Ridero

Шлем Громовержца

Почти антигероическое фентези


автор книги

ISBN 978-5-4490-3814-2

О книге

Когда бродяга по прозвищу Волк-Оборотень вызвался быть проводником через страшный Корбовый лес, он не знал, что этот поход изменит судьбы венедских родов, откроет дорогу Предречённому к заветному Шлему Поревита, столкнёт между собой венедских князей и соседние народы. И поднимутся песиглавцы, выйдут на бой кощеи, зарысит по их следам Лихо. А что можно противопоставить злу? Только дружбу и любовь. Выдержат ли они испытания?

Об авторе

Николай Сайнаков

Сайнаков Николай, г. Томск. Кандидат исторических наук, читает курс «История средних веков» в Томском ГУ, создатель онлайн курса «История и технологии выживания». Пишет в жанре «славянское (антигеорическое) фентези», с юмористическим уклоном. Например, «Зуб берсерка» — опубликован в 50 номере «Полдень XXI век» (февраль, 2001).

Ирина Афанасьева
5

Роман «Шлем Громовержца» сильно отличается от дежурных блюд нынешнего книжного рынка фантастики, так как лишен нарочитости и героизма, счастливых концовок и пафосности. Главный герой - воин с задатками оборотня, постоянно попадает в смертельный переплёт, выбраться из которого практически невозможно. Но на то он и главный герой, чтобы творить невозможное и выкручиваться из самых невероятных и смертельных проблем, правда, не без помощи друзей, не без умения жертвовать. Интересна метаморфоза происходящая с Волком-оборотнем на протяжении повествования – начиная с перемены имени, заканчивая душевными качествами героя, которые становятся все более человечными. Лесомир-оборотень находится в постоянном развитии, мы наблюдаем, как люди, обстоятельства, жизненные ситуации меняют внутренний мир персонажа. Следует отметить, что роман не подчиняется законам героического фэнтези и герои в нем не совершают стандартные эпические поступки, ничто человеческое им не чуждо. Герои романа удивительным образом сочетают в себе благородные душевные движения с человеческими слабостями, здесь и любвеобильность Душки, и трусоватость Карислава, и обжорство Чека. Яркость, харАктерность персонажей объясняется тем, что автор поместил интересных живых людей в сказочные обстоятельства и оснастил их массой психологических подробностей. И там, где баланс двух вещей - эпичность и прозаичность - ежесекундно качается, естественным образом первенство одерживает не герой, а случай. Отдельного восхищения заслуживает система устроительства мира в былинах и сказаниях, ненавязчиво представленная автором по ходу повествования, и отражающая какими предрассудками опутаны умы главных героев. Место действия романа - мир славянской fantasy, где дается представление о том самом загадочном «русском духе». И выражается он в романе в нескольких вещах. Во-первых, конечно, безалаберность. Хаотическое развитие событий (постоянный уход от главной цели путешествия) нисколько не смущает русского человека, напротив, видится неизбежным и даже единственно возможным образом бытия. Желание отправиться на поиски приключений еще со времен «Колобка» бередит загадочную русскую душу. Во-вторых, славянам свойственно благодушное и искреннее снисхождение к дурачкам. По этой причине находится место среди людей и людоеду Чеку, со своими примитивными взглядами на жизнь, и магу Душке с его сомнительной магией в кулёчках, и даже с пониманием относятся все к бабе Лихо, с её метаморфозами на растущей луне. В-третьих, у всех русских людей живет в умах твердокаменная уверенность, что с государством никак управиться нельзя, и никакой шлем Итарграда этому не поспособствует, попади он в руки того или иного человека. В эпилоге романа в сжатом виде прописана тема самодержавия. Обсуждают ее кучка главных героев, и приходят они к выводу, что самодержцы правят хорошо или плохо в силу исключительно своих черт характера, а каких никому не ведано. Никакой мудрости от своего правителя русский народ по обыкновению не ждет и выбирают главные герои своего кандидата по принципу «От своего знаешь, чего ожидать». Не поэтому ли книга оставляет впечатление незаконченности, что на подробное описание мудрого правления на русской земле никакой выдумки не хватит. Вроде как собирался пойти сулящий урожай дождь, а закончилось всё тремя каплями за шиворот. С весьма большим искусством автор — лингвистически, возвращает жизнь многим забытым в подвалах нашего подсознания исконно русским словам. Отдельное ему за это спасибо. В целом для романа характерны: интересный, цельный, хорошо проработанный мир, харАктерные герои, мрачные враги, поражающий масштаб персонажей славянской мифологии и фольклора, искрометный юмор, концовка без традиционного хеппи-энда. Шлем Громовержца - роман где есть место чести, отваге и другим человеческим ценностям. Ирина Афанасьева

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно