18+
Индро. Поворот судьбы

Бесплатный фрагмент - Индро. Поворот судьбы

Введите сумму не менее null ₽, если хотите поддержать автора, или скачайте книгу бесплатно.Подробнее

Объем: 242 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Предисловие.

Кто из нас не хотел достичь в жизни чего-то большего? Стать космонавтом, президентом, известным певцом, или артистом. Но реальность такова, что большинство наших грез, о воплощении которых мы мечтаем, сталкиваются с суровой правдой жизни. А столкнувшись, не выдерживают напора и рассыпаются в прах. Мы можем бесконечно ждать, надеяться и верить, но ничего не изменится. Все зависит только от нас самих. От нас самих и капли удачи.

Раньше, во времена мрачного Средневековья, выбиться в люди, стать кем-то значимым было практически невозможно, потому что все общество было разделено на сословия — своеобразную принадлежность к какому-либо классу. Вот и получалось, что сын кузнеца обязан продолжить дело отца и ковать инструменты и оружие, сын землепашца с рождения и до смерти прикован к своей земле. И обычному человеку войти в круг знати, явление редкое и уникальное. Об этом событии будут помнить и при случае напоминать, так как даже получив титул все будут помнить, что до этого ты был безродным простолюдином.

Эта история о мире, в котором войны не прекращаются, наемники не остаются без работы, а разбойники без добычи. Интриги, тайные убийства, войны между королями. Каждый дворянин заботится только о своих интересах, и это делает отношения между государствами непредсказуемыми. Простому люду до этого также нет дела, им главное выжить, быть сытыми и здоровыми и, если для этого нужно поделиться информацией за золото, наняться в отряд другого королевства — пусть так. Их правитель всё равно не сделает ничего для них. Да и завтра эти земли могут уже принадлежать другому королю, так что в первую очередь надо заботиться о себе.

Здесь все застыло на уровне средневековья. Колесо технического прогресса уже давно заржавело и арбалеты, которые согласно хроникам, использовали во время Первой Большой войны двести лет назад, так и являются по сей день самым новейшим оружием. Ничего не изменяется, лишь способы убийства оттачиваются в многочисленных битвах, а войны становятся кровопролитнее.

Эта история о юноше, вся жизнь которого была уже заранее расписана: взросление и женитьба на одной из невест своей деревни, бесконечная работа в полях и голод, а потом старость и смерть.

Но этому не суждено было сбыться. Оптимист найдет даже в плохих событиях радость, а сообразительный и умный человек увидит новые возможности. Так и получилось, что после сожжения бандитами родного села юному отроку было открыто множество дорог и он мог стать купцом, ремесленником или может быть даже воином. Но это все потом. А сначала предстоит самое тяжелое. Нужно выжить, выбраться из нищеты и сделать себе имя — ведь путь к любому успеху начинается именно с этих вещей.

Пролог

По небольшой дороге скакали два всадника. Грязная и пыльная одежда, как и взмыленные бока их лошадей говорили о том, что скачут они уже давно и без передышки. Если бы их увидел случайный путник, то он мог бы подумать, что они убегают от кого-то. Хотя именно здесь, в этой забытой всеми пустоши это было странно, так как до ближайшей деревни Кулум было полдня пешего пути. Но все именно так и было, всадники убегали от смертельной опасности, которая грозила им.

Если подождать еще немного на том же месте где только что проскакали всадники, то через две минуты можно было бы лицезреть еще одну группу людей, скачущих на лошадях. Правда вид у них был совсем другой. Описать их можно было одним словом — рыцари. Да, именно так они должны выглядеть. В одной руке держа щит, второй придерживая поводья лошади, эти бравые воины вызывали восхищение также, как и их доспехи, которые слепили глаза всем, кто мог бы посмотреть на них. В ножнах у каждого из них был меч, а сзади на спине можно было разглядеть лук и стрелы. Даже простому крестьянину будет понятно, что случись битва между второй и первой группой проскакавших всадников, то победят конечно же рыцари, так как все говорило об их преимуществе.

Но битвы не случилось. Еще десять минут долгой погони, и вот после очередного поворота рыцари неспешно подъехали к месту развернувшейся драмы. Двое всадников, которые убегали, теперь стояли на ногах. Одна из лошадей запнувшись о предварительно натянутую веревку, неудачно споткнулась, сломав себе шею. Вторая приземлилась более удачно, и уже встала недовольно, тряся мордой и фыркая. Мечи всадников были вынуты из ножен и крепко сжимая их они понимали, что еще не начавшаяся битва проиграна.

Окружив их полукругом стояли десять человек. Их вид был бы странным для любого, кто не был бы знаком с жизнью в этом мире. Таких людей называли Красный Братством, за цвет одежды. С капюшона и до обуви, вся их одежда была красного цвета. Лишь короткий подвязанный меч блистал серебристым цветом холодной стали. Но после битвы обычно и он окрашивался в багровый цвет — цвет крови. Они были наемниками. Причем достаточно узкоспециализированными. Их нанимали, когда нужно было сжечь небольшую деревушку, напасть на караван или устроить ночной переполох в лагере вражеских бойцов. И с этим они прекрасно справлялись, совершая быстрые атаки и также молниеносно растворяясь в окрестностях, что отыскать их потом было весьма нетривиальной задачей. Но вот за людьми они не охотились. И тем страннее было наблюдать их за этим занятием.

Глава 1. Набег

Из записок Бахмета Путешественника. Календарь. Во всех землях Камрадии установлен единый календарь. Год делится на четыре части. А каждая его часть составляет 90 дней. Поэтому в обиходе так и говорят. 51-й день лета или 49 день зимы. Определяют смену сезон легко. Каждые 90 дней в ночь на небе появляется сияние голубого или зеленого цвета. Что это не знает никто, но с начала времен и до сегодняшних дней все в ночь смены сезона могут наблюдать это явление. Как отмечают многочисленные путешественники, на севере его видно намного лучше. Бахмет путешественник. Записка №34.

Деревня Азгед.

211 год после Первой Большой войны.

Сорок пятый день лета.

— Индро, Индрооооо!

Немного визгливый женский голос не оставлял сомнений, звали именно его.

— Ну что опять!? — Молодой парень искренне негодовал. Он специально вчера трудился допоздна, чтобы успеть сделать свою работу и сегодня хотел поработать только до обеда. И вот собрался отдохнуть как ему опять хотят поручить что-то сделать. Но свои слова он произнес про себя. Начнёшь возмущаться и совсем без работы останешься.

— Индро, тебе нужно пойти в лес. Проверь силки, которые были поставлены, а если в них ничего не попалось, то собери на обратном пути ягоды. Да будь порасторопнее, — сказал тот же женский голос.

Парень тяжело вздохнул. И то только про себя. Так как в противном случае Инесса, а именно так звали обладательницу этого голоса, начала бы причитать, что он совсем обленился и не хочет помогать. А в мастерстве чтения нотаций Инессе не было равных. Она могла чуть ли не час с невероятным выражением вдохновения на лице переливать из пустого в порожнее. А Индро хотел вечером еще успеть поупражняться с деревянным мечом. Поэтому без лишних слов, прихватив котомку для сбора ягод, он быстрым шагом направился исполнять поручение.

Как вы уже поняли, зовут нашего героя Индро. Фамилии в Камрадии есть только у дворян, да и то в основном по месту родового замка или города. У простых людей всё было проще. К имени прибавлялось прозвище. Давалось оно как правило одно на всю жизнь, и обычно его присваивал деревенский староста или гильдмейстер города, или замка. Конечно предварительно он советовался с роднёй, друзьями и другими знакомыми человека. Часто по какому-то значимому поступку из жизни человека. И чтобы на всю жизнь не стать «хромым», «косым», «дурным» человеку предстояло хорошо себя зарекомендовать. Когда человек путешествовал, то чтобы понять о ком говорят добавляли еще название места откуда он родился. Например, Герзус Ловкий из Азгеда. Или Милих Глупый из Песочной степи. Индро было только шестнадцать лет, а раньше двадцати прозвища присваивали только тем, кто успел проявить себя в каких-то делах. Или с ним связана какая-либо интересная история. Но Индро ничем особенным пока не отличился.

Он был обычным сыном крестьянина в небольшой деревеньке под названием Азгед. Сама деревня входила в состав империи Баскос, располагаясь на границе между Баскосом и Королевством Оклиум. Владетелем этой деревни был один из приближенных к королю дворян — Альви Редсбери. Но Индро о нем ничего сказать не мог, так как дворянин не имел привычки приезжать к своим селянам. Только раз в несколько месяцев жители деревни видели его казначея, который кропотливо собирал с крестьян все налоги, положенные его господину.

Население Азгеда составляло четыреста человек. Самой деревней заправлял староста. Он решал все вопросы, связанные с жизнью в поселении. Должность его была выборной, но выбор у жителей деревни был чисто номинальный. Еще около семидесяти лет назад дед нынешнего старосты пришел к этой власти с помощью наемников, которые просто запугали всех жителей деревни. С тех пор, положение старосты стало незыблемо. Его друзья «неожиданно» также возвысились. Один стал владельцем питейной, а другой держал магазин. Благодаря такому сговору больше половины всех денег сосредотачивалось в их руках, и власть стала несменяемой, потому что любой бунт и неповиновение сурово карались. Исключением из этого правила стал кузнец и несколько столяров. Ремесла очень ценятся, и не каждая деревня может похвастаться своим кузнецом. А такого хорошего и трудолюбивого кузнеца как здесь, по сей империи Баскос можно по пальцам пересчитать. Поэтому кузнец, а с ним еще и столяры пользовались уважением старосты. Благо на его власть они не покушались и были довольны текущим положением дел.

Отец Индро был бедным крестьянином. Они не жили в нищете, но и богатства у них не было. Вся их собственность состояла из небольшого земельного участка, козы и нескольких десятков кур. Поэтому нередко было, что их семье не хватало еды, и Индро брался за всякую работу. Инесса была женой хозяина питейной. Она часто давала ему всякие задания. Как например теперь, когда ему нужно собрать ягоды и проверить силки. Вдруг попался в них кто. А это и мясо, и шкуры. Одним словом, ДОБЫЧА.

И вот он шел в лес, но мысли его были совсем далеко. Парень думал о своей невесте. Да, скоро ему суждено жениться, вот только радости не было от слова совсем. И кто сказал, что только богатых и дворян принуждают жениться по расчету? Бедных крестьян тоже принуждают. Только не другие люди, а обстоятельства. Как например сейчас, когда отец пухленькой невесты пообещал отцу Индро простить долг, если Индро женится на его дочери. И Индро женится. Потому что если свадьбы не произойдет, то сколько еще им нужно было выплачивать долги, оставшиеся после покупки имущества? Лет двадцать? Но ведь есть еще проценты за пользование деньгами. Так что жениться надо.

С такими невеселыми мыслями Индро и работал. Проверил силки, которые к его глубокому огорчению были пусты, собрал ягоды и бодро вышагивал через лес домой, к деревне. Неладное он почувствовал, подходя к кромке леса, еще ничего не видя за деревьями. Пахло гарью. Невольно ускорив шаг, он вышел из леса, и его взору предстала горящая деревня. Парень сразу понял причину возгорания, да и ее трудно было не заметить.

Всадники. Они проносились среди улиц, поднося к соломенным крышам домов горящие факелы. Солома вспыхивала сразу. Прошло всего несколько секунд после того, как Индро увидел горящую деревню, и его взгляд стал фокусироваться. Тела убитых. Вон, в центре на площади лежит староста. Рядом с ним владелец питейной. Метрах в двух, раскинувшая руки Инесса, которой не хватило пары шагов, чтобы приблизиться к мужу. У Индро помутился взгляд. Он не понимал, что делать. Вообще ничего не понимал. Как теперь ему быть?

Парень совершенно не был готов к такому повороту судьбы и все еще мыслил прежними категориями. Он думал о корове, их с отцом потоптанном всадниками поле, которое только вчера они вспахали. Думал о своей невесте в конце концов. Он еще не понимал, что все это для него больше не имеет значение. Так и находился Индро в оцепенении не зная, что предпринять и как помочь своей деревне. За это время грабеж был завершен, и всадники ускакали прочь. На их щитах он успел заметить эмблему, но не разбираясь в геральдике не мог сказать, чьи это были воины.

Прошло несколько часов после того как он вышел из леса. Пожар, быстро наступивший, также быстро и погас. Причина была проста. Больше нечему было гореть. Дерево и солома — основной строительный материал деревень прекрасно горит. Никого поблизости не было и Индро решил посмотреть, что осталось и помочь раненым, если он их найдет.

Набеги на деревни были не редкостью. Но обычно просто отбирали у крестьян запасы. Реже деревню поджигали, и часть селян становилась невольниками. Но убивать всех жителей? Индро никогда о таком не слышал. В этом просто не было смысла. А минусов от этого много. Во-первых, отношения с дворянином, владеющим этой деревней, портились безвозвратно на несколько поколений. Во-вторых, остальная знать даже с твоего королевства с презрением будет к тебе относиться, потому что без необходимости были убиты беззащитные, а в этом нет доблести. И наконец, в-третьих. Эти новости разнесутся очень быстро. И любая деревня, любой замок будут до последнего защитника сопротивляться этому дворянину, так как будут знать, что в случае сдачи в плен их могут не пощадить.

Если бы это сделали разбойники, то это еще могло поддаваться объяснению. Но разбойники собирались в шайки до 20—30 человек, и никогда не нападали на деревни с численностью свыше ста человек. Поэтому Азгед был им не по зубам. Да и обмундирование и оружие у разбойников доходило до пращей и мотыг, о лошадях и говорить не стоит. А там была именно профессиональная армия, состоявшая из закаленных ветеранов.

Обследование уцелевшего не заняло много времени. Почти все селение сгорело. Никого из выживших он найти не смог. Единственной его добычей стал топор и несколько монет. Топор он нашел у одного из селян в руках. Смерть не заставила отпустить его оружие, пусть даже если оно и не помогло ему. Зато Индро топор сослужит хорошую службу. Монеты нашлись в кармане у старосты. Его тело находилось в центре площади, поэтому нисколько не обгорело. Прибывшие воины даже побрезговали заняться мародерством. Но к сожалению, монет было мало. В питейной их хватит разве что остановиться переночевать на пару дней с кормежкой. Но все же лучше, чем ничего.

Смеркалось. Первоначальная растерянность Индро не прошла. Он думал, что поборол ее, когда обыскивал трупы бывших односельчан, искал в завалах что-либо ценное и почти себя в этом убедил. Но сейчас нужно было решать, что делать дальше и куда идти. Неуверенность, страхи и сомнения нахлынули вновь на бедного парня. Взвесив все за и против, он решил идти в город. В пяти днях пути от их деревни располагался город Марлания. Туда он и решил держать свой путь.

Первоначально он хотел пойти в соседнюю деревню. Идти до нее было дня два. Его там знали, и приют было можно найти. Вот только что его там ждет? Опять такая же жизнь. Только еще в худших условиях, ведь сейчас у него не было ни дома, ни каких-либо сбережений. Котомка ягод, топор и несколько монет не в счет. Вторым вариантом было идти в замок к своему господину. По-хорошему, так и надо было сделать. Но несмотря на то что Индро был крестьянином, он был сообразительным малым. И раболепием перед своим господином не страдал. Поэтому понимал, что новость не обрадует Альви Редсбери. Для Альви его крестьяне были чем-то вроде коровы или свиньи. То есть имуществом, которое приносит пользу. При таком раскладе, в лучшем случае его отправили бы трудиться в другую деревню. При худшем …в общем он не хотел об этом думать.

Третий вариант как раз и заключался в том, чтобы идти в город, в Марланию. Почему именно туда? Ответ прост. Индро хоть и слышал о других городах, но даже приблизительно не представлял, сколько и в какую сторону до них идти. В Марланию же часто ездил староста и местный торговец. Из их многочисленных рассказов вся деревня знала путь до туда. Там он мог найти работу, на которой можно было бы выжить в первое время. Например, подрядиться на охрану каравана, стать слугой при важном господине или подмастерьем какого-либо ремесленника. В свое время он часто помогал кузнецу, поэтому основы кузнечного дела представлял себе неплохо и мог выполнять простые действия в кузнице.

Еще одним фактором, сыгравшим свою роль, стала молодость Индро. В его крови бурлил адреналин, жажда новых приключений. Консерватизма, который так часто встречается у представителей старшего поколения, в нем не было ни капли. Зато амбиции Индро, освободившись от оков в виде рутинной и нескончаемой работы в деревне, теперь толкали его вперед. Он мог начать новую жизнь. Полную свободы, путешествий и опасности. Повидать мир. В его уже старой и не состоявшейся жизни все на что он мог рассчитывать это увидеть несколько деревень, замков и в лучшем случае пару раз съездить в Марланию. Теперь же он может объехать всю Камрадию, побывать везде, где захочет. Поэтому решено! Вперед, в Марланию.

Глава 2. Разбойники

Из записок Бахмета путешественника. Расслоение крестьян. Крестьяне были бедны всегда. Это знают все. Но если вы приедете в любую деревню, то сразу увидите разницу. Есть такие, кто перебивается с хлеба на воду, но есть и те, что позволяют себе есть из золотых ложек. Я проехал много деревень и могу сказать, что видел и тех, и других. Как правило, все богатые трудолюбивы. Исключение составляют лишь старосты деревень. Там главное хитрость и пронырливость. Такие старосты могут манипулировать всей деревней, продвигая выгодные для себя решения. Но со стороны это будет выглядеть заботой о самой деревне. Знавал я парочку старост, что были богаче своих господ. Не знаю, как им это удалось, но деревни были у них нищие. Вторые по богатству идут ремесленники. Кузнецы, плотники, гончары и прочие специальности. Зарабатывают они сообразно своим умениям и талантам, но живут даже в деревне не плохо. А в городе и подавно. Они всегда и всем нужны. Следующие по богатству торговцы и хозяины питейных. Крепкие середнячки, которым редко когда страшен голод и нищета. Последние же, представляют подавляющую часть крестьян. Фермеры. Тут всё зависит от трудолюбия и количества детей. Чем больше детей от семи лет, тем больше работы могут выполнять они, а значит и больше заработок. Как правило, разница между старостой и крестьянином очень большая. Первый может зарабатывать на своих аферах и прочих доходах по несколько тысяч динаров в месяц, а второй вынужден перебиваться несколькими десятками. Бахмет путешественник. Записка №9

Лагерь разбойников, в нескольких днях пути от Марлании.

211 год после Первой Большой войны.

Сорок седьмой день лета.

Марлания располагалась в восточной части Камрадии. Её окрестности были хороши тем, что вокруг было много лесов, в которых мог спрятаться небольшой отряд. Один из таких отрядов поступил именно так. Вот только это были не путники, решившие переночевать или отдохнуть несколько дней. Нет. В лесу располагалось несколько палаток вокруг костра, а в десятке метров были прибиты мишени для оттачивания стрельбы из лука. Рядом на вертеле жарили кабана. Все их обустройство наводило на мысль, что это не временная ночевка, а скорее обустроенный лагерь, использующийся время от времени.

В этом лагере обитало около двадцати человек. Двое по очереди стреляли из лука по мишеням. Еще несколько дрались на деревянных мечах, оттачивая свое мастерство. Шестеро сидели около самой большой палатки и что-то живо обсуждали. Остальные ж бесцельно слонялись по лагерю. Глядя на всех этих людей невозможно было понять, что их собрало вместе и кто они. Выглядели они богаче крестьян, но беднее горожан. По их одежде можно было сказать, что они являются ремесленниками и деньги у них водятся. Вот только двадцать ремесленников в глуши. Что им тут делать? Да и у каждого было оружие, а судя по манере его носить, то пользоваться им умели все. И вот один из тех, что сидел у большой палатки крикнул, призывая кого-то. И любому бывалому путешественнику станет понятно, кто это. Что при самом тщательном осмотре не смогут уловить глаза, то всего за секунду, по двум небрежно брошенным словам сможет распознать слух. Характерная речь, которая сразу объяснила и оружие на поясах, и небогатую одежду, и даже зачем эта компания собралась здесь.

Того человека, который сидя у палатки окликнул другого звали Родриком. И был он атаманом разбойников. Сейчас перед ним стоял один из двух вечных вопросов, а именно «что делать?». Слухи о том, что два государства могут сцепиться в смертельной схватке друг с другом ходили давно. Но все последние события словно кричали, что на этот раз не обойдется и будет война. Последний инцидент, когда выехавший из своего замка вельможа из королевства Оклиум совершал прогулку, то его отряд натолкнулся на дворянина из империи Баскос — барона Редсбери. То ли один из воинов словом зацепил другого, то ли никто из господ не желал уступить дорогу, но случилась битва. В ней более двадцати человек с каждой стороны были убиты. Впрочем, при должном желании этот конфликт еще можно было замять, пока он не превратился в нечто большее. Но интуиция подсказывала многоопытному Родрику, что все уже решено, и скоро в этих местах погибнут тысячи славных воинов.

С одной стороны, разбойникам можно было остаться. Раз будет война, то будет много добычи. А армиям, какие они сильные не были, всегда нужно продовольствие, новое оружие и деньги, которые будут доставляться сюда караванами. Кроме того, обычно дворяне не гнушались пользоваться услугами разного рода бандитов и наемников, а потому могли щедро заплатить за уничтожение мелких отрядов противоборствующей стороны. Но с другой стороны, скоро тут будут сотни рыцарей и десятки отрядов. И если случайно один из таких отрядов обнаружит их, то они погибнут. Возможно не все и не разом, но их организованная шайка перестанет существовать. Так ничего и не надумав, главарь шайки решил подробнее собрать слухи в окрестных деревнях, а заодно и ограбить кого-нибудь, если таковая возможность представится по пути. Грабить обычных путников он считал занятием низким. Для него желанной добычей являлись караваны, груженные разными товарами. Но уже несколько недель им в руки не попадалась вообще ничего, поэтому уж лучше синица в руках, чем журавль в небе.

И вот уже как третий час отряд из десяти человек, возглавляемый самим Родриком шел к небольшому селению. Неожиданно один из разбойников поднял вверх руку. Это был условный сигнал для остановки отряда. Главарь тихо подошел к нему и сразу понял, почему их товарищ остановил отряд. Впереди шел человек. К этому времени все уже заметили его. Главарь глазами показал на него. Все всё поняли. Это была не первая их вылазка, поэтому каждый знал, что ему делать. Бесшумные тени скользнули в стороны, обгоняя одинокого путника и одновременно окружая его.

Он бы не закаленным в боях воином, а скорее долговязым мальчишкой лет 16—17, который только начинал взрослеть. Заметил он их только тогда, когда Рик и Хоф уже стояли на дороге, перегораживая ему путь. Родрик много раз уже видел, как пугаются люди, понимая, что с ними сейчас может произойти. В глазах этого бедного парня страх читался отчетливо. Потом парень неуверенно оглянулся, и увидел остальных. Но вот следующая реакция была неожиданной для всех. Вместо того, чтобы упасть на колени и просить пощады, либо бежать в лес, парень достал из-за спины топор. Один против десятерых.

— И что, ты собираешься против нас драться? — с усмешкой проговорил Родрик. Но мальчишка ничего не ответил, а лишь еще сильнее впился в топор руками.

— Кто ты? — вновь спросил Родрик. Ответом ему послужило молчание. — По тебе видно, что брать у тебя нечего, — главарь банды уже начинал терять терпение, — так что скажи кто ты, откуда идешь и быть может мы не тронем тебя.

— Я не верю вам. — отвечал мальчишка. Родрик чуть улыбнулся. Все же ответ, пусть даже и отрицательный, лучше глухого молчания.

— Меня зовут Родрик, а тебя?

— Индро.

Глава 3. Байки у костра

Из записок Бахмета Путешественника. Разбойники. Под эту категорию попадают все, чьей деятельностью является заработок путем краж и насилия. На самом деле, категорий разбойников множество. У многих банд есть даже специализации. Одни занимаются карманными кражами, другие проникают в дома и воруют уже там. Третьи грабежами и разбоями в лесных чащах. Есть еще налетчики, чьим основным занятием является совершение налетов на деревни и пригороды, и после ограбления они быстро уходят оттуда, пока не появились войска местного дворянина. Также есть работорговцы, которые занимаются похищением и перевозкой людей, для последующей их продажи за деньги. Впрочем, последние две категории разбойников стоят несколько отдельно, за что и получили собственные названия. Их не берут в плен, а сразу убивают. Были ли попытки всех разбойников объединится? Да, это их мечта. Организованная единая преступная группа. Однажды, лидер одной из банд создал такую во всей Камрадии. Она просуществовала два года, после чего развалилась из-за внутренних склок. Остатки бандитов из этой организации добивали уже дворяне. Сейчас лесные разбойники живут сами по себе. В городах обычно есть несколько главарей банд, которые делят город либо по районам, либо специализируясь на чём-то одном. То есть одни занимаются карманными кражами, другие проникают и крадут вещи в домах. Связей в разных городах между бандами нет, они скорее предпочтут убить друг друга, чем впустить конкурентов. Правда поговаривают, что есть структура, которая берет заказы на убийства и координирует их, распределяя между бандами, но это всего лишь слухи. Реальных доказательств я так и не нашел. Бахмет путешественник. Записка №7.

Лагерь разбойников, в нескольких днях пути от Марлании.

211 год после Первой Большой войны.

Сорок девятый день лета.

Да, это был тот самый Индро. Встретив разбойников, он не надеялся уйти живым и хотел подороже продать свою жизнь, хотя отчетливо понимал, что убей он хотя бы одного, то это можно было бы считать невероятной удачей. Но вот сейчас, он один из них. Воспоминание событий двухдневной давности искривили его губы в усмешке. Все-таки не зря этот хитрющий Родрик здесь главный. Он ловко разговорил парня и выведал у него все, что он знал еще тогда, на лесной опушке. Причем сделал это так, что Индро сам все ему ненароком рассказал. Единственное, что удалось парню скрыть, так это то, что припрятано в котомке. Тогда он еще не знал, что это просто не интересно разбойникам и полагал, что смог хоть в чем-то обхитрить их.

Родрик тоже сейчас прокручивал у себя в голове события двухдневной давности и размышлял правильно ли он сделал. Парень был явно прост в общении и бесхитростен, но дураком не был. Ему некуда было идти. В городе его ждала нищета и работа за пропитание. А тут его могли обучить делу, накормить, дать возможность самому заработать себе деньги. На его деревню напали не разбойники и зла на представителей этой, можно сказать одной из древнейших профессий, он не держит. Поэтому не должен при первой возможности сбежать в город и выдать местоположение лагеря разбойников дворянам или гильдмейстеру. Нет. Здесь у Индро больше шансов чего-то достичь, хоть и опасней. И этот неглупый парень все это и так прекрасно понимает.

Поэтому хватит размышлять об этом. Тогда он правильно поступил, что принял его в шайку. Ведь это еще один боец который очень нужен, когда все люди у него и так на счету. И стоит привязать парня покрепче к себе, потому что интуиция подсказывала ему, что «трон» главаря банды под ним начинает уже немного шататься на фоне предыдущих неудач, и лишний преданный ему соратник, который должен быть благодарен лично ему за свою судьбу, не помешает.

Так, о чем он там думал? Ах, да!

— Хоф, позанимайся с мальчишкой на мечах.

Недовольно что-то пробурчав, Хоф взял деревянный меч и стал показывать основные удары и способы их блокирования. Искоса поглядев на взмокшего парня через полчаса Родрик отметил, что он не так плох. По крайней мере обучить держать меч и драться лучше обычного крестьянина его можно, а больше пока и не требуется.

Смеркалось. Разбойники расположились вокруг костра, на котором готовилась еда. Индро жадно принюхивался к аппетитному мясу. Он уже давно не ел нормально, да и разбойники тоже были голодными. Все они с нетерпением ждали, когда уже можно будет впиться зубами в этого прожаренного кабана, который вертелся на вертеле над костром и выпить кружку с элем.

— Я вот тоже из крестьян, — неожиданно сказал один из разбойников. — Но быть крестьянином, вечно пахать землю и ждать пока господин не спустит на тебя собак или староста не вгонит в долги, чтобы пахать на него задарма. Нет, по мне так лучше такая вольная жизнь.

— Верно, правду говоришь. — заголосили каждый на свой лад разбойники.

— Сходил на дело и потом можешь неделями по кабакам гулять. — добавил второй.

— Наша профессия самая благородная, — сказал третий. — мы грабим этих дворян, что пришли на нашу землю и выжимают из людей все соки.

— На вашу землю? — Индро, с самого начала не хотел влезать в разговор. Он молчал, когда они говорили про грабеж дворян, хотя в корне был не согласен с этим. Как раз дворян грабили редко. Одни они редко передвигались, да и торговцы ходили караванами с вооруженной охраной. Для того чтобы ограбить их, нужна была слаженная банда из нескольких десятков человек. Да и в таком случае треть банды поляжет. Нет. Обычно грабили как раз крестьян или просто путников, путешествующих из одного города в другой.

— На вашу землю? — вновь переспросил Индро. Его удивлению не было предела.

— Да, на нашу. — проговорил разбойник. — Знаешь ли ты, как образовались государства, которые находятся на территории Камрадии?

— Сейчас Каринг тебе все расскажет, — подмигнул Хоф. — он был писцом при дворянине, и набрался от него просвещения. — с ухмылкой добавил он.

По выражениям лиц сидящих было видно, что эту историю они слышали много раз, но все равно им было интересно послушать. Людей, умевших писать и считать свыше ста было не много среди простого сословия, поэтому грамотный человек пользовался уважением от тех, кому была не знакома письменность.

— Лет триста назад на землях Камрадии было одно государство, — начал Каринг. — но со временем власть в руках одного монарха ослабла. Почему так случилось, теперь не скажет никто. Этим воспользовался один из дворян. Он был честолюбивым и властным. С рожденья у него был титул дворянина. Земли его отца перешли к нему, и ни на что большее он рассчитывать не мог. Его это естественно не устраивало. Он собрал вокруг себя недовольных: дворян, купцов, крестьян. У всех них была одна общая мечта — они хотели поменять общее положение дел в государстве. И как показали дальнейшие события им это удалось.

Поводом стала ссора властного дворянина с другим, который являлся фаворитом короля. Король заступился за своего фаворита и приказал другому дворянину явиться и принести фавориту извинения. Это возмутило властолюбивца. Все дворяне в королевстве были равны, а нарушившим что-либо или виновным он себя не чувствовал. Обычно такие споры мирно урегулировались другими знатными людьми, а если примирение было невозможно, то решались в поединке.

Неровное пламя оранжевого огня освещало поляну, на которой вокруг этого маленького искусственно созданного солнца, что прогоняет беспроглядную тьму, сидели разбойники. Дрова сухо потрескивали, и сейчас этот звук вызывал в голове Индро мрачные ассоциации. Там, где свет от костра уже не мог разогнать тьму, но и черная пелена ночи не окутывала пространство, причудливые силуэты деревьев, повинуясь неумолимому и никогда не останавливающемуся ветру, раскачивались в разные стороны. Но парень не видел их. Увлекшись рассказом, его воображение услужливо рисовало ему королевский двор и надменного короля. Крестьян, восстающих против своих господ, бунтующие замки и многое другое.

— Но скорее всего, даже если король поступил бы по-другому, — вновь донесся до Индро голос — то это ничего бы не изменило. Ссора была просто использована как повод, как попытка объяснения другим причины предательства и мятежа против своего монарха.

Король собрал войска и двинулся с ближайшими соратниками покарать предавшего его дворянина. В ответ на это, обиженный бывший вассал созвал своих верных друзей-дворян, которым также не нравилось положение дел в Королевстве. Всего его поддержало пять замков и семь деревень. Это учитывая то, что во всей Камрадии тогда было не более тридцати замков. Но не зря в начале мной было сказано, что весь мятеж долгое время готовился заранее. Восстание поддержали многие недовольные люди. Тогда было чем быть недовольным всем. Налоги на крестьян не регулировались. Практически каждый дворянин считал своим долгом как можно больше взять с крестьянина. Поэтому голодные зимы, когда изнеможденные крестьяне еле сводили концы с концами были обычным делом, а не редкостью. Купеческому сословию в те времена тоже было не сладко. Согласно тем законам, любой военный отряд мог остановить купцов и отобрать у них продовольствие и лошадей для пополнения своих отрядов. Но этим правом злоупотребляли. И в конце концов любой военный отряд, увидавший купцов, сразу приказывал им отдать фураж и лошадей независимо от того, нуждаются войска в нем или нет. Хитрые командиры сами потом продадут все излишки в ближайшем городе, а вырученные деньги поделятся между старшими и младшими командирами. Кроме этого купцы обязаны были платить за въезд и торговлю в городе пошлину, а также некоторые другие налоги. Выходило так, что даже усердные купцы, трудясь не покладая рук и покупая и продавая товары по всей Камрадии, редко брали большой барыш, все чаще лишь отбивая первоначальные затраты. О большой прибыли им можно было только мечтать.

Поэтому кроме замковых войск, в ряды мятежников влилось ополчение из бывших крестьян. Но вооружены эти крестьяне были не лопатами и дубинками, а мечами и щитами. Это не могло не сказаться на их уверенности и воинских качествах. Купцы такой вот безвозмездной помощью также выражали свою симпатию восставшим.

Поначалу королевские войска одерживали победы. Воинское мастерство и тактическая грамотность командиров, которые прошли не одно сражение, делали свое дело. Но война требует денег. Восстание практически всех слоев населения сильно уменьшило ожидаемые поступления от налогов. И получилось так, что война для короля и его верных вассалов практически сразу стала убыточной. Но дворяне голодать из-за какой-то гражданской войны не хотели. Поэтому, когда деньги закончились, то большинство из вассалов короля не придумало ничего лучше, чем поднять и без того высокие налоги.

Казалось бы, эти события уже канули в лету, но звук голоса рассказчика приковал к нему несколько десятков человек, которые внимательно слушали историю. Индро был поражен. Он никогда не задумывался о том, что происходило на этой земле. О том, что когда-то вся Камрадия была всего под властью одного короля. О жизни вокруг его деревни парень знал по рассказам своих сельчан, которые бывали в городе и слышали сплетни. Он думал, что так было всегда. И теперь с немалым удивлением Индро слушал историю, которая рассказывала о начале раздора в землях Камрадии. О начале падения единого королевства.

— Так вот, — прокашлявшийся рассказчик осушил свой бурдюк с вином и обратился к Индро. — ты знаешь, что такое пат в шахматах? Парень отрицательно махнул головой.

— А зря. Великая игра, которая отражает всю суть битвы государств.

— И мы в этой игре даже не пешки. — хохотнул кто-то.

— Да, это так, — сказал Каринг и продолжил. — Пат — это ситуация, когда игрок не может сделать ход, но при этом его королю не объявлен шах. Что-то подобное и произошло на самом деле. Через несколько лет обе стороны были вымотаны до предела, и не могли продолжать войну. Некогда единое государство сотрясалось от постоянных крестьянских восстаний из-за войны и голода. В войсках уже давно не видели звонкой монеты, а среди профессиональных воинов не было желающих воевать и погибать бесплатно. Поэтому оба государства заключили перемирие. По итогам этой войны владения тех, кто поддержал дворянина расширились. Большинство крестьян приходили с земель короля на эти земли, да и купцы, поддержав восстание изначально, выбрали свой путь, ведь за измену короне наказание было одно — смерть.

— Тогда почему было объявлено перемирие, раз новое государство оказалось сильнее старого? — спросил Индро.

— Не все так просто, — возразил Каринг. — в королевстве все было отлажено. Иерархия при дворе, в войсках, статус и сословность регламентировались законодательно. Вся эта государственная махина сложилась исторически, даже кто и где сидит из дворян в Государственном совете. Им не хватало быстроты для принятия решений, но они действовали в одной связке, подчиняясь королю. К тому же, многие из дворян были убиты. Кто на поле боя, а кто и в собственных постелях, от рук разъяренных крестьян. На их место встали другие. Те, кто видел последствия провальной политики и не хотел повторить участь умерших дворян. А вот в новом государстве все оказалось не так радостно. Туда стекались не только крестьяне, но и любители легкой наживы, проходимцы и авантюристы всех мастей. Честолюбивый дворянин, затеявший все это, погиб в одном из сражений. На его место образовалось несколько претендентов, но никто не хотел делиться властью, поэтому никакого единства не было. Каждый действовал исходя из своих сиюминутных интересов. И эта борьба разгорелась не только в верхах. Старосты, купцы, командиры небольших воинских подразделений — все хотели получить больше денег, власти и славы. Доходило даже до того, что воины могли напасть на своего купца, а староста игнорировать решения своего владетеля-дворянина. Конечно такие поступки не всегда оказывались безнаказанными, но из-за отсутствия опытного управленческого аппарата, законов и практики их применения, таких ситуаций было много. Поэтому обе стороны вынуждены были заключить мир и начали подготовку к новой войне. Никто не сомневался, что она начнется. Вопрос был только когда — через пять, десять или двадцать лет. За время мира король старого государства, желая сплотить поданных и показать свою цель — победу над мятежниками, принял титул императора, так как этот титул предполагал владение несколькими разными государствами. Поэтому отныне государство стали именовать Империей. Или империей Баскос, по названию имени принявшего титул императора монарха. Новое государство сплотилось вокруг большого города «Оклиум», который и стал сначала столицей, а потом и центром этого государства. Изначально государство именовало себя как «Вольные земли Оклиума». Королевством оно стало намного позже и это другая, не менее интересная история.

— Все, хватит болтать! — недовольно сказал Родрик. — Завтра выдвигаемся искать добычу. — Немного побурчав разбойники улеглись спать, и лишь часовые остались бодрствовать, охраняя покой.

Глава 4. На дело!

Из записок Бахмета путешественника. Оружие войны. Из-за постоянных войн оружие в Камрадии делают по принципу: «чем легче изготовить, тем лучше». Поэтому особого разнообразия нет. Основным оружием крестьян являются палки, мотыги, косы. Изредка топоры. То есть то, что имеет длинную деревянную рукоятку и небольшую режущую часть из металла. Такое оружие дёшево и имеется у каждого. Достаточно перерубить деревянную рукоятку, и большая часть эффективности такого орудия будет потеряна. Всё же основным оружием битв являются мечи. Они могут быть разной формы, но все они одноручные. Двуручные мечи в Камрадии не прижились, так как без щита воина быстро убивали из луков и арбалетов. Окованные железом топоры также имеют популярность. Особенно среди северных племен. Длинные копья распространены, но только у всадников. Пехота ими не пользуются потому что они неудобны в битве и таких воинов убивают легче всего. Из стрелкового оружия больше всего отдают предпочтения лукам — оружию, существующему уже тысячи лет, которое легко можно сделать из подручных материалов. Оно дешево и легко в освоении. Двести лет назад произошло открытие в военном деле, и появились арбалеты. Они дороги, сложны в освоении и требуют силы. Поэтому учиться пользоваться ими можно только лет с пятнадцати. Иначе у подростка прост не хватит сил, чтобы перезаряжать его. Зато их поражающая мощь, дальность и точность лучше, чем у луков. Одиночный арбалетчик может попасть в свою цель, размером с вражескую голову с расстояния в двести метров. И пробить практически любой доспех. Страшное оружие, но не особо распространенное из-за минусов, приведенных выше. Все-таки лук привычнее и проще. Метательное оружие представлено всевозможными ножами, дротиками и даже небольшими топориками. Пользуются ими в основном на севере и на юге. Такое оружие подходит для дистанции до двадцати метров и его легко использовать. Вынул и кинул. Не надо доставать стрелы, натягивать тетиву и точно прицеливаться. Ещё говорят, что на юге появились метательные шарики, которые через несколько секунд взрываются, выбрасывая множество осколков. Но это только слухи. В больших сражениях они не использовались. Бахмет Путешественник. Записка №3

Лагерь разбойников, в нескольких днях пути от Марлании.

211 год после Первой Большой войны.

Пятидесятый день лета.

Чем занимаются разбойники? Ответ очевиден, грабят. Но тут тоже не все так просто. Если бы Индро читал произведения Френсиса Чайлда, то знал бы о Робин Гуде — разбойнике, который грабит только богатых, а награбленное отдает бедным. Знакомство с творчеством Рафаэля Сабатини выделило бы еще один класс разбойников — морских. Их еще называют пиратами. Но в Камрадии таких книг не было и Индро не мог этого знать. Несмотря на это, у банды Родрика также была своеобразная специализация. Заключалась она в грабеже небольших караванов торговцев. Также изредка их банда могла наняться к какому-нибудь дворянину, выполняя его поручения и разбойничая в землях его недругов. Хотя если говорить честь по чести, то не боялись они замараться и другими делами, связанными с кражами, похищениями или иными деликатными поручениями. Вопрос был либо в цене, предлагаемой за выполнение такого поручения, либо в самой сути выживания банды. Например, если бы кто из коллег Родрика — главарей других банд узнал, что всего несколько месяцев назад сам атаман и несколько его подручных воровали в одной из больших деревень кур и мешки с тыквой у крестьян, то долго бы потешались над ним. Но когда в твоем желудке третий день ничего нет, то взгляды на жизнь меняются, а гордость позволяет себе сделать вид, что ничего страшного не случилось.

Сейчас ситуация была лучше. Им удалось подзаработать монет. Думаете грабежом? Отнюдь. Разбойничьи шайки не всегда грабят, как и солдаты не всегда стерегут покой мирных граждан. Все зависит от конкретной ситуации. Бывает иногда лучше заняться чем-то другим помимо своей основной деятельности. Вот и шайка разбойников вместо разбоев и грабежей согласилась сопровождать торговца с обозами, который как раз занимался поставками в эту местность. А учитывая накаляющиеся события на границе решил перестраховаться, и помимо своей охраны нанял еще. Как раз неделю назад они честно довели торговца до пункта назначения и получив свои монеты стали разбивать лагерь здесь.

Всего два часа прошло, как наступил рассвет. Можно сказать, что лагерь был еще сонным, хотя как может лагерь быть сонным? Сонными были люди в нем. Большинство из них спали, а те, кто встал в эти утренние часы лениво бродил по лагерю. Все изменилось после того, как прибежал дозорный. Невысокий парнишка лет двадцати резко что-то затараторил. Индро находился далеко и не слышал, что конкретно тот говорил. Но в лагере резко все поменялось. Недавняя дрема окончательно спала. Везде была суета, хаотично передвигались люди. Немногие обладатели кольчуг спешно натягивали их.

— А ты чего встал? — Резко спросил один из разбойников Индро. — Через десять минут мы выдвигаемся, собирайся быстрее. И вообще Родрик сказал, чтобы ты немедленно шел к нему.

Пожав плечами Индро направился к главарю. Собирать было нечего. Никакими пожитками парень обзавестись не успел, а из нового имущества у него был только бесполезный в боевой обстановке деревянный меч, который он все-таки захватил с собой.

… — небольшой караван. Там не больше двух десятков человек. Правда меч держать умеют все. Судя по вещам, загруженным в телегах, добыча состоит из вина, тканей и оружия. — сказал Хоф, стоящий рядом с главарем.

— Эту добычу еще взять надо, зубастая она больно. — сказал находящийся с другой стороны Родрика неизвестный Индро разбойник, который как знал парень командовал лучниками.

— Оружие нам очень нужно. У некоторых парней вместо мечей лопаты и мотыги, а наш новый рекрут, — небрежный кивок головы в сторону Индро — вообще идет на бой с деревянным мечом. — продолжал настаивать Хоф.

— Мы потеряем слишком много бойцов, — второй не думал сдаваться. — после этого, нам имеющихся мечей девать будет некуда.

— Хватит! Прекратить спор! — Родрик не кричал, но все разом затихли. Злить атамана лишний раз не хотел никто. — Сделаем так, — продолжил главарь банды. — мы организуем засаду и внезапной атакой перебьем большую часть стражи, а потом добьем уцелевших и возьмем караван. Хоф — на тебе атака. Как только я подам сигнал атакуете караван. Мирс, — обратился Родрик к командиру лучников. — ты прячешься в кустах. Как только Хоф атакует, то со своими бойцами поддержи его стрелами. Если кто-то будет убегать, то в него стреляйте в первую очередь. Нам не нужно чтобы о нас узнали, пока мы не расправимся с караваном. Всем всё ясно?

— А что делать мне? — еле слышно спросил Индро. Он чувствовал себя отстраненно. Все-таки это первый его раз, когда за несколько десятков динаров, он собирается убивать ни в чем неповинных людей.

— Будешь при мне, — мгновенно отреагировал Родрик. — с деревянным мечом много не навоюешь, так что побудешь посыльным.

Глава 5. Двойная засада

Из записок Бахмета Путешественника. Караваны и их охрана. Караван. Как много сладкого для разбойничьего уха в этом слове. Один налёт и на награбленное можно несколько месяцев кутить напропалую. Но добыча эта зубастая, ее еще надо взять. Еще до первой Большой войны, разбойничий люд не давал жизни торговцам, постоянно грабя их. Торговцы были намного организованнее разбойников, поэтому сразу задумались, как сохранить свои сбережения и товары от бандитского люда. Решение было на поверхности. Шайки разбойников не были многочисленны и предпочитали не связываться с большими отрядами, поэтому защищенный отряд воинов с грузом был для них опасной целью. И купцы начали объединяться между собой. Несколько торговцев объединялись в путешествии между городами и на общие деньги набирали отряд для защиты от нападения. Обычно, один торговец редко когда мог позволить себе иметь больше одной-двух повозок с товарами, но объединившись их караваны достигали до нескольких десятков повозок, а охрана увеличивалась соответственно. Тут даже дворянину с отрядом воинов следовало бы подумать, а стоит связываться или нет. Но несколько десятков повозок скорее исключение из правил. Обычно в караване их было пять-десять. Это было удобно, так как караван в дороге не растягивался больше чем на пятьдесят метров, и все воины могли быстро отбить атаку с любой стороны. Обычно бойцов было от трех до пяти на одну повозку. Пять повозок, пятнадцать воинов. Плюс еще пять возниц и пять купцов, которые не будут стоять, глядя как их грабят. Итого минимум двадцать пять человек. При таких размерах нападающий в любом случае понесет потери. Стоит ли это добычи? Не всегда. Поэтому нападение на любой караван тщательно планировалось и готовилось. Иначе вместо добычи самому можно стать пленником. Бахмет путешественник. Записка №15.

Где-то на дороге недалеко от Марлании.

211 год после Первой большой войны.

Пятидесятый день лета.

Рассказывает Родрик.

За долгую жизнь атаманом, счет разграбленных мною караванов составлял более полусотни, поэтому этот налет должен быть рядовым. Все роли расписаны заранее, да и костяк банды сплоченный и не раз проверенный в грабежах. Да, несмотря на профессию я не особо люблю убивать людей, особенно пленных или тех, которые не могут ответить. Например, того же Индро, ведь он ничего бы не сделал тогда. Будь на моем месте Хоф, то парня бы убили, так как Хоф любил проливать кровь, а за дело или нет, то ему без разницы. Мне же такое не по нутру. Одно дело, когда это действительно надо, другое просто так, ради забавы. Это то же самое что рыбак, который поймав рыбу просто выкидывает ее на песок, потому что ловил он ее не затем, чтобы поесть, а просто для развлечения. И за вот такую добросердечность многие бандиты были настроены против меня, хотя до открытых возражений дело еще не дошло. Но если и дальше люди будут без добычи, то ситуация усугубится. Поэтому хорошо, что они так вовремя обнаружили этот караван.

Тихо шумит листва, где-то вдалеке слышна неясная песнь птиц. Лес прекрасен в эти моменты. Казалось, именно тогда остаешься наедине с природой. Но это впечатление обманчиво, в двадцати метрах от меня за кустарником виден Хоф, с атакующей группой. Как и всегда перед боем, он вращает меч в разные стороны, разминая кисть. На другой стороне дороги и метрах в ста, притаились лучники. А вот и лакомый караван. Обоз, состоящий из семи, нет восьми повозок. Причем шесть из них крытых, и что там — не видно. А в двух остальных какие-то мешки. Ну что ж, так даже интереснее, не знать точно, что за добыча будет. А вот охрана непростая. Пешие воины. Снаряжение на них сидит ладно, видно, что не новички. Вооружены мечами и щитами. На голове у всех пехотные шлемы. Не дорогие конечно, но все же шлем это не совсем дешевая вещь. У некоторых была надета кольчуга, остальные были в обычной одежде, и что скрывалось под ней не поймешь. Да, бой будет непростым, поможет только внезапность удара и град стрел от лучников Мирса.

Пока я все это обдумывал, обоз подъезжал все ближе. Пора. Я свистнул, и в тот же момент разбойники кинулись вперед, а лучники пустили свои стрелы в воинов. Прошло десять секунд. Хоф уже подсочил к первому воину и с размаха рубанул его по плечу. Тот безвольно начал падать. Стрелы также достигли своих жертв. Двое воинов пару секунд назад упали на землю и не подавали признаков жизни. Еще несколько было ранено, что явно не добавляло боевого духа врагу. Лучники тем временем готовились пустить новые стрелы. И тут все пошло не по плану.

В крытых повозках притаились воины и при первых признаках боя начали вылезать из телег. И не только воины. Из двух средних повозок появились лучники. Быстро сориентировавшись, они начали выпускать стрелы по своим коллегам по профессии — лучникам. Мирс был убит одним из первых. Тем временем, бойцы из повозок уже яростно сражались с разбойниками. Прошло всего тридцать секунд от начала боя, но результат для опытного и избитого жизнью атамана был очевиден. Он проиграл. Половина банды уже была убита, а остатки… быть может они заставят противника чуть подороже отдать свои жизни и продержаться на десяток секунд больше. Оглянувшись, я увидел Индро. Парень явно видел свой первый настоящий бой. Рот чуть полуоткрыт, в глазах застыла смесь ужаса и восхищения одновременно.

— Уходим. –сказал я.

— Но как же они? — его голос был дрожащим, и сказал он это, наверное, не из-за того, что хотел умереть из-за этих, в сущности незнакомых ему людей, а потому что в таком состоянии страха и паники ничего другого сказать не мог. Объяснять ему было сейчас бессмысленно и некогда, поэтому я просто взял его, ухватив за шкирку и побежал. Краем глаза я взглянул на место этой двойной засады, где добыча оказалась охотником и сейчас добивала свою жертву. И я увидел, что остатки разбойников, в числе которых был Хоф, выкинули оружие из рук, и протянули руки вверх, сдаваясь на милость победителю.

Глава 6. Бегство

Из записок Бахмета Путешественника. Денежная система. В Камрадии существует единая денежная система. Еще за триста лет до Первой Большой войны государствам удалось договориться о едином стандарте. Деньги называются динарами. Сами деньги делятся на золотые, серебренные и медные. Каждое из государств изготавливает свои деньги, но по договору заключенными между государствами они имеют свободный обмен, независимо от военных действий и политической ситуацию. То есть, имперский динар можно свободно обменять на динар из Брестенского ханства. Но, чтобы какое-то государство не начало изготавливать кучу монет, все золотые, серебренные и медные рудники взяты под контроль всеми государствами, независимо от территории, где они находятся. И добывать там можно только лишь определенное количество руды. Охрана у каждого из родников огромная и в случае нападения и разорения рудники положена казнь всем нападающим и тому, кто отдал этот приказ. Даже дворянину или правителю. Поэтому дураков нападать нет. Один золотой динар равняется десяти серебреным и ста медным. Такое соотношение установили из-за количества добываемой руды и удобства подсчёта. Вес динара равен пяти граммам, поэтому практически каждый торговец имеет с собой весы, чтобы можно было проверять монеты на вес и убедиться в их подлинности. Из записок Бахмета Путешественника. Записка №22.

Южные ворота Марлании.

Пятьдесят второй день лета.

У южных ворот Марлании дежурили стражники, охраняющие город. День ото дня, год от года, они стояли здесь, наблюдая за въезжающими в город людьми и беря пошлину. В Камрадии въезд в города считался бесплатным. Но это было не совсем так. За самого себя человек платить ничего не должен, но вот если отвез в город товары на продажу или прибыл на лошади, то должен заплатить в казну городу.

Сегодня день выдался особенно жарким. Один из стражников, стирая пот с лица лениво следил за входящими и въезжающими в город людьми. Он был здесь на усилении. Из-за того, что вскоре по слухам между Империей и Королевством начнется война, все въезды в город были усилены дополнительными стражниками, которые проверяли всех подозрительных личностей. Правитель города вполне обоснованно боялся проникновения лазутчиков на городскую территорию. Они могли в одну из ночей перебить стражу одних из ворот. И тогда полчища вражеских воинов проникнут в город и учинят резню здесь. Но пока все было тихо.

Взгляд стражника медленно скользил по людям и упал на какого-то мальчишку. Устало бредущий, с понурым взглядом. Вместо одежды какие-то лохмотья, в руках пустая корзинка. Он не мог быть подозрительным. В руках никакого оружия, да и сам вид его тощей фигуры говорил сразу, что парень не боец. Поэтому посмотрев несколько секунд, стражник переместил свой взгляд на следующий за парнем караван. Какой-то богато одетый человек размахивал руками перед стражниками. Слов не было слышно, но любому, кто хоть день простоял в карауле на воротах было понятно, что сейчас купчина яростно оспаривает цену пошлины за въезд.

Тем временем, Индро проходил через городские ворота. За последние несколько дней он сильно устал. После того, как они с Родриком побежали прочь, от тех, кого сами хотели ограбить, случилось очень многое. Вначале они бежали. Так быстро Индро никогда раньше не бегал. Да и Родрик через несколько сотен метров начал тяжело дышать. Сначала за ними никто не бежал и Индро стало казаться, что преследования не будет. Но минут через десять вдали послышался стук конских копыт. Они бежали по лесу, но лес был редким, и всадники свободно маневрировали, огибая деревья и ежесекундно сокращая расстояние до беглецов. В километре впереди показалось густая чаща, в которой всадники не смогут проехать и вынуждены будут спешиться. Километр… Всего несколько минут бега, но так много, когда на кону твоя жизнь. Сто метров… двести… Всадники начали стрелять из луков. Свист пролетающих мимо стрел неприятно резал слух, тело скукоживалось, ожидая что следующая стрела попадёт в цель. Индро и Родрик начали петлять, надеясь, что это поможет уклониться им. Триста метров… Четыреста… Стрельба прекратилось, но через некоторое время топот копыт стал приближаться. Пятьсот… Шестьсот… Одна из стрел нашла свою цель, попав в Родрика. Он споткнулся, но не упал. Однако бежать перестал. Остановился и Индро. Взглянул на преследователей. Двое. Они были совсем близко. Минута, может чуть больше, и они будут здесь. Парень взглянул на Родрика. Стрела попала в бок, и теперь рубашка главаря уже несуществующей банды быстро становилась красной в месте ранения.

— Беги Индро. Я уже не смогу уйти, — в голосе было столько боли и отчаяния, что Индро стало жалко этого матерого преступника и слезы выступили на глазах. Всё-таки у разбойников он нашёл прибежище и отнеслись они к нему по-человечески. — Беги! Постарайся выбрать другой путь в жизни, не такой как я. — С этими словами Родрик потерял интерес к парню и взяв меч развернулся к преследователям. А Индро побежал дальше. Семьсот… Восемьсот… Сзади раздался крик боли, который перешёл в рычание, но быстро затих. Девятьсот… Тысяча… Он добежал. Нырнув в чащу и чуть сбавив темп Индро перевел дыхание и стал бежать чуть медленнее.

***

Всё-таки купцы и разбойники ведут себя как падальщики над добычей, — думал Стив — наёмник, подрядившийся охранять один из больших караванов, который доставлял еду и оружие в один из приграничных городов Королевства Оклиум. Скоро будет война. Приграничные города спешно укреплялись и запасались припасами. Торговцы пользовались этим. Подняв цены в несколько раз их караваны начали стекаться в эти земли. А разбойники пользовались торговцами. Но не в этот раз. Караван, а точнее несколько караванов, который сейчас сопровождал Стив был большой. Возглавляли его несколько объединившихся купцов, и чтобы обезопасить себя даже от малейшей угрозы, выделили несколько повозок, в которых спрятались воины и лучники. Такая уловка сработала уже несколько раз, как и сейчас. Единственное, эти двое, не участвующих в битве сейчас удирали. Поэтому пришпорив коня Стив и его напарник догоняли их. Когда до густого леса оставалось уже совсем немного, они ранили одного из убегающих. Он прекратил бежать и развернувшись к ним вытащил меч. Глупец. Они даже не будут рисковать в битве, в этом нет смысла. Просто подъехав к раненому, метров на двадцать, Стив выстрелил в него. Стрела попала в грудь. Разбойник долго не мучился быстро затихнув. А вот второй в это время уже добрался до края чащобы. Напарник Стива, пришпорив лошадь, собрался кинуться в погоню.

— Стой, — сказал Стив. — мы не будем его преследовать.

— Почему? — раздался недовольный голос напарника.

— Я знаю, что у тебя от разбойников умерла жена и дочь. Ты ненавидишь их и готов убивать где угодно. Но ты видел его? Он не участвовал в нападении.

Они вдвоём стояли в стороне. Вот этот, — он ткнул на мёртвого разбойник пальцем, — явно их вожак. А тот который убежал слуга или посыльный при нем. У него даже меч был деревянный! — усмехнулся Стив. — Мы будем преследовать мальчишку с деревянным мечом? Он уже вбежал в лес, и искать его там на своих двоих мы будем долго.

— Хорошо, поехали отсюда. — сказал напарник соглашаясь.

И развернув коней двое всадников неспешно побрели назад. Их товарищи сейчас допросят плененных бандитов, и они мимоходом прикарманят оставшиеся от лагеря разбойников вещи.

***

Индро, побродив по лесу, через несколько часов вышел из него. Он помнил где приблизительно находилась дорога, ведущая в Марланию, и намеревался выйти на неё. Делать ему больше было нечего, и оставалось идти туда.

Несколько дней пути. Встреча в лесу с волками от которых он всю ночь прятался на дереве. Два отряда воинов, от которых он в последний момент успел спрятаться в колючем придорожном кустарнике. И наконец он добрался до крепостной стены Марлании.

Входя в город его настроение было смешанным. С одной стороны, он достиг первой цели — пришёл сюда. Но с другой стороны, он не знал, что ждёт его дальше, как заработать на еду, найти себе дело. Мысли его были далеки от любования пейзажем, городскими стенами и южными воротами города. В последние дни он жил лишь одной целью — как добраться сюда. А теперь, добравшись, думал о своей нелёгкой доле.

Глава 7. Городская жизнь

Из записок Бахмета Путешественника. Климат. Климат Камрадии очень разнообразен и делится на зоны. На севере расположена полярная пустошь. Очень неуютное место. Здесь всегда лёд и температура никогда не поднимается выше минус пяти градусов. Многие пробовали пересечь пустошь, но назад редко кто возвращался. Некоторых из них потом находили замерзших и занесенных снегом. Южнее располагаются границы северян. Так называют людей, принадлежащих свободному племени Кёльте. Северные границы их земель располагаются в местах, где большую часть года лежит снег, а южные на зеленых равнинах и полях. Но таких земель у них немного. В центре Камрадии и основную часть ее земель составляют зеленые луга. В центре гор практически нет, но холмистых равнин много. Есть несколько больших лесов, протяженностью по сотне километров каждый. Небольших лесов много, они встречаются повсеместно. На востоке расположены леса. Они настолько густо растут, что если зайти в них на пару сотен метров, то свет не буде попадать сквозь густую листву и ветки деревьев. Те смельчаки, что проходили через эти леса упирались в высокие громады гор, которые невозможно не обойти, не перейти. Что скрывается за ними не известно. Именно тут берут свое начало реки, которые проходят сквозь всю Камрадию и впадают на западе в Великое море. Но о реках и море я расскажу в другой раз. Западное побережье моря ничем не отличается от центральных равнин, разве что тут более ветрено и влажно. На юге расположилась пустыня Банди. Именно от этого названия разбойников в тех местах стали называть бандиты. В пустыне есть немногочисленные поселения, расположенные около источников воды. Но все они находятся невдалеке. Про территорию, что расположена дальше никто ничего не знает. Кто туда уходит, тот не возвращается. Именно поэтому, вместо казни в Брестенском ханстве самым страшным наказанием является изгнание. Человека ведут в пустыню и оставляют там одного, на погибель от жары и диких животных. Между пустыней и центром Камрадии расположены земли с жарким климатом. Тут растёт очень много растений, что не встречаются больше нигде в Камрадии. Поэтому в Брестенском ханстве, что владеет этими землями очень распространено сельское хозяйство. Из записок Бахмета Путешественника. Записка №1

Пятьдесят пятый день лета.

Марлания.

Марлания — второй по величине город Империи Баскос. В последние годы благодаря торговцам и мирной жизни, город достаточно разросся, и скоро места в крепостных стенах не будет хватать. Как и во многих городах центральной Камрадии его планировка была типичной. В центре города находилось поместье дворянина, возглавляющего город и дома его приближенных и советников. Невдалеке располагались самые важные здания города — ратуша, церковь, казарма, гильдия торговцев и цех мастеровых. Вокруг последних двух зданий расположился торговый квартал, в котором располагались торговцы всех мастей и дома наиболее богатых горожан. Дальше шли ремесленные мастерские, перемежающиеся с домами горожан среднего дохода, трактир и прочие увеселительные заведения. А на самой окраине ютились дома и лачуги бедняков и крестьян, обрабатывающих свои поля рядом с городом.

Два дня Индро изучал город и пытался найти себе работу. Сначала он пошёл в ратушу, так как знал, что это главное здание в городе и там можно получить работу на благо города. Но вот условия, предложенные помощником гильдмастера, ему не очень понравились. Единственная работа, которую ему предложили заключалась в собирании и выносе нечистот с улиц города. А оплата за эту уж точно не чистую работу являлось предоставление еды и ночлега. Так что Индро оставил этот вариант как самый-самый крайний и пошёл искать дальше.

Он хотел устроиться помощником кузнеца, но из этой затеи ничего не вышло. Кузнецы, которым он это сказал, лишь посмеялись. Обычно они обучали профессии своих детей, а если их не было, то кого-то из детей тех, с кем у кузнеца были хорошие отношения или кому он был чем-то обязан. Профессия кузнеца была в Камрадии очень почётной и прибыльной, ведь кузнецы делали всё: от орудий земледелия до мечей и топоров для битв. К тому же почти во всех государствах гильдии кузнечного дела следили за количеством кузнецов в городах и не до пускали новичков. Если такой появлялся, то остальные кузнецы, используя различные способы быстро разоряли его. Исключение было только в том случае, если работы было много, и кузнецы не справлялись со своими заказами. Индро, не став помощником кузнеца, не отчаивался. Он понимал, что вряд ли это ему удастся, поэтому искал работу дальше.

Хозяин питейной предложил ему место на тех же условиях, что и в ратуше. Только вместо нечистот улицы он должен был убирать за посетителями, а также приносить им выпивку еду. Правда такая работа поощрялась иногда звонкой монетой от посетителей, но зачастую больше доставалось тумаков и ударов кулаками, ведь драки в питейных не редкость.

Купцы не хотели брать неизвестного им парня в помощники. Их дело было связано с ценным товаром, и доверять его первому попавшему парню они не хотели. К тому же в этой профессии требовалось умение продавать, которого у Индро не было.

Так он и бродил третий день, не зная что делать. Несколько раз он выполнял одноразовую работу за которую ему перепало немного еды, поэтому особо он не голодал, но и дальше так продолжаться не могло. Индро уже хотел согласиться и пойти в наем в питейную, но тут, когда он это обдумывал бесцельно слоняясь по городу, его окликнули.

— Эй, парень! Я тебя уже второй день вижу, как ты ходишь по городу. Не ищешь ли ты как подзаработать? — спросил один из мужчин.

Индро оглянулся и посмотрел. Несколько мужчин. Глаза цепкие, тела напряжены. Руки у всех как будто невзначай положены на ножнах мечей. Одеты кто во что, но не богато и не бедно. Лица у некоторых покрыты шрамами. Все это он отметил машинально, школа Родрика не прошла даром. Тот говорил, что первым условием для победы является оценка противника. Его движения, манера поведения, давние травмы — все это поможет сказать о том, что это за человек и как он будет действовать. Поэтому Индро проводил такой анализ в отношении каждого встречного им человека и практически приобрёл привычку делать это не задумываясь.

— Да, я ищу работу. Что вы хотите мне предложить? — спросил он.

— Мы наёмники. У нас есть контракт на сопровождение одного уважаемого человека. Однако, по условиям контракта нам нужно ещё два человека. — ответил тот, который окликнули Индро.

— В таверне есть те, кто готов идти в наем и умеет держать оружие, не то что я. — ответил парень.

— Да, но тех людей, которых мы знаем, там нет. А брать других со стороны мы не хотим, так как их не знаем.

— А меня значит знаете? — Индро казалось, что они что-то не договариваются и быть может это очередная банда. Но человек как будто прочитал его мысли.

— Мы не разбойники и не занимаемся грабежами. А брать других не хотим потому, что среди них может оказаться подставной, который выведает наш маршрут и сдаст нас дружкам разбойникам или недоброжелателям нашего клиента. По тебе сразу видно, что в городе ты недавно, и знакомствами подобного рода обзавестись не успел. Поэтому и предлагаем тебе.

— А какие условия контракта?

— Меч и еда. Поверь, это и так много, для такого воина как ты. Если хочешь, можем показывать тебе как нужно обращаться с оружием, когда будем встанем на ночёвку. Но ответ нужно дать сейчас. Когда солнце будет высоко в небе, мы уезжаем.

Индро посмотрел на небо. Оно было безоблачным. Солнце уже давно встало и сейчас плыло все выше и выше в небе. Что-то подсказывало ему, что это предложение нужно принять, что оно единственно верное. У него появился шанс изменить свое положение. Выбраться из пучины нищеты и голода. Здесь, посреди грязной улицы бедного квартала, где стояли покосившиеся дома, его судьба сделала поворот и встала в новое русло. Приведёт она его к богатству или быстрой смерти неизвестно, но вот то, что в ближайшее время ему не суждено взяться за крестьянскую соху, пахать поля и молиться в ожидании урожая — это он знал точно.

Глава 8. Теркс

Из записок Бахмета путешественника. Наемники. Чем наемники отличаются от разбойников? Тем, что для разбойников грабежи, мародерство и кражи являются основным видом деятельности, а для наемников дополнительным. Сначала выполнение контракта, а все остальное потом. Наемничество сложилось в давние времена. Иногда содержать свой отряд слишком расточительно, да и постоянно он не нужен. Как например тем же торговцам, которые большую часть времени сидят и продают свой товар по городам, а с караванами ездят всего несколько дней в сезон. Тогда и появились наемники — люди, готовые предложить свой меч на несколько дней за звонкую монету. Позже и дворяне со своими дружинами стали пользоваться их услугами. Особенно при войнах, когда каждый боец на счету и лишний отряд в несколько десятков человек мог решить исход битвы. Да и не жалко их. Это не своя дружина, поэтому если погибнут, то ничего страшного. Свои люди целее останутся. Таким образом, наемничество в Камрадии очень сильно прижилось и сейчас достаточно распространено. Сотни отрядов сидят в питейных в ожидании найма. Изначально в наемники пошли все: от дезертиров и бандитов, до крестьян и бывших стражников. Доверять таким отрядам было нельзя. Зачастую сами наемники представляли большую опасность, чем грабители и разбойники. Тогда командиры нескольких самых крупных отрядов создали гильдию наемников, которая регистрировала наемный отряд, а также отвечала за его действия. Система была проста. Отряд регистрировался и платил в гильдию деньги. Плата была постоянной, в независимости от количества контрактов. Если купец или иной наниматель обращался в гильдию, то ему рекомендовали этот отряд для найма. По каждому из отрядов велась статистика: количество бойцов, успешно выполненные контракты, специализация, отзывы нанимателей. Это позволяло более тщательно подходить к выбору наемников, не нанимая всякий сброд. Появились профессиональные отряды наемников, существующие сотни лет. Для них вопрос репутации и выполнение контракта был первостепенным. Таким больше доверяли и охотнее заключали контракты, поэтому их услуги стоили дороже. Но зато наниматели знали, что такие не предадут и не сбегут до окончания найма. Бахмет путешественник. Записка №38

Шестидесятый день лета.

Теркс.

Его не обманули. Люди, с которыми разговаривал Индро были наемниками и сопровождали торговца. Из-за неспокойного положения в последнее время, тот решил полагаться не только на своих охранников, но и нанять профессиональных воинов — наёмников.

Когда Жалин, так звали наёмника с которым Индро разговаривал, привёл его, то торговец лишь недовольно сморщился. Но ничего не сказал. Формально условия были соблюдены, а наёмники известные и умелые, поэтому менять их перед самым выходом было не на кого. И торговец лишь кивнул. В их отряде было семеро, включая Индро. Небольшого человека лет за тридцать звали Меш, здоровенного верзилу — Бугай. Ещё были два брата, которых все звали как Старший и Младший и один парень по имени Свеб, которого наемники взяли к себе вчера. Командовал этим отрядом статный мужчина, манерами иногда чем-то напоминающий дворянина. Жалин. Так он представился, протягивая руку Индро для рукопожатия. Нехарактерный кстати жест. Обычно так здоровались только на севере. Командир выдал Индро и Свебу по мечу в ножнах, показал как их крепить, и практически сразу после этого их небольшой караван тронулся. Состоял он из пяти повозок. Кроме возниц, купца и четырёх его охранников было семь наёмников. Сам купец бойцом не был. Возницы тоже, хотя оружие у них имелось, но вот пользовались они им неумело. Поэтому основную силу их отряда составляли 11 человек. Немного маловато для такого каравана.

По пути Индро и Свеб учились махать мечом. Именно махать потому что Жалин сказал, что на большее, их искусство фехтования не тянет. Каждую свободную минуту Индро уделял этому времени, так как прекрасно понимал, что без этого навыка ему не выжить.

В байках, рассказываемых наёмниками он узнал, за что получил свое прозвище Меш. Дело было так. После одного успешного налёта, а наёмники тогда вместе с войсками одного из дворян грабили владения другого, они взяли много добычи. Войска дворянина быстро собрались и уехали, а наёмники решили сразу все поделить между собой. Меш набрал предметов больше всех и для их переноса использовал мешок. Однако далеко он уйти не успел. Один из вражеских отрядов не успел помешать налету и явился к шапочному разбору, застав наёмников за дележом добычи. Неприятелю не понравилось, что владения их сюзерена грабят, и они накинулись на наёмников. Часть из них были застигнуты врасплох и убиты сразу же. Однако другим удалось сбежать. И Меш был среди вторых. Он очень сильно не хотел расставаться с добром и поэтому упрямо тащил на себе все награбленные вещи. Погоня продолжалась остаток дня и всю ночь. На рассвете наёмники встретились. Меш вылез из близлежащего леса через пару часов. Весь его вид вызывал улыбку и сочувствие. Одежда была изодрана кустами и деревьями, свой щит он оставил ещё в начале погони, а меч потерял где-то в лесу. Зато мешок за плечами был с ним. За этот случай, его жадность и рачительность, его и прозвали Мешком. Но звать умелого воина таким прозвищем, многие боялись, поэтому со временем сократили до Меша. Так он и получил свое прозвище. С годами Меш стал осторожнее, но характер его мало изменился. Он трясся над каждым золотым, причём не только своим. За это Жалин его и назначил казначеем отряда, поскольку торговаться он умел лучше всех, а добиться от него денег кроме командира отряда никто не мог.

Между тем, контракт с торговцем завершился. Они не встретили разбойников и благополучно прибыли в Теркс. Это был один из городов Королевства Оклиум. Сам город отличался от Марлании, виденной Индро ранее. И теперь, когда они въехали в ворота, парень озирался по сторонам. Проведя всю свою жизнь в деревне, он представить не мог, насколько разнообразен мир, и теперь с жадностью старался узнать и посмотреть как можно больше.

Наемники разбрелись по городу. Жалин стал искать новый контракт на найм. Меш пошёл к каким-то своим друзьям. Бугай, Старший и Младший в питейную. Как понял из объяснений Индро, там можно было расслабиться, заказав себе эль или вино, познакомиться с такими же странниками и местными жителями, узнать новые сплетни и слухи. Пользовались там успехом и игры в кости на деньги. А тем, кому все вышеперечисленное было не нужно, могли заказать себе еду и ночлег.

Свеб пошел гулять по городу. Со Свебом Индро за это время не сильно сдружился и пошел бродить по улочкам отдельно. Теркс представлял разъевшуюся от домов большую деревню. Множество деревень вокруг города определило его судьбу. Здесь практически не было своего производства, зато был очень большой рынок, на котором продавались и обменивались излишки продуктов, привозимых из деревень. Именно здесь в Камрадии можно было практически дешевле всего покупать молоко, сыр, мясо и другую пищу. Продовольственные рынки привлекали торговцев, которые приезжали сюда в надежде купить подешевле и сами продавали свои товары. Поэтому очень скоро на рынке стала продаваться не только еда. Сейчас тут можно было купить от верховых лошадей и мечей до изысканных тканей и предметов быта, изготовленных искусными мастерами. В отличие от Марлании, где торговля была регламентирована, и продавать в городе могли только купцы, а все остальные торговали за городскими стенами, в Терксе такого ограничения не было. Рыночная площадь была поистине огромна, сотни торговцев предлагали свой товар. Индро не спеша шел по рынку, разглядывая товары. Он не хотел ничего купить, у него на это не было денег. Но общаясь с наемниками он быстро понял, что любые знания бывают полезны и самая незначительная мелочь может потом здорово пригодиться ему. Поэтому он шел, разглядывая товар и прислушиваясь к разговорам. Говорили в основном о местных сплетнях: недавней драке в питейной, повышении цен на железо из-за войны, обсуждали новую пассию любвеобильного гильдмейстера города. Около одной из палаток был слышан шум. Индро пошел туда. Человек, видимо хозяин палатки, кричал стражникам, что они не хотят делать свою работу. Те, в ответ, грозили бросить его в темницу за оскорбление. Подойдя ближе, он узнал, что лавку ограбили. Самое ценное унесли, а все остальное разбили и сломали. А стража, которая была в тот момент в сотне метров, ничего не сделала. Стражники говорили, что как только поняли, что здесь случилось, сразу направились на помощь. Их пререкания не заканчивались и Индро пошел дальше.

Смеркалось. Луч солнца, последний раз одарив людей светом, скрылся за горизонтом. Город окутала тьма, разбавляемая редкими факелами, горевшими на улице. Сразу стало прохладнее и Индро пошел в питейную, где остановились наемники. Зайдя внутрь он сразу увидел своих и поспешил к ним. Они как раз ужинали. Жалин пододвинул ему тарелку с едой. Они ели и делились сегодняшними событиями. Командир рассказал, что никаких новых контрактов ему найти не удалось, Старший и Младший посетовали о своем проигрыше в кости. Сам Индро поделился о ценах, которые видел на рынке. Наевшись и еще немного поговорив Индро пошел на улицу. Хотелось подышать воздухом и немного пройтись. Немного пройдя он понял, что сбился с пути, попав в какой-то темный переулок. Начав озираться, Индро вдруг услышал чей-то приглушенный разговор. Сначала парень хотел окликнуть их и спросить дорогу. Но вовремя передумал. Здесь была не его деревня где все друг друга знали, а большой город и от незнакомцев, перешептывающихся ночью, можно ждать чего угодно. Но и уходить он не стал. Любопытство взыграло в нем, и парень решил узнать, о чем могут перешептываться двое людей в таком странном месте ночью. По своей молодости Индро еще не понимал, что в некоторые дела, особенно его не касающиеся, не стоит совать свой нос. Поэтому он осторожно приблизился.

— …не заподозрит? — донесся до него обрывок фразы.

— Нет, на вас ничто не указывает, пересидите в этом доме еще несколько дней и покидайте город. — ответил второй голос.

— А если купец найдет нас? Вон он как сегодня кричал на рынке. Завтра пойдет к главе города и стража устроит облаву. — все не сдавался первый голос.

— Никто не будет шевелиться ради этого купчишки. Он много кому из влиятельных особ города мешает. Поэтому стражники будут работать сквозь рукава. Единственное… вы ведь не все там разбили, самое ценное украли? — спросил второй голос.

— Это наше дело. Мы должны были нанести ущерб его товарам. Мы нанесли. А как именно это наше дело. — чуть повысив голос сказал первый.

— Ваше, ваше. Только смотри чтобы с украденным товаром вас не связали. За торговлю краденным вы на виселицу пойдете и тут уж я ничем не смогу вам помочь. — ворчливо ответил собеседник.

— Не свяжут. Все добро мы продадим далеко отсюда. — успокоившись сказал первый голос.

— Как знаешь. Тогда прощай. Если у меня будет еще работа, я найду тебя и твоих людей как и в прошлый раз. — закончил разговор второй голос.

Индро не был дураком и быстро связал этот разговор с тем, что видел на рынке, у ограбленной лавки. Вот только что делать с этим знанием он не знал. Ему не хватало жизненного опыта и знаний как поступить. Поэтому он решил рассказать все Жалину, а тот как старший пусть примет решение, какую пользу можно извлечь с этой информации. Зайдя в питейную, он увидел, что его соратники еще не разошлись. Поэтому подойдя к ним, он рассказал, что слышал сейчас и дневное происшествие на улице.

С утра Индро пошел с Жалином на рынок. Быстро найдя лавку, он показал ее и хотел было уже уходить, но Жалин придержал его, сказав, что умение вести переговоры с купцами Индро пригодится, а сейчас пусть привыкает и смотрит, как это делает он — Жалин.

Зайдя в лавку можно было сразу понять, что купец не в духе. Он перебирал какие-то вещи и тихо ругался под нос. Увидев посетителей, торговец лишь повернул голову через плечо и раздраженно буркнул, что занят и пусть они идут в другую лавку. Жалина это ничуть не смутило. Он наоборот приблизился ближе. Теперь купец повернулся к ним, но его раздраженный взгляд всем видом говорил, что он не хочет с ними общаться. Индро смог рассмотреть его. Это был полный и низкий человек. Рыжая, но ухоженная шевелюра, крючковатый нос, толстые губы и брезгливое выражение лица. Он не выглядел красавцем или человеком, с которым хочется иметь дело, но Индро за свою короткую жизнь уже убедился в поговорке, что внешность обманчива. Да и пришли они по делу, а не заводить знакомство и дружбу.

— Меня зовут Жалин. Я командир наемного отряда, — начал спутник Индро. — Мы знаем в какую беду вы попали и у нас есть кое-какие сведения, которые прольют свет на ваши недавние проблемы, а если мы поторопимся, то и вернут часть вещей.

— Что? Так значит вы сначала ограбили мою лавку и разбили хрупкие товары, а теперь хотите, чтобы я вам заплатил за то, чтобы вы вернули мое. Нет уж. Такому не бывать. Стража! — закричал торговец.

— Успокойтесь. — Жалин даже не повысил голос, и говорил так же спокойно. — Нам стало известно, где спрятались те люди, что ограбили вас, а также то, что в этом замешан кое-кто из стражи. Поэтому особого рвения они и не испытывают. Как я уже говорил, я командир наемного отряда. Причем не местного. Поэтому за деньги или часть ваших товаров мы можем решить эту проблему. И нам все равно какие и с кем в этом городе противостояния. Через неделю нас здесь уже не будет.

Купец задумался. Его взгляд немного расфокусировался и было видно, что он сейчас где-то далеко в своих мыслях. Через минуту он наконец-то согласился.

— Хорошо, — сказал Жалин. — Тогда встретимся через час около входа на торговые ряды.

Они с Индро развернулись и вышли. Надо было собрать отряд и экипироваться для возможного боя.

Глава 9. Подработка

Из трактата Одифа Тишайшего. Законы Камрадии. Законы в Камрадии есть для каждого сословия и делятся они на дворянский кодекс, городской устав и законы нижайших. Дворянский кодекс регулирует отношения между дворянами и монархом и дворянином. В основном там расписаны правила этикета и обращения, а также порядок ведения дуэлей и сочетание брачующихся. За несоблюдение этих правил дворянину ничего не будет, разве что осуждение от других дворян. Но поверьте мне, отлучение от высшего света может стать куда худшим кошмаром нежели смерть. Кодекс строиться на традициях и поддерживается самими дворянами незыблемо, хотя многие положения в нём не отвечают современным реалиям, как например право на свободу земли, когда каждый дворянин мог заложить свой замок там, где захотел, пусть даже посреди города. Отношения между купцами, ремесленниками и прочим городским людом регулирует городской устав. Там прописаны порядок разрешения споров, всевозможные налоги и сборы, которые имеет право устанавливать город или замок. Законы нижайших регулируют быт всех остальных, кроме крестьян. Крестьяне считаются вещью и принадлежат своему дворянину, который может делать с ними всё, что захочет. Однако тут тоже не так просто. Дворянский кодекс среди прочего прописывает правила поведения дворян с крестьянами. Дворянин может убить своего крестьянина. Но только за дело. Беспричинные убийства вызовут недопонимание прежде всего у других дворян. Если же дворянин убьёт чужого крестьянина, то обязан будет просто заплатить его владельцу, как за гибель имущества. Основные законы едины по всей Камрадии, хотя в разных государствах встречаются некоторые дополнительные законы, как например в Тодрое, где также есть закон, регулирующий передвижение кораблей на море. Из трактата Одифа Тишайшего. Трактат №17.

Шестьдесят второй день лета.

Теркс.

Встретившись с купцом, наемники пошли за Индро к тому дому, где он был вчера. Дом представлял собой двухэтажное здание из камня. Окна были закрыты. Несмотря на это Жалин сказал Младшему, чтобы тот остался на улице и следил за окнами или отвлек стражу, если они почуют что-то не ладное в доме. Остальные наемники подошли к двери. Купец шел, держась за их спинами. Он был торговцем, плохо владел мечом и не знал, как сейчас командир отряда будет действовать. Поэтому предпочитал не высовываться, пока угроза для его жизни не станет минимальной.

Все случилось даже лучше, чем планировалось. Как только они подошли к входной двери она открылась. Из нее вышел среднего роста мужчина, который судя по одежде был обычным мещанином. Его взгляд еще не успел сфокусироваться на людях, что стояли около дома, как Бугай одной рукой подтянул его к себе, а второй ударил в живот. Человек, не издав ни звука, сложился пополам и через несколько секунд упал в грязь. Но это уже Индро отметил боковым зрением. Они ворвались в дом. Дом был обычным. Печь, большой обеденный стол, стулья, шкафы, прочие необходимые атрибуты любого дома, такие как: ухват, кадки. И лишь в одном из углов было что-то накрытое полотном. Противников было двое. Один из них даже не успел схватиться за меч, как Жалин приставил к его шее острие своего лезвия. У второго оружие было в руках. Но против него стояли сразу трое: Старший, Меш и Свеб. Индро зашел последним из наемников в дом, так что успел к шапочному разбору. Зато он почти сразу заметил накрытые белым полотном вещи. С одобрительного кивка Жалина парень подошел и сорвал ткань. Под ней был товар купца. Как он это понял? Да легко. Ну кто еще будет хранить кучу дорогих тканей, стекла, резных шкатулок под подобием простыни?

Последним зашел торговец. Увидев свое добро, он тут же кинулся к нему радостно при этом что-то приговаривая. Наконец суета была закончена, пленные связаны, а вещи купца переложены в мешки. Настало время расчета. Но купец попросил помочь перенести мешки с его товаром к нему в дом, так как один он с ними будет долго возиться. Оставив Старшего присматривать за пленными все остальные взяли мешки и понесли их к дому купца. По мере приближения к своему дому купец становился все менее благодарен и более дерзок. Сначала он перестал ежеминутно благодарить их за помощь, потом начал воспринимать это как должное, и около дома его общение напоминало общение барина с проштрафившимися крестьянами. Наконец они достигли дома. Жилище купца было богато. Это можно было понять, начиная от расположения дома в центре города и заканчивая его внешним убранством. Трехэтажный из белого камня. Не многие могли в этом городе себе такой построить. Также была небольшая придомовая территория, в которой расположена беседка и росли цветы.

Зайдя в дом торговец небрежным жестом указал в один из углов — Кладите вещи сюда, — после чего развернулся и пошел в другую комнату. Жалин от наглости чуть не поперхнулся. В это время три охранника вошли в комнату. Одеты они были как обычные горожане, доспехов на них не было. Лишь на поясе у каждого висел меч. Всем лет за тридцать. Оружие держать умеют, но вот воинских навыков явно не хватает. Как Жалин это определил? Когда вы с десяток лет смотрите на людей, оценивая их по степени угрозе, то такой навык автоматически вырабатывается. Разум анализирует все. От манеры держаться и позы противника, до того, как висит меч и куда смотрят его глаза. И интуиция в этом деле играет не последнюю роль. Поэтому Жалин сопоставив все факты решил, что это бывшие стражники, работой которых в основном было поиск воров и карманников, да разнимание пьяных драк в питейных.

— Кладите вещи и уходите, — сказал один из охранников.

— С чего бы это? — ответил Жалин.

— Это не ваш дом и вам здесь делать нечего, — ответил собеседник.

— Ваш хозяин не выполнил свою часть сделки и должен нам денег, — Жалин был непререкаем.

— Убирайтесь! — Охранник разозлился всерьез и достал из ножен меч.

Через пол секунды раздались шесть слитных звуков вынимаемых мечей.

— Ты..ты на кого руку поднял?! — охранник потерял самообладание и уже кричал.

— На тебя, — спокойно ответил Жалин. Он окончательно убедился, что они бывшие стражники. Потому что они даже не думали, что им будет оказано сопротивление, полагая, что повысив голос и погрозив оружием запугают своих противников. Наверное, именно поэтому купец не взял их с собой в дом где были грабители. Одно дело следить за сохранностью вещей в доме и охранять купца, и совсем другое взламывать чужой дом и сражаться с грабителями.

В это время в комнату вошел купец. Индро подумал, что скорее всего он и не уходил далеко, стоя в соседней комнате. И сейчас поняв, что ситуация выходит из-под контроля, решил надавить авторитетом и помочь своим людям.

— Что вы себе позволяете? — сразу перешел в атаку торговец. — Это мой дом.

— Мы всего лишь ждем, когда нам отдадут честно заработанное. Вот только наше терпение заканчивается, — ухмыльнулся на последних словах Жалин, поигрывая в руках мечом. Как-то совсем незаметно наемники рассредоточились по комнате и сейчас они контролировали всех охранников, стоя рядом с ними. Свеб был около двери готовый в случае чего быстро запереть ее или наоборот, распахнуть.

— Я благодарен вам за помощь, — фальшиво улыбнулся купец. — Однако замечу, что все вещи, которые вы принесли, принадлежат мне. Их украли те негодяи. Спасибо, что помогли вернуть их мне. О вашей помощи я обязательно сообщу главе города и попрошу его выплатить вам деньги за поимку этих преступников. Кстати, передайте тех негодяев мне, чтобы не только мое слово было свидетельством, но и их показания на честном суде. Что же касается вас, то повторюсь. Я очень благодарен и обязательно попрошу главу достойно наградить вас. А сейчас желаю вам всего доброго и надеюсь скоро свидеться со всеми вами.

При последних словах Свеб, который и так в процессе произнесения речи от возмущения открыл рот, густо налился краской. Меш чуть едва ехидно скривил губы в усмешке, как будто готовясь к дальнейшему представлению. Лица остальных выражали небольшое удивление от наглости купца. Жалин был невозмутим и чуть улыбался. Прошла половина минуты в молчании. Все взгляды были прикованы к командиру в ожидании его решения, а он продолжал стоять не шевелясь, изображая драматическую паузу. И это очень сильно нервировало торговца. Когда тот уже хотел было опять что-то сказать, заговорил Жалин.

— Почтенный негоциант, — начал он. — Спасибо за теплые слова и благодарность, но вы забываете, что вещей можно быстро лишиться, — и он кивнул Индро на полки, на которых располагались вазы из стекла, серебряные кубки и несколько книг, подчеркивающие богатство торговца. Парень понял правильно и взмахнул мечом. Со звоном разбилось стекло, кубки упали на пол, а переплет одной из книг оказался порезан. К удивлению Индро, книги оказались достаточно прочными для его меча и практически не пострадали. Про серебряные кубки и говорить нечего. Торговец охнул и сделал полшага вперед. Однако дальше его живот уперся в лезвие меча Жалина. Трое охранников лишь вздрогнули, но ничего не предприняли. Они уже поняли, что эти наемники очень сильно отличаются от воров и мелких грабителей, и им часто приходилось заглядывать в лицо смерти, поэтому они не боялись ее и готовы идти до конца. Лучше стоять и не дергаться. Их жизнь не стоит вещей какого-то лавочника.

— А скарб у вас дома богатый, — как ни в чем не бывало продолжил Жалин. — К тому же, дома бывают и горят, — с этими словами он плотоядно осмотрелся по сторонам. — Что же касается благодарности от главы города, то после вашего рассказа я думаю вряд ли он захочет нас наградить, учитывая, что либо он сам, либо кто-то из его ближайших помощников и стоит за ограблением вашей лавки. Скорее наоборот, нас ждут после этого неприятности. Но если он узнает, что ваш дом сгорел, быть может тогда и наградит нас. Или хотя бы прикажет страже не так рьяно искать поджигателей. Нас этот вариант тоже устраивает. А сколько перед пожаром мы заберем отсюда денег, кто знает? Те разбойники, они нам ничего не сделали, поэтому мы их отпустили. Мы не стража, чтобы ловить и задерживать людей и не работорговцы, чтобы их пленять. Поэтому живо гони деньги, которые мы заработали, — если вначале Жалин говорил степенно, как говорят благородные или ученые на светских раутах, то в последней фразе его голос стал угрожающим и в нем стал преобладать воровской жаргон. Одновременно со своей речью, Жалин придвинулся к купцу и словно навис над ним с мечом.

И купец поплыл. Не в том смысле, что он пошел на речку плавать. Нет, он начал жаловаться на судьбу, говоря, что все непосильно им нажатое отнимают. Но сочувствия эти слова ни у кого не вызывали. Купцам, особенно таким беспринципным, вообще редко сочувствуют. Да и публика была не та. Наемники были раздражены тем, что он после честно оказанной ими помощи попытался их обмануть, а его собственные охранники знали, сколько торговец поднимает на своих не всегда законных делах денег, и эта цифра была во много больше, чем он платил им. Поэтому через несколько минут, когда Жалину эта болтовня надоела, он опять прикрикнул на купца. В итоге наемники забрали пять тысяч динаров — очень хорошую сумму за однодневную работу.

По окончании такой экспроприации командир наемников задумчиво сказал вслух. — Ты пытался нас обмануть и вести дела нечестно, поэтому с тебя полагается компенсация за это. Индро, — обратился он к парню. — ты нашел это дело и компенсация будет тебе. Вон там лежат луки. Выбери какой-нибудь себе по руке, да забирай его. И пару колчанов стрел возьми по приличнее.

Парень быстро подошел к прилавку, схватил почти первый попавшийся лук, потому что как и что выбирать не знал, но решил, что на самом видном месте купец будет держать хороший товар.

— Все купец, бывай, — сказал Жалин направляясь к выходу и добавил, усмехнувшись — Помни, что обман может очень дорого обходится. После чего все наемники покинули дом и его нерадушного хозяина.

Пока торговец подсчитывал убытки, наемники двинулись к дому, где оставили пленников. Сначала Жалин хотел просто убить их, но теперь передумал. Скорее всего о произошедших событиях все равно станет известно, и он не хотел еще сильнее впутывать себя в это дело. Уговор с торговцем выполнен? Выполнен. А про разбойников там не было ни слово. Да и вряд ли они разбойники, скорее просто чьи-то люди, выполняющие деликатные и не афишируемые поручения. Так зачем убивать их, навлекая дополнительный гнев?

Зайдя в дом Жалин сказал Младшему чтобы тот развязал этих несостоявшихся грабителей. Разбойники молча вставали, хмурясь из подлобья.

— Ты не понимаешь с кем связался, — начал было один из них.

— Понимаю, — перебил его Жалин. — Вам приказали разграбить лавку этого проходимца купца и повредить как можно больше вещей. Ограбление скорее всего ваша личная инициатива, на чем вы и погорели. Поэтому сделаем так, вы нас не видели, мы вас тоже. Если вы откажетесь, нам придется убить вас, чего делать не хочется. Мы уже поняли, что вы не обычные бандиты и если вы исчезнете, то этим заинтересуются и смогут выйти на нас. А ссориться с начальником стражи или главой города из-за какого-то купчишки я не хочу. Так что формально все выходят с прибылью. И поверьте, купец за свою несговорчивость и изворотливость уже получил свое. Мы с него тоже кое-что взыскали поверх оплаченных им услуг.

Произнеся такую длинную речь Жалин развернулся и вышел. Остальные последовали за ним. И хотя все вроде бы удалось уладить, лучше уйти из города как можно быстрее.

Глава 10. Байки у костра. Продолжение

Из записок Бахмета Путешественника. Море и реки. В Камрадии море одно, но зато какое… Великое! Про Великое море вообще известно мало. Всё побережье принадлежит Тодрое и только они осмеливаются плавать по нему, да и то у берегов. А кто заплывал дальше, тот не возвращался больше никогда. Мне довелось однажды бывать там на берегу. Что я могу сказать? По виду обычная водная гладь, какая есть и на реках. Но это не совсем так. Великое море постоянно насылает на берег волны, которые бьются о земную твердь, а потом откатываются назад. И это происходит и будет происходить всегда. Еще одно отличие в воде. Она солёная. Её невозможно пить. Я пробовал. И чем больше я пил, тем жажда становилась сильнее. Если бы я не остановился, то умер бы. А еще в Великом море водится много рыб, которых нельзя найти в реках. Теперь о реках. Всего их три. Они берут начало из гор, но откуда именно никто не знает. Многие пытались найти их истоки, но упирались лишь в высокие скалы и водопады. Одна из рек мелководная и практически на всём ее протяжении ее можно перейти вброд. Другие две напротив, глубоки. По ширине от берега до берега не так много. Фигуру человека на другом берегу разглядеть можно, а особо глазастые даже могут узнать кто именно стоит. Благодаря Тодройцам реки судоходны. В основном именно они возят грузы по рекам и морю. И почти все корабли принадлежат их купцам. Но это не значит, что у Королевства Оклиум или Империи Баскос нет своих кораблей. В свое время они тоже пытались преодолеть Великое море и строили корабли. Правда и из их затеи ничего хорошего не вышло, а остатки флота теперь возят товары по рекам. Бахмет Путешественник. Записка №5.

Восемьдесят второй день лета.

Королевство Оклиум.

Дни медленно потянулись за днями. С того приключения с купцом прошло уже несколько недель. Отряд Жалина за это время выполнил два несложных контракта. Один был на патрулирование территории вокруг города и поиск разбойников. Правда никого найти не удалось. Несколько бездомных, вооруженных палками и мотыгами не в счет. Второй контракт был на сопровождении каравана. Но и он благополучно вчера завершился. Жалин уже хотел остановиться на неделю в городе, чтобы дать всем отдохнуть, но тут сразу подвернулся еще одно не сложное дело. Надо было сопроводить налогового инспектора одного из графов, для собирания дани с поселений и замков. Все располагалось близко, поэтому Жалин предположил, что дня за три они управятся.

Налоговый инспектор взял несколько воинов из охраны графа и теперь их отряд состоял из одиннадцати человек. Этого количество хватит, чтобы заставить сопротивляющихся крестьян отдать налог в казну графа. Индро не нравился этот контракт, так как он сам много раз становился свидетелем, как налоговые инспектора прибывали в его деревню и угрозами вымогали с трудом заработанные деньги. А в случае неповиновения рядом стояли вооруженные люди, готовые проучить непокорных строптивцев. Конечно не убьют, но побьют сильно. А если у семьи денег не было, то могли и забрать кого-нибудь из детей. В первую очередь брали красивых девушек, которые затем становились служанками у дворянина. А если вся деревня не хотела платить дань, бывало и такое, особенно когда дворяне посылали несколько раз в месяц своих инспекторов, то тогда приданные инспектору солдаты силой отбирали у крестьян деньги и продукты, а потом в потеху могли поджечь несколько домов. Сильного урона это не нанесет, деревенские быстро погасят огонь, но несколько домов сгорит, и они этот урок надолго запомнят. Поэтому в любой деревне от самого нищего поселенца и до старосты — все ненавидели налоговых инспекторов. Вот такую работу сейчас выполнял Индро. Точнее просто стоял рядом с зарывшемся в бумаги налоговым инспектором и смотрел как люди складывают перед ним дань графу. Потом они шли к другой деревеньке и все повторялось заново. На ночь они расположились на небольшой опушке.

Оставаться в деревне, где они недавно собрали налог единодушно не захотели. Мало ли. Развели костер и поужинали. Затянулся неспешный разговор с обсуждением последних сплетен и новостей. Один из стражников, сопровождающих налогового инспектора оказался словоохотливым. Индро было интересно многое узнать, но прежде всего его интересовала история Камрадии. Тот рассказ, что он услышал еще в лагере разбойников был незакончен. Тогда он узнал, как изначально большая империя раскололась и образовались два враждующих государства — Империя Баскос и Королевство Оклиум. Прошло 15 лет после того, как было создано новое государство. Старые раны войны затянулись, выросло новое поколение, желающее славы и богатства и непомнящее ужас войны. Стороны спешно готовились к новой войне. Но тут произошло событие, которое никто не прогнозировал. Появилась третья сторона, которую в планах никто не учитывал. Вообще судя по рассказам стражника, Камрадия представляет собой обширную область, со всех сторон окруженную естественными преградами. С одной стороны, ее омывает большая вода, которую издревле прозвали Великое море. Все, кто когда-либо отправлялись туда, больше не возвращались, и что с ними стало никто не знал. Поэтому уже много лет не предпринимаются экспедиции туда. И вот именно оттуда однажды приплыло много кораблей. Отчего бежали те люди до сих пор никто не знает, эту тайну они хранят нерушимо. Но они высадились на берег и основали несколько городов. В дальнейшем вокруг городов появились селения и их государство стало расширяться. Они называли себя Тодройцами, а их государство соответственно было Тодроей.

Армия Тодрои была не большой, но хорошо обученной и вооруженной. На поле боя они составляли грозную силу. Поэтому каждое из бывших враждующих государств старалось перетянуть их на свою сторону. Начались обмены посольствами и дипломатические игры. Тодройцы оказались умны и хитры. За свою помощь они просили большие деньги, причем тайно помогали обоим сторонам. Бывало так, что в приграничных конфликтах между Империей Баскос и Королевством Оклиум каждую из сторон представляли наемники из Тодрои. Конечно в таком случае они не дрались между собой, а инсценировали маневры и битвы, оставаясь при этом живыми и здоровыми. Такая двойная игра Тодройцев вскрылась только через несколько лет, настолько враждующие стороны были увлечены друг другом, что не видели, что их обманывают прямо под носом. После этого был заключен мир.

По своему территориальному расположению Империя Баскос находилась между Тодроей и Королевством Оклиум и может быть непонятно, как во время войны Тодройцы направляли бойцов и торговые караваны в Королевство. Но все было просто. По границе всех трех государств текла одна река. Тодройцы приплыли на кораблях, которые отлично подходили не только для плавания по большой воде, но и по небольшим рекам. По ним и переправлялись припасы и войска.

После заключения мира всем было понятно, что продлится он не долго. Результатом войны была недовольна ни одна из сторон. Начинался новый круг противостояния, который превратился в пограничные конфликты между Тодроей и Империей Баскос. Имперцы были возмущены действиями как они считали своего союзника — Тодрои и теперь хотели отомстить. Дворяне Королевства Оклиум раздумывали, какой из сторон помочь. С одной стороны, с Империей они были знакомы давно и даже последняя война не нарушила многих родственных и деловых связей. Все-таки несколько десятков лет назад оба государства были едины. И с другой стороны, Тодройцы. Новенькие, прибывшие неизвестно откуда, но успевшие благодаря хитрости и коварству навариться на Империи и Королевстве. Но все планы вновь нарушила случайность. Наступила зима. Обычно зимы в Камрадии не столь холодные и снежные, но эта отличалась от всех остальных. Ежедневные снегопады, температура, при которой даже в самой теплой одежде холод пробирает до костей так, что выйдя на улицу на полчаса и потом заходя в дом, не чувствуешь своих рук и ног. Этот катаклизм не просто прекратил войну, но и нарушил построенные экономические связи. В ту зиму замерзло очень много крестьян. Над всеми маячил призрак голода и неурожая будущим летом. Сейчас ту зиму называют холодными ветрами, так как даже по прошествии трехсот лет не было ни одной зимы, которая сравнилась с тем ужасом.

Пока все сидели в своих домах, кутаясь и греясь от холода, на севере Камрадии тоже происходили интересные вещи. Север представлял собой степную равнину, единственное отличие от остальных земель Камрадии тут были низкие температуры и частое выпадение снега. Жить там было можно, но хватало куда больше теплых и плодородных уголков, поэтому эта земля пустовала. А за ней начиналась Арктическая пустошь — место где земля была спрятана за толстым слоем льда и круглогодично шел снег. Выжить там было невозможно. Низкая температура, при которой через несколько часов начинало неметь все тело и отсутствие пищи не способствовали жизни не только людей, но и животных и растений. Люди, отправляющиеся в поисках приключений туда, как правило не возвращались. А вернувшиеся углублялись в арктическую пустошь всего на несколько сотен километров, после чего не выдерживали трудных условий и белизны снега, который раскинувшись вокруг на все доступное пространство резал глаза и сводил людей с ума.

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.

Введите сумму не менее null ₽, если хотите поддержать автора, или скачайте книгу бесплатно.Подробнее