электронная
490
печатная A5
512
16+
Естественный отбор персонала. Метод Надежды Рыбаковой

Бесплатный фрагмент - Естественный отбор персонала. Метод Надежды Рыбаковой

Объем:
232 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-8477-6
электронная
от 490
печатная A5
от 512

Об авторе

Матвеев Роман Николаевич

Более 5 лет посвятил работе в компании «DNS» в качестве специалиста по обучению и развитию персонала. Значительную часть этого времени отдал оценке персонала методом ассессмент-центр для последующего развития и зачисления во внутренний кадровый резерв. И все это время я находился в прямом контакте со своими коллегами по отбору и работе с персоналом, став невольным свидетелем бесчисленного числа собеседований с кандидатами на различные должности от рабочих специальностей и специалистов до управленцев различного уровня. За это время я достиг большого мастерства в искусстве оценки персонала, разобравшись со многими ее тонкостями, которыми готов поделиться с вами.

Мой личный блог: http://imo-chaos.blogspot.ru/

Моя электронная почта: digitalteacher@yandex.ru

Вхожу в состав команды профессионалов «Живые люди»: https://peoplelive.ru/

Автор проекта «НеТренинг»: http://nottraining.ru/

Зачем Вам читать книгу?

Спешу поблагодарить Вас за внимание к моей книге!

Хочу сразу рассказать, что даст Вам ее прочтение и применение описанной в ней технологии.

Всевозможные интервью безнадежно устарели в деле оценки персонала. Но необходимость сделать правильный выбор и нанять нужных сотрудников осталась. Возможно ли не ошибиться и сделать правильный выбор в столь сложном деле, как оценка живых людей? Да, если соблюдать технологию!

Если Вы уже делаете свои первые шаги в профессии отбора персонала, то из книги Вы узнаете о различных тонкостях этого процесса от момента обращения заказчика до сопровождения принятого на работу сотрудника в первые месяцы работы. Освоение инструментов и применение алгоритмов из книги позволит вам лучше понимать интересы Клиентов, быстрее находить и привлекать кандидатов, подходящих под требования работы. В итоге Вы станете успешными и востребованными специалистами.

Для тех из Вас, кто уже реализовался в профессии, книга тоже может быть полезной. Прочитав ее, Вы сможете скорректировать и усовершенствовать свою модель работы, чтобы конструктивнее взаимодействовать с заказчиками. Вы найдете для себя в книге описание техники оценки с помощью наблюдения за реальным поведением кандидатов в смоделированных ситуациях, максимально схожих с рабочими. Благодаря ее применению Вы сможете повысить точность оценки кандидатов. В итоге польза от Вас для Вашей организации заметно повысится и Вы станете еще более ценным сотрудником.

Настала пора наладить в своей компании процесс естественного отбора сотрудников!

Предупреждение

Хочу заранее принести Вам свои извинения за наличие в книге грамматических ошибок.

Сейчас я понимаю, что нужно было лучше учиться в школе русскому языку (и не только ему). Я понимаю, что многим из Вас важно, чтобы купленный продукт был высшего качества. Правда даже в самых дорогих магазинах случаются неприятные казусы. То ценник оказывается неправильный. То сотрудник нахамит. То выясняется, что срок годности продукта давно вышел. То еще что-нибудь.

Все это нисколько не оправдывает меня. Не буду погружать Вас в особенности ценообразования на книги, чтобы объяснить свой подход. Просто надеюсь на Ваше понимание и то, что качество материала компенсирует особенности книги.

Желаю полезного чтения!

Подарок!

Хотите получить в подарок набор заданий для оценки кандидатов на позицию линейного руководителя? Для этого достаточно оставить отзыв о прочитанной книге на своей странице в любой социальной сети. Пришлите мне ссылку на этот отзыв и в ответ я вышлю вам обещанный подарок.

В состав подарочного комплекта входит:

+Упражнение «Пережить ураган». «Апельсин»

+«Крестьянин и сборщик податей»

+Бланки оценки к каждому заданию.

+Бланк структурированного интервью для дополнительной оценки кандидатов на позицию линейного руководителя.

+Контрольный лист для проведения собеседования.

Введение

Дорогие читатели, сразу хочу покаяться и признаться вам, как священнику на исповеди, я грешен. Дело в том, что я отношусь с большим скепсисом к традиционным методам подбора персонала. Обстоятельства так сложились, что мое рабочее место находится в одном кабинете со специалистами по подбору и поэтому я становлюсь невольным слушателем тех собеседований, которые они проводят. Это приносит мне сильные моральные муки. Все потому, что я очень плохо отношусь к разного рода интервью. А именно этот метод широко практикуется в качестве инструмента подбора. Эта нелюбовь имеет старые корни.

Я неоднократно устраивался работать в разные компании. И мне всегда было не понятно, если меня не брали на работу на основании одного интервью. Я не говорю, что моя кандидатура была лучшей. Просто я не понимаю и никогда не пойму, как на основании простой беседы, а интервью — это и есть обычный разговор, когда интервьюер задает респонденту вопросы, а тот отвечает на них, как посчитает нужным, можно принять решение о найме сотрудника.

Подобная история приключилось со мной и тогда, когда я проходил собеседование на тренера в компанию «DNS», где я успешно проработал больше пяти лет. Думаю, вы согласитесь, что никто не будет держать в штате так долго специалиста, который выполняет свою работу недостаточно хорошо. Собеседование со мной проходило в несколько этапов. Сначала я встретился со специалистом по подбору, который отыскал мое резюме в базе одного из работных сайтов и пригласил меня на встречу. Затем была очная встреча с топ-менеджером, возглавлявшим в то время одно из территориальных подразделений компании, а позже поднявшимся по карьерной лестнице еще выше. Потом пришла пора собеседования с моим функциональным руководителем и федеральным менеджером по подбору. Так как физически они находились в другом конце страны, куда солнце заходит, завершая день, то встреча эта прошла по скайпу.

К моей радости меня взяли на работу тренером. Но потом я узнал, что по моей кандидатуре было принято «раздельное» решение «судей». Два голоса было «против» и один «за», но самый весомый. В тот момент я не мог понять, что такого я не сказал или что ответил не так на вопросы руководителей, чтобы они решили, что я не подхожу компании и не справлюсь с рабочими задачами. А я, по их мнению, именно не подходил, так как других кандидатов, которым они могли бы отдать предпочтение, в тот момент на горизонте не было. Я и теперь ума не приложу, как можно по словам судить о том, на что я способен.

Позже у меня появилась догадка, почему так произошло. Возможно, федеральные специалисты исходили из мнения, что им нужен сотрудник, который должен был иметь опыт проведения центров оценки и бизнес-тренингов. У меня на тот момент такого опыта не было. Но зачем тогда вообще нужно было приглашать меня на интервью, если это являлось требованием, а не пожеланием? Фактически на работу меня взял сам директор, зная, что именно ему работать со мной, а не людям, находившимся за тысячи километров. Он, как мне кажется, не был отягощен псевдо представлениями о себе, как о гуру оценки персонала, и поэтому доверился в выборе своей интуиции. Она подсказала ему, что если сотрудник тебе понравился, то его нужно брать на работу. Тогда повезло нам обоим. Я, действительно, оказался подходящим сотрудником. Только везение ненадежная штука.

Возможно, я открою настоящую тайну, но научиться оценке и обучению персонала можно очень быстро и наоборот никогда. Если вы обладаете нужными качествами, то вас ждет успех, если нет, то никакой опыт вам не поможет и даже будет вреден.

Моя догадка только подтвердились, когда через некоторое время в штат взяли еще нескольких тренеров. Все они были без опыта в обучении персонала и работали до этого в подборе. Что они сказали на собеседовании такого, что в них увидели специалистов лучше, чем я, можно только гадать. Но именно тогда я и увидел, что они не знали, не умели и не делали многого того, что знал, умел и делал я. Конечно, во мне говорит самолюбие и человеческая зависть, но, поверьте, это не затуманило мой разум.

При этом моих будущих коллег собеседовал федеральный менеджер по подбору и работе с персоналом, тот, что в свое время был против моей кандидатуры. Почему я делаю дополнительный акцент на этом? Так ведь она, согласно своей должности, является лучшим специалистом компании в деле оценки персонала. И получается, что в моем лице она сделала принципиальную ошибку, когда на основании интервью не захотела брать на работу сотрудника, на котором сосредоточена львиная доля тренерской работы в подразделении, и взяла других, один из которых фактически не состоялся в качестве тренера, а второй работает, как мы это называем, «говорящей головой».

Не хорошо, конечно, плохо отзываться о своих коллегах. Но я пишу об этом не для того, чтобы принизить их и повысить собственную значимость, утолив жажду своего эго. Я хочу, чтобы вы знали историю моей нелюбви к интервью и были предупреждены о том, что я понимаю свою субъективность в освещении вопроса оценки персонала.

Окончательно утвердился я в своем негативном отношении к интервью, когда вплотную занялся работой с внутренним кадровым резервом. По этому направлению работы я разрабатывал и проводил упражнения для оценки кандидатов в ходе предварительного интервью и центров оценки. Как показал мой опыт, какие бы вопросы вы не задавали на интервью, дать достаточно точную оценку качествам кандидата, его умениям и навыкам, а также достоверно спрогнозировать будущее поведение на рабочем месте, а значит и то, насколько он для нее подходит невозможно. Ну как вы поймете по его ответам на ваши вопросы, достаточно ли он проактивен и ориентирован на результат, является ли он групповым лидером, ориентирован ли на Клиентов и будет ли он работать с конкурентами, персоналом, товаром, финансами и документам так, чтобы бизнес-процессы выполнялись, изменения внедрялись, а планы по продажам достигались?

Я считаю, что нет более сложного дела, чем оценка человека. Мы с вами слишком сложны, чтобы можно было оценить нас быстро, легко и точно. Поверьте, выполнить эту миссию с помощью любимого многими и разрекламированного на каждом шагу интервью любого типа невозможно. Есть существенные ограничения и у метода ассессмент-центр в нелегком деле оценки персонала.

Только критиковать можно до бесконечности долго и получать от этого большое удовольствие. Но смысл в критике без альтернативных решений нет. Поэтому я решил написать эту книгу и сделать на ее страницах свои конструктивные предложения.

При этом в данной книге вы не найдете подробных инструкций о том, где искать кандидатов, а тем более, какие вопросы потом задавать им в ходе интервью. Этому посвящено море книг и целый океан статей в интернет. В моей книге вы сможете взглянуть на себя, как в зеркало и понять, действительно ли вам нравится ваш подход к отбору персонала. Я предложу вам не много не мало начать революцию в своей профессии. Ведь для успешного рекрутинга любые интервью устарели прежде, чем они появились. Для успешного отбора персонала нужны другие техники и методы, связанные между собой технологией. Им и посвящена эта книга.

Если вы прочитали мою исповедь и простили мне мои прегрешения, то ваш разум и сердце открыты, чтобы продолжить знакомство с моим взглядом на процесс отбора персонала.

Глава 1. Технология отбора. Иногда конец — это только начало

Голосование на одном из интернет ресурсов, посвященному вопросам рекрутинга: «На каком этапе подбора допускается больше всего ошибок?»

Новый день, новая работа, новые надежды. С такими мыслями проснулась Надежда Рыбакова. Стоя перед зеркалом, она видела в нем не свое отражение, а светлое будущее, которое должно было обязательно наступить, стоит лишь еще немного подождать, стоит лишь быть немного более везучей.

Надежда приехала в Москву год назад, мечтая о тех широких возможностях, которые откроются перед ней, как только она пересечет границу московской кольцевой автодороги. Правда снимать жилье ей пришлось за этим волшебным кругом в одном из городов Подмосковья. Но работу девушка нашла в мегаполисе. Хотя это оказалась работа, которая никак не совпадала с ее идеалом.

Еще только мечтая о Москве и направляясь в нее на поезде в плацкартном вагоне, Надежда видела себя кем-то. Кем именно она не знала, но обязательно тем, кто хорошо зарабатывает. Ей казалось, что в столице хорошо платят всем, кроме гастарбайтеров. Однако рынок труда принял Надежду Рыбакову весьма прохладно.

Газеты о работе и работные сайты пестрили разными вакансиями. Казалось, что можно устроиться работать кем угодно. Что Надежда и попыталась сделать. Она разослала свое резюме в разные солидные места. Но в ответ тишина.

Желудок тем временем требовал есть, мозг требовал есть вкусно, а день внесения платы за квартиру на новый месяц приближался. Тогда пришлось умерить свои аппетиты и разослать свое резюме на менее амбициозные вакансии и в компании попроще. Вот тогда ей мгновенно посыпались приглашения на собеседования. Но куда бы она не пришла, чтобы понравиться работодателю и начать свою успешную карьеру, везде ее ждало разочарование. Уровень вознаграждения, которое ей предлагали, был на порядок ниже, чем ожидала девушка.

Как говориться, когда толстый худеет, тонкий сохнет. Так вот у Надежды не было финансовой подушки безопасности, поэтому она не могла себе позволить долго искать работу своей мечты. Пришлось быстро спускаться с небес на землю и либо возвращаться, пождав хвост, домой, либо идти работать туда, куда берут.

В итоге, недолго думая, Надежда решила сделать, как ей казалось, умнее, чем большинство приезжих, которые ездят на работу из Подмосковья в Москву, и сделала ход конем. Она устроилась работать в местную компанию, офис которой располагался в десяти минутах ходьбы пешком от съемной квартиры. Правда ей досталась не совсем должность, а только место стажера в отделе персонала.

Как новому сотруднику, да еще и в статусе стажера, Надежде с первых же дней работы поручили самую черновую и непопулярную работу. Девушке назначили задачи по работе с документами, встрече и сопровождению кандидатов, пришедших на собеседование, а также проведение интервью с теми, кто увольнялся на предмет выявления причин их желания расстаться с компанией. Как она понимала эта работа нужна была для проведения профилактики по снижению текучести персонала. Все специалисты отдела по работе с персоналом дружно не любили проводить пост собеседования и заполнять по итогу отчет о причинах текучести. Это была очень продолжительная и трудоемкая работа. Нужно было обзвонить всех, кто подал заявление на увольнение, опросить их, на основании ответов выбрать из огромного перечня из сорока пунктов верную причину увольнения, заполнить остальные данные отчета и разослать его руководителям магазинов для анализа и работы над ошибками. Неприятность заключалась в том, что никто, кроме руководителя службы персонала, этим отчетом не пользовался и не интересовался.

Однажды приключился забавный случай с отчетом по текучести персонала. Прошлая работница по невнимательности указывала в рассылке неправильные адреса большинства получателей. Ошибка была обнаружена совершенно случайно через полгода. И никто из руководителей даже глазом не моргнул и за все это время не поинтересовался, почему им перестал приходить отчет? Как же они без него могут работать над снижением текучести персонала?

Вот и сегодня Надежда занималась составлением отчета по текучести, работа над которым шла к завершающей стадии. Рыбакова старательно просматривала ответы увольняющихся и ту часть их анкет, где были указаны данные собеседований при приеме на работу, чтобы составить наиболее точную картину об истинных причинах увольнений. Чем дольше Надежда сопоставляла имеющиеся у нее данные, тем она больше укоренялась во мнении, что причина всех увольнений на самом деле одна.

Вот, например, сотрудник при увольнении сообщил, что в компании невозможно заработать, а система мотивации запутанная и непрозрачная. Получается, что причина его увольнения заключается в неудовлетворенности своим финансовым положением. Ведь в компании не созданы условия чтобы сотрудник мог достаточно зарабатывать. «Верно?» — сама себе задала вопрос Надежда. «Так, но не так», — сама же ответила девушка своему внутреннему голосу. В анкете бывшего сотрудника была противоречащая этой версии информация.

Специалист, проводивший собеседование с этим человеком, когда он был еще только кандидатом, указал, что тот замотивирован на деньги и будет делать все, чтобы их заработать. А руководитель этого сотрудника в своих комментариях об увольнении подчиненного написал, что тот ленив и имел низкие результаты продаж. Получается, что специалист ошибся в своей оценке и в качестве причины увольнения нужно указать такой фактор, как ошибка подбора, ведь сотрудник оказался не соответствующим оценке, данной ему рекрутером.

И так было на каждом шагу. Бывшие сотрудники помимо системы мотивации и низкого уровня заработка то и дело жаловались на несоответствие уровня оплаты труда и объема работ, на высокие планы по продажам и наоборот низкий Клиентский трафик, на постоянные вычеты по инвентаризации, постоянные штрафы за любые нарушения, в то время как у конкурентов можно заработать гораздо больше. Но разве продавец — это не волк, которого кормят ноги? Разве в описании вакансии не были указаны должностные обязанности и средний уровень заработка в компании? Разве на собеседовании с каждым индивидуально не поднимались эти вопросы повторно?

Не нравились прежними сотрудникам и, так называемые, гигиенические факторы. Они сообщали, что их не устраивают постоянные переработки, изменившийся график работ, что в магазине нет необходимых бытовых условий и невыносимо душно, а сама работа оказалась физически трудной. Но разве кандидатам не сообщалось о всех этих особенностях, и они не видели этого на собеседовании, проходившем в магазине?

Часто на пост собеседовании люди сообщали о конфликте в коллективе, некорректном поведении руководства, что им не выделялось времени для обучения и развития, чтобы они знали четкие шаги, необходимые для исправления ситуации, угрожающей их положению в компании. Встречались и более простые на первый взгляд причины, когда респонденты говорили, что они не могут больше совмещать работу с учебой или что им, например, надоели конфликтные Клиенты, и они решили сменить сферу деятельности. Но кто, как не специалист по отбору должен определить способность кандидата работать в команде и подчиняться, уровень их самостоятельности, проактивности, стрессоустойчивости и психологической совместимости с предстоящей работой? Почему в анкетах таких сотрудников было черным по белому написано, что все они командные игроки, исполнительны, стрессоустойчивы, проактивны, ориентированы на результат. Почему им воспевались, как оказалось, незаслуженные дифирамбы и они оказались попросту переоцененными кандидатами? Почему все эти вопросы встают уже при увольнении сотрудника, а не в момент принятия решения о его найме?

Обдумывая все эти мысли, Надежда вспомнила одно пост собеседование, которое выделялось на общем фоне. Она проводила его не с обычным сотрудником розницы или офиса, а с одним из директоров. Не часто происходят разговоры с руководителями такого уровня. Но в отличие от остальных, этот разговор дал стажеру дополнительную информацию для ее отчета.

— Спасибо, Федор Афанасьевич, что согласились уделить мне время и ответить на несколько вопросов, — слегка улыбнувшись, начала разговор Надежда. Бывший директор в ответ только кивнул. — В вашем личном деле указано, что причина вашего увольнения из компании — это сокращение должности «ответственный директор». Вы хотите к этому что-то добавить?

— Все верно, в компании упразднили одну управленческую ступень. Что тут еще добавить? — коротко ответил респондент, желая побыстрей завершить беседу.

— Но ведь не всех же уволили, — позволила себе провокационный комментарий Надежда. — Кому-то нашли место, кто-то не захотел занять то место, которое ему предложили, а кому-то вообще ничего не предложили, кроме выходного пособия. Я хотела бы узнать, что в вашем случае произошло и почему?

— А какое это имеет значение? Есть факт — должности больше нет. А то что не всем нашлось подходящее дело в компании — это абсолютно нормально.

— Нормально? Может быть. Только я изучила вашу трудовую историю и вот, что узнала. Когда вы только претендовали на должность ответственного директора, то у вас были прекрасные рекомендации. Результаты подразделения, которым вы руководили, были отличные, управляющий директор отзывался о вас, как о сотруднике ответственном, самостоятельном, ориентированным на результат. Вы успешно прошли собеседование с ведущим специалистом и руководителем отдела персонала, и они дали заключение о том, что вы обладаете аналитическим складом ума, мыслите стратегически, обладаете достаточной гибкостью для поддержки изменений и лидерскими качествами, склоны к развитию подчиненных. Хотелось бы знать, почему же мы теряем такого ценного сотрудника?

— Хотите знать правду?

— Да, хочу.

— Тогда послушайте, что я вам скажу. Быть хорошим управляющим магазином и хорошим ответственным директором — это не одно и тоже. Одно дело добиваться хороших продаж в магазине, где для этого у тебя в распоряжении есть большинство необходимых ресурсов. Совсем другое дело, чтобы территория выполняла планы по продажам без необходимых для этого полномочий и ресурсов. Как магазины могут быть прибыльным, если мы изначально открываем их убыточными, спеша потратить в конце года деньги, выделенные на развитие, чтобы затраты были учтены в уходящем году?! Арендная плата просто конская и арендодатели не готовы уступать в цене. Им проще другого арендатора найти, который согласиться на их условия. А сам рынок очень конкурентный и нас просто не знают. Вот какой магазин приходит на ум, когда вам нужно купить, например, телевизор? Однозначно не наш! Ситуацию могла бы помочь исправить реклама, но у нас ее практически нет. Зачем тратиться на рекламу, если магазины и так убыточные!

