электронная
Бесплатно
печатная A5
364
18+
Сотворённые любить и созидать

Бесплатный фрагмент - Сотворённые любить и созидать

Избранное

Объем:
206 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-3248-1
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 364
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«И тогда впервые в мире пересмотрели роль Личности и Народа в Истории. А самой решающей оказалась — совместная роль Личности и Народа, в которой природные. трудовые и денежными ресурсы стали принадлежать Народу, непосредственно вкладывающему свою трудовую энергию в обустройство и защиту отечественной земли, с образованием единой семьи народов масштабом со всю Россию. Сумеем ли сохранить и приумножить?»

Введение. Афоризмами

— Не та мудрость, которую глазами так и едят. А та — у которой вид сбоку.


— Всякий дом — под плотной крышей, а сквозит сквозь свет в окне.


— Я бы побывал в его мыслях, да зайти — ни одной извилинки прямой.


— Всяк бы слушал сердце своё. Так ведь и оно душой к чужому сердцу норовит.


— Не понятна философия? Тем хуже для философов.


— И на этом свете мы в гостях. И на том — душа залётная.


— Гадала цыганка по руке — особая ты. Замуж выйдешь — дети будут и не выйдешь — ещё как прибудут.


— Первое чувство — это вам не перволёдок. Так скуёт, что лёд любой проломит.


— И великой реке — почёт только до ближайшего моря.


— Палки о двух концах. Но это если их в крест не сколачивать.


— Везёт тем, кто везёт. А больше тем — кто подвозит, подносит и подмасливает.


— Езжай — куда хочешь. Везде вольготно не далее полиции.


— Хит — это когда весь мир интеллектуала умещается в трёх зацикленных аккордах.


— Куда кривая вывезла — особо любопытно смотреть по утрам, с большого бодуна.


— Смотри-ка, а попытка и впрямь не пытка — убеждались после пятой.


— Молодец — против овец. А ты против гаишника попробуй.


— Семь бед — один ответ. Взбодрил себя народной мудростью — после седьмой.


— А всё же алкаши у Яги с косой — в фаворе и почёте. Частенько упреждает свой приход — кондрашкой обыкновенной.


— С любимым — и в шалаше бы! Когда б не пыль, да зной, да муравьи, да осы, да комары, да мухи. Да пот и гель — и всё в одном флаконе.


— Если бы знал, во что выльется — ни за что не стал бы дёргать за косички эту Светку, сдирать у ней диктант и подносить портфель до дома.


— И на том свете барщина — кому в аду кипеть, а кому дровец подносить да подкладывать.


— Жизнь даёт один Бог. А отнимает всякая гадина. Им — то зачем даёт?


— Как странно мир устроен — душе простор, как только сердцу стоп.


— Говорят, что Бог забирает лучших. Видно — знает, кого оставлять на племя.


— Рыба, гниющая с головы — много в грязи копалась и долго питалась мутью.


— Уговор — дороже денег. А брачный не дороже денег пополам.


— Всяк сверчок знал бы свой шесток — не верещи он на всю округу.


— А ну-ка — как там у Шекспира? Пить? Или не пить?


— От пола, конечно же — многое зависит. Только не от того, по котороиу ходим.


— Нет огня без дамы, как и дамы без огня.


— Никакой особой истины не нашёл у великих философов. Она куда мудрей в простонародных пословицах и поговорках!


— Как брали кредит — уже смутно помнится. А как рассчитывались — по гроб жизни не забудем.


— Человек, конечно же, не скотина. А просто бывает — не совладать с целой бурей чисто человеческих чувств. Только эффект, почему-то — тот же скотский.


— Теперь у холопов чубы трещат — когда паны в парламентах дерутся.


— Укатали Сивку крутые горки. Кто смолоду крут — долго не живёт.


— Дума — не обязательно женского рода. Она может быть и среднего, и полусреднего, и совсем никакой.


— Трудных времён не бывает. Бывают бездарные реформаторы времён.

Часть 1

1. Как пошатали блок СССР

В отличие от царившего во всём мире снобистского культа со свободными частными деяниями по собственному усмотрению односторонней выгоды из природных и трудовых ресурсов — по, казалось бы, совершенно естественному принципу первоочередного овладения успешными преференциями и привилегиями для самых талантливых к этому индивидов.


И с одновременной постановкой проблемы — как быть всем остальным, менее способным иметь преференции и привилегии в своём, совместном с талантами, бытии.


Только кто же теперь узнает — каким образом менее способные оказались в рабах и крепостных у талантливых господ, вопреки досужим домыслам о том, что Всевышний одинаково сотворял всех свободными, Богу-подобными.


Тем более, что среди живых тварей, брошенных к ногам человека для того, чтобы плодиться и размножаться — яркими примерами высвечивался принцип открытого поглощения более сильными и ловкими — менее сильных и ловких.


То есть, вопреки всем благостным мнениям о всемогуществе Всевышнего и его исключительно праведных намерениях — сотворении Вселенной отличилось анархией с принципиальной борьбой нечистых сил с чистыми, уличных толп с отдельными праведниками, физической энергии с духовной а здравой логики с мистическими чудесами.


Однако, мало чем можно покривить истиной, если сказать, что нынешняя самая современная цивилизованная страна не намного ушла от диких порядков добывать преференции силой, вместо деловой партнёрской состязательности с выявлением победителей.


А, похоже, все и прошлые Империи ничем, особо цивилизованным не отличались — зарождаясь и закатываясь в зависимости от того, какая сила становилась преобладающей через порабощение и поглощение других.

Чем же, спрашивается, 20 век отличился от всех иных, что заставил мир проснуться от привычных и глубоко закореневших обрядов и ритуалов?


====


А тем и отличился, что всемирный культ обогащения отдельных, наиболее талантливых — наконец-то был поколеблен перенаправлением к рукотворному приближению к а ж д о г о гражданина общества к талантливому совершенству.


Но такое перенаправление не могло состояться иначе, как радикальным осуществлением максимально возможного доступа к благам и известным социальным направлениям роста и развития через поддержку здоровья, образование и культуру, которые до революционной гражданской войны были в полной мере доступны лишь высшему сословию.


Но в каком смысле — радикальным доступом?


Бунтов и революций — История знает предостаточно. Но все они усмирялись двумя основными способами: либо действительно радикальным, посредством аппарата полицейского насилия, либо более миролюбивым путём частичного удовлетворения требований по улучшению положения простонародных масс.


Выходит, только Россия настолько растворилась в царской праздности, что революционный радикализм принялся с а м с о б о й подстрекаться прямой неспособностью удержать официальную власть никакими способами.


Но самым главным стимулом к смене режима оставалось незавидное положение трудового народа, производящего жизненные блага, которые затем присваивались отдельным частным хозяевам.


И кто бы в те времена мог подумать, что власть и во всём мире начнёт раскалываться по противоположным векторам: — от власти, принадлежащей отдельным Личностям из высших сословий — к той, которая по вполне уместной справедливости стала принадлежать традиционно созидающему народу, с одновременным для себя умножением созидательной энергии!


Иными словами, впервые в мире была пересмотрена практическая проблема о решающей роли Личности и Народа в Истории. А как затем последовало — о самой решающей с о в м е с т н о й роли Личности и Народа.


То есть такой, в которой природные и трудовые ресурсы с денежными потоками стали принадлежать не отдельным Личностям, а Народу от имени государства, непосредственно вкладывающему свою трудовую энергию в обустройство и защиту отечественной земли-территории, и, по сути, с образованием одной потомственной многонациональной семьи, масштабом со всю страну.


А, значит и с исходящим и м е н н о из э т о г о — централизованным регулированием и защитой самых различных интересов населения государственной властью, в принципиальное отличие от невмешательства власти в частные вотчины с господами и массой холопов.


Очевидно, передавать власть с природными и трудовыми ресурсами народу — одновременно и означал естественный переход к централизованному управлению государством через власть, избираемую народом.


В принципиальное отличие от частных властных полномочий, никем не избираемых, кроме самих себя — мешками денег.


А значит и с последующей задачей заменять обший принцип преобладающего обогащения особо талантливыми и ловкими — направлением каждого трудящегося гражданина к рукотворному повышению способностей и талантов, через максимально возможный доступ ко всем жизненным благам и направлениям социального роста и развития — с о б с т в е н н о з а р а б а т ы в а е м ы м и д о х о д а м и в народный госбюджет помимо всяческих налогов.


А одновременно — и с естественным выявлением тунеядцев и иных дармоедов с мошеннической спекуляцией ценами на один и тот же товар, услугу, и денежный номинал.


То есть, то, что обеспечивалось отдельными талантами — в потенциальном будущем времени умножалось во многие разы по мере доступности каждого к рукотворному совершенствованию талантов. А талантливые ловкачи уже в настоящем времени подлежали очищению трудом.

Чем расцветала русофобия

А для того, чтобы вникнуть — в чём же истинная причина прозападной русофобии, прежде всего необходимо заметить, что никакой подобной русофобии не отмечалось при прежней царской России.


И даже наоборот, Россия прекрасно разделяла трон с европейскими принцессами, вместе с их окружением — в супругах у монархов.


Очевидно, что началом к русофобии послужило ничто иное, как Победа в революционной гражданской войне за отмену частной собственности и переход на общенародную.


Но и с естественной неприязнью к общенародной России за утерю раскошных частных преференций и привилегий, созданных когда-то тем же российским народом. И не раз предпринимавшие попытки реваншистского пошиба.


Так ведь именно та Победа с последующими яркими успехами советских строек, а также последующая Великая Победа над мировой «коричневой чумой», с новым восстановлением разрушенного хозяйства — просто не могли не зародить на западе опасения заразительного распространения подобного российского прецедента на весь цивилизованный мир с его н е с т и х а ю щ ей борьбой за улучшение социального положения своих народов.


Именно этого не мог забыть царский двор, решивший эмигрировать вместо того, чтобы идти на подвиг Христов за Веру, Царя и Отечество — в самом решающем повороте судьбы России с изъятием роскошных привилегий у высшего сословия.


А также вся прозападная Евро-америка после завершения Второй Мировой, включая бывшие западные области в составе российских республик.


Нет сегодня никаких сомнений в том, что прозападная русофобия — напрасно прячется за декоммунизацию, в которой коммунизмом, в сущности, ещё нигде и «не пахло»; за новоявленным нацизмом во имя, якобы, своих суверенитетов; за попытками выдавать за подневольный — труд на своё Отечество, словно на чужое; а также заслоняться псевдо-тоталитарными режимами с народными авторитетами — уничтожать которых разрешили не просто варварски, а супер-варварски.


Нет сегодня никаких других причин для русофобии, кроме проблемы со свободой частных властных полномочий никем не избираться, кроме самих себя мешками денег, с обогащением и без того богатых и обеднением и без того бедных. В условиях, когда открылся было принцип равноправного и независимого от сословий — доступа к совершенству к а ж д о г о до своих талантов с более достойным качеством жизни.


Именно это гарантировало Российское Отечество: максимально возможный доступ к социальному лифту для постоянного роста и развития за счёт природных ресурсов, труда и капитала, ставших теперь общенародными.


И именно этот фактор позволил наращивание и свободный маневр силами и средствами по всей стране — и для п р о р ы в н ы х строек, и с итоговым сокрушительным поражением коварного на многонациональный российский народ, агрессора — став вместо отдельных личностей полноправным коллективным владельцем щедрых российских природных ресурсов.

Как же допустили развал СССР?


====


А прежде всего заметим, что развал был остановлен.! Как раз по линии, разделяющей население, оставшееся верным народному государству — и того, который остался с традиционной тягой к частному образу жизни и деяний по своему индивидуалистскому усмотрению, и во власти с нуворишами и олигархами.


И если в период до 40-х годов имели место не редкие подпольные попытки контрреволюции с возвратом частных вотчин, то от самого победного 45-го — взят курс на обнадеживающие было всех международные нормы и принципы права в отношениях между народами.


Только в том и дело, что именно эти нормы и принципы ничего другого, кроме защиты тех же частных вотчин — не обеспечивали, а частные формы спекулятивной наживы принялись считать за «потепление» и «оттепель» в межличностных и международных отношениях, прежде всего партийной властью, уже принявшейся обособляться отдельным от народа специальным снабжением и иными привилегиями.


В сущности — развалился не Союз, а партийная надстройка над советской гражданской общенародной властью, и этой надстройкой узурпировали весь хозяйственный экономический и социальный механизм российского государства. Очевидно, этот фактор и оказался недооцененным при зарождении простой оппозиционной дискуссии по отмене политической монополии на власть.


И пусть этот фактор послужит предостережением на будущее, поскольку именно политические группировки обладают тем магнетизмом, который целенаправленно устремляется к монопольной власти над страной — весьма притягательным стимулом заменять относительно тощую партийную кассу на мощнейший общенациональный бюджет, благодаря чему они и становятся всесильными, не подпуская никакой иной оппозиции.


То есть, никакого по сути «железного идеологического занавеса» не существовало, и как только Варшавский Договор посчитали излишним — частные нормы и принципы права свободно ринулись на противостояние с победившей сплочением, народной российской государственностью.


Нет сегодня никаких иных причин для русофобии, кроме как не дать послужить заразительным примером для других стран и народов с их освобождением от наследия с прошлыми безнравственными рабством, крепостничеством и колониализмом, со свободой частных властных полномочий обогащаться и без того богатым и беднеть и без того бедным — в условиях, когда открылся принцип равноправного и независимого от сословий доступа к совершенству каждого, с более достойным совершенством и самого бытия.


Не забывать бы только, что Великая Победа российского народа над «коричневой чумой», спустя всего лишь сравнительно короткий срок после революционного хаоса с гражданской агрессией — могла бы и н е с о с т о я т ь с я без не менее Великой Победы преобладающего большинства российского населения за свою свободу равноправно со всеми трудиться, творить и совершенствоваться в росте и развитии без частных посредников во власти, с непременным е с т е с т в е н н ы м повышением качества жизни.

Что посулили на замен?

Про пиар «Рublic Rеlations»

Пиар (P.R.) — распространённое сочетание аббревиатур от «Рublic Rеlations», что переводится на русский, как связь с общественностью с целью изучения и оптимального решения проблем, с упорядочением всего, что требуется производить для населения — с тем, на что имеется спрос населения и наоборот. А, таким балансом и продвигать общее благоденствие через возрастающее качество и количество товаров и услуг.


Значит, если всё же «Рublic relations» перевести ещё и с абстрактного языка на конкретный, то выходит не простая связь с общественностью, а заведомо целенаправленное информационное воздействие на вполне определённые контингенты людей, вполне определёнными частными организациями, для вполне определённых задач извлечения частной выгоды, с целью дальнейшего, ещё большего приумножения капитала всего лишь отдельных успешно пиарящих организаций.

Но ведь это уже само по себе означает, что свободные рыночные отношения регулирует не» невидимая рука» по А. Смиту (с чего и начинается оболванивание населения теорией свободно-рыночной экономики), а эти, вполне реальные организации, вплоть до достижения ими финансовых высот, позволяющих манипулировать уже всем обществом по своему узко-прагматическому усмотрению — вопреки расхожему мнению о том, что состоятельные персоны никак не мешают существовать и развиваться всем остальным согражданам.

И тогда спрашивается, пиар — это что: связь с общественностью с целью только изучения спроса и предложений на всеобщее благо? Или и давления на общественность с целью извлечения из неё выгоды всего лишь отдельным частным организациям? А не менее существенное — насколько пиар-образы товаров правдоподобны самим товарам? Особенно если учесть, что рост частной прибыли обеспечивается отнюдь не расширением производства количества и качества товаров для всего общества, а свободными частными ценами на товары для всего общества.

Ведь именно эти, свободно растущие частные цены, хотя бы и по объективному (без контрафакта) росту качества товаров — прекращают доступ к социальным благам и направлениям развития всех, мало состоятельных, сограждан!

