электронная
от 160
печатная
от 242
16+
Как я был «оккупантом»

Как я был «оккупантом»

Солдатская повесть

Объем:
92 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4490-6366-3
электронная
от 160
печатная
от 242

О книге

Книга московского писателя Николая Соляника «Как я был „оккупантом“» во многом автобиографическая. Описываемые в ней события относятся ко времени дислокации на территории Восточной Германии (ГДР) советских воинских подразделений, в одном из которых автору и довелось служить. Армейский быт, смотры, учения, взаимоотношения с местными жителями, раздумья над воинским долгом: «Зачем мы здесь?»…

Отзывы

Валерий Иванов

В наши, полные тревог дни, книга Николая Соляника "Как я был оккупантом", несомненно, должна быть востребована читателями. Тёмная волна отчуждения, непонимания и страха вновь накрыла отношения между Россией и Германией. Мое раннее детство прошло в ФРГ. С Николаем в Германии мы оказались волею судеб, а не по желанию. Несмотря на немалое время прошедшее с той поры, чутко помнятся даже бытовые мелочи. Чужая была нам эта страна. Тревожное напряжение нашего присутствие в чужом и враждебном мире не покидала нас даже во снохах. Приведу свое стихотворение об этом: СОН-ДЕТСТВО На детский плач деревья оглянулись. И снова ощутил я страх сполна: Ведь с этих небольших германских улиц Пришла к нам та огромная война. Готическую сумрачность и стылость Присутствие славянское ожгло, Как будто ЭТО снова повторилось... И хрустнуло оконное стекло, И вздрогнула чугунная ограда, Вдруг вспомнившая гусеничный лязг. Хотел я успокоить их: «Не надо! Не бойтесь, нету дела мне до вас». Но чьи-то судьбы вихрем налетели, И воздух стал от горечи горяч. Где Родина? Где дочь моя? Ужели – Не слышали деревья детский плач? Сейчас писателям своим творчеством надо способствовать психологическому восстановлению утраченных отношений между народами наших стран, поиску человеческой гармонии между россиянами и немцами. Солдатская повесть Николая Соляника несёт в себе именно такую созидательную энергетику.

19 апреля 2018 г., в 11:07
Владимир Сутырин

ОККУПАЦИЯ, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО Не секрет, что отношение восточных немцев к присутствию советского воинского контингента в их стране в 40 — 80-е гг. было не то, чтобы открыто негативным, но мало доброжелательным: зачем они здесь, эти русские? И наши — воины и семьи военнослужащих — живя за высоким забором, чувствовали себя далеко не дома. Об этом ощущении русского человека, попавшего волею судьбы в дружественную, но чужую страну, очень правдиво написал в своей книжке «Как я был «оккупантом» московский поэт и журналист Николай Соляник. Человек тонко чувствующий, он смог передать это ощущение вечно виноватого солдата: перед чужими, за то, что топчет сапогами их землю; перед своими (командованием и особистами), за то, что лишний раз улыбнулся немецкой девушке. И эта вожделенная для тех солдат, что оставались в СССР, служба заграницей по сути своей была символической наковальней, по которой по переменке били два молота, свой и чужой, коверкая души молодых людей, стремясь превратить их в послушные колесики классового механизма подчинения системе. Наверняка сегодняшняя двадцатилетняя молодежь не поверит, что так было. Перо автора убедит их в обратном… Повесть «Как я был «оккупантом» — это симбиоз документалистики и лирики. Сюжет ее строится на воспоминаниях и поездке лирического героя, за которым угадывается сам автор, туда, где он был когда-то молод… Владимир Сутырин Екатеринбург

1
14 апреля 2018 г., в 15:13
автор книги
Николай Соляник

Насчет того, казалась ли вожделенной служба заграницей, не могу сказать. Но то, что действительно хотелось повидать другую страну, другой мир - факт. Правда, всё очень скоро наскучило и даже стало раздражать. Домой! Домой!..

18 апреля 2018 г., в 12:21
Леонид Сергеев

Без всякой умильной слащавости Как и большинство читателей, к литературе я отношусь предельно просто: интересно — читаю, не интересно — закрываю книгу. Чего мучить себя, если в прозе нет ни ясной мысли, ни нового взгляда, ни интонации? Про язык и говорить не приходиться — или бедный словарный запас и штампы, или выкрутасы, какая-то словесная чехарда. И всё же случаются радостные открытия, и они, на фоне слабой литературы, смотрятся особенно впечатляюще. Одно из таких открытий я сделал, прочитав повесть Николая Соляника «Как я был «оккупантом». Вроде бы незамысловатые эпизоды — всего лишь зарисовки армейской жизни, но как зримо они представлены! Перед читателем встаёт воинская часть на окраине немецкого городка, совершенно живые сослуживцы автора, их будни, учения, «самоволки», патрули, работа в подшефном кооперативе и местные мальчишки, и, конечно, девушки — как же без них, если вам всего-то двадцать. Романтические отношения автора с переводчицей Анной-Марией показаны особенно замечательно — без всякой умильной слащавости, деликатно и мужественно. Нельзя не отметить своеобразную манеру его письма. С одной стороны — она дневниковая, доверительная, словно он беседует с близким другом, с другой — энергичная, без всяких украшательств, где каждая фраза работает на сюжет. И всё это расцвечено юмором. И, наконец, о главном. В нашей литературе множество прекрасных произведений о войне, но очень мало об армии в мирное время. В данном случае автор показал истинное положение дел: сложную, но интересную воинскую работу, нелёгкую повседневность, в которой всегда есть место и отдыху, и развлечениям, и настоящее мужское братство, которое остаётся на всю жизнь, и, что особенно важно — показал гордость за свою Родину. В этом смысле небольшая повесть Николая Соляника не только интересное чтение, но и пример истинного патриотизма. Леонид Сергеев, писатель

11 апреля 2018 г., в 16:48

Автор

Соляник Николай Ананьевич, поэт, прозаик, журналист. Автор книг стихов и прозы. Лауреат премии имени Николая Рубцова, обладатель диплома «Золотое перо Московии». Член Союза писателей России.