— Угу, — Надежда показала, что внимательно слушает.

— Складывается стойкое убеждение, что у нас только ответственному директору должно быть все надо и только он нацелен на результат. Но как только он что-то предлагает, сразу возникает сотни преград и объяснений, почему «нет». Нужно запустить рассрочку, чтобы ответить конкурентам — нет, это не выгодно. Нужно завезти новую группу товаров в магазины — нет товарные остатки будут слишком раздуты. Нужно снизить цены на смартфоны — нет закупочные цены этого не позволяют. Нужно упростить прием товара с приехавшей машиной — снова нет, регламент. Нужно ускорить набор сотрудников — нет это невозможно. У нас даже управляющих магазинами нет, одни администраторы. Да что я бисер…

— Перед свиньями мечете? Продолжайте, я все понимаю.

— Ничего вы не понимаете! Вот ответственных директоров сократили. А почему именно нас? Да, выходит, что мы работу делаем, но видимых результатов нет. Но разве нет еще более бесполезных должностей и целых отделов в компании? Вот подборщики разве нужны? Я начинал работать управляющим магазином, когда не было таких специалистов. И ничего, справлялся. Ведь мы как думали, когда вы только появились? Что качество кандидатов улучшиться, а скорость закрытия вакансий увеличится! А что произошло? Появились новые административные препоны при принятии решения о найме сотрудника, новые регламенты, далекие от жизни розницы. В итоге время на подбор только увеличилось, а качество сотрудников в лучшем случае нисколько не изменилось, а на моей территории в последнее время ниже плинтуса опустилось! Если кого и надо сократить, так это отдел по подбору персонала! В компании от этого ничего не изменится, а эффективность только повысится, — эмоциональный поток не состоявшегося директора закончился.

Надежда понимала, что ее респондент был по-своему прав. И хотя она не работала в компании настолько долго, чтобы судить о том, что изменилось в отборе кандидатов с появлением службы персонала. Но за то время, которое она успела поработать, ей так же не понравилось, как обстоят дела с процессом найма сотрудников. И разговор с некогда перспективным руководителем, а теперь покидавшим компанию неудачником в лице бывшего ответственного директора, только подтвердил ее ощущение. Теперь это был не слабый привкус на губах, а стойкий вкус, дававший ей уверенность, что причина всех бед текучести персонала состояла в неправильном отборе.

Надежда не стала вступать в полемику с когда-то высокопоставленным респондентом, ведь задача пост собеседования состоит не в этом. Но, по ее мнению, и в его случае причиной увольнения была ошибка отбора. Как не каждому хорошему командиру суждено стать хорошим генералом, так и он просто не подходил для более сложной управленческой работы.

В компании и правда было много проблем. Она становилась все больше, рынок менялся, многие регламенты устаревали быстрее, чем их успевали создавать, информация передавалась все медленнее и все с большими искажениями и потерями, рынок сжимался, расходы росли, а партнеры не шли на уступки по стоимости аренды, закупочных цен на товары и услуги. И при этом смежные отделы взаимодействовали с отделом продаж из вон рук плохо, взвалив на него все тяготы выполнения планов и игнорируя его интересы. Но кто как не ответственные директора должны были инициировать проекты и с пеной у рта доказывать топ-менеджерам их жизненную необходимость, вместо того чтобы жаловаться на тяжести службы в курилках, барах и на пост собеседовании? Кто как не они должны были искусно вести переговоры с бизнес-партнерами, чтобы добиться взаимовыгодного соглашения, а не соглашаться на условия, кажущиеся при поверхностном знакомстве приемлемыми? К сожалению, респондент Надежды, как она успела убедиться в ходе пост собеседования, просто не обладал нужными качествами и способностями для выполнения новой работы. И он был не одинок в этом смысле. Руководители калибра поменьше болели той же болезнью, поэтому за неспособность управлять результатами своего магазина их и называли не управляющими, а администраторами. И так все ниже по служебной лестнице, как метастазы раковой опухоли, некомпетентность пронизывала компанию.

Теперь Надежда в этом окончательно убедилась и поставила свое заключение в диагнозе текучести персонала — ошибка отбора. Именно эта причина стала основной в ее отчете. Рыбакова набралась смелости и нажала кнопку «отправить» в почтовой программе.

Утром стажера вызвали в кабинет директора. Девушка сразу подумала, что это из-за ее отчета по текучести персонала и фигурировавших в нем выводах. Надежда открыла дверь, перешагнула порог и на привычном месте увидела лицо своей начальницы — Александры Громовой. Даже стол не мог скрыть ее крупное и крепкое телосложение. Таких женщин называют гром бабой. У нее были немного мужские черты лица и походка.

— Присаживайся, — не предложила, а скомандовала директор своей подчиненной. –Ты знаешь, зачем я тебя вызвала?

— Догадывалась, — Надежда почувствовала себя не в своей тарелке. Ей даже показалось, что мурашки пробежались по ее коже.

— Я хочу обсудить твой отчет по текучести персонала. Мне понравилось, как ты подошла к делу, — неожиданно заявила Громова. — Видно, что ты провела серьезную работу по сбору данных, — Надежда в ответ слегка улыбнулась. — Но сам анализ и выводы мне не понятны. Я хочу получить твои комментарии.

— Что именно требует разъяснений?

— Согласно твоим выводам причина увольнения почти семидесяти процентов сотрудников — это ошибка отбора. Меня шокировал такой вывод, но я понимаю, что он сделан исходя из определенной логики. Я хочу ее понять.

— Все просто, — даже как-то нескромно подчеркивая свою «умность» начала Надежда. — Я проанализировала данные первичных собеседований при трудоустройстве тех, кто увольнялся, и то, что они говорили сами о причинах своего увольнения. В большинстве случаев у них были хорошие стартовые данные, но они не справились с рабочими задачами. Поэтому очевидно, что они не обладают необходимыми для их работы характеристиками. Спрашивается, как так получилось? Значит была допущена ошибка при найме, когда они проходили собеседование.

— А как ты думаешь, в чем заключается цель отбора персонала? — поинтересовалась начальница.

На момент этого разговора Надежда прочитала уже не одну книгу, посвященную проведению всевозможных интервью при приеме на работу, массу статей в интернете на эту тему и чувствовала себя настоящим экспертом. К этому нужно было прибавить то, что она считала себя человеком, который очень хорошо «читает» людей. Тогда становится понятно, от куда росли ноги у ее уверенности в вопросах отбора персонала.

— Я бы сказала, что поиск кандидата заканчивается тогда, когда сотрудник справился со своими рабочими задачами. Именно специалист по кадрам должен подобрать такого человека, который сделает свою работу так, что заказчик будет доволен.

— То, есть это фактически наша зона ответственности, я правильно тебя поняла?

— Да, верно.

— Получается, что на эту цель влияет один только специалист по отбору?

— Конечно нет! В работу вовлечены еще сама организация и непосредственный руководитель. Ведь от организации во многом зависит, какой HR бренд распространен о ней на рынке труда как о работодателе, какие ресурсы выделяются на поиск персонала, как выстроена система обучения и мотивации. А от руководителя зависит, как он будет адаптировать новичка и руководить им. Но все равно, специалист по отбору должен найти такого человека, который будет отвечать корпоративной культуре компании и подходить для совместной работы с конкретным руководителем и коллективом.

— Распространенное мнение. Но если честно, то я позвала тебя для другого разговора.

Надежда посмотрела на свою начальницу с удивлением.

— Дело в том, что я приняла решение закрыть направление, которым ты занимаешься. Причины текучести персонала имеет смысл выяснять, когда есть управленческая воля решить эту проблему. А так получается работа ради работы. И при этом очень трудозатратная и дорогостоящая работа. Ведь компания в ближайшее время ничего не планирует менять в работе с персоналом по направлению его удержания. А виновных искать дело не благодарное. И это не все. Сегодня мой последний день работы в компании. Я увольняюсь. И со мной тебе уже не придется проводить пост собеседование, — сказала Александра и попыталась улыбнуться.

— А что же будет со мной? — заволновалась Надежда, понимая, что у нее остались только птичьи права на продолжение работы, ради выполнения которой ее взяли на стажировку, и необходимость в которой неожиданно, но вполне закономерно отпала за ненадобностью.

— Знаешь, когда решение было принято, я сначала хотела расстаться с тобой. Но ознакомившись с твоим отчетом по текучести персонала, я захотела познакомиться с твоей работой поближе. Ты очень напоминаешь мне меня в начале моего пути. Начиная свою карьеру в службе персонала и начитавшись умных книг о методах подбора персонала и статей в интернете, я, как и ты, думала, что моя цель заключается в том, чтобы найти кандидата, который справится с работой, на которую его приглашают. И заказчики с удовольствием поддерживали меня в этом, но только до тех пор, пока отобранные мной специалисты действительно успешно справлялись с отведенным им фронтом работы. Но как только они оступались или еще хуже с треском проваливались, то в мой огород летели камни и били меня очень больно. Только тогда я поняла, что не всесильна. Было бы замечательно, если бы я была крестной феей моих заказчиков и сделала бы всю работу за них. Но вопреки твоим словам, отбор заканчивается не тогда, когда нанятый специалист справляется со своей работой, а как только будет найден человек, отвечающий согласованным с заказчиком требованиями и сам заказчик согласен с оценкой исполнителя. Дальше вступает в игру непосредственный руководитель нового сотрудника и сама компания, от усилий которых зависит реальная производительность сотрудников. И хотя такая позиция может показаться безответственной и противоречащей командной работе, но на самом деле все с точностью наоборот. Ведь команда — это не просто люди, работающие на достижение общей цели, а люди, которые четко знают и выполняют каждый свою зону ответственности.

И правда, как было бы здорово, если бы с помощью отбора персонала можно было бы решить все сложности организации. Если бы нанятые сотрудники справлялись со своей работой без участия руководителей, то необходимость в них просто отпала бы, как рудимент. Возможно, когда-нибудь так и будет. Но пока не появился на свете специалист с супер способностями по поиску, привлечению и оценке, но не кандидатов, а настоящих драгоценных самородков. Хотя, конечно, на ключевые позиции нужно находить именно такие замечательные кадры. Но для тех вакансий, что открываются с завидным постоянством, это невозможно.

Для себя Александра Громова давно выработала понимание, что процесс отбора персонала представляет собой трехступенчатую технологию. И это открытие она сделала не из книг и не на работе.