Значит, вместо распространяемого убеждения в том, что состоятельные никак никому не мешают продвигаться в такие же состоятельные — на самом деле образуется ступор развития для большинства сограждан в стране, если только вместе с ростом свободных цен не растут и жизненные уровни всех остальных граждан.

В какой-то мере этот рост обеспечивается, но лишь членам частных корпоративов или акционерных обществ, успешно способствующим росту частной прибыли. Для всех остальных поддержка тоже предусмотрена, но путём прибыльного кредитования из тех же частных банков. То есть, ещё больше способствующего росту частной прибыли.

И если это так, то частная финансовая состоятельность отдельных участников свободного рынка не только не мешает всем остальным продвигаться к ней же. Она прямо заинтересована в том, чтобы рядом с ней было как можно больше нуждающихся в деньгах, сама генерирует нужду в деньгах свободным рынком и, как правило, имеет место за счёт снижения уровня жизни преобладающих масс населения, занятого на благороднейшем поприще общих для всех государственных задач. Прибыль с неба манной не падает, а больше просто неоткуда.


Хроническая безработица и инфляция


Применяется в экономике на частной собственности и покупных природных ресурсах с временной арендой обслуживающего персонала (по старому — живой рабочей силы) — с целью извлечения выгоды по собственному частному (личному) усмотрению владельцев собственности.


Экономический индивидуализм во многом склонен к проявлению рисковых бизнес-проектов, сопровождаемых нередкими банкротствами и локаутами с массовым сокращением обстуживающего персонала (вынужденным лишением рабочих мест и доходов для обеспечения жизни своих семей, с тяжёлыми последствиями — в зависимости от состава семей, а также способностей к освоению других специальностей и источников дохода.


Первый катастрофический удар с массовой безработицей наносился с началами приватизационной эпопеи с переводом предприятий госсобственности — в собственность частную.


Однако, вопреки распространённому мнению — издержки экономического индивидуализма всегда зависели не столько от частной формы собственности, сколько от последующего обретения высших ч а с т н ы х полномочий по распоряжению природными и трудовыми ресурсами — никем и ничем н е и з б и р а е м ы м и персонами, кроме самих себя с мешками денег!


При этом главным моральным ущербом становится вовсе не безработица и инфляция, как таковые, а всеобщая хроническая потеря уверенности в каждом завтрашнем дне, которая именно в частном менеджменте потенциально способна нависать — над каждым, занятым трудом и в любое время!


Тл есть, хроническая — значит никогда не исчезаемая в экономике индивидуализма!


Для сравнения: — исключается при государственной гарантии постоянных рабочих мест, с одновременной экономией расходов на устранение безработицы и инфляции путём рукотворного поддержания отечественного баланса массы трудо-товарной — массе денежной.


Но если вывод о безработице и инфляции — есть вывод о хоронической утере населением уверенности в завтрашнем дне — как можно относиться к политическому единению России?


Без войны, как на войне


Добавим к этому, что не меньшим ущербом для прежних доверительных отношений — подверглась та же эпопея с возвратом приватизации на свободные доходы, вплоть до выпуклой частной роскоши. Естественно потянувшей за собой наращивание частных сил и средств для обепечения сохранности накапливаемой собственности.


И тогда не приходит ничего более подходящего, чем разрешение либеральной властью прежде запрещённого ношения персонального оружия, в существенный добавок к запрещённым прежде частным вооружённым формированиям — словно и без войны всё население оказывается в постоянном тревожном предвоенном положении.


Можно по разному к этому относиться. Но однозначным является то, что вызванная реформами потеря уверенности в завтрашнем дне и насыщение персональным вооружением — есть не что иное, как всеобщая дискредитация прежних доверительных отношений между людьми, направляемая в пику всяческим лризывам и лозунгам о единении российского Отечества.


Но тогда о каком новом прорыве, кроме того, который явился прямым следствием двух Великих Побед: в революционной гражданской и Великой Отечественной войнах — можно говорить?

2. Частные нонсенсы

Нонсенс (от лат. non — нет и sensus — смысл) — в данном случае высказывания или действия, связанные со сменой государственности и утратой здравых смыслов в суждениях и деяниях. Бессмыслица, алогическая нелепица, бред, абсурд. Либо приведение к абсурду (доведения до абсурда).


В окончательном виде один из нонсенсов проявился тогда, когда международные нормы и принципы права разных по уровню развития экономик с государственным, частным или смешанным регулированием — окончательно нацелились исключительно на частные нормы и принципы права в международном масштабе.


И таким образом те, кто подписались под ними со второй половины 20 века — фактически заручились легитимным разрешением в том числе и на экспансию с приобщением народов мира только к частному образу жизни и деятельности, с заведомым предпочтением успехов лишь для особой касты самых способных и талантливых индивидов.


В самом частном образе жизни не было ничего такого предосудительного, что могла бы нарушать размеренный и спокойный быт посторонним вмешательством в него общества, власти и государства.


Но совсем оказывалось другое дело, когда начинали заниматься частной деятельностью, доходы от которой никак не приумножишь, если не выходить из частных владений на общий со всеми обменный рынок.


С этой же целью многие семьи объединялись в солидные частные фирмы, корпорации и акционерные предприятия, которые отличались одной и весьма существенной особенностью: добывать права на самостоятельный и заведомо выгодный отбор природных и трудовых ресурсов из общего со всеми общенационального потенциала.


А иными словами отбора наиболее насыщенных ареалов — с максимальной возможной отдачей прибыли от переработки наиболее талантливыми кадрами.


И если быть ко всему подобному равнодушным, то, наверное никто бы и не заметил в этом ничего особенного, кроме, разве что, явных успехов в сравнении с другими, менее способными!


Но ведь и самых талантливых гениев никто и никогда не освобождал от бытовых второстепенных, не слишком чистых и приятных физиологических функций по поддержанию организма здоровым и вменяемым, с непременным и своевременным освобождением от отходов жизнедеятельности, а также по уборке жилища с наведением чистоты и порядка, по семейному уходу за престарелыми и больными и, конечно же, с хлопотами по сохранению и воспитанию своих детей.


Разумеется, весьма непросто сочетать в себе возможности по добыче средств на содержание всего перечисленного, а также силы и время на само содержание — в тесном сплетении с перипетиями творческих поисков и свершением творческих замыслов.


Но если грязную и неприятную, но столь жизненно необходимую работу каким-то образом отбросить, то останутся исключительно благородные функции для последующего формирования исключительно благородных Леди и Джентльменов, с исключительно приятными культурными и творческими наклонностями!


А как отбрасывать грязную работу, не покушаясь на творческие поиски и свершения — если не наймом менее способных людей на культурный и творческий труд, в том числе из своих же сограждан?


Тем самым подтверждая и подчёркивая постоянное открытое деление людей по сортам и значимости, с однозначным, получается, обогащением благородства первых за счёт труда вторых, чем-то явно схожим с паразитическими взаимоотношениями одних с другими.


А теперь попробуем угадать с трёх раз: чем отличается временный найм живой силы — от тривиального подкупа живой силы в качестве обычного товара, который можно использовать, пока кому-то угодно и прибыльно, и выдворять за ворота, как только становится неугодно и неприбыльно?


Ответ очевиден: ничем от маргинального подкупа живой рабочей силы с задачей односторонней выгоды — не отличаетя.


Что и позволяет приходить к не очень-то и мудрённой философии про то, что их «благородия» становятся таковыми не иначе как не слишком способной прислугой. Но казус в том, что далеко не вся прислуга против свободы и богатства отдельных. Но против бедности — о т с в о б о д ы и б о г а т с т в а отдельных.


Одним словом, в тесных компаниях со слугами и служанками — любые противники эксплуатации, как из прежних большевиков, так и особенно из твёрдых коммунистов — прямо из грязи становились ещё теми великими князьями!


За исключением персональных помощниц и помощников для оказания содействия в особом труде и творчестве общественного и государственного значения.


====


Сама экономическая свободно-рыночная концепция на частной деятельности представляет из себя предпринимательский процесс (бизнес) — на тесном или раздельном сочетании умственного творчества с физическим созидательным трудом.

При этом сам бизнес обеспечивается неразглашением коммерческой тайны.


Только если взглянуть на подобные тайны не столь одиозно, то нетрудно заметить, что они вполне могут определяться в том числе — как некие» т ё м н ы е тайные д е л а и д е я н и я».


И тогда именно частное право способно совершенно парадоксально выступать правовой, ю р и д и ч е с к о й, особо надёжной «крышей» для многочисленных преступлений, укрытых образовавшимся подпольем.

И если так, то большего абсурда в хвалёной свободной экономической концепции — вряд ли можно найти!


А потому, внимание! Частное право вполне легитимно для деяний со скрытым, мало заметным и даже оправдательным нанесением вреда. Но как минимум с затратой народных сил и средств на уточнение подлинной истины.


====


Но ведь свободный рынок — это не только частные вотчины, невмешательство в которые государством может быть вполне оправдано.

Но и всё пространство рынка, на которое владельцы частных вотчин вынуждены выходить на общий со всеми (общественный) рынок с благоприятными для себя задачами увеличения финансовой выгоды на дальнейшее расширение своего бизнеса.


И кто же тогда, если не государство защитит права остальных участников рынка?


А, оказывается, варианты защиты прав кем-то, кроме государства — реально существуют: собственным, безупречно добропорядочным поведением частного образа жизни и деяний.


И тогда необходимость вмешательства государства в коммерческие тайны — отпадает сама собой!


А иными словами — защита прав участников рынка государством вызывается вовсе не прихотью диктующей власти.


Оно вынуждено реагировать правозащитными органами власти на естественные текущие реальные поползновения на далеко не добропорядочные проявления частного образа жизни и деяний в дополнительную защиту от возможных коммерческих тайн.


Особенно, если тайны как раз и содержат в себе свободные, заведомо завышенные тарифы и цены, которые становятся неподвластными определению себестоимости произведенного товара.


И тем самым — качество жизни может равно зависеть и от того, чему учит академическая наука, но и от возможной спекуляции свободными ценами с их неуклонным повышением для потребителя и тайным уводом от реальной себестоимости произведенных товаров.


А тогда на первый план выходит не сама экономика с качеством жизни, а прежде всего то же самое гадание на кофейной гуще — от чего так настырны повышения цен с отдельными бонусами, презентами и чёрными пятницами с распродажными рыночными ажиотажами.


И как надо понимать, именно это и будет способствовать справедливой уверенности в том, что вмешательство государства в частный рынок — есть не прихоть властей, а естественная реакция с на защиту населения от недобросовестных деяний с коммерческими тайнами.


====


Доминирование богатства над всем остальным населением, в прямую пику узаконенному равенству прав, независимому в том числе и от уровня богатства — уже само по себе несло в себе нонсенс, нелепицу и абсурд. Либо всё больше склоняло всю страну к абсурду.


Достаточно сказать, что нувориши и олигархи всегда были в состоянии даже не будучи в официальной власти — в том числе и владеть самыми широкими, опытными и эффективными средствами массового информирования, тиражирования, агитации и пропаганды — для оказания действенного влияния на избирателя в нужном для них русле, в ходе хотя бы официальных предвыборных ажиотажей, (не говоря уже о подпольных).


В результате чего частная прозападная власть как была буржуазной аристократической, так и оставалась служить аристократам всегда, ничего общего не имея с властью большинства трудового народа в различных странах, кроме как в качестве постоянно дезориентирующей демократию ширмой.


Значит: аристократия высшей материальной состоятельности никогда добровольно не уступала власти простонародным демократическим объединениям.


====


Свободный рынок однозначно определяет, что если нет никаких ограничений по закреплению принадлежности земли и недр народу своей страны, то рынок сам направляется в первую очередь на свободную продажу земель по принципу прямой пропорции от размеров накопленного капитала.


То есть — в первую очередь нуворишам и олигархами для распределения по частным вотчинам, с извлечением выгоды из природных и трудовых ресурсов по собственному усмотрению.


При этом, как уже отмечалось, допускается свободный привилегированный отбор для доходов от частных природных и трудовых ресурсов, совсем не обязательный для привилегированных расходов по госбюджету.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 364
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: