электронная
200
16+
Происхождение алфавита

Происхождение алфавита

Взгляд со стороны

Объем:
182 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-5253-8

О книге

Конец XIX, начало XX столетия ознаменовался рядом открытий во всех сферах научной деятельности. Работы целой плеяды великих лингвистов привели к пониманию того, что мельчайшей частицей языка является звук. Логическим завершением этого открытия должно было бы стать создание фонетического алфавита. Но парадокс состоял в том, что буквенно-звуковое письмо, основанное на тех же самых принципах, существовало уже около трех с половиной тысячелетий! На преждевременность изобретения его в то далекое время указывает хотя бы факт образования на основе алфавита целого ряда слоговых систем типа абугида: эфиопское, брахми и т. д. Человек еще не в состоянии был осознать всю ценность и полезность инструмента, попавшего ему в руки, видимо, считая его неким упрощенным вариантом слогового письма. Так каким же образом создатель первого алфавита пришел к своему изобретению? Ведь даже самые благоприятные условия, способствующие созданию звукового письма к появлению его в то время не приводили. Так, среди египетских иероглифов выделялась целая группа знаков, обозначающих очень короткие слова, состоящие всего лишь из одного согласного. Поскольку гласные в египетском письме полностью игнорировались, то фонетическим значением их и был этот единственный согласный. Фактически, эта группа из 24-х иероглифов образовывала полноценный алфавит, с помощью которого можно было довольно точно передавать звучание древнеегипетской речи. И не смотря на это, египтяне продолжали пользоваться своей сложной логографически-идеографической системой письма. Может они просто не знали всех возможностей своего алфавита? Прекрасно знали и даже использовали его, но только в случаях когда надо было передать какое-нибудь сложное иностранное имя. Однако, мысль, что для отображения своей речи вполне можно обойтись им одним, никому из египтян в голову даже и не приходила. Проблема происхождения алфавита до сих пор вызывает жаркие споры в научной среде. Очень самоуверенно взявшись за ее решение, я, тем не менее, довольно быстро достиг в этом определенного прогресса. Мне удалось выяснить, что самым первым алфавитом был тот, что использовался в городе Угарит. От своих современников: финикийского и южноаравийского, он отличался тем, что являлся клинописным: форма его букв составлялась из клиньев, которые выдавливались стилосом на глиняных табличках. Если под рукой не было сырой глины, то угаритские знаки легко можно было изобразить на чем угодно: камне, дереве, кости и даже на пальмовом листе, заменяя клинья вытянутыми к вершине равнобедренными треугольниками. Позже эти громоздкие графические образования стали упрощать. В результате появились буквы современного типа. Находясь в эйфории от важности своего открытия, я решил поведать о нем миру. Но первый вариант книги вытягивал лишь на небольшую брошюру, занимая всего около двадцати страниц формата А4. Для расширения объема пришлось добавить в нее разделы, посвященные дальнейшему развитию угаритской письменности — алфавитам северно- и южносемитским, протоханаанским, греческому и анатолийским. Особое место среди них заняла глава протоханаанская. Дело в том, что большинство протопалестинских надписей до сих пор не удалось прочитать. И если ориентация на угаритский алфавит, как предка всей буквенно-звуковой письменности, помогла бы в дешифровке хоть одной, моя версия получала бы очень серьезное подтверждение. И она его получила! Дешифровке не поддавались лишь тексты сверхкраткие, отрывочные, плохо сохранившиеся и выполненные письмом, не находящимся в родстве с угаритским. И пусть большинство символов все-таки опознавалось, исходя из их сходства со знаками уже дешифрованных семитских алфавитов, тем не менее, ориентация на угаритское письмо помогла определить фонетическое значение значительного числа протоханаанских букв, что и определило столь удачный результат. Поклонников творчества Чудинова, Котовой, Гриневича и прочих вынужден огорчить сразу: славянских надписей среди прочтенных мной не оказалось. Все тексты были написаны носителями семитских языков. Одним из которых был иврит. Причем встречался иврит как разговорный, искаженный хананейским влиянием, так и правильный, классический, книжный. Надписи демонстрируют время, известное нам из книг Судей и Царств, что называется «изнутри», показывая то, что скрыто за фасадом канонического текста. Из них, например, можно узнать о том, как упорно пытались древние евреи приносить в жертву Господу некошерное животное лошадь. С чем безуспешно боролись священнослужители на протяжении нескольких столетий. Вторая часть книги посвящена письменности славянской. Раздел, в общем-то, проходной. В нем я лишь попытался суммировать то, что мне известно об истории письма у славян. Однако, несомненной удачей считаю дешифровку надписи Ибн ан-Недима, в которой удалось прочесть имя одного из предводителей русов. Интересно то, что алфавит, используемый в ней, архаичен настолько, что опознать буквы его особого труда не составило — так близка форма их к угаритским прототипам. Я даже думаю, что любой, кто потратит немного времени на то, чтобы сравнить знаки надписи Ибн ан-Недима с угаритскими, добьется того же результата, что и я. Читателей также возможно заинтересуют мои выводы о невозможности создания кириллицы в Болгарии и основывающаяся на ней версия об изобретении ее на Руси в период времени между первым крещением князей Дира и Аскольда и вторым — Святого Владимира.

Отзывы

Автор

Дмитрий Утробин