Александра была одна из тех жен, что любит быть вместе с мужем везде, где это возможно. Поэтому, когда как-то раз ее супруг собирался на любимую рыбалку, то не удивился, что она решила составить ему компанию. И вот пока муж удил рыбу женщина любовалась природой, запахом утра, чистым воздухом и наблюдала за поведением супруга.

И вдруг Александру Громову как осенило. Ведь она такой же рыбак, как и ее муж! Ведь чем она занимается на работе? Да тем же самым — рыбачит, только вместо рыбы она ловит кандидатов и поставляет их повару!

Любой рыбак знает, какую рыбу он хочет поймать: карася, плотву или щуку. От этого зависит, как он подготовится к рыбалке: какие снасти возьмет с собой и на какую приманку будет ловить «зверя». Так и специалист по отбору должен четко определиться с профилем кандидата, чтобы четко понимать, что нужно оценивать и какими инструментами.

А чтобы клев был хорошим нужно найти место, где рыба водится в изобилии и прикормить ее. Так можно получить большой улов крупной рыбы быстрее, пока солнце не поднялось над водой и блики от него не ослепили рыбака. Тем более, что желающих поймать хорошую рыбу много, поэтому, как говориться, кто первый встал, того и сапоги. Эти принципы знает каждый настоящий специалист по отбору кандидатов. Поэтому они заботятся о том, чтобы провести работу по распространению информации о вакансии там, где это будет эффективно.

Далее начинается самое увлекательное для любого рыбака — клев. И хочется поймать каждую рыбу от мала до велика, ведь пока не известно, какая рыба клюет на самом деле. Тоже самое делает и рекрутер. Он продает откликнувшимся на вакансию кандидатам идею работы в компании.

Только бывает и достаточно часто, что сила клева оказывается противоположной качеству пойманной рыбы. И на свое удивление рыбак достает из воды мелкую рыбешку или молодняк, которые ему не нужны. Оценив ее своим зорким взглядом, он отпускает их назад без всяких условий. В отборе персонала аналогом этого этапа является процесс оценки кандидатов, когда нужно из всего многообразия выбрать того, кто действительно отвечает согласованным с заказчиком требованиям.

И даже выражение «на безрыбье и рак щука» справедливо для процесса отбора персонала. Поэтому есть несколько принципиально важных особенностей, которые необходимо учитывать, чтобы рекрутинг не мутировал в подход затыкания дырок. Об этом Александра Громова помнила очень хорошо и на собственном опыте знала, как трудно вести в таких ситуациях переговоры с заказчиком.

Удачная рыбалка была или нет окончательно можно понять, только принеся улов повару. Именно он принимает сырье для приготовления своих кулинарных изысков. Также и в отборе — окончательное решение о кандидате остается за заказчиком.

Все что происходит позже рыбалкой не является. И хотя от качества улова зависит, насколько вкусная получиться еда, но не более того. На кухни царят свои правила и шеф-повар главный творец кулинарных шедевров. И даже не из самого лучшего сырья он может приготовить изысканное блюдо. В бизнесе аналогично.

Разговор коллег подходил к концу.

— Я тоже была такой же наивной и самоуверенной, когда начинала свою карьеру в службе персонала, — глядя прямо в глаза Надежде, сказала Александра Громова. — Мне тоже казалось, что отбирать людей не представляет сложности. Что это другие специалисты не того калибра, а я смогу в миг точно оценить любого кандидата на соответствие должности и найти по истине ценные кадры. И мне твоя логика симпатична. И твой серьезный подход к делу очень нравится. Поэтому прежде, чем уйти из компании, я хочу взять тебя в постоянный штат. Что скажешь?

Так Надежда Рыбакова получила предложение, от которого она не могла отказаться. И на старте ее уже просветила благодетельница, что отбор персонала — это поиск на конкретную вакансию кандидата, способного при правильном руководстве и системе организации труда успешно выполнять свою работу.

При этом есть две основные разновидности отбора, которые имеют существенные отличия между собой: систематический и проектный.

Для закрытия в компании массовых вакансий по должностям, которые, как правило, не требуют специальной долговременной подготовки, используется систематический рекрутинг. К таким массовым должностям обычно относят различный обслуживающий персонал или, как мы его будем называть, рабочие специальности. Систематический рекрутинг характеризуется цикличностью процесса и тем, что происходит на регулярной основе под уже выработанные однажды параметры. Поэтому согласование вакансии происходит достаточно быстро. Основное время уделяется привлечению кандидатов и их оценке.

Если условия жизнедеятельности организации существенно меняются, то и процесс систематического отбора может быть пересмотрен и модифицирован. Часто за таким отбором следует обучение новых сотрудников тем инструментам и технологиям, которые используются в компании. При этом обучение может быть и длительным с точки зрения бизнес-организации, если это экономически оправдано. Так, например, поступают в случае внутреннего кадрового резерва руководителей.

Систематический отбор актуален как для больших, так и маленьких компаний. Даже если в организации редко появляется необходимость нанять, например, грузчика, продавца или другой персонал уровня «рабочий», то все равно подразумевается, что для выполнения своих должностных обязанностей таким работникам упрощенно говоря достаточно рук, ног и головы. Бизнес-процессы достаточно просты, чтобы их можно было освоить и выполнять без специальной подготовки. Закрытием такой вакансии может заниматься как внутренний специалист, так и специализированное агентство, для которого подобный отбор будет носить именно неспециализированный систематический характер. Обычно при работе над закрытием вакансий неспециалистов используются массовые методы, в которых упор делается на этапе привлечения. А этап оценки менее продолжителен, так как и оценивать может быть нечего.

Если в компании требуются найти специалиста в тот или иной отдел, в том числе уже готовых руководителей различного уровня, то к отбору нужно подходить, как к проектной работе. Отличительной особенностью любого проекта является особое внимание этапу подготовительной работы, когда еще до того, как начнется непосредственная работа над вакансией, выделяется существенное время на согласование вакансии, так как любые корректировки в процессе поиска и оценки будут тем труднее, чем меньше времени будет оставаться до закрытия вакансии.

Значительное время уделяется и этапу оценки найденных кандидатов, так как оцениваемые параметры специалистов гораздо сложнее, чем у рабочих специальностей, а цена ошибки при отборе гораздо выше. В профессиональной среде такой тип отбора еще называют «executive recruiting».

Любая организация, если она хочет не просто выживать, а развиваться, преуспевать и быть лидером отрасли, нуждается не только в рабочих и специалистах, но и в уникальных сотрудниках, называемых фиолетовыми белками за их редкость. Это люди, которые обладают таким набором качеств, навыков и опытом, что могут действовать самостоятельно без поддержки и тем более постоянных стимулов со стороны руководства. Они следуют заданным ориентирам, великолепно выполняют свою работу и ведут компанию вперед.

Работа по поиску и привлечению фиолетовых белок также представляет собой уникальный проект. Чтобы найти фиолетовую белку нужно использовать специальные техники, которые часто зашифровывают в термин «headhunting» или «executive search». Так для поиска таких сотрудников обычно не используют размещение информации на традиционных рекрутинговых ресурсах. Их ищут в профессиональных сообществах и напрямую. Если вы смотрели фильм «Рекрут», где герой Аль Почино вербует нового агента FBR прямо за барной стойкой, то вы видели прекрасный художественный пример ловли фиолетовой белки.

Примечательно то, что специальности с одним и тем же названием могут закрываться разным способом, как при помощи систематического рекрутинга, так и проектного. Ведь одно дело найти продавцов в розничный магазин, несколько другое в офис для прямого поиска Клиентов и совсем непохоже, если требуется продавец высокотехнологичного продукта, например, горнодобывающего или медицинского оборудования, для продажи которого потребуется специальное образование. Название вакансии может быть одно, а подход к ее закрытию должен быть разным.

На практике организации могут на регулярной основе требоваться и достаточно квалифицированные и даже узкие специалисты. Например, сети клиник нужны медсестры и врачи по различным направлениям. Но и в этом случае, скорей всего, это временное явление, связанное с активным расширением бизнеса. В противном случае это свидетельствует о наличие в организации других серьезных проблем, которые приводят к высокой текучести персонала. Если это не война, то ситуация требует быстрейшего решения. Это как с тонущем кораблем. Нужно срочно залатать дыру и плыть на ремонт в доки, а не устремляться в открытый океан на встречу штормам и собственной гибели. Поэтому при работе с вакансиями специалистов, которые открываются периодически или массово, но в ограниченный отрезок времени для решения конкретной бизнес задачи, требуется проектный подход.

Бытует мнение, что мало найти грамотного специалиста или подходящего рабочего, что отбор не заканчивается после этого. И хотя успешная работа отобранного сотрудника зависит от качества руководства, но новичка еще нужно адаптировать к новым рабочим условиям. Только это уже не имеет прямого отношения к процессу отбора.

Как известно, адаптация — это процесс знакомства работника с коллективом, содержанием работы, условиями труда и корпоративной культурой организации. Он либо приспособится к ним и в той или иной мере примет их, либо преждевременно уйдет из компании. По этой причине адаптацию часто относят к одному из этапов отбора. Сначала и Рыбакова рассуждала, что она должна не только отобрать нужного сотрудника, но и адаптировать его. На практике адаптацией часто действительно занимаются рекрутеры. Но в этот момент они выступают не в роли специалиста по отбору, а в качестве специалиста по работе с персоналом. То есть это уже совсем другой процесс.

Цель адаптации та же, что и у отбора. Это комплектации штата компании подходящими сотрудниками. Если они не будут адаптироваться и будут уходить, например, в первые шесть месяцев из компании, то можно говорить о том, что отбор работает недостаточно эффективно. Поэтому важно синхронизировать оба процесса. Лишь в этом случае удастся достигнуть общей цели.

Алгоритм отбора персонала, необходимый чтобы закрыть вакансию кандидатом, способным выполнять требуемую работу:

+Согласовать с заказчиком вакансию

+Привлечь потенциально подходящих кандидатов с внешнего рынка труда или внутри компании, продав им идею работы в компании на предлагаемой должности.

+Провести точную оценку кандидатов на соответствие профилю для принятия окончательного решения.

+Провести адаптацию новых сотрудников.

Глава 2. Качества рекрутера. Из чего только сделаны «девочки»

Голосование на одном из интернет ресурсов, посвященному вопросам рекрутинга: «Какое качество рекрутера важнее для успешного выполнения его работы?»

Надежда вошла в помещение отдела персонала бодрым шагом с высоко поднятой головой. Она хотела поскорее взяться за накопившиеся вакансии и ловко разобраться с накопившейся работой, которая никогда не убавлялась, когда вопрос заходил о наборе персонала.

Стол Александры Громовой, которая долгое время руководила работой отдела и так неожиданно ушла из компании, уже пустовал. Поэтому некому было приветливо встретить ее. Тем более, что весь отдел сейчас был занят обсуждением того, что означает увольнение их начальницы и что их ждет в настоящем и будущем. В общем никому и дела не было до столь незначительного события, как зачисления стажера в постоянный штат.

Надежда сначала растерялась, ведь в кабинете для нее не было подготовленного рабочего места. До этого она располагалась на ресепшене рядом с секретарем. Недолго думая, девушка уселась за свободный стол, которым был стол Александры Громовой, чем, наконец, привлекла немое внимание своих коллег. Поймав на себе удивленные взгляды и почувствовав себя наглецом, Рыбакова сделала вид, что ничего не произошло. Руки страшно чесались взяться за работу, но новоиспеченный специалист не знала, за что схватиться. Поэтому она сказала сама себе: «Сегодня просто наблюдай за работой девочек, а вечером поделишься своими впечатлениями».

Поначалу коллеги с опаской посматривали на Надежду. И хотя девушка была уже не совсем новенькой в отделе, но сейчас она заняла с ними одну нишу в организации. А сам факт того, что она наблюдала за их работой, заставлял нервничать. Из-за этого они какое-то время даже разговаривали тише обычного, пока проводили дистанционные собеседования. Но уже через час другой, войдя в обычный рабочий ритм, все забыли о существовании Надежды и погрузились в привычную атмосферу.

Надежда внимательно наблюдала и все фиксировала в своей цепкой памяти. В целом все собеседования проходили типично. С кандидатами созванивались по телефону и после нескольких простых вопросов приглашали на скайп собеседование. Интервью, проводимое дистанционно, содержало типичные вопросы с обеих сторон. И хотя Рыбакова не слышала ответов на них, но ей не трудно было догадаться о тех стандартных ответах, которые получали специалисты от кандидатов.

Правда иногда Надежда не могла себя сдержать и задавала коллегам глупый вопрос: «Как тебе кандидат, подходит?». И чаще получала короткий ответ «нет», чем «да». Но девушка не унималась и продолжала расспрашивать почему. Тогда становилось известно, что кто-то сказал, что ищет работу полегче, кто-то неуправляем, другие не замотивированы, третьи какие-то мутные и все в таком духе.

Так и продолжалось бы до конца рабочего дня, если бы в отдел не вошел директор по маркетингу Виктор Козловский. Он поздоровался с коллективом и важно прошел к одной из девушек, к которой у него был такой же как он сам важный разговор. Коллеги начали диалог.

— Мне нужно как можно быстрее найти хорошую помощницу, — перешел к делу главный маркетолог в офисе.

— Понятно. Заявку уже сделали?

— Нет еще. Сегодня сделаю. Зашел, чтобы предупредить, и вы могли уже начать работу над вакансией.

— Мы без заявки не работаем, — настаивала специалист. — Обязательно укажите в ней свои пожелания, которые предъявляете к кандидату.

— Хорошо, создам вашу заявку! Но я и без нее сейчас могу сказать, что моя помощница должна быть красивой, третий размер груди, до тридцати лет. У нее должно быть высшее образование и опыт работы в маркетинге от двух лет. Она должна знать особенности нашего рынка, владеть дизайнерскими и графическими программами. Обязательно коммуникабельная, нацеленная на результат, самостоятельная и дисциплинированная.

— Поняла. Укажите все это в заявке и не забудьте заполнить остальные поля: обязанности, уровень оплаты труда и тому подобное.

Коллеги распрощались. И как только Виктор Козловский вышел за дверь, девушки в отделе принялись перемывать косточки только что полученному от него запросу.

— Третий-то размер груди ему для чего?

— Это то как раз понятно! — Не двусмысленно улыбнулась рекрутер, которая взаимодействовала с Козловским. — Не понятно, зачем ему вообще помощница? До этого он как-то без нее обходился.

— Так ведь сейчас изменилась структура управления. Теперь он стал заместителем генерального директора по вопросам маркетинга. Поэтому ему и нужна помощница. Большим начальником стал.

— Хорошо, что с третьим размером груди, а не первым, — пошутила одна из девушек.

— Это почему же?

— Будет куда снижать требования, когда не будет подходящих кандидаток!

Надежда тем временем внимательно наблюдала за происходящим. Что-то настораживало ее во всей этой ситуации. И вроде ничего особенного. Запрос как запрос. Хотя было в нем что-то странное.

Рыбакову настораживал сам повод открытия вакансии. Складывалось впечатление, что Виктор Козловский считает будто помощник ему теперь по статусу положен. Реальной производственной необходимости не было видно. И почему кандидатке должно быть до тридцати лет, почему она должна быть красивой, почему это вообще должна быть девушка?

Терзали Надежду и другие сомнения. Она не понимала, как возможно оценить дисциплинированность кандидата? Больше того. Пожалуй, это именно руководитель отдела должен обеспечить условия соблюдения трудового порядка и своих собственных правил. Если он создает атмосферу дисциплины, то подавляющее большинство сотрудников будут ее соблюдать. Если он должным образом не контролирует работу подчиненных, то единицы будут выполнять производственные задания без систематического спроса и ответственности за поручения. Козловскому нужен был именно такой сотрудник или все же обычный, из тех, что проявляют дисциплину тогда, когда ее создает сам руководитель?

Прежде, чем брать вакансию в работу, запрос Козловского явно напрашивался на более детальное прояснение. По мнению Рыбаковой, нужно было договорились о дополнительной встрече, чтобы прояснить эти и другие детали. Брать запрос в работу в таком виде походило на мазохизм. Слишком уж высока была неопределенность, а, следовательно, и риски. Надежда нутром чувствовала, что риски эти наступят и сулят много неприятностей обеим сторонам. Почему же тогда специалист дожидается лишь стандартной заявки на отбор, чтобы взять под козырек работу над вакансией?

И эта ситуация была лишь наглядной иллюстрацией, которая подвела итог под наблюдениями первого дня. С одной стороны, ничего особенного в отделе не происходило. Девушки вели на постоянной основе работу над закрытием функциональных вакансий. При этом они действовали на автопилоте. Заявки принимались в работу без выяснения их актуальности. При этом по некоторым должностям отсутствовали профили должности и кандидата, а сами профили были составлены недостаточно качественно, по мнению Рыбаковой. Во время проведения собеседований рекрутеры преподносили вакансию не интересно, не продавали ее кандидатам. А инструменты для оценки они использовали привычные, но очень странные и не подходящие. Девушки ориентировались на свой опыт и чутье. Если интуиция подсказывала им, что человек ленив, трудно управляем и тому подобное, то они делали незамедлительный вывод, что это неподходящий кандидат и находили тому сотню подтверждений.

И как только Александра Громова позволяла процветать в своем отделе такому безобразию. Надежда была искренне и неприятно удивлена. Уж она бы не позволила сложиться таким традициям в своей команде, наивно рассуждала она. Все девушки в отделе персонала были добрые и хорошие, старательно выполнявшими свою работу так, как они это умели. Но теперь было понятно, почему отдел имел дурную славу и низкую репутацию в компании. Его специалисты не умели правильно взаимодействовать со своими Клиентами: заказчиками и кандидатами. Так и появилось неофициальное и неуважительное название HR службы — хер отдел.

Надежда не знала, но Александра Громова сделала не мало для того, чтобы изменить отдел персонала, чтобы качество его работы говорило само за себя, но, видимо, не достаточно, чтобы превратить отдел персонала в образец для подражания. Она реально задумывалась над тем, чтобы уволить всех специалистов и набрать заново. Возможно, девушки догадывались об этом. В отделе даже начали ходить слухи, что их руководитель лесбиянка и предпочитает работать с мужчинами или женщинами такой же, как она сексуальной ориентации. Объяснялось это тем, что они лучше работают и не уходят в декретный отпуск. Но пока все было с точностью наоборот. Отдел был молодым женским коллективом, в котором постоянно работали одна или две беременных. Они с завидным постоянством сменяли друг друга то уходя, то приходя из декретного отпуска.

Александра Громова знала, что перемены никогда не происходят, как по маслу, если они не связаны с уменьшением объема работ и увеличением заработной платы. Поэтому она так и не решилась поменять специалистов, не быв уверенной, что это позволит достигнуть желанной цели. Но и мириться с происходившим она не желала, поэтому и приняла решение покинуть компанию, найти другую и начать строительство отдела с чистого листа там.

То, что отбор персонала весьма важная функция в любой организации редко кто возражает. Правильные люди на правильных рабочих местах — залог успеха организации. Возможно именно поэтому на отбор возлагаются слишком большие надежды. Заказчики начинают рассчитывать, что отдел персонала своевременно закроет все потребности в качественных сотрудниках, и этого будет достаточно для того, чтобы успешно функционировать и развиваться.

Только не все так просто в деле работы с персоналом, так как пресловутый человеческий фактор никто не отменял. Идеальные кандидаты, конечно водятся на рынке труда, но они настолько редкий вид, что за ними нужно по-настоящему охотиться. Поэтому на всех желающих точно не хватит. Стоит поумерить аппетиты.

В любом случае, какие бы надежды не возлагались на специалистов по отбору персонала и какие бы сложности не возникали в процессе взаимодействия с заказчиками и кандидатами, все эти ситуации предстоит решать именно рекрутерам — в большинстве своем хрупким юным девушкам и взрослым женщинам.

Именно поэтому принцип правильных людей справедлив и для самих специалистов по отбору персонала. При всем при этом порог входа в профессию рекрутера практически отсутствует. Им может стать практически каждый, так как от специалиста фактически не требуется специальных знаний. Проводить собеседования может любой, у кого подвешен язык, и кто может делать умный вид, будто он внимательно слушает собеседника, а потом делиться своими впечатлениями о нем с заказчиком. Складывается ситуация, что это не сложнее, чем дать рецензию на просмотренный фильм. Фактически специального образования не требуется. Не редкость, когда даже к более сложным процедурам оценки, таким как центры оценки, привлекают специалистов без специальной подготовки, как будто они с молоком матери впитали науку оценивать поведение людей.

