12+
Тяжелые дороги жизни

Тяжелые дороги жизни

Объем:
130 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-5041-1

О книге

На склоне своих лет я неоднократно задавал себе вопрос: «Какой след оставил ты в жизни для потомков и в истории?» Но ответа найти не мог. Мой путь к новой жизни пролегал через тоталитарный бурелом невзгод и лишений, только благодаря неукротимому темпераменту и безграничной силе воли я подхожу к своему девяностолетнему юбилею (12.04.2011) — эта трагическая судьба и есть часть души нашей истории, а поэтому я решил и считаю своим долгом подробно изложить потомкам свой жизненный путь.

Отзывы

Л. Станкевич

Книга особенно интересна пытливому читателю, изучающему проблемы повседневности в СССР и тому, как видели окружающий мир и себя в нем люди прошедшие через самые драматические события нашей истории. При чтении книги у неподготовленного читателя может возникнуть когнитивный диссонанс. Однако социологи и журналисты ,изучавшие повседневную жизнь в СССР , наоборот получат огромное удовольствие от знакомства с мелкими деталями и подробностями экзистенциального существования человека советского. Ведь, проблема повседневной жизни человека зародилась еще в древности – собственно, тогда, когда человек совершал первые попытки осознать себя и свое место в окружающем мире. В XX в. главным объектом научного познания становится именно сам человек в его уникальности и неповторимости. На противоречивость и неоднозначность человеческой природы указывают В. Дильтей, М. Хайдеггер, Н. А. Бердяев и др. В этот период на первый план выдвигается «онтологическая» проблематика жизнеосуществления человека, а феноменологический метод становится особой «призмой», с помощью которой осуществляется видение, осмысление и познание действительности, в том числе и социальной. Обращение к повседневности как к самостоятельной проблеме было осуществлено Э. Гуссерлем в рамках феноменологии. Для него жизненный, повседневный мир становится универсумом смыслов. Повседневный мир обладает внутренней упорядоченностью, ему присущ своеобразный когнитивный смысл. Благодаря Э. Гуссерлю повседневность обрела в глазах философов статус самостоятельной реальности, имеющей фундаментальное значение. Повседневность Э. Гуссерля отличает простота понимания того, что ему «видимо». Все люди исходят из естественной установки, объединяющей предметы и явления, вещи и живые существа, факторы социально-исторического характера. Основываясь на естественной установке, человек воспринимает мир как единственно подлинную реальность. Вся повседневная жизнь людей базируется на естественной установке. Жизненный мир является данным непосредственно. Это сфера, известная всем. Жизненный мир всегда относится к субъекту. Это его собственный повседневный мир. Он субъективен и представлен в виде практических целей, жизненной практики. Экзистенциалисты считают, что проблемы рождаются в ходе повседневной жизни каждой личности. Повседневность – это не только «накатанное» существование, повторяющее стереотипные ритуалы, но также и потрясения, разочарования, страсти. Они существуют именно в повседневном мире. Смерть, стыд, страх, любовь, поиск смысла, являясь важнейшими экзистенциальными проблемами, являются также проблемами существования личности. Среди экзистенциалистов наиболее распространен пессимистический взгляд на человеческое существование, однако , жизнь автора этой книги хорошо демонстрирует справедливость идей более оптимистичной точки зрения - идей, которых придерживались Э. Фромм, наделявший жизнь человека безусловным смыслом, А. Швейцер и X. Ортега-и-Гассет, который писал, что жизнь – это космический альтруизм, она существует как постоянное перемещение от жизненного Я к Другому. Эти философы проповедовали восхищение жизнью и любовь к ней, альтруизм как жизненный принцип, подчеркивая самые светлые стороны человеческой натуры. Несомненно , пример жизни Бориса Динерштейна подтверждает обоснованность этой философской позиции!

27 сентября 2018 г., в 10:47
Николай

Спасибо! Рассказ о собственной жизни автора напоминает беседу за семейным столом, когда дедушка делится воспоминаниями о прожитых годах. В книге много интересных деталей жизни в Москве в 30-е годы и 40–е годы. К сожалению, биография от первого лица в этом случае требует от слушателя задавать уточняющие вопросы, чтобы лучше понять происходящее и внутреннюю логику человеческих поступков. Так как читателю задать вопросы не получается, то приходится о многом только догадываться. Так, наверное, работа на заводе после школы связана с ограничениями прав детей «врагов народа». Да, и после войны , например, поступить в институт было очень трудно. Если посмотреть формуляр об арестах матери автора, то видно, что она после 8 лет лагеря в Казахстане жила во Владимирской области, где и была повторно арестована в 1948 году и была осуждена на 10 лет лагерей. Место проживание , скорее всего, связано с запретом на нахождение в Москве, где находились ее дети. Много и других вопросов возникает при чтении этой интересной книги о событиях в жизни автора. Жаль, что он не рассказал подробно о причинах своего собственного ареста, а также о своей блистательной карьере автогонщика , которую это арест прервал навсегда. Мое предложение к издателям собрать вопросы, которые будут возникать у читателей ; в также найти больше документов из жизни Динерштейна и его семьи, чтобы в новом издании книги можно было понять , что произошло в Наркомате отца в 1937 году, почему было расстреляно все его руководство; узнать , что происходило в лагере АЛЖИР и т.д.? Из книги становится понятно, что не легко приходилось жить в те годы в нашей стране сыну « врага народа» с фамилией Динерштейн.

27 сентября 2018 г., в 7:49

Очень интересно! Особенно те детали жизни в СССР , о которых уже забыли или никогда не знали. Не может оставить равнодушным описание ареста отца и тех невзгод с которыми пришлось столкнуться семье арестованного и казнённого отца. А встреча с главным палачом- Ежовым, заставляет вспомнить сюжеты Кафки. Хотелось бы больше узнать о главных персонажах этой книги , например, о матери и ее судьбе? Александр Томсен

26 сентября 2018 г., в 11:59

Автор

Борис Моисеевич Динерштейн