электронная
200
печатная A5
364
18+
Пять писем в прошлое

Пять писем в прошлое

Объем:
98 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-6367-0
электронная
от 200
печатная A5
от 364

О книге

Книга рассказывает историю мимолётной любви в столице гибнущей Советской империи. Горбачёв и Ельцин, Джуна и Кашпировский, кино и телевидение, постельные сцены и размышления о будущем, — всё смешалось в осенней Москве 1989 года…

Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации

Отзывы

Оля

Была несколько разочарована, т.к. когда-то читала Письма на странице автора в ЖЖ, и подумала, что в книге будут какие-то новые подробности и дополнения истории. Но это лично мои ожидания и никак не касаются содержания этого автобиографичного отрезка жизни мужчины из 90х. Еще один странный для меня момент и риторический вопрос- согласна ли главная героиня рассказа на подобную публичность с личными фото и довольно откровенными описаниями чувств, отношений и физической близости? Одно дело ЖЖ, но книга, гуляющая по просторам интернета- гораздо бОльшие круги аудитории захватывает) А теперь о самой книге. Слог, образ мыслей (хоть и не всегда)), манера повествования автора мне нравятся давно, поэтому периодически читаю его ЖЖ. Если хотите с головой окунуться в атмосферу 90х, познать суровый мужской среднестатистический взгляд на отношения с женщинами - этот рассказ для вас! Я оцениваю эту книгу на 5, т.к. предполагаю, чего ожидать от Сергея в его творчестве. Кому-то, возможно, рассказ покажется грубоватым и даже пошлым, но не мне. И в заключение, пару строк для автора, если он прочтет отзыв. У меня вызвали протест строки о том, что каждая женщина априори мечтает поставить штамп и захомутать мужского пола человека в добровольное рабство) Может быть, спустя годы, вам все же стоит пересмотреть подобные убеждения. Что женщины, что мужчины, очень многогранны, и далеко не каждая ставит во главу угла замужество, нарождение детей, либо стать содержанкой при богатом папике. Менталитет женщин сильно изменился за последние 20 лет. Особенно в крупных городах. Спасибо за откровенную книгу, жду дальнейшие ваши произведения!

February 17, 2020, в 8:06 PM
Василий Попок

Литература нашей суровой провинции похожа на задрипанный лесок близ дачного товарищества. Прямо за изгородью из колючей проволоки, оберегающей ягодные грядки от разграбления, кучи бытового мусора, порубочные остатки, зола шашлычного пиршества, презервативы поспешного загородного секса. И всякое прочее – ошмётки лишнего, ненужного, пришедшего в негодность, посыпанное мёртвым пластиком пивной и лекарственной тары. Нет, тут, конечно, и что-то настоящее растёт и живёт. Всё-таки лес. Да такое, от чего ум за разум заходит – экзотическое. Вот изумлённая секвойя, улетевшая кроной в поднебесье, там, под облаками, живёт Сергей Солоух – райская пчела, ткущая медовые соты роскошной прозы. А это чего попроще – милая ёлочка Наташи Колесовой. Всё ещё зеленеет роща «кривых брёвен», воспитанная Виталием Крёковым. В её тени сидит плюшевый мишка Валерий Баранов, раскрашенный в сумасшедшие цвета чего-то космического. Вон пробежал «неведомый зверёк вроде тушканчика» Володя Соколов. Из зарослей ивняка подал голос мрачный сыч Дмитрий Хоботнев. Иногда забредает гастролёром шустрый бурундучишка Гришковец и с еврейским акцентом рассказывает страшные истории про морские сражения в джакузи. И это, считай всё живое. Или хотя бы цветное, похожее на живое. Остальное – бурьян, дурнина, бездарность, «изломы кузбасского тракта». Хотите убедиться – полистайте тщедушные тексты «Огней Кузбасса», навевающие мёртвый сон на любой из двух наугад открытых страниц. И вдруг на сей засранной территории зацвёл лилово-чистым опус Сергея Прокудина «Пять писем в прошлое». Такой, знаете ли, рододендрон на скале. Сам Прокудин – бывший журналист-телевизионник, потом чего-то предприниматель и попутно издатель сексуально-политической газеты с ёрническим эпиграфом «Гениталии всех стран, соединяйтесь!». Такие издания ещё были возможны в неистовые 90-е. Сейчас – категорически нет. На несколько лет Сергей Прокудин – заключённый. Жертва навета за неуёмную свою активность. Последнее время – блогер, описывающий рядовую жизнь, как путешествие в неведомое и незнаемое. Хорошо владеет словом, в том числе специфически русским – матерным. «Пять писем в прошлое» – часть реальной автобиографии Сергея. На мой вкус, это правильно – писать о себе. Не выдумывать, не лукавить, не врать. Литература это в принципе САМОПОЗНАНИЕ. Фарисею текст может показаться чересчур откровенным. «Но ведь это стихи!» - ответствовала удивленно гениальная Ахматова на похожий упрёк. Затрудняюсь определить жанр сочинения. Да и вряд ли это нужно. Но пусть будет повесть в письмах и фотографиях. Естественно, сей опус про любовь. Только про любовь и стоит писать. Все проявления высококачественной литературы ТОЛЬКО и ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО про любовь – это абсолютная максима. Довольно ясно, что автор повести существует в орбите Эдуарда Лимонова – откровеннейшего автобиографа. Можно и глубже\дальше проследить эту традицию, начать её хотя бы с «Исповеди» Руссо, но нам и Лимонова хватит – брутального, страдающего, откровенного через край – того самого, ещё молодого, удивившего читающий мир «Эдичкой». К которому Прокудин относится с очевидным уважением. Как к мэтру. Сергей Прокудин, конечно, не «Серёженька», он взрослый мужик себе на уме, сложившийся, скажу так, в морально-политико-интеллектуальном плане. Никому не стремится понравиться. Больше того: умеет не нравиться. Правду говорят: «крупные звери бродят в одиночку». Прокудин такой вот одиночка. Тем замечательней, что своей повестью (пусть будет повесть, ладно уж) он обозначился как лирик. Проявился самой уязвимой частью души и тела. Не побоялся спровоцировать кривотолки. Но ведь это, вспомним Ахматову, литература… Ну, закончу с того, чем начал: в нашем заплёванном лесочке вырос настоящий писатель. Удивительно, из какого сора они растут.

November 3, 2019, в 4:09 AM
Сергей Прокудин

October 30, 2019, в 2:27 AM

Автор

Сергофан Прокудин
Сергофан Прокудин
Живёт в Сибири, где и полагается жить всем Прокудиным. Литератор и урка. Настоящий блогер и бывший поэт. Не участвовал и не состоял, но привлекался. Писать начал раньше, чем читать.