электронная
Бесплатно
печатная A5
319
18+
Путешествие вслепую

Бесплатный фрагмент - Путешествие вслепую

Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9508-5
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 319
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПРОЛОГ

Всегда ли мы открываем новую книгу для того, чтобы погрузиться в интересный сюжет, познакомиться с новыми героями, прожить вместе с ними другую жизнь; или чтение книги — один из способов скоротать время? Каждый выбирает сам.

Мы думаем о героях и представляем события их жизни. Бросив беглый взгляд на обложку новой книги, делаем поспешные выводы. Знакомимся с аннотацией, прежде чем начинаем читать. Мы надеемся найти в новой книге то, что напомнит нам себя, наших близких и родных, коллег по работе и даже тех людей, которые просто живут по соседству.

Странно, каких только путей мы не выбираем, что бы скрыть свои истинные чувства. Чувства, которые не должны стать известными даже близким людям. Кто-то уходит с головой в работу, слабейшие ищут утешений на дне бутылки, а кто-то, вроде меня, решает начать жизнь с чистого листа.

Закрыв книгу в серой обложке «Искусство современности», я оставила ее лежать на кресле в аэропорту, в надежде, что она скоро обретет нового хозяина, которому принесет больше пользы, чем мне.

— Желаем вам приятного полета! — сказала стюардесса, встречающая пассажиров на борту самолета.

— Что? — переспросила я.

— Ваше место 13 F, желаем вам приятного полета! — с приятной улыбкой ответили мне.

Усевшись в удобное кресло Аэробуса А319, я неожиданно осознала, что происходит. Было ли это правильным решением? Что-то неприятное зашевелилось внутри меня и на несколько минут одолело жгучее желание сейчас же выпрыгнуть из самолёта и вернуться назад, в свой понятный мир.

Но свет уже погашен, пассажиры пристегнуты, самолет медленно набирал высоту. Начинать новую жизнь всегда волнительно, и даже страшно. Привычка возвращала меня назад, а сомнения заполняли мысли. Это состояние, похоже на партию в шахматы, исход которой целиком и полностью будет зависеть от тебя.

Вы никогда не будете уверены до конца в правильности своего решения. Вы никогда не развеете сомнения… пока не попробуете.

ГЛАВА 1

Пулково, март 2018 года

«Где же эта чертова сумка?» — раздраженно думала я, жадно разглядывая багажную карусель.

Пассажиры забирали чемоданы, ставили на пол, вытягивали высокие ручки и спешили в широкий проем с табличкой «Выход». Я вглядывалась в лица людей, размышляла о том, зачем каждый из них прилетел в этот город дождей. Есть ли среди них такие же сумасшедшие, как я? Особенно меня занимали студенты. Их сразу можно было выделить из толпы: щуплые, закутанные в широкие серые пуховики, в мягких сапогах и высоких шапках с помпонами… Румяные наивные лица.

Я подняла свою очень тяжелую сумку с конвейерной ленты и руки опустились сами собой, опуская ее на пол:

— Тяжелая же у вас сумка! — раздался рядом чей-то насмешливый грубый голос.

Я подняла глаза и увидела незнакомого мужчину среднего возраста. Он был высокого роста и довольно крупного телосложения. Седые густые волосы гладко убраны назад, на длинном с широкими пазухами носу виднелись тонкие маленькие очки из какого-то металла. Из-под черных выглаженных брюк виднелись начищенные до блеска коричневые носы ботинок на высокой подошве. Он был достойно одет: большой пуховик, из-под которого виднелся теплый в крупную клетку красный джемпер поверх рубашки с темным воротником. Мужчина напомнил мне одного из моих преподавателей, некогда читавшего у нас в ВУЗе курс истории искусств;

— Может вам требуется помощь? — с петербуржской вежливостью, спросил он.

— Спасибо, но я справлюсь, — ответила я.

— Вы уверены в этом? — переспросил он.

— Совершенно, — быстро ответила я и поспешила к выходу.

Я вышла в огромный зал, наполненный большим количеством людей. Слева виднелся зеленый огонек Старбакса, в котором согревались кофе люди. Я оглянулась в поиске одного единственного знакомого мне лица, которое не видела уже довольно давно:

— Привет!

Мы расцеловались в обе щеки;

— Прекрасно выглядишь! — сказал он, улыбнувшись очень приятной улыбкой.

Этот приятный молодой человек был мой старый приятель Семен Плетнев, но мы называли его Сэм. Почему Сэм? Наверно из-за того, чем он занимался. В студенчестве он работал барменом в одном из популярных заведений города, где помимо выполнения заказов, вел постоянную дегустацию в баре. Его также часто можно было встретить на корпоративах и вечеринках то ведущим, то ди-джеем, то аниматором. Ни одна шумная вечеринка не обходилась без его присутствия и благополучного завершения с его активным участием. Оказавшись пару раз в отделении полиции, он устроился в event-агенство менеджером и теперь не сам участвовал в шумных party, а организовывал их, так сказать, «извне».

— Как дела, Сэм? Ты рад меня видеть? — улыбнувшись своей самой милой улыбкой, спросила я.

— Конечно, рад! Только в аэропорт я приехал ни свет, ни заря, задолбался чутка ждать твой delayed.

— Ну как же, сигареты в помощь! Всегда можно время скоротать, — напомнила я.

— …но если есть в кармане пачка сигарет… — Сэм подхватил мои вещи, и мы направились к выходу.

Мне всегда казалось, что Сэм был настоящим греком, не по национальности конечно, но обладал настоящей греческой красотой. Высокий, коренастый, темные русые волосы и голубые глаза. Он владел изящной манерой говорить правильные вещи в правильное время, и это очень нравилось девушкам.

Сколько я знаю Сэма, а знаю я его с детства: его родители переехали в нашу небольшую пятиэтажку, когда я училась в третьем классе, он всегда был удивительно мил. В мгновение он мог превратиться из развязного пьяницы, в ответственного, логически мыслящего парня, которому под силу выполнить любое задание. Но, к сожалению, все мы не идеальны — настроение он умел портить также быстро, как и поднимать. Он всегда был в движении, в центре событий, общался с большим количеством людей. Но, несмотря на это, от него веяло одиночеством.

Мы вышли на улицу. Холодная северная весна вмиг напомнила о себе. Порывы пронизывающего до костей северного ветра поднимал клубы снежной пыли и разносил их по воздуху, заставляя прилипать к одежде, задерживались на ресницах, румянили щеки. Компанию снегу составлял мелкий противный колючий дождь, разбивающийся о засыпанный песком асфальт.

Мы взяли такси, и я искренне удивилась тому, куда мы должны были ехать. Я жадно наблюдала за мелькающими пейзажами в окне. Мысли путались, то возвращая меня в мой родной город, из которого я несколько часов назад уехала, то растворяли меня в потоке размышлений о новой жизни.

Я здесь! В этом городе дождей, ветра, великолепной архитектуры. Пока мне казалось, что это был единственный способ оставить прошлое позади. От волнения ладони стали влажными. Я не могла сосредоточиться. Меньше чем через час у меня появиться свое жилище, пусть даже и съемное, в одном из красивейших городов России, мира. Я могу найти хорошую работу и новых друзей. И пусть пока, кроме Сэма, мне совершенно не с кем поговорить здесь, я готова была начать новый этап своей жизни.

Ехали мы долго. Из-за пробок, большого количества людей и машин, дождя, движение на дорогах было ограниченным. Мы много общались. Вспоминали наши школьные годы, посиделки во дворе, нашу шумную компанию и соседей, которым эти посиделки, скорее всего, не нравились.

Спустя практически два часа, нам удалось добраться до станции метро Парнас, где мое внимание привлекла новостройка неудачного архитектурного решения, окруженная со всех сторон своими братьями-близнецами. Дома были настолько одинаковыми, что мне показалось, здесь можно просто заблудиться. Около моего дома оказалась небольшая детская площадка, вокруг же не было ничего похожего на растительность — ни деревьев, ни кустарников, только земля, и меня это совсем не радовало, так как в Сибири я привыкла к густым лесам.

Пока мы поднимались на 11 этаж, я с нетерпением ждала встречи с новым домом. По правой стороне темного коридора располагалось 4 комнаты — коричневая дверь, из-за которой раздавались голоса, кухня, и две другие двери напротив.

Моя комната оказалась самой дальней. Первым, что я увидела, когда открыла дверь, было окно со странными шторами, которые мне сразу не понравились. Минимальный набор мебели меня также смутил. Стены были холодные, серые. Самым симпатичным мне показался шкаф, обещающий вместить все мои вещи. Комната мне не понравилась, но обидеть Сэма мне не хотелось

— Как тебе? — осторожно спросил он.

— Миленько, — сдержано ответила я.

У меня не было конкретных пожеланий, когда я просила Сэма найти жилье, поэтому жаловаться было бы глупым.

— Хм, — откашлялся Сэм — прости, если вдруг что не так. Времени ты дала мне мало, денег еще меньше. Это был самый лучший вариант, который я нашел.

Я поняла, что Сэм обиделся, и поспешила его успокоить:

— Все хорошо, Сэм, правда. Маленькая, но в тесноте, да не в обиде, как говориться.

— На эту стену можно повесить картину с изображением пляжа или моря. Будет круто, — он указывал на стену, около которой стоял диван — вместо лампочки подцепить светомузыку и…

— И на шкаф наклеить плакат «мисс февраль» из журнала для мужчин, — рассмеялась я.

— Не, ну почему сразу «мисс февраль», — весело пробормотал Сэм, — «мисс январь» тоже была ничего.

— И еще рядом с диваном поставить мини бар, что бы все под рукой было — добавила я, осматривая комнату.

— Примерно так, — улыбнулся Сэм — как-нибудь приглашу тебя к себе, и ты увидишь, что я вполне себе примерный холостяк.

— Примерный холостяк? — улыбнулась я — разве такое бывает? — я шагнула вперед и оказалась слишком близко к нему.

Мы стояли друг напротив друга. Его дыхание щекотало мне щеку. Сделав шаг назад, я невольно споткнулась о злосчастные сумки. Как они мне надоели!

— Ну, все тогда, — протянул Сэм, — мне уже пора. Заказ, ехать не близко, — Сэм достал из внутреннего кармана сумки ключик — вот ключ. Договор у меня дома остался, я все прочел, должно быть в норме. Забыл его. Принесу. И главное правило по договору: не курить в комнате и никаких животных.

— Животных у меня нет, а курить я уже практически бросила, –подмигнула я ему — спасибо тебе огромное!

— Ладно, ты обстраивайся, а я пошел — он остановился на пороге.

— Сэм, не теряйся!

— До встречи, — мягко улыбнулся он и повернул ручку двери.

***

Утро наступило быстро. Об этом мне подсказал режущий мой слух звонок совдеповского будильника, который я захватила из комнаты родителей в надежде, что он будет напоминать мне о доме, а он уже целый месяц испытывал на прочность мои нервы. Апрельское солнце пробиралось по комнате. Я закрыла глаза тыльной стороной руки.

Прошел практически месяц с тех пор, как я переехала в этот город. И все это время все вокруг казалось мне ненастоящим, непонятным. Мысли в голове постоянно менялись, виски были тяжелее гири. Балтийский ветер пробирал тело до дрожи, зубы стучали от холода. Погода сбивала меня с толку, не давала возможности насладиться новым местом.

Нужно было собираться на работу. Галерея искусств, в которой я работала, не осуществляла перевод в другой город, на что я очень рассчитывала. Поэтому по приезду пришлось найти первую попавшуюся вакансию, куда можно было устроиться без опыта работы.

Моим местом работы стал один из многих сетевых магазинов одежды, обещающий много радости тому, кто хочет стать настоящим профессионалом своего дела. Другими словами, в мои обязанности продавца-консультанта входила необходимость пропихивать абсолютно ненужные и слишком дорогие вещи молоденьким тощим женам старых пузатых кошельков. Торговля никогда не была мне по душе, но вакансий по профессии было слишком мало. Когда-то мне казалось, что мне, искусствоведу-музееведу, никогда не будет сложности найти в Петербурге работу по профессии, но в паре мест, куда я попыталась устроиться, мне отказали за «несоответствие требованиям организации». И даже мой трехгодичный опыт работы в лучшей Галерее искусств Сибири, мне не помог. Хотя, что скрывать — это обстоятельство меня не слишком расстроило, так как работа в сфере искусств всегда казалась мне довольно скучной. Признаться, тогда я вообще не знала в чем мое предназначение.

Магазин закрывали в 23:00, домой я возвращалась еще позже.

Этот день ничем не отличался от других. Я снова вернулась около полуночи, после бесполезного рабочего дня, мне хотелось быстрее лечь спать:

— Дурацкий замок! — нервно выругалась я, пытаясь в очередной раз повернуть ключ в заедавшем отверстии.

Когда дверь все-таки поддалась, я получила возможность попасть внутрь. Прикрыв дверь, я упала на диван. Во мне не было никаких эмоций — ни усталости, ни разочарования, ни счастья от прихода домой. Ничего. Я повернулась на бок и уставилась на коричневую дверцу шкафа. Спать мне не хотелось. Накануне был выходной и мне казалось, что я выспалась на вечность вперед.

Я решила проверить телефон и обнаружила пустой экран, где не высвечивался пропущенный вызов, и не горела непрочитанная смс. Нужно было кому-нибудь позвонить, с кем-нибудь пообщаться.

Полистав список контактов, я поняла, что выбор у меня небольшой. Для звонка родителям было уже поздно, Сэма я не видела уже несколько недель. Последний раз он приезжал в конце марта за оплатой жилья. Я попросила его самого передавать деньги за комнату, так как очень не любила заниматься такими делами. Не могу сказать, что подружилась с коллегами по работе.

Я решила позвонить Нафане, так я ласково называла свою подружку детства Настю, обладающую бесконечным запасом оптимизма и безудержным желанием всегда и в любое время прийти на помощь каждому, кто может нуждаться в ней.

— Алло, — послышался из трубки сонный голос.

— Алло, дорогая привет! Прости, что разбудила… — виновато проскулила я, голосом извиняясь за свою беспардонность.

— Ого, ничего себе! — даже весело сказала она — как ты? Твой старый номер телефона не доступен. Знаю, ты сказала, что сама позвонишь, но я так переживала!

— Я в порядке, — вздохнула я — это мой новый номер телефона, запиши себе и не теряй!

— Конечно! Ты…

Связь оборвалась. В трубке слышались короткие неприятные гудки. Звонок сбросился — на счету закончились деньги.

Я страшно разнервничалась и захотела швырнуть телефон подальше, чтобы еще долго не видеть его. Помедлив еще несколько секунд, я покрутила в руках телефон, собираясь набрать один знакомый Новосибирский номер. Мне так хотелось услышать этот теплый голос, но я не решилась.

«Хочется покурить» — подумала я.

В комнате курить было нельзя, и я решила не испытывать судьбу и выйти на улицу.

На фоне черного неба виднелись посеребренные тени деревьев, а улицы, уже давно находящиеся в объятиях сна, окутали дома. Казалось, что вокруг спит все, кроме меня. В круглосуточном магазинчике напротив, мне удалось раздобыть пару бутылок пива и бутылочку Джин-тоника.

Я уже практически покинула общий коридор, когда в замке двери, ведущей в него, послышался звук поворачивающегося ключа.

— Привет! — раздался мужской голос.

Передо мной стоял парень, живший в соседней комнате.

— Привет! — стыдливо ответила я, пытаясь не привлекать внимания к бутылкам, так и норовившим выпасть из моих рук.

— Не спиться? — спросил он, закрывая за собой дверь.

— Полнолуние, — усмехнулась я — скоро начну превращаться в оборотня.

— Я так и подумал, — насмешливый взгляд юноши упал на бутылки — Кирилл — сказал он, снова посмотрев на меня.

— Приятно познакомиться, — улыбнулась я — Саша, но я предпочитаю, чтобы меня называли Алекс, — я была рада этому знакомству — давно ты здесь живешь?

— 4 года — улыбнулся он.

Могу сказать, что Кирилл был обычным. Среднего роста, немного выше меня, с серыми, как будто совсем бесцветными глазами. Только татуировка в виде разноцветного дракона, поднимающаяся от кисти правой руки до плеча, привлекала внимание.

— Ждешь кого-то в гости? — с интересом разглядывая содержимое в моих руках, спросил он.

— Поздновато для гостей, — заметила я.

— Ну, мало ли, муж, любовник, мужчина… — рассмеялся он, — теперь по-всякому бывает.

— Просто захотелось снять стресс, — ответила я, опустив в пол глаза.

Я никогда не была пьяницей.

— Так зачем же делать это в одиночестве?! — снова улыбнулся он.

Пропав на одно мгновенье за дверью своей комнаты, Кирилл появился с небольшой бутылкой виски;

— Проходи! Вечер обещает быть интересным, — заметила я.

Не могу сказать, что я часто увлекалась тем, что звала к себе малознакомых мужчин в гости, но сейчас мне было так тоскливо и одиноко, что мне было все равно, знаю я его пять минут или пять лет.

Ночью мы много говорили: о последнем романа Чака Паланика, о сырости Петербуржской погоды и даже о конструировании советских автомобилей. Он был приятно удивлен, что говорит об устройстве автомобиля с девушкой;

— Нравятся автомобили?

— Есть такое.

— Это здорово! — едва шевеля языком, произнес мой новый знакомый, — а знаешь, что мне нравиться больше всего?

— Что? — с искренним интересом спросила я, будучи уже пьяненькой.

— Мне нравятся лететь по ночной набережной, отдавая всю душу скорости. Я как будто сливаюсь воедино с машиной, людьми, фонарями, мелькающими за окном. Не только мыслями, но и телом. Большее удовольствие можно ощутить только на гонках профи.

Я глупо улыбалась и пыталась сделать вид, что не понимаю, о чем он говорит:

— Профи? Это кто еще такие?

— Это те, кто делает хорошие деньги на драг-рейсинге.

— Мой друг, ты фильмов насмотрелся? — поднимая брови, удивилась я, — я конечно знаю, что сейчас это в моде, но не так-то просто попасть в касту профи. Как минимум нужен хороший старт или отличный покровитель. Несколько лет назад на Новосибирскую трассу было невозможно пробиться без солидной первоначальной ставки или тачки!

Кирилл внимательно смотрел на меня серыми глазами. Моя маскировка дала трещину, и он сразу все понял. Когда-то это было частью моей жизни. Что же я за человек такой, не могу держать язык за зубами;

— Хочешь посмотреть на настоящую гоночную красавицу? Она стоит во дворе и ждет…

— О нет, дружок, — перебила я его, — не стоит, уже поздно.

— Да пойдем, машина все равно не на полном ходу, да и мы пьяные никуда не поедем.

Я поддалась. Любопытство, в отличие от любознательности, — это интерес к тому, что находится за пределами собственных интересов. В ту ночь, мной двигали оба эти чувства, особенно когда я увидела белый Porsche Panamera 2009 года.

Сочетая в себе идеальные линии кузова и мощный стальной корпус, этот спортивный красавец выглядел как настоящий сердцеед. От прекрасного салона из натуральной кожи и алькантары невозможно было оторвать взгляд. Кирилл с легкостью повернул ключ зажигания и 300 лошадиных сил зарычали, нарушая тишину вокруг. Мое сердце остановилось от восторга.

ГЛАВА 2

Я проснулась от того, что в ушах у меня страшно гудело. Казалось, глаза склеились. Оторвать голову от подушки означало погрузиться в боль и тошноту, заполнявшие мое тело. Голова… была не моя. Похмелье приходило ко мне редко, но голова все равно оставалась светлой. Сегодня было не так, в ней поселился туман.

Повернувшись на другой бок, я попробовала встать. Ни с первого раза конечно, но это у меня получилось. В голове была каша, одни картинки накладывались на другие, но в единую так и не собирались. Я отправилась в ванную и сразу поспешила к зеркалу.

Следы вчерашней ночи помяли моё лицо: размазанная тушь, скомканные волосы, помада, смешавшаяся с каплями крови на щеке. Кровь, откуда? Я провела руками по лицу, пытаясь найти ссадину, порез, хоть что-либо похожее на рану. Лицо было цело, но на макушки головы с левой стороны была ссадина.

Провела рукой по волосам и ощутила не только запеченные комочки, но и еще живую теплую кровь. Боль забила во всем теле. Что же вчера произошло? Что я такого натворила, что кто-то захотел пробить мне голову? Кирилл. Он точно должен знать! Ведь это он вчера потащил меня на встречу приключениям… Я решила заняться расследованием вечером, сейчас же была необходимость привести себя в порядок.

В этот день на работу я опоздала. В торговом зале меня тошнило. Обработав утром рану, я постаралась спрятать ее, собрав волосы в пучок. Когда я только-только успела переодеться и присоединиться к началу рабочего дня, на кассе уже шла планерка;

— Извините, пожалуйста, пробки, торопилась, как могла.

— Ясно, но ты же ездишь на метро? — спросила Ольга Анатольевна: невысокая ухоженная женщина лет 50.

— Сегодня я села на автобус, — опираясь рукой в стойку для товара, выдохнула я.

— Заблаговременно нужно выходить, — холодным тоном заметила Ольга Анатольевна.

— Да, конечно. Этого больше не повториться!

Прослушав послание на день, я поспешила приступить к работе. Голова раскалывалась, каждое движение казалось мне пыткой. В кладовке, так мы называли помещение, где можно было взять десятиминутку и выпить кофе, было на удивление свободно, и я смогла найти спасение от своей страшной головной боли:

— Не можешь привыкнуть к нашим расстояниям? — прозвучало за спиной.

— Привет, — обернулась я — мне кажется, я ни к чему здесь привыкнуть не могу!

Ирина всегда удивляла меня своей способностью появляться незаметно. Несмотря на ее интересное положение и некоторую тучность, Ира отличалась удивительной подвижностью. Мы часто общались в «кладовке», я бывала у неё дома, и одно нас объединяло наверняка — мы совершенно не любили свою работу. Модная короткая стрижка делала Иришку совсем девчонкой, и я даже начинала рядом с ней чувствовать себя старше.

— Первое время всегда сложно, — улыбнулась Иришка.

— Не могу не согласиться, — ответила я — тебе не кажется, что это форма меня немного полнит? — я с негодованием посмотрела на себя в высокое зеркало в черной оправе.

В магазине, в котором мы работали, к несчастью, для персонала оказался дефицит бюджета на одежду для сотрудников. На мою хрупкую фигуру 42 размера нашлись только кардиган и блуза 48 размера, а брюки 44 пришлось хорошо подвязать ремешком, в которой я выглядела совершенно нелепо.

— В этой одежде, я как в том мультике — «Я тучка-тучка-тучка, я вовсе не медведь…» — заключила я, в очередной раз проковыривая дырку на ремне.

Иришка рассмеялась:

— Или как морской крейсер, который выплывает из-за угла и преследует покупателей.

Наверное, мы рассмеялись слишком громко, так как холодный голос быстро нас прервал:

— Девочки, я смотрю вам очень весело? — в кладовку вошла Ольга Анатольевна — радуетесь новому рабочему дню?!

— Именно так, Ольга Анатольевна, — быстро ответила я.

— Тогда прошу вас продолжить радоваться в торговом зале, особенно это касается вас, — взгляд холодных серых глаз, казалось, заглянул мне в самую душу, — вы и так сегодня опоздали.

Выходя за дверь, Ира не удержалась от гримасы, в точности похожей на нашу Горгамену. Горгаменой мы ее называли в честь той самой Медузы Горгоны.

После смены, все наши коллеги, включая администратора, быстро разошлись по домам. А нас с Ириной оставили ненадолго в наказание за утреннее опоздание и слишком громкий смех:

— И где была моя голова, когда я уходила со школы? Променять проверку тетрадей на выполнение плана продаж было неразумно! — причитала Иришка

— Это точно, не разумно, — согласилась я.

— Саша, почему ты решила переехать в Петербург?

— А почему все едут в этот город? Ты, например? — облокачиваясь на твердый стул, вздохнула я.

— Меня сюда привез мой муж. Знаешь, он хоть мой и третий муж, но только с ним я поняла, что такое любовь, — Иришка погладила свой выпуклый животик — мужчины строптивцы, но с годами начинаешь понимать их все лучше и лучше, особенно если выходишь замуж в третий раз, — улыбнулась она.

— Наверно, — спокойно ответила я, не желая дальше об этом говорить.

Вернувшись домой, я занялась уборкой. Я пыталась собратья, напрячь голову, вспомнить, что вчера произошло после того как мы вышли из дома, но все попытки были бесполезны. Кирилла не было дома, а я весь день надеялась расспросить его о том, что произошло вчера. Под кроватью я нащупала что-то бумажно-картонное. Запылившееся, мятое — это была фотография, которую я отчего-то прихватила с собой из дома.

Новосибирск, осень 2017

— Ты обиделась? С меня хватит. Я просил тебя вести себя посдержаннее. Это мои коллеги, уважаемые люди, между прочим. Я не хочу, чтобы они думали, что моя будущая жена не умеет себя вести!

Эти слова Вадим повторял мне уже не первый раз и с каждым разом меня это только больше раздражало;

— Видимо у нас разные понятия о нормальном поведения, Вадим! То, что я легко нахожу контакт с людьми и могу отстоять свою точку зрения совершенно — не значит, что я не умею себя вести! — воскликнула я, стягивая узкое черное платье.

— Да, но ты буквально не дала никому вставить и слова, а мне особенно! Я не могу перекрикивать собственную невесту, которая доказывает, что наша фирма только и делает, что нарушает закон. Я ведь просил тебя не пить, ты становишься невыносимой и начинаешь нести всякую чушь!

— Что мне еще оставалось делать? Твои коллеги вывели меня из себя. Вадим, как ты с ними работаешь? Они же скряги! Противные гнусные скряги, думающие только о своих кошельках, — от негодования меня трясло.

Я попыталась скрыться за открытой дверью холодильника;

— Эти, как ты говоришь, скряги наш с тобой пропуск в безбедное будущее. Ты же хочешь красивую свадьбу и большой дом… у тебя все это будет, и они нам помогут, — он мягко обнял меня за талию целуя в щеку, — ладно, извини, немного погорячился.

— Знаешь, я уже давно не знаю, чего хочу на самом деле. С тех пор как ты устроился работать в эту компанию, ты стал другим, ты стал похожим на них. Я понимаю, что ты стараешься для нас, но мне так не хватает того сумасшедшего парня, который водил меня в бургерную на последние 300 рублей, а потом пешком провожал до дома, — я ласково посмотрела на Вадима.

— Не всегда, — ласково улыбнулся он — летом был велосипед.

— Я скучаю по велосипеду, — сказала я и аккуратно повернула крышку застоявшейся «Активии».

Он снимал черные брюки и надевал потертые джинсы, менял белого цвета рубашку на любимую футболку. Мой жених прежде был высокого роста и худощавого телосложения. В последнее же время он начал меняться: полнел, черствел, обрастал — одним словом превращался в мужчину.

— Мы еще куда-то идем? — спросила я, желая поскорее завернуться в пижаму.

— Ну, как же, — искренне удивился он — сегодня мы в спорт-баре встречаемся с моими одноклассниками. Я же говорил тебе, ты забыла?

— Возможно, я подумала, что мы никуда не пойдем, поэтому не придала твоим словам значения, — все еще дулась я.

— Пойдем. Получишь простое общение как ты и хотела. Заодно познакомишься с моим непутевым братом, он тоже будет. Он, видите ли, соскучился по родным краям, что аж прилетел из этого вашего… как его, Петербурга! Опять наверно все промотал.

— Хм, почему ты так строг к нему? Потому что он не такой как ты? — усмехнулась я.

— Когда эта Ангелина, с которой погуливал мой отец, погибла, моя мама взяла Сашу к нам — дай Бог ей здоровья! Тогда я очень обрадовался, что у меня появился брат. Думал, будем вместе на великах гонять, книжки читать, строить машину времени… Я думал, что наконец-то обрету друга. Но, увы, друга не получилось. Ты права, мы с ним совершенно разные. Он еще в детстве хотел построить свою маленькую корпорацию зла.

— Так это же забавно, — улыбнулась я.

— Оставим машину дома, ­­– ответил он — одевайся теплее.

Он уставился на экран телефона, погрузившись в свои непростые мысли. Вадим любил все усложнять. Тонкие пальцы ловко водили по экрану, от светящегося экрана его глаза становились ярко голубыми, а светлые волосы казались еще более пепельными. Я знала, если он ушел в себя, это может затянуться надолго, поэтому туфля, которую я держала в руке, с силой упала на пол. Вадим вздрогнул. После пятнадцатиминутных сборов, сменив вечерние наряды на удобную, повседневную одежду, мы вышли из дома, направившись в бар, который находился в паре кварталов от нашего дома:

В баре, где мы встречались с одноклассниками Вадима, было шумно. Наш столик на 10 человек находился в глубине зала. Увидеть, что происходило в баре, сидя за таким столом, не предоставлялось возможным — одна из четырех колон расположенным по периметру бара закрывала обзор на вход и барную стойку. Одноклассники были вполне интересными ребятами, с чувством юмора:

— А вы помните, как Вадик первый раз напился в 10 классе и в школьном туалете разнес унитаз головой в дребезги! — громко рассказывал Иван Потапкин, высокий мускулистый парень с широким лбом.

— Ну, хватит! Что ты, это был мой первый раз! — отстаивал себя Вадим.

— Первый раз чего? Унитаз разбил? Ты и сейчас такое проделываешь? — сидящая аудитория залилась в смехе, Вадим покраснел как рак.

Посетителей было много, и поймать маленькую официантку в этой толпе не представлялось возможности. Я решила никого не ждать и направилась к бару.

Протиснувшись между узкими столиками, мне наконец-то удалось добраться до барной стойки, и прокричать заказ. Рядом сел стройный парень с широкими плечами, в красивом темно синем пиджаке с засученными рукавами, поверх белой футболки. Его высокие узкие скулы, покрытые легкой небритостью привлекли мое внимание.

— Бармен пива, поскорее пива, — прокричал он, — что вы там копаетесь!

— Он наливает мой заказ, — холодно ответила я.

— Да, ну тогда это меняет дело, — насмешливо сказал он.

Стакан холодного, золотистого светлого пива очутился перед ним раньше моего. Подняв бокал, он осушил примерно половину.

— Как много людей сегодня, раньше такого не было, не правда ли? — сказал он.

— Не знаю, я здесь раньше не была, — быстро ответила я.

— Почему? Не в вашем стиле заведение?

— Отнюдь, пожалуй, география не моя, раньше я жила в другом районе, — вздохнув, ответила я.

«Боже что я несу».

— Жаль, это хорошее местечко, — он сделал глоток.

По соседству с нами расположились парочка влюбленных, изрядно выпевших и так и норовящих заняться сексом прямо на столе у бармена.

Забрав один стакан, я не успела взять другой — сладкая, парочка так увлеклась любовными играми, что толкнула парня в пиджаке достающего кошелек. Одно мгновенье и весь бокал упал на меня вместе с посетителем. Он успел поймать меня одной рукой за талию, а другой за мокрую от пива грудь;

— Отличный размер! — улыбаясь, произнес он, стоя в неловком положении.

— Отпусти меня, а то твой отличный размер пострадает от моей коленки!

— Пожалуйста! — он развел руки, а я ели как устояла на ногах.

— Хам!

В дамской комнате, где я пыталась замыть или хотя бы сравнять внешний вид моей блузки я пробыла минут десять. Неужели меня никто не хватился? Ну, Вадим!

Я страшно разозлилась. Пробираясь через толпу к нашему столику я уже представляла, как выскажу все, что я думаю по этому поводу, своему жениху. Всем было весело как никогда, истории с затравками про школу уже рассказывали по новому кругу, причем другим человеком, которого изначально не было среди одноклассников Вадима.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 319
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: