печатная A5
от 423
16+
Разноцветье детства

Разноцветье детства

Рассказы, сказки, очерки, новеллы

Объем:
398 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4485-8991-1

О книге

«Разноцветье детства» — сборник рассказов, сказок, очерков, новелл Геннадия Ивановича Мурзина. О чем тексты? О многообразии цветов и оттенков детства, причем, никак не зависит от смены политических строев. Бытует расхожее мнение, будто в стране советов детство было только счастливым. По мнению автора, тогдашнее детство было весьма-таки полосатеньким.

Отзывы

Ivanko Ivanov

К сожалению, радости и горести детей в России сугубо специфические. Где свет соседствует с тенью. Милый рассказ "Всем по счастью", где дочурка к рождеству загадала желание, чтобы ее мама почувствовала себя счастливой. Насколько помню, этот рассказ участвовал в литературном конкурсе и был удостоен диплома. Не только родители ответственны за воспитание подрастающего поколения, но и власть и общество.

27 мая 2018 г., в 6:09
Гость

Ах, дети, дети!

25 мая 2018 г., в 6:02
Иванко Иванов

К сожалению, радости и горести детей в России сугубо специфические. Где свет соседствует с тенью. Милый рассказ "Всем по счастью", где дочурка к рождеству загадала желание, чтобы ее мама почувствовала себя счастливой. Насколько помню, этот рассказ участвовал в литературном конкурсе и был удостоен диплома. Не только родители ответственны за воспитание подрастающего поколения, но и власть и общество.

25 мая 2018 г., в 6:00
Cerega Plotnik

Необычайно добрые рассказы, включенные автором в этот сборник. Особенно тепло написаны рождественские истории.

1
19 мая 2018 г., в 8:55
автор книги
Геннадий Мурзин

Благодарю.

19 мая 2018 г., в 15:10
Natka Udalova

МИР НЕ СТОИТ СЛЕЗЫ РЕБЕНКА (Интервью вместо рецензии). ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА ИНТЕРВЬЮ: «Хотела написать рецензию. Замахнулась. Попыталась. Оказалось, не так-то просто. Не получилось. Обидно. Решила пойти по другому пути. Заменить рецензию интервью, поспрашивать автора книги «Разноцветье детства», попытать его с пристрастием. Что из этого получилось? Читайте! » ВОПРОС: «Для начала, Геннадий: предлагаю общение на «ты». Не стоит притворяться, что мы не знакомы, согласны? » ОТВЕТ: «Вполне, Натка». ВОПРОС: «Так вот. Геннадий, а было ли лично ваше детство столь уж «разноцветным»? » ОТВЕТ: «Мое детство — серенькое, Натка… Весьма, весьма серенькое. Вспоминать не хочется. Извини. Похвастался бы, да нечем». ВОПРОС: «Если, Геннадий, судить по книге «Разноцветье детства», прочитав которую, впечатление остается другое». ОТВЕТ: «Объяснимо, Натка. Я же писал о других, не имея в виду себя и свои детские переживания. Если и есть какой—то авторский отпечаток, то он только в том, что я все детские годы завидовал сверстникам, даже тем, которые ходили в лаптях и питались по весне мороженой картошкой с колхозных полей. Ты молода, Натка, и не знаешь этого». ВОПРОС: «Не знаю, Геннадий. А… как эту картошку ели? » ОТВЕТ: «Попытаюсь объяснить. Как только начинал с полей сходить снег, так колхозники (в основном, дети) шли по полю и собирали в лукошки перезимовавшие водянистые клубни (за это, слава Богу, колхозное начальство не наказывало), приносили домой и…» ВОПРОС: «Б-р-р-р… Но эту же гадость в рот не возьмешь». ОТВЕТ: «Ели, Натка, за милую душу ели… Голод — не тётка». ВОПРОС: «Не представляю, Геннадий». ОТВЕТ: «Все зависело от хозяйки: если она чистоплотная и постарается, хорошенько отмоет картофелины, аккуратно снимет кожуру, внутри которой густая кашица, перемешает, чуть-чуть подсолит и на раскаленную сковороду. В печке — подрумянятся «оладьи». Дети сминали так, что за ушами трещало. Повторяю: голод — не тётка». ВОПРОС: «Кошмар какой-то! » ОТВЕТ: «Для нынешних — да. Для деревенских детей послевоенного поколения — считалось лакомством. Все-таки не лебеда». ВОПРОС: «Предлагаю, Геннадий, вернуться к рассказам из книги». ОТВЕТ: «Не возражаю». ВОПРОС: «Читая, чувствовала в ваших рассказах светлый оптимизм. Тексты пронизаны надеждой и верой. Взять хотя бы малышку из рассказа «Всем по счастью». Четыре ей годика всего-то, но она все чувствует, даже то, что маме плохо из-за того, что папа все время в «командировках» и в семье бывает редко. Это случайность или?.. » ОТВЕТ: «Негатива, извини, хватает и без моего участия.. Поэтому (хотя бы в Рождество Христово) эта семья должна была почувствовать радость, пусть и на несколько часов». ВОПРОС: «Добрый рассказ. До слез… Испытала удовольствие даже Муська, получившая на праздник сочное крылышко рождественского гуся». ОТВЕТ: «Если счастье, то оно должно быть для всех». ВОПРОС: «Твои рождественские истории — замечательны, хотя…» ОТВЕТ: «Догадываюсь, что тебя смущает». ВОПРОС: «Понимаешь, в них ты не обходишь стороной и чрезвычайно нехорошие стороны». ОТВЕТ: «Кривить душой, Натка, не хочется. Совесть мне не позволяет лгать и видеть детство лишь в радужных тонах. Но тем не менее в каждой истории чувствуется превосходство добра над злом. Так есть, так должно быть. Допустим, рассказ «С Божьей помощью». Трагедия для малыша. Ведь он обижен судьбой дважды. Мало того, что растет в неполной семье, но к тому же в неблагополучной: мать спивается и ребенок отпущен на произвол судьбы». ВОПРОС: «Но малыш со стержнем. Учится, несмотря ни на что, хорошо. Удивительно! » ОТВЕТ: «Ничего, Натка, удивительного… Не мои придумки. Реально знал одну семью, в которой мать и отец не работали, а побирались в электричках, а по вечерам вдрызг напивались и устраивали на глазах у полуголодных детей разборки. Их лишили родительских прав, а мальчика и девочку поместили в один из детских домов Екатеринбурга. Журналистские тропы вскоре меня туда привели. И узнал…» ВОПРОС: «Что именно? » ОТВЕТ: «Ты, Натка, не поверишь, но они, оказалось, учатся только на пять и самые послушные, самые добрые дети». ВОПРОС: «Хватает за душу и рассказ «Сердца трех»! И все другие, кстати. Мне импонирует, Геннадий, что ты окружаешь обездоленных маленьких героев добрыми людьми. Хотя, когда я услышала из уст детдомовца, что их «воспитка истязает», не выдержала и буквально расплакалась. Бедные дети с исковерканной судьбой. Они нуждаются в доброте, а иногда встречают чудовищную жестокость». ОТВЕТ: «Такова, Натка жизнь…» ВОПРОС: «Понимаю, но смириться не могу. Ничто в этом мире не стоит слезы ребенка. Спасибо, Геннадий, за то, что написал такую книгу, насквозь, несмотря ни на что, прошитую добром и оптимизмом. Хочу верить, что у книги будет много читателей, что у нее прекрасное будущее». ОТВЕТ: «Твои бы слова, Натка, да Богу в уши… Пока же…» ВОПРОС: «Прочь пессимизм, Геннадий! Тебе это не идет, не к лицу». ОТВЕТ: «Я оптимист, правда, очень уж хорошо информированный и поэтому…» ВОПРОС: «Намеки не принимаю… Удачи и хорошего настроения». ОТВЕТ: «Спасибо, или как говаривали в старину, премного благодарен, сударыня». ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА ИНТЕРВЬЮ: «Не знаю, удалось ли мне хорошо представить творчество этого уральского автора, но мне очень хотелось этого. Остальное — пусть читатель судит сам. Рассчитываю, однако, на снисходительность».

4
13 мая 2018 г., в 8:29
Natka Udalova

Егор зарапортовался. :-))))

13 мая 2018 г., в 9:06
Egor Isaev

Уточняю: не с нами, а с ними.

13 мая 2018 г., в 9:03
Egor Isaev

Переоцениваешь, Геннадий. С нами, женщинами, так нельзя.

13 мая 2018 г., в 9:02
Геннадий Мурзин

Снисходительность не потребуется. Отлично получилось. Благодарю.

13 мая 2018 г., в 9:00

Автор

Долог и тернист путь уральского публициста и литератора Геннадия Мурзина, путь, начавшийся в июне 1959 года с критической заметки в горняцкой газете. Прошло почти 60 лет, но автор пишет и издает книги, выступает в печати. Был лауреатом международного конкурса малой прозы «БЕЛАЯ СКРИЖАЛЬ. 2011» и финалистом в номинации «ПИСАТЕЛЬ ГОДА. 2014».
Над книгой работали:
Геннадий Мурзин
Редактор
Геннадий Мурзин
Корректор
Геннадий Мурзин
Фотограф
Владислав Панов
Фотограф
Радис Сибагатуллин
Фотограф

Вперед! Стань писателем

Создай свою книгу с Ridero бесплатно прямо сейчас.
Это просто, как раз, два, три!