим свет, исходящий от Голоса, ощущаем радость, счастье, восторг. Я не могу пересказать, что еще, наверно, вечность, соединяющую нас с Ним. Его просто не с кем сравнить, Он один такой. Может Ты и есть — Он? Потому что когда Он говорит с нами, то Тебя обычно с нами рядом нет. Но когда Ты рядом с нами, я ощущаю почти такую же радость и восторг, как и от Его присутствия. У меня появляется необъяснимая щемящая счастливая боль в груди.

Я посмотрела на Учителя. Мне показалось, что Он меня не слышит. Его глаза были полуприкрыты.

— Говори, Ева, — ласково произнес он, — Я слушаю тебя, любимое дитя, и понимаю, что ты не можешь выразить все, что тебе хочется спросить. Ты и сама не знаешь, как точно задать вопрос и какой получить ответ.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 407
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: