электронная
176
печатная A5
452
18+
Когда «Мерло» теряет вкус

Когда «Мерло» теряет вкус


4.3
Объем:
246 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-0391-1
электронная
от 176
печатная A5
от 452

О книге

Загадочная телеграмма втягивает художника Егора, переживающего кризис среднего возраста, в водоворот драматических событий. Он возвращается в город своего детства, где все изменилось — улицы, дома, люди. Кому верить — старым друзьям или новой любви? Можно ли исправить что-то в своей жизни? Эти вопросы встают перед героем остросюжетного психологического романа «Когда „Мерло“ теряет вкус». Книга Михаила Земскова — о любви и о хрупкости мироустройства, которым управляет не высший разум, а хаос.

Отзывы

Ольга

Моя первая книга на ЛитРес) Начала с бесплатного фрагмента и не смогла остановиться. Надежды, мечты, разочарования и город моего детства, когда-то пахнущий яблоками – Алма-Ата… Книга с терпким послевкусием, обязательно повторю осенью)

May 6, 2020, в 12:26 PM
Альмира Исмаилова

Человеческая память - странная штука. Мы запоминаем вкус мороженого и запах грибного леса, рекламные слоганы и количество любовниц Хосе Луиса из «Санта-Барбары», но иногда совершенно не помним имена своих одноклассников и какого цвета глаза у мамы. Про память, на мой взгляд, книга Михаила Земскова «Когда Мерло теряет вкус». Память как душевное состояние каждого из нас. Будто есть состояние «память», а есть «непамять», некое забытье, когда она уже не нужна или не существует. Герой романа Егор, приезжая в город своего детства и юности, уже не плывет по волнам своей памяти, он разгребает остатки того, что от нее осталось. И «Измени жизнь к лучшему!» уже не кажется безобидным рекламным слоганом, фраза становится кнутом, ударяющим по затылку Егору, Наташе и Дэну, заставляя выбирать концовку. И всем хочется хэппиэнда, а его на всех не хватает. Вот и деремся друг с другом, а когда понимаем, что уже нет никого, то начинаем колошматить себя самих. Доходим до внутренней сути – глядь, а ее-то уже и нет. Как сказал классик,«..И, значит, не будет толка от веры в себя да в Бога. ...И, значит, остались толькоиллюзия и дорога». Дорогу к самому себе выбирает Дэн, тропой любви пытаются идти Наташа и Егор. Куда приведут каждого из них эти пути, автору пока неизвестно, но удовольствие самого процесса никто не отменял. Не строим иллюзий, просто идем. На определенной полочке в мозгу лежат наши юношеские пластинки, кассеты, мысли и желания. И Егор, разбирающий свой ящик письменного стола, это каждый из нас, вернувшийся на несколько деньков в родительский дом. Этот отголосок тоски о юности спустя несколько строк накрывает безудержной волной ностальгии под звуки нестареющего голоса Цоя. Этой аллюзией на нашу жизнь пропитана вся ткань произведения. Сами герои в их теперешнем состоянии как намек на то, что прежняя, другая жизнь была более смыслообразующей и полнокровней. Люди уже не живут в городе детства они просто «несут куда-то свою заботу», а город взросления превращается в «интерпретацию интерпретации». Вообще все в этой нашей, наполненной бесконечной волокитой, жизни превращается в трактовку того, что уже было создано до нас. Гении умирают, остаются только далекие отпрыски Левия Матфея, уже не помнящие оригинала за разгадыванием всевозможных толкований. Роман завершается явлением купидона, божества, которое «земнородную душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает», что, возможно, и нужно современному человеку, чтобы перезагрузиться и вновь начать движение вперед.

May 6, 2020, в 12:22 PM
Жанна Алиева

Случались ли в вашей жизни события, после которых привычный мир стал чужим? Когда все, что интересовало раньше, вдруг интересовать перестало? Когда понимаешь: хватит мечте быть мечтой и берешься за ее исполнение? Когда вера ушла, а вкус любимого «Мерло» больше не приносит удовольствия? Роман лауреата Русской премии 2005 года, Михаила Земскова, расскажет вам о цепочке событий, после которых ни один персонаж этой книги, не остался прежним. Главный герой возвращается в родной город после получения тревожной телеграммы. Эта незапланированная поездка переворачивает его привычный мир с ног на голову. Он влюбляется, становится виновником убийства и спасает жизнь едва знакомому парню. Параллельно с этими событиями, поднимаются вопросы о смысле жизни, значении родины и обретении «себя». Роман пропитан ностальгией и одиночеством. Читая его, и сам пронизываешься этим настроением. Подобные ощущения я испытывала, читая «Жизнь взаймы» Ремарка. После прочтения книги у вас не появится желания изменить свою жизнь, ценить каждую минуту или т.п. Роман не настолько проникновенен, хотя изобилует душевными рассуждениями героев. Но возможно вы захотите позвонить одноклассникам, пересмотреть старые фотографии, съездить в гости к родителям или просто вспомнить приятные моменты из прошлого. «Меня, например, всегда тянет вернуться в те места, где когда-то был, в места детства – кажется, что, вернувшись в них, вспомнишь и поймешь что-то новое, чего не понял тогда…»

May 6, 2020, в 11:54 AM
Алия Кадырова

Говорить о казахстанской литературе сложно, будь ты хоть высоколобый критик с филологическим дипломом, хоть простой читатель, как я. Кто-то готов хвалить любую книженцию, написанную местным автором: «Лишь бы народ читал нашу литературу! Свою! Отечественную!». Есть противоположные мнения: «Ну не могут писать наши хорошо!». Я стараюсь избегать обеих крайностей. По мере возможности. «Мерло...» Михаила Земскова предоставило мне эту возможность. Избежать крайностей. В книжке есть черта, которую я долго искала в нашей литературе. Это раз-вле-ка-тель-ность. Если так можно выразиться. Пока многие другие казахстанские авторы заняты тщетными размышлениями о судьбах мира (часто - в лице своей собственной), Михаил Земсков выпустил книгу, которую, вы не поверите, интересно читать. (Такая вот #сенсация.) Завязка сюжета: московский художник, который по совместительству ещё и уроженец Алматы, получает странную телеграмму, которая заставляет его вернуться в родной город. Тут он попадает в череду странных событий, криминальных и романтических (её зовут Наташа). Сначала кажется, что все повествование обрывается в конце первой части, но во второй и третьей сюжет разматывается дальше, и открывает новые подробности, которые меняют наши представления о событиях, произошедших ранее. Прибавьте к этому ещё и милые упоминания алматинских улиц, фонтанов и дворов и вы примерно представляете, о чем она. Помимо криминальных перипетий, в этой книге вы также найдёте печальную изящную рефлексию, вызванную, по-видимому, приближающимся кризисом среднего возраста. А также не веселые размышления о поколении, чья молодость пришлась на времена перестройки. В художественной литературе очень любят писать о том, как некоторые из них были застрелены 30-летними, другие скончались от передоза, а третьи эмигрировали. Эта книга не исключение. Есть в книге и пара минусов. В конце первой части сюжет сильно провисает. Из-за чего я забросила чтение этой книги месяца на два. Хорошо, что все же вернулась к ней. Не узнай я потрясающую концовку истории, мне бы и в голову не пришло писать такую хвалебную рецензию. Второй минус: откровенный «фансервис» - стрелы, расчетливо отправленные в мягкое алматинское сердце. Например, сцена, где герой сообщает московскому другу о том, что его Родина – Казахстан, а не Россия, в которой он уже долго живет. На что друг отвечает, цитирую, «значит, ты по природе своей - кочевник, как твои казахи…». Впрочем, подозреваю, это было написано с искренностью. Но искренним людям нужно быть осторожными вдвойне.

May 6, 2020, в 11:53 AM
Данияр Молдабеков

Михаил Земсков, лауреат «Русской премии-2005», выпускник сценарного факультета ВГИКа, издавался в московских «Вагриусе» и «Эксмо». Свежий роман руководителя алматинской литературной школы – «Когда мерло теряет вкус» – вышел в местном издательстве «СаГа». Сюжет в общих чертах такой. Художник Егор, поверив ложной телеграмме, возвращается из первопрестольной в «родную Алма-Ату», чтобы проведать мать, которая, согласно поддельной телеграмме, тяжело больна. Мать оказывается здоровой и, более того, спешит выйти замуж за человека с сомнительным прошлым, о котором знает, но христианский долг и любовь оказываются сильнее неважной биографии жениха. Егор, конечно, вопрошает: а как же, мол, смертельная болезнь, указанная в телеграмме? Однако мать ничего не знает ни о телеграмме, ни о своем заболевании (здесь загадка, а разгадка – в книге, просим). Она здорова, счастлива, выпивает, танцует. Вместо тяжелой картины – исхудавшее лицо, озноб – Егор видит праздник, который закатила родительница в доме его детства. Герой удивлен, но и рад. Рад: вернулся домой, мать здорова, вызывает сомнения ее суженый, но и он окажется парнем что надо, а за сестрой школьного друга, которого по случаю навещает Егор, тянется – хоть воздух кусай! – аромат молодости и духов. Зовут носительницу аромата Наташа, у нее есть молодой человек, Дэн. Этот факт не нравится Егору, но он мирный парень: гуляет по городу, когда получится – с Наташей вдвоем, а если объявится Дэн, то Егор держит себя в руках. Впрочем, любовно-авантюрная часть романа уступает по важности темам, которые в нем подняты. Роман поделен на три части: Егор, Дэн, Наташа. Один из основных мотивов романа –перерождение личности. Егор, известный в Москве художник, вернувшись в родной город, осознает, что ничего нет милее его сердцу. Наташа, которой автор отвел целую главу, – подросток. И попытки найти себя для нее – дань возрасту. Но все-таки главным женским персонажем романа является мать Егора. И в смысле поиска себя она дает фору даже девушке-подростку. Мать собирается замуж, полна здоровья и веры. В смысле морали женщина превосходит любого персонажа книги, а что касается силы этого образа, то в современной русской литературе образ матери лучше удался только Захару Прилепину в романе «Санькя». Что касается «повесы» Дэна, то его история подчеркивает тот факт, что Михаил Земсков не справился с поставленной перед самим собой задачей. И хорошо, что не справился. Как говорил сам автор, его целью было «написать простую, реалистичную, но при этом остросюжетную и интересную историю о любви, дружбе, доверии». А такого рода литература – без пороха – не стоит внимания. Но автор, повторим, с задачей не справился. Потому как куда большее место в книге занимают вопросы духовные, религиозные, а не «дружба и доверие». Мать главного героя готова закрывать глаза на полукриминальное прошлое жениха, ссылаясь на христианскую добродетель. Ходит в церковь. Дэн, сын набожного отца, после тяжелой аварии «теряет бога», но не спешит воспользоваться потерей как билетом в жизнь, свободную от угрызений совести. Напротив, молодой человек спешит уйти в монастырь. Таким образом Михаил Земсков воскрешает вслед за Прилепиным классический и самый симпатичный образ в русской литературе. Парадоксальный образ мальчика и революционера, и монаха в одном лице. В качестве своих предков персонажи, вроде прилепинского Саньки и Дэна имеют Алешу Карамазова, отца Сергия и других богоискателей. Разница лишь в том, что герои Толстого и Достоевского на протяжении всей своей истории пребывают в экстатическом, едва ли не фанатичном состоянии. У Земскова же герой в силу хиленького века, в котором он живет, большую часть своей жизни проводит за диджейским пультом и мыслях о вполне земных делах. И лишь к концу истории уходит в монастырь. Как известно, «Братья Карамазовы» Достоевского изначально планировались как большой (хотя, казалось бы, куда уж больше?) роман под названием «Житие великого грешника». Согласно плану, который Достоевский уже набросал, Алеша Карамазов, которого мы знаем набожным, должен был стать революционером. И эти радикальные – из крайности в крайность – шаги героев русской классики, казалось бы, навсегда остались в прошлом, а на их место пришли ирония и сарказм постмодернистов Пелевина и Сорокина. Но, как герой романа «Когда мерло теряет вкус» рвется назад, в Алма-Ату, так и автор этой книги рвется в славное прошлое. В великую русскую литературу, в монастырь.

May 6, 2020, в 11:50 AM

Автор

Михаил Земсков
Михаил Земсков
Михаил Земсков — один из самых известных современных казахстанских писателей, лауреат Русской Премии. Родился в 1973-м году в Алма-Ате. Окончил Механико-Математический факультет Казахского Государственного Университета и Сценарный факультет ВГИК. Работал экономистом, сценаристом, преподавателем. Автор книг «Перигей», «Сектант», «Когда „Мерло“ теряет вкус». По определению российских критиков — «европейский интеллектуал, воспитанный в Азии».

Над книгой работали:

Артем Калюжный
Дизайн обложки
Леонид Бахнов
Редактор
Виталий Мурашкин
Фотограф
Гаухар Шангитбаева
Корректор