Безусловно, отбор сотрудников — это строгое соблюдение определенной технологии привлечения и оценки кандидатов, которую нужно в обязательном порядке изучить. Именно этим и занялась Надежда Рыбакова с первых же дней своего профессионального пути. Она накупила разных книг по интересующей ее тематике, но быстро поняла, что обучение профессии не заканчивается их прочтением и длится пока она ей занимается. Иначе наступает профессиональная смерть.

Знание, владение и совершенствование технологии отбора персонала — это своего рода крыша и стены дома. Но чтобы он стоял, ему нужен фундамент — определенный набор качеств. Так как именно недостаточное их развитие является серьезным барьером на пути успешного выполнения своих обязанностей. Это как с рыбаком, который должен не просто уметь ловить рыбу, но и быть терпеливым, чтобы дождаться клева и суметь выждать момент, когда пора подсекать, а если рыба крупная, то быть физически выносливым, чтобы выиграть изнурительную борьбу с потенциальным уловом за выживание.

Прежде всего рекрутер должен быть ориентированным на партнерские отношения с заказчиком. Есть поговорка, что Клиент всегда прав, а ведь руководители, обращающиеся в отдел персонала с запросом на поиск нового сотрудника, это и есть внутренние Клиенты. Такая установка вводит в заблуждение многих специалистов по отбору персонала. На самом деле рекрутер представляют интересы компании, а не отдельного человека с его слабостями и хотелками. Конечно отказывать внутреннему Клиенту в его запросе будет тоже неправильно, но и слепо следовать ему будет не меньшим преступлением перед лицом интересов компании, если они не будут соблюдаться.

Настоящий специалист по отбору должен занимать позицию на равных со своим заказчиком, несмотря на то, что по должности он находится ниже в системе иерархии организации. В момент выполнения своей работы он подчиняется только своему непосредственному руководителю. В тоже время рекрутер не должен уходить в глухую оборону, чтобы не оказаться в осажденном замке. Он не должен быть слепым и глухим хранителем регламентов, который игнорирует интересы заказчика, какими бы глупыми и нелогичными они ему не казались.

Специалист по отбору, занимающий партнерскую позицию, уважает мнение Клиента, но не боится высказывать свое видение решения его вопроса, чтобы сделать запрос более объективным, отвечающим интересам компании, приводя конструктивные альтернативы.

Фактически при партнерских отношениях изначально никто никому ничего не должен. Обязательства появляются уже после достигнутых договоренностей.

Второе важное качество, которым должен обладать каждый специалист по отбору — он должен быть в некоторой степени продавцом. Это задача рекрутера — рассказывать о компании, как о таком работодателе, к которому стоит устроиться на работу, не обманывать, а именно заинтересовывать кандидатов теми преимуществами, которые есть в компании. Если специалист реально считает, что у компании нет преимуществ и не может поэтому их сформулировать, то это серьезный недостаток в его квалификации. В этот момент не обойтись без глубоких знаний компании и должности, на которую подыскивается сотрудник. Но прежде всего, рекрутер по складу ума должен быть продавцом. Лишь в этом случае он будет искать способы продажи вакансии и использовать имеющуюся у него информацию для этого.

Действительно, в отделе персонала, в котором начала свою полноправную работу Надежда Рыбакова, никто из специалистов не мог похвастаться детальными знаниями даже системы мотивации продавцов, принятой в компании. Надежда, которой как новому сотруднику было все любопытно, могла рассказать о ней больше, чем все оставшиеся специалисты вместе взятые. Это было косвенным свидетельством отсутствия в отделе духа продаж.

Продажа вакансии подразумевает такое взаимодействие с кандидатом, как будто бы он уже является сотрудником компании. Доброжелательность, вежливость, ведение контакта от начала до самого конца — необходимые условия успешного взаимодействия с претендентом, каким бы безнадежным он вам не казался.

Понятное дело, что хорошо, когда кандидаты искренне желают работать в вашей компании. Но абсолютно нормально, если они не имеют такого желания и не знакомы с предлагаемой вами должностью и самим работодателем. Кандидаты — это внешние Клиенты. Поэтому они не обязаны хотеть «купить» работу у вас даже, если сами отправили свое резюме на рассмотрение вам. Есть те, кто уже хочет работать у вас. Их обычно называют кандидатами, находящимся в активном поиске. Есть другие, которые еще не выбрали место работы, а иногда и должность. Это люди в пассивном поиске работы, и они часто относятся к предложению о работе относительно прохладно. Третьи могут вообще не находиться в поиске новой работы и поэтому встречают ваше предложение холодно. В любом случае рекрутеру необходимо работать со всеми ими таким образом, чтобы заинтересовать их вашим предложением о работе. Хотя это и не удастся в каждом отдельном случае, но позволит лучше выполнить работу по привлечению и отбору новых сотрудников. Сначала рекрутер выступает в качестве продавца и должен продать идею работы у вас, чтобы потом было из кого выбирать!

И если слухи о лесбиянских наклонностях и желании работать с сотрудниками, в крови которых течет больше мужских гормонов, могли быть выдумкой коллектива, то обязательная стажировка всех рекрутеров в рознице в качестве продавцов было одним из тех нововведений, которое Александра Громова успела анонсировать своим подчиненным. О, что тогда началось! Настоящий пчелиный рой возражений, которые больно жалили, защищая свою зону комфорта, обрушился на начальницу.

Александра так и не успела внедрить свою идею. Надежда тоже знала об этой затее и разделяла ее, в отличие от остальных девушек. Поэтому, заняв должность специалиста по отбору и несмотря на то, что Громова покинула компанию, и никто не принуждал ее к этому, она связалась с одним из директоров магазинов и напросилась к нему на недельную стажировку. Правда некому было провести для нее экзамен, чтобы проконтролировать результаты стажировки и логически завершить этот этап. Поэтому она мысленно вообразила, что сдала тестирование на знание особенностей функциональных вакансий, системы мотивации, обучения, карьерного роста и других важных моментов тех вакансий, над которыми ей предстояло работать на регулярной основе.

Другим очевидным выводом Надежды после ее наблюдений за коллегами было то, что специалист по отбору должен руководствоваться при выборе кандидата только объективной оценкой, а не личными догадками, впечатлениями и прогнозами, основанными на проведенном интервью. Рекрутер не должен покупать кандидата, он должен его оценивать. И словам «нравиться» и «не нравиться» не место в лексиконе профессионального специалиста по отбору. Это не так просто, как может показаться, так как люди по природе своей мыслят категориями обобщений и шаблонов. Именно благодаря этому мы стали вешать ярлыки на все и всех, что позволяет нам быстрее и проще ориентироваться в окружающем мире. Но в момент оценки кандидата рекрутер должен выключать все свои предрассудки и оценивать только реально наблюдаемые характеристики кандидата. Имя этому качеству — объективность.

Злую шутку играет с рекрутерами их часто молодой возраст. Они еще не успели, что называется пожить. Поэтому их оценка происходит сквозь призму в любом случае достаточно узкого опыта. Они не всегда понимают всю сложность трудовых отношений даже в своей компании и особенностей трудового поведения персонала, начиная с адаптации, продолжая руководством и мотивацией, а заканчивая ротацией, но делают такие умозаключения, как будто им все наперед известно, и они повидали все грани трудовых будней во всех рабочих областях.

Надежда Рыбакова за все время видела лишь одного рекрутера, который не нуждался во всех этих качествах, да и любых технологиях отбора персонала. Эта девушка в отличие от остальных вообще не проводила собеседований. Она концентрировала свое внимание на поиске кандидатов и приглашала их на собеседование с непосредственным руководителем. Освободившееся время она использовала на серфинг в интернете и милые разговоры то по телефону и в столовой, где всегда было с кем обсудить последние сплетни и почесать языком. При этом ее результативность была такой же, как у остальных коллег по цеху, качество заметно не изменилось, а нагрузка приятно для нее уменьшилась.

И правда, если вы отбираете элементарные вакансии, например, грузчиков, уборщиц, кассиров или разносчиков пиццы, то особых премудростей в этом деле нет и подойдут практически все кандидаты за редкими исключениями. Ваша задача создать достаточный поток, чтобы своевременно перекрыть потребность в персонале. Но если у организации есть необходимость в более сложных кадрах и особенно в специалистах, то без соблюдения технологии отбора персонала, базирующейся на ключевых качествах, успешному рекрутеру не обойтись. Иначе было бы правильнее сделать так, как говорил на пост собеседовании знакомый нам бывший ответственный директор, и упразднить отдел персонала, оставив в нем ту самую девушку, которая только и умела, что нагонять кандидатов.

Может быть именно качества успешного рекрутера и увидела Александра Громова в Надежде и дала ей шанс проявить себя. Теперь ей предстояла большая работа, чтобы самой понять, а не ошиблась ли ее благодетельница в своем выборе. Надежда в первый же рабочий день насмотрелась на своих коллег достаточно, чтобы решить для себя, что она не будет, как они пародировать работу по отбору персонала. Она хотела стать не просто специалистом. Она решила стать профессионалом своего дела.

Качества специалиста по отбору персонала, способствующие успешному выполнению своей работы: +Занятие при взаимодействии с заказчиком партнерской позиции на равных. +Нацеленность на продажу вакансии кандидату

+Способность быть объективным — отсеять при оценке и принятии решения о дальнейшем сотрудничестве с кандидатом личное впечатление и другие субъективные факторы восприятия и личного опыта.

Глава 3. Согласование вакансии. Из чего только сделаны «мальчики»

Голосование на одном из интернет ресурсов, посвященному вопросам рекрутинга: «Какие сложности чаще всего встречаете вы при взаимодействии с заказчиком?»

Виктор Козловский уже давно ушел из отдела персонала, а рабочий день никак не заканчивался. Надежде уже надоела наблюдать за коллегами. У нее самой чесались руки самостоятельно провести собеседования с кандидатами и показать высший пилотаж в этом деле. Она даже начала фантазировать о том, как все в отделе будут смотреть на нее с открытым ртом, дивясь ее мастерству. Но своих собственных вакансий у девушки еще не было.

Так Надежда, наверно, и умерла бы от скуки, если бы не обратила внимание на то, что компьютер Александры Громовой был включен и всего лишь находился в спящем режиме. Рыбакова разбудила электронного друга. Тот поспешил запросить у нее пароль для входа в систему. Девушка произнесла мысли вслух.

— Вот бы сейчас пароль от компьютера. Я бы тогда поработала немного.

— Да его все в отделе знают, как на пластиковой карте, один два три четыре, — неожиданно подсказали ей то, что обычно просят никому не сообщать.

Рыбакова обрадовалась и ввела цифры на клавиатуре. Пароль подошел и девушка, как это полагается офисному работнику, начала знакомиться с содержанием электронной корпоративной почты, но не своей, а бывшей начальницы. На удивление, там было мало писем. Видимо, Александра Громова аккуратно вела переписку и чистила папки входящих и исходящих сообщений по мере необходимости. Тем не менее Надежда нашла, чем занять свое внимание. На глаза ей попалось любопытное письмо. Тема гласила: «Требования к кандидатам». Автором письма был тот самый ответственный директор, с которым Рыбакова совсем недавно проводило пост интервью.

«Всех приветствую!

Основная рабочая лошадка у нас в компании — это, конечно, продавец-консультант, неофициально носящий в нашей компании гордое имя «менеджер». Остальные должности пока не беру. Для начала давайте определимся с этой важной позицией.

Я вкладываю в понятие «продавец-консультант» своего рода симбиоз человека, который может дать грамотный ответ на задаваемый вопрос, и сотрудника, умеющего переубедить покупателя, продать то, что нужно. Звание «менеджер» подразумевает, что у нас работают такие люди, которые понимают, что на них так же ложится обязанность поддержания работоспособности магазина и его развития, естественно в пределах своей компетенции.

Из этих представлений формируются и соответствующие требования при наборе сотрудников.

Предугадываю, что возможно эти требования покажутся заоблачными, однако спешу заверить, что они выполнимы. Все зависит от приложенных усилий специалистами отдела персонала.

Цель данного письма определить общий знаменатель минимальных требований при взаимодействии розницы и отдела по набору персонала, так как есть подозрение, что у нас разное понимание каким должен быть продавец в нашей компании.

Результатом данной темы я вижу утвержденный обеими сторонами список требований к кандидату. Это повысит качество предоставляемых кадров непосредственно в магазины.

Итак, каким я вижу продавца, подходящего для работы у нас:

Возраст — вопрос деликатный. От восемнадцати лет и до бесконечности, но мы понимаем, что чем старше человек, тем зачастую ему сложнее будет активно работать. Если человек потянет тогда добро пожаловать.

Опыт работы продавцом в цифровой технике желательно не менее года. Он должен общаться с нашей продукцией не на «ВЫ», как к примеру, наши родители, то есть выше среднего пользователя в быту. Однако это не панацея, есть перспективные кадры, которые обладают большим потенциалом, нежели продавец из других сетей, отстоявший в торговом зале год. В конце концов выучить товар можно достаточно быстро. Было бы желание. Поэтому и уровень знания технологии продаж приветствуются любой и рассматриваем без навыков продаж. Но важно, чтобы он умел убеждать.

Готовность к работе по двенадцать часов на ногах в том числе и ночные перестройки.

Человек должен быть не склонен к воровству.

Желание расти. Компания активно развивается, поэтому нам уже сейчас необходимы люди, которые готовы взять на себя дополнительную нагрузку, дабы проявить себя и занять вышестоящую должность.

Ориентация на деньги не в первую очередь. Надо понимать, что деньги — это лишь компенсация затраченных усилий, а не основная цель в работе. Нам не интересны иуды, которые готовы сменить работу, если предложат на тридцать серебряников больше.

Готовность к физическим нагрузкам и дополнительным заданиям не связанными с продажами. Менеджер в компании — это не просто продавец, но и человек, который поддерживает работоспособность магазина и если потребуется помыть пол, поменять лампы, раздать листовки, то кандидат должен быть готов к этому.

Прошу конструктивно высказываться.

Тем, кто дочитал до конца — спасибо, тем, кто понял отдельное благодарю».

Надежда закончила читать и широко улыбнулась. Она раздобыла у коллег профиль кандидата (таблица №4 часть 1 и 2), которым пользовались все в отделе, положила этот документ на стол перед собой и начала сравнивать.

Мысли проносились в голове у Надежды быстрее «Сапсана», мчавшегося из Москвы в Петербург. Профиль на ее взгляд содержал грубые ошибки.

Неправильно допускать неконкретных формулировок, или тогда у заказчика должно быть чёткое понимание, что соответствие кандидата этому критерию будет определяться специалистом и нельзя будет оспорить этот критерий. Ни той ни другой информации в профиле не было. Например, что такое «уверенный компьютерный пользователь»? Что будет считаться «активностью», а что нет? Какие именно товарные группы он должен знать, и насколько глубоко? А некоторые параметры дублировали друг друга. Например, «работа в продажах со схожей ассортиментной группой» и «знание товара», «доброжелательность и отзывчивость» и «Клиентоориентированность». В чем-то профиль из розницы был даже конкретней.

Не было понятно Рыбаковой, зачем была прописана значимость того или иного параметра. Как она считала, профиль кандидата — это всегда минимально допустимый уровень. То есть все пункты, указанные в нем, должны быть обязательными.

Такой профиль служил плодородной почвой для разногласий и конфликтов при взаимодействии с розницей. Не спроста вокруг требований работодателя к кандидатам сложились анекдотические истории, высмеивающие их. Надежда и сама часто улыбалась таким приколам, найденным в интернете. И действительно, часто работодатели и сами не знают, зачем им нужно то или иное требование.

— Забудьте все, чему вас учили в институте. Здесь это не пригодится, — говорят на подобных работах.

— А я не учился в институте.

— Тогда вы нам не подходите: нам нужны люди только с высшим образованием!

Безусловно, как бы не проводился отбор кандидатов, на систематической основе цикл за циклом, или периодически в качестве проекта, а то и вовсе разово, в любом случае нужно нарисовать портрет того специалиста, который должен быть найден. Это называется профилем кандидата. Но важно, чтобы это был не идеальный образ и не средний, а минимально допустимый. Именно поэтому появился термин «подбор», как подбор кандидатов под заранее согласованные параметры.

Если профиля кандидата нет, то поиск сотрудников превращается в поход в магазин за продуктами для другого плохо знакомого нам человека. Представьте себе, что вам сказали купить арбуз, но каким он должен быть не сказали. Представляю вашу растерянность, когда на прилавке вы увидите не один, а сразу несколько похожих и непохожих друг на друга ягод. Но если вам закажут арбуз весом десять килограмм и спелый. То задача не слишком упростится, так как параметры спелости не определены и те признаки, что в вашем понимании будут признаком спелости, могут оказаться поводом чтобы спустить на вас собак, если арбуз окажется не сладким или уже испортившимся. Все потому что вы заранее не согласовали, какими именно признаками должен обязательно обладать предмет плотского удовольствия. Так можно наломать не мало дров прежде, чем будет найден нужный кандидат.

Не лучше и другая ситуация, когда вы становитесь героем сказки про аленький цветочек, в поисках которого чуть было не сгинул навсегда купец. У заказчика может быть запрос на настоящего супергероя голливудских комиксов или не менее героической русской бабы из пословицы, которая и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет. В поисках таких кандидатов в пустую тратятся трудочасы и трудодни специалистов по отбору персонала. Это молодая девушка может в своих фантазиях рисовать идеальный образ принца на белом коне, но тогда она рискует не встретить его и остаться в старых девах. Рекрутер не имеет права так рисковать.

Этот момент не так прост, как может показаться. В управлении персоналом есть псевдоматематическая формула 10—80—10. Согласно этой формуле около десяти процентов сотрудников работают плохо, независимо от качества управления. Еще приблизительно десять процентов работают хорошо даже без участия руководства. Это и есть супергерои. И большая часть, составляющая оставшиеся восемьдесят процентов, работает настолько хорошо, насколько хорошо ими управляют.

При работе над вакансией сразу нужно определиться с тем минимальным уровнем, который устроит заказчика. Для каких-то уникальных вакансий это вполне может и даже должен быть уровень супергероя, например, при закрытии вакансии топ-менеджера или особого специалиста, который будет сам себе руководитель и исполнитель в одном лице. Для массовых вакансий уровня «рабочий» такой уровень явно невозможен, если компания, конечно, не готова предложить специальные супервыгодные условия, позволяющие массово переманить лучшие кадры от конкурентов и общего рынка труда. Чаще всего это должен быть уровень того большинства, что относится к категории «80».

В некоторых особых случаях для массовых вакансий может быть установлен и уровень кандидатов на самой минимальной планке, например, если компании нужно, как командованию красной армии в первое время великой отечественной войны, «пушечное мясо». Этот уровень подходит и для компаний, где отбор происходит в процессе работы, когда это осмысленная стратегия компании. Наглядным примером могут служить сетевые компании и компании, реализующие свою продукцию в поездах пригородных электричек.

Поэтому вопрос о том, что из себя представляют кандидаты, какими минимальными параметрами они должны обладать из тех, что можно достоверно оценить очень важен. Он влияет на всю последующую технологию работы с кандидатами, определяет подходящие инструменты и во многом определяет качество взаимодействия всех заинтересованных лиц.

При этом у заказчика, которым чаще всего является руководитель того или иного подразделение, часто будет иметь место неосознанное желание переложить часть своей ответственности за руководство новыми сотрудниками на рекрутера. Для понимания этого феномена есть еще одна псевдо математическая формула: 20/80. Согласно ей 20% усилий приносят 80% текущего результата, а остальные 80% усилий — оставшиеся 20% текущего результата. Сам процесс достижения результата упрощенно можно представить в виде нескольких последовательных функций: отбор> обучение> руководство. В связи с этим есть две основные стратегии найма персонала.

Первая стратегия заключается в том, чтобы брать на работу сотрудников без опыта работы. Чаще всего такой подход используется на рабочие должности, не требующие специальных знаний, и сочетается с последующим обучением. Для организации такая стратегия оказывается оправданной при массовом наборе, когда вакансия по какой-то конкретной должности бывает систематически открытой в значительном количестве. В случае с рабочими специальностями ситуация будет выглядеть, как 5—15—80. Это означает, что отбор и обучение составят те самые 20% усилий, которые принесут 80% текущего результата.

Вторая стратегия подразумевает прием на работу только при наличии требуемой квалификации и успешного опыта работы на аналогичной должности. Такой подход используют при закрытии вакансий специалистов. Чаще всего данная стратегия используется при проектном отборе специалистов и руководителей. Тогда ситуация меняется на противоположную и будет выглядеть, как 80—10—10. Усилия на отбор возрастают, но больший текущий результат приносят хоть мало затратные, но правильные обучение и руководство, а точнее предоставление сотруднику такой свободы действий и полномочий, чтобы он мог самостоятельно достигать целей организации.

Интересно то, что, несмотря на однозначную разницу подходов, организации постоянно сталкиваются с одними и теми же сложностями в обоих случаях. И новички, не имевшие опыт аналогичной работы, но прошедшие специальное обучение, и профессионалы, имеющие многолетний опыт, подтвержденный записями в трудовой книжке, часто работают не так, как от них ожидают. Причина того может крыться в том, что заказчик нечаянно забывает о своей роли в процессе достижения результата и ожидает, что нанятый сотрудник должен чудесным образом приносить плановые результаты, которые к тому же могут быть выше текущих, то есть тех, что обычно имеет его подразделение.

С этой проблемой столкнулись и в компании, где работала наша героиня. На работу продавцами нанимали персонал как без опыта работы в продажах, так и с опытом. Для всех новичков проводилось обучение по технологии продаж и ассортименту, продающемуся в магазинах. Однако, уже скоро компания обнаруживала, что поголовное большинство новых сотрудников не придерживались стандартов работы с Клиентами, работали не так, как от них ожидалось. Оказывается, что сотрудники без опыта работы не могут освоить и внедрить в свою практику материал с обучения. Но и «профессионалы» с многолетним стажем в продажах действовали не многим лучше и упорно совершали свои любимые ошибки в работе с Клиентами. Получалось, что они и ушли с предыдущего места работы, потому что у них там не получалось успешно торговать.

Что же делать, если даже имеющийся опыт не гарантирует успешной работы сотрудника? Что оценивать в претендентах, чтобы предложить заказчику подходящую кандидатуру, если успешность сотрудника еще зависит от последующего обучения, руководства и модели управления в организации? К сожалению, простого решения не существует. Необходимо комплексное решение. Но какое? Со стороны рекрутеров оно заключается в отборе персонала по компетенциям и согласование подробного профиля с заказчиком, в процессе чего с ним нужно будет договориться о разделении ответственности за отбор, обучение и руководство.

Именно к этой мысли пришла Надежда Рыбакова, целый день наблюдая за коллегами и тем, как они взаимодействуют с заказчиками, а теперь глядя на профиль кандидата и письмо от бывшего ответственного директора с его видением того, какие требования должны предъявляться к должности продавца-консультанта.

К компетенциям Надежда относила устойчивые поведенческие установки, которые обуславливают повторяющиеся модели поведения в различных рабочих ситуациях и позволяющие успешно решать стоящие перед работником задачи. Они влияют на то, как используются имеющиеся знания, умения и навыки в различных ситуациях. Рыбакова придавала им принципиальное значение, так как они во многом предопределяли успешное поведение на работе, то есть компетентность. Фактически компетентность включает в себя компетенции и дополнительно содержит необходимые для успешной рабочей деятельности знания, умения и навыки.

Например, спортсмены, чтобы стать с большей вероятностью успешными, должны обладать такими физическими параметрами, как выносливость, физическая развитость, правильное телосложение, высокая скорость реакции и многими другими. Но не менее важно, чтобы у них были в достаточной степени развиты компетенций: самообладание, нацеленность на результат и другие.

Так же и сотруднику, чтобы хорошо выполнять свою работу, нужно обладать набором параметров, которые влияют на успешное выполнение им своих рабочих обязанностей. К физическим характеристикам, например, продавца можно отнести приятную внешность и разборчивую дикцию, а к компетенциям: ориентацию на Клиента, стрессоустойчивость, нацеленность на результат, самообучаемость. Обладая этими компетенциями, сотрудник с большей вероятностью сможет овладеть необходимым уровнем квалификации и сочетать ее с конкретным поведением на рабочем месте, а значит быть компетентным. Например, продавец будет пользоваться навыками выявления интересов Клиента и презентации таким образом, чтобы убедить его сделать выгодную покупку.

Когда специалисты по отбору понимают, что не обучение и опыт оказывают основное влияние на успешную деятельность сотрудников компании, а в первую очередь компетенции, то им становится понятно, что необходимо менять способы оценки персонала. Интервью на собеседованиях отходят на задний план. Им на смену приходят процедуры для оценки реального поведения кандидатов, так как компетенции и базирующиеся на них профессиональные знания и навыки можно оценить только, наблюдая за поведением людей, а не просто по их словам, о том, как они поступали в тех или иных ситуациях и считают нужным поступать. В любом случае это та самая видимая часть кандидата, которая доступна для оценки, а значит и отбора.

Итак, степень развития компетенций и компетентности можно оценить только с помощью наблюдения за реальным поведением кандидата.

Существует еще целый пласт характеристик кандидатов. Иногда Надежде казалось, что это самые любимые характеристики для «оценки» специалистами по отбору. Наблюдая за ними, складывалось впечатление, что они готовы тратить драгоценное время собеседования на то, чтобы посмаковать характер, особенности личности, честность кандидата, его семейное положение, возраст, пол, в общем все то, что в подавляющем большинстве случаев не имеет значения при оценке работника на соответствие рассматриваемой должности.

Как бы не хотелось работодателю, но пока не придумали методик, которые могли бы достоверно оценить, например, характер кандидата. Например, бесконфликтность. Ведь абсолютно неконфликтных людей не бывает, если, конечно, человек не впал в кому. Черты характера потому и относятся к невидимой части, что их невозможно наблюдать в искусственных условиях. Они проявляются в реальной жизни.

Ценности вообще настолько глубинные структуры личности человека, что он сам зачастую проживает целую жизнь и так не осознает их. Для формулирования ценностей проводятся специальные мероприятия известные под термином «тренинг личностного роста», которому нет места в процессе отбора кандидатов, ведь они пришли не за развитием, а всего лишь устроиться на работу.

Привычки человека, как физиологические, так и психологические тоже в большинстве своем сложно оценить. Поэтому их оценивать нужно только, если это очень важно, как для самой вакансии, так и вакансия является чрезвычайно значимой для компании. Судите сами можно ли определить достоверно злоупотребляет ли кандидат алкоголем или насколько он склонен к воровству?

Кстати, нет абсолютно честных людей. Человек по природе своей вообще существо лживое и вороватое. Вспомните маленьких детей, как просто они обманывают и незаметно забирают себе чужие вещи. Лишь в процессе социальной жизни мы учимся тому, когда это можно делать, а когда лучше не стоит. Но склоны абсолютно все, поэтому если кто-то вам говорит, что он никогда не лжет и не возьмет чужого ни при каких обстоятельствах, то он вас обманывает.

Поэтому уйдет ли кандидат в запой и украдет ли при любой удобной возможности то, что будет плохо лежать, тоже относится к невидимой части для процесса отбора. Единственное, что можно точно узнать, так это был ли кандидат пойман за руку в том момент, когда распивал алкоголь, или выносил с работы товарно-материальные ценности компании. Но тогда в профиле кандидата правильнее так и указать, что у него должны отсутствовать судимости за воровство и он не состоит на учете в наркологическом диспансере.

Но правильнее организовать работу в компании таким образом, чтобы выпивать и воровать на работе было невозможно, а наказание за нарушение было неотвратимым. Если организация не готова на это, то значит ей это не так уж и важно и это необязательный параметр для оценки, поэтому он должен быть исключен. В любом случае решение за вами, а Рыбакова его сделала сразу.

Но больше всего Рыбакову удивляла уверенность ее коллег, что они могут с достаточной точностью определить мотивацию людей. Если бы это явление в психологии было бы настолько простым, как оно описано в популярных теориях Маслоу и Герцберга, то мир стал бы намного более предсказуемым. У каждого из нас есть весь спектр мотивов, которые только могут быть. Сложность в том, что они тесно взаимосвязаны и действуют одновременно, меняясь местами, когда то и дело ведущим в поведении становится то один, то другой мотив. И если сейчас мы хотим пить, потому что нас мучает жажда, то через минуту, когда на полке в магазине перед нами встают в ряд красивые упаковки с разнообразными напитками, мы уже и сами не можем со стопроцентной точностью ответит, почему выбираем тот или иной прохладительный напиток.

Достаточно точно по отношению к мотивации можно определить только одно, насколько сильно кандидат хочет работать именно в вашей компании и именно на этой вакансии. Для этого можно устроить настоящее испытание на прочность. Иногда, когда в очередь к дверям в вашу компанию выстроилась целая толпа высококвалифицированных специалистов, оценка мотивации людей на работу у вас может помочь отсеять лишних, но не более.

Конечно существуют разного рода вопросники и тесты для исследования той же мотивации и характера человека. Но они годятся только для самоанализа и не пригодны для оценки персонала, так как кандидаты склоны говорить о себе социально желаемую информацию. А сыворотку правды им вливать в кровь нельзя. В любом случае эти характеристики человека являются невидимой частью, так как выделить их влияние на его поступки очень трудно порой даже самому человеку.

Тем более не лучше, чем гадание на кофейной гуще, попытка оценить реальность таких рисков, как то, уйдет ли кандидат в декрет, будет ли он часто брать больничный по уходу за ребенком, быстро ли ему надоест предлагаемый функционал, и он ударится в поиски новых впечатлений, как будто работа — это развлечение, будут ли у него конфликты в коллективе и с руководством. И тому подобное. Гадание с помощью ромашки подходит для оценки в подобных случаях не хуже интервью и личного впечатления.

По меньшей мере странным выглядят попытки рекрутеров определить соответствие кандидатов корпоративной культуре компании и совместимость с будущим руководителем. Видимо, они забывают, что люди могут адаптироваться к разным условиям, а руководитель для того и назначен на свою должность, чтобы эффективно руководить разными сотрудниками. Тем более, что подавляющее большинство рекрутеров на самом деле не знают ничего о корпоративной культуре, царящей в других подразделениях компании, и тем более о том, каков на самом деле стиль управления персоналом у того или иного руководителя.

Например, все в отделе знали, что бывшая начальница отдела персонала Александра Громова по природе своей была склонна к так называемой европейской модели устройства организаций. Она искренне считала, что организация должна заботиться о том, чтобы у ее сотрудников были идеальные условия труда. Она мечтала о современном рабочем месте и компьютере под брендом Apple, бесплатном абонементе на посещение фитнес-клуба и других благах цивилизации. Всего этого не было и не могло появиться в компании, где она работала. Иногда она высказывала свое разочарование и недовольство, но после этого шла на свое рабочее место и работала. По большому счету можно сказать, что ко всему можно привыкнуть, особенно если в организации проводится процедура адаптации.

Эти параметры, связанные со свойствами личности кандидатов, и многие другие, как считала Рыбакова, оценить было просто нельзя.

Поэтому профиль кандидата должен включать конкретное описание минимально необходимых для успешного выполнения данной работы видимых физических способностей, компетенций и квалификации претендентов на работу в вашу компанