Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4474-6874-3

Сталин и я

Азбука

Купить электронную Купить печатную

Redshon

автор книги

О книге

Первая в мире великоросская азбука с драматургической дхармой внутри совершенной пустоты читательского «я». Предполагается, что изучив ее, читатель найдет в себе частичку Бога.

Об авторе

5

Апология провокации

1. Апология провокации. Рецензия на книгу Redshon «Сталин и я» Дорога автора к читателю напоминает путь продюсера, развивающего успешный сюжет из комикса в мультфильм, далее в полнометражку, в сериал, в мюзикл, в компьютерную стрелялку и, наконец, в книгу. Redshon. Одна из самых одиозных масок Рунета, персонаж из «кейсов» учебников конфликтологии, объект как любви, так и ненависти. Прошел путь неизвестного ЖЖ-юзера, затем блоггера-тысячника, через короткое время заслужил отдельной статьи в сетевых энциклопедиях. Наконец, творчество стало расходиться на цитаты, многие из которых превратились в интернет-мемы. Сегодня книги автора мы видим как на полках книжных лавок, так и на виртуальных торговых площадках. Безусловно, это успех. Пятисотстраничный труд «Сталин и я» подписан «ником», «кличкой», или, лучше сказать, «маркой» Redshon. Сегодня, спустя пятнадцать лет — бренд с отличной узнаваемостью. Тролль троллей, провокатор провокаторов, появление которого на любой странице Сети заставляло зрителей «запасаться попкорном», а то и «срать кирпичами». Немногие (чтобы не сказать «никто») решаются выступить (чтобы не сказать «высунуться») для дискуссии с собеседником, зарекомендовавшим себя как наиболее известный тролль Рунета. И вот мы видим не тред в ЖЖ или ленту фейсбука с участием автора, но книгу, подписанную медиаперсонажем. Конспирация? Паранойя? Я бы сказал, жизненная необходимость в эпоху кибервойн. Более того, — разумная предосторожность, опробованная классиками. Что мы знаем о спасителях человечества (Redshon не случайно называет себя мошиахом) из сегодняшнего основного, а по мнению В.О. Пелевина и сакрального источника познания, — американских фильмов? Современный мошиах (герой Сталлоне, Шварцнеггера, Виллиса), работающий по принципу «один в поле воин», — законами жанра обязан носить маску. Позволю себе проиллюстрировать тезис несколькими примерами. Джон Рембо, классический бродяга (дервиш, странствующий святой) дебютирует в образе заморского дембеля. «Т-800», в ипостаси «добра» с кулаками и помповиком, пользуется реквизитом романтичного моторизированного хулигана. Батыр XX века, кумир женщин от века до сего дня. Джон Мак-Клейн, сверхэффективный борец с ксенопреступностью, выступает в образе лос-анджелосского полицейского. Тот, от кого не ждешь ничего кроме квитанции за неправильную парковку — оказывается универсальным гением, способным устранять глобальные угрозы. Redshon, позиционирующий себя в дискуссиях как непререкаемый духовный, научный, религиозный и национальный авторитет, выступает как маска в маске. Ипостаси автора, его доспехи бога (не напрасно Redshon выступает в дискуссиях именно с позиции высшего существа) не одеты друг на друга как слои в луковице. Скорее, маски сменяют друг друга как стволы в системе Гатлинга. Патроны в приемный механизм ТРЛ -пушки подаёт сам Redshon, породивший остальных служебных существ. Одним из видов ТРЛ-боеприпасов, или по выражению автора «торпед ТРЛ», являются утверждения, содержащие заведомо неприемлемую для оппонента лексику и фразеологию. Соперник, вынужденный возражать, испытывает страдания от одного созерцания графически отображенных на экране собственного монитора идиом. По А.В. Суворову, такой оппонент «уже наполовину побежден». Умение Redshon-a заставить виртуального противника играть по навязанным правилам, принудить оправдываться, довести врага до «точки кипения», и в конце концов спровоцировать до антинаучного сквернословия и ухода оппонента со сцены, «слива» дискуссии стало фирменным стилем «русского мошиаха». Заслуживает внимания не только стратегия, но и тактика автора. Redshon комбинирует различные типы ТРЛ-программ, как многоцелевая система вооружения. Сменяющие друг друга стили дискуссии, поведенческие типы выбивают пол из-под ног оппонента. Противник никогда не может быть уверен, с кем он ведет спор, с «последним патриотом СССР» или с «равом Срулем». Внезапный поворот от стиля «молодой учоный (sic)» до алгоритма поведения «пьяный мастер» дезориентирует соперника. О чём говорит нам появление «Сталин и я» на книжных прилавках? Безусловно, это победа «на вражьей земле», на «чужом поле», казалось бы — навсегда захваченном евреями, геями и москвичами. Укрепрайоны противника, иначе говоря издательства, книжные магазины, наконец рецензенты пали под огнем Redschon-a. Принятое мошиахом «окончательное решение» подавить сопротивление эрудицией, опрокинуть неожиданными аргументами, задавить очевидным интеллектуальным превосходством — дало свои плоды. Redshon победил, один против всех, «малой кровью, могучим ударом». 2. Итак, что содержит послание мошиаха Redshon-а человечеству? Книга неоднородна по составу, и написана в жанре facettes, ставшим традиционным для русской литературы ХХ века. Размышления, впечатления, воспоминания. Гипотезы, утверждения, сообщения о научных открытиях, зачастую весьма неоднозначных и неожиданных. Читать книгу можно с любой страницы, — восприятие не пострадает. Многие действующие лица знакомы читателю. Это могут быть персонажи новейшей истории СССР–РФ, на детали биографии и происхождение которых автор считает нужным обратить внимание. Фигуры из мира отечественной науки, оцениваемые Redshon-ом в узнаваемой манере. Друзья, коллеги и близкие писателя, к которым автор более милостив, нежели к власть имущим. Мозаика сюжетов скреплена характерными для автора фразеологическими оборотами, — нет смысла приводить их здесь. Обильное автоцитирование придает тексту необходимую научную оформленность. Все это складывается в рисунок, с не всегда сразу понятным, но эстетически привлекательным сюжетом. Значит ли вышесказанное, что «Сталин и я» представляет собой очередной мемуар, призванный сохранить на бумаге дорогие автору имена? Зададим себе вопрос, что хочет от людей мошиах Redshon? Представим себе персонажа, поставившего себе задачу годами травить–троллить интернет-сообщество, заработавшего в ответ тонны ненависти, оскорблений и угроз, и попытаемся понять его мотивы. Одним из феноменов русской жизни были и существуют так называемые «юродивые». Люди, добровольно принявшие на себя образ психически больного человека, и тем не менее иногда сообщающие «городу и миру» вполне здравые суждения. Если мы откроем жизнеописания русских юродивых, окажется, что люди, которых общество иногда при жизни, иногда посмертно признавало как духовных авторитетов, были далеки от идеала нравственности. Они сквернословили, от них воняло, они говорили неприемлемые вещи, они дрались и оскорбляли пришедших к ним за советом. И, как правило, отличались крайней оппозиционностью к властям. Юродивый, прилюдно обожающий власть — абсурд. Юродивый, прилично одетый, консультирующий посетителя без матерщины, рыгания и харчков — вызывает подозрения. Юродивый, не «ходящий под статьёй» — самозванец. Примеры юродивых сегодняшних дней перед нами, — Владимир Жириновский, Сергей Троицкий (Паук), Вячеслав Дацик, «Стас» Барецкий, Сергей Шнуров. Образы, личины юродивых, такие как «еврей» Жириновского, «сатанист» Троицкого, «фашист» Дацика, «жирный кретин» Барецкого, «алкоголик и придурок» Шнурова дают клоунский иммунитет, шутовскую броню, опробованную не сегодня и работающую «от века». Кто виноват, что в современной России, чтобы быть услышанным, надо быть «фашистом», «кретином» или «алкашом»? Вопрос, ответ на который Redshon давно ответил. Б.М. Горемыкин, писатель. Болшево, Московская область. 3. Комментарий специалиста Институт юродивых, как совершенно справедливо заметил предыдущий автор, существует «с древнейших времен». Традиции христианства, однако, учат отличать «во Христе юродивых» и «бесноватых». Простой тест на соответствие Redshon-a одному из направлений показывает, что автор однозначно принадлежит второму типу. Регулярное присвоение себе титулов «мошиаха», спасителя мира (а христианское богословие рассматривает иудейского «мессию» не иначе как антихриста), сквернословие в адрес Бога, апостолов, святых, — демонстрирует отношение автора к Православию. Да и сам «троллинг» происходит от слова «тролль», «лесной бес». Само занятие Redshon-a, то есть троллинг, насмешничанье, провокация — не относятся к христианским ценностям и не поощряются христианской традицией. Оплёвывание евангельских событий, издевательства над личностями из христианского предания ставит Redshon-а в один ряд с его любимыми виртуальными собеседниками, — «евреями, геями и москвичами». Не напрасно автором выбран Рав Сруль, как одна из личин. Автор рецензии регулярно задавал себе вопрос, как откровенно иудейское руководство Рунета в целом и Livejournal в частности допускает существование Redshon и пришел к выводу, что секрет прост — Redshon сам еврей и гей. Безусловно, книга заинтересует широкий круг читателей. Однако позволю себе следующую рекомендацию. Если читатель серьезно относится к своей религиозной, национальной, культурной, половой идентичности — тексты Redshon-a не лучшее, что можно выбрать на книжном рынке, пусть и за символическую цену. Протоиерей Феофил, духовник Б.М. Горемыкина. Город Юбилейный, Московская область.

автор книги
Дмитрий Новокшонов ответил(а) на отзыв Борис Горемыкин
Спасибо! Все ваши замечания я непременно учту при написании продолжения "Сталин и я" под названием "Путин и он".

Благодарности

На обложке фотография, сделанная Станиславом Забурдаевым.
Благодарность этому юниту выражает автор

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно