Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4474-8518-4

Los pioneros

История Примеры глазами Сервантеса

Купить электронную

Геннадий Никитчанов

автор книги

О книге

Каждая команда — самостоятельная история, наполненная яркими личностями. Занимаясь темой предметно, естественно выходить за рамки голов, очков и секунд. Игроки, тренеры и президенты создают живую ткань, через которую видно Испанию. Ведь она связана с футболом абсолютно неразрывно.

О книге

Об авторе

«Очень интересно. Какие-то вещи и я узнал впервые. Например, работая с Унаи Эмери, я только понаслышке был в курсе, что его дед играл в первых Лигах, понятия не имел, что систему Дубль-ве и катеначчо придумали в Сан-Себастьяне, а Эленио Эррера когда-то играл от атаки. То, что саму Примеру придумали в Гечо, в Испании, конечно, знают, но и там это — не самое распространённое мнение. Есть, что прочитать, есть, на что обратить внимание. Ну а история дружбы Андреса и Дани показывает настоящие отношения между футболистами. Конечно, не все — друг другу братья, но клубная принадлежность здесь не играет абсолютно никакой роли».

0 ответов

Новости

Отрывок книги о Висенте Дель Боске опубликован в электронной и газетной версиях Спорт-Экспресс http://www.sport-express.ru/football/spain/reviews/del-boske-pokoritel-nebes-1026823/

Лига Чемпионов: «Есть только матч, всё остальное — потом» Художник против воина. Так (немного высокопарно) можно позиционировать финал на Сан-Сиро. На протяжении истории «Реал» рисовал что-то до конца непознанное, но приносящее результат, «Атлетико» сражался с переменным успехом. Подтверждение — во фрагментах книги «История Примеры глазами «Сервантеса». «Реал»: Голодные игры Пять титулов подряд (чемпионаты 1974/75 — 1979/80) — достижение, которое во всей испанской истории удавались только тому же «Реалу» (в 60-х, сезоны 1960/01 — 1964/65) и в 80-х, когда с 1985/86 по 1989/90 никто не мог остановить «пятёрку стервятников». Однозначного ответа о том, кто в неё входил, нет до сих пор. Во всех версиях есть место Санчису, Мичелу и Бутрагеньо, по футбольному нику которого — Ястреб и названа вся сложная связка. Иное разнится: одни источники останавливаются на причислении к ним Рафаэля Мартина Васкеса и Мигеля Пардесы, другие настаивают на «плавающей» системе — в разные сезоны на первые роли в атаке выходили Сантильяна, Хуанито, Вальдано, Уго Санчес,. Единой истины тоже не видно. Если говорить о ставке на собственных воспитанников, то своё значение в первой команде было и у Чендо, Солано, Камачо, по расстановке всё похоже на классическую атаку с бетоном в середине поля, краями и двумя ударными форвардами, либо, с одним, глубже которого располагается инсайд, если же рассматривать Санчиса как центрального защитника, это тоже рушится и связующее значение обретает фигура Рафы Гордильо, в 1985 перешедшего из «Бетиса», ну а акцентируя внимание на атаке, очень тяжело отрицать роль названных форвардов. Правда в том, что Санчис, Васкес, Паредес, Мичел и Бутрагеньо вместе играли за «Кастилью», под их футбольным руководством дубль выиграл Сегунду 1983/84. С основой тогда работал Альфредо Ди Стефано, проигравший конкуренцию даже не «Барселоне», а третьему классику — воспрявшему «Атлетику» (чемпион 1982/83 и 1983/84). После титул ушёл в Каталонию, до — два часа славы «Реала Сосьедад», чья системная эффективная работа с кантерой принесла титулы 1980/81 и 1981/82. Та модель и была принята за основу. Самым значимым аргументом признавалось то, что в «Кастилье» собралась целая группа, переросшая уровень Сегунды и их нужно было просто вовремя перевести на следующий уровень. Правда, Мичел, называл их привлечение «выбором от безысходности». Кажется, шутил. В каждой шутке есть доля правды. В те времена Мадрид испытывал определённые финансовые проблемы и хотя позволял себе громкие приобретения, например, в том же 1985 делом чести стало переманить из «Атлетико» их бомбардира Уго Санчеса, это не приобретало масштабов эпидемии. Например, Хорхе Вальдано был призван из середняка «Сарагосы», Гордильо — как уже сказано, из «Бетиса», редко-редко долетавшего до Кубка УЕФА и гораздо чаще волшебно проходившего над зоной вылета. Большими игроками они стали уже в «Реале», Вальдано и вовсе, доигрался до золота мундиаля, будучи важнейшим звеном в связке с Марадоной и Бурручагой. Первый сезон в своей новой версии Мадрид мягко говоря, провалил — 5-е место при безнадёжных — 17 от титуляра «Барселоны». Но всё только начиналось. Определённой компенсацией стал Кубок УЕФА, через год этот результат был повторён, а на Сибеллу вернулся ещё и первый из пяти подряд титулов. Вот что говорил Хорхе Вальдано: «Это был очень сложный этап. Мы переживали трансформацию и проигрывали конкуренцию всем, кому не лень. Тот первый Кубок УЕФА был только частичной компенсацией за проваленный сезон. Накануне финала наш идейный вождь, дон Хосе Антонио Камачо устраивал сеансы коллективной психотерапии, зачитывая нам заявления соперников в сопровождении ремарки — «Видите, как они нас боятся» и резюмируя «Мы должны забить им пять, а кто проснувшись в день финала так не подумает, может оставаться в постели до вечера или вообще не приезжать на базу». Мы поддакивали изо всех сил. Иначе нельзя — он разбудит всю Кастилью, если не всю Испанию. Пять, правда, не получилось, ограничились тремя. Я забил последний, счёт тогда открыл Мичел, ещё один, ключевой добавил Сантильяна. Ответный матч, честно говоря, провели в очень вольном режиме, проиграли дома 0:1, я ещё не забил пенальти. Но сути это никак не меняло — первый евротрофей Мадрида, начиная с 1966 года. У нас тогда была очень молодая и очень весёлая команда. Сантильяна, Камачо, Санчис, Мичел, позже присоединился Санчес. Лидером можно называть кого угодно. Я же считаю, что главным в той команде был Бутрагеньо. Человек, может быть, не верящий ни в какие идеи, но создающий реальность. В этом его сила и слабость. Он отлично гармонировал с Санчесом. Но если Эмилио писал стихи, то Уго получал авторские права, первый искал и находил золотоносные жилы, второй собирал слитки. На пользу команде шло и то, и другое. То, что публика первоочерёдно ценила именно Ястреба лично я объясняю тем, что он воздействовал на её чувства, Уго был холодным разумом, палачом. Один из тех эмоциональный парадоксов, которыми полон футбол». По мнению же самого Бутрагеньо, та команда была гораздо проще — «мы были молоды, наивны, нам нравилось то, что мы делали и первые месяцы в большом „Реале“ — рай, волшебство, невинность и самая естественная иллюзия на свете. Потом всё пошло по накатанной. Роли распределялись так: я играл на острие, Мичел располагался правее, Мартин Васкес — в оттяжке, Маноло отвечал за оборонительный порядок. Сложнее всего пришлось Пардесе. Он — тоже форвард, но другого плана, маленький, взрывной, быстрый, чем-то похож на Уго. Так получилось, что мы стали конкурентами. Слева же никого никуда не пускал Хорхе. Собственно, поэтому Мигель появился в основе позже всех — до заявки за „Реал“ он успел поиграть на правах аренды за „Сарагосу“ и вернулся туда уже в 1988-м, покинув Мадрид раньше всех из нас. Он — отличный нападающий и в успехах той команды середины 90-х очень велика его заслуга. Я никогда не сомневался и в том, что Мигель абсолютно соответствует уровню „Реала“. Но одно дело — уровень в целом и совсем другое — уровень по позиции. Тренеры ставили меня и Санчеса. Мы, вроде бы, оправдывали». Далее в 1990-м уехал Мартин Васкес. Причина — недооценка. В том сезоне он забил 14 мячей и по мнению футболистов и тренеров, стал одним из самых полезных игроков команды. Президент Рамон Мендоса не предложил сам и ответил отказом на просьбу игрока о повышении зарплаты. Результат — два года томления в «Торино», возвращение в Мадрид тенью бывшей звезды и командировка в «Депортиво». Его восхождение только начиналось, но если опыт Васкеса и был полезен, то скорее, в раздевалке. На поле он провёл 444 минуты в суммарных 14 матчах двух чемпионатов и забил 2 мяча. «Атлетико»: Выше боли Эррера ещё не строил своих знаменитых капканов, вполне себе отдавая должное атакующей игре. Он и «Валенсия» забили по 71 мячу, выше оказался только Бильбао — 72, меньше, чем индейцы пропустили семь команд, столько же, 51 — ещё и «Малага», «Депортиво» и «Валенсия» потерпели меньше поражений, те же 8, что у чемпиона было у пришедшего восьмым «Реала Сосьедад». Но жёсткая конкуренция принесла успех индейцам. Проигравшим прямой матч на «Месталье» — 0:6, поделившим очки с Ла-Коруньей — 1:3, 6:1, по ходу сезона долетавшим до 11-го места, но мощно накатившим на финиш с эпилогом — 4:4 с «Валенсией» в 26-м туре. Ничья цвета золота. «Атлетико» 4 — 4 «Валенсия» Голы: Бен Барек, 9, 39, Карлссон, 46, Мухика, 49, с пенальти — Игоа Лосано, 5, с пенальти, 60, 78, Пучадес, 65 Атлетико: Доминго (Педро Сабала, Доминго), Менсия, Лосано, Фариас, Эрнандес, Мухика, Хункоса, Бен Барек, Сильва, Карлссон, Эскудеро Валенсия: Антонио Перес, Монсо, Сантакаталина, Пучадес, Бернардо, Асенси, Фуэртес, Луис Диас, Гаго, Игоа Лосано, Висенте Сеги Ветер безумия. «Атлетико» становился чемпионом, если не проигрывал, «Валенсия» побеждала, если выигрывала сама, а Бильбао обыгрывал «Депортиво», Ла-Корунья титуловалась в случае собственной победы при ничьей в Мадриде. Мать защитила дочку — 2:2 на «Сан-Мамес» и Ла-Корунья вне игры. Разумеется, о том ещё не знали, матчи и тогда игрались в одно время и соперники зависели только от себя. Ветер на улице, ветер на поле. Зрители ещё не успели устроиться, как команды уже обменялись голами. Валенсиец Игоа заработал пенальти и сам же его реализовал, разбудив зверя. «Атлетико» понёсся без остановок и кажется, «Валенсия» уже уничтожена. Дубль Бена Барека в первом тайме, дуплет в начале второго, 4:1. То, что отыгрывается крайне редко. Но играть ещё 40 минут, соперник, если и ниже классом, то ненамного — 6:0 на «Месталье» тому свидетельством и он ничего не теряет. Откуда взялись силы у «Валенсии», не знает никто. Но до конца матча они устроили хозяевам форменный ад. Тем более, что основной вратарь Доминго получил травму, а вышедший вместо Сабала откровенно волновался. Всё могло решиться на 67-й минуте, когда Монсо сфолил на Мухике. Пенальти. Полузащитник отказывается бить, ссылаясь на травму, но никто более не рискует взять ответственность на себя. Антонио Перес же разумеется, играет за своих нынешних против своих бывших. Хотя вспоминает «Атлетико» с благодарностью: «Я был в „Авиасьоне“, играл за потрясающую команду, очень горд этим. Я бы никогда не уехал, если бы не проблемы жены. У неё — очень слабые кости, а климат Мадрида слишком сух. Я рассказал президенту Хуану Тусону. Он ответил, что нет ничего важнее. Футбол, титулы, игры,. Всё это — потом. Главное — наши близкие. В конце концов, мы всё делаем для них. Клуб не запрашивал за меня никакой компенсации, не чинил препятствий и не пытался удержать. Так я оказался в „Валенсии“. А „Атлетико“ — часть моего сердца, безусловно». Он стал одним из героев той встречи. Ещё большим героем стал Доминго. Давление «Валенсии», стеснение Сабалы и в голове — слова и поведение Саморы «Есть только матч. Только матч. Все травмы потом. Умри, но выиграй». На последнее 10 минут Доминго возвращается (тогда обратные замены были разрешены) и дважды спасает команду от удара разошедшегося Игоа и добивания Гаго. Словно вернулся Самора — легко, непринуждённо, с улыбкой, как стакан воды выпил. А после финального свистка рухнул. Колено. Но «Атлетико» — чемпион. Впервые под родовым именем. В безумной схватке, в ошибке страсти, через боль. Как на войне. История Примеры глазами Сервантеса в продаже на на ЛитРес, Ozon.ru, Amazon. com, Google books, в магазинах мобильных приложений «Билайн», «Мегафон» и МТС

Благодарности

Благодарностей очень много. Сейчас начать — послезавтра закончить. Потому просто и коротко — спасибо всем причастным. Три человека отдельно. Питерский эмиссар в Майами Андрюха Тверитин, придумавший и запустивший остроумную PR-кампанию имени нас, Даша Матросова, даже на работе в РФС шокирующая всех неизбежной принадлежностью к «Атлетико» и Гарик. Просто настоящий друг. Не больше
Благодарность этому юниту выражает автор Благодарность этому юниту выражает автор Благодарность этому юниту выражает автор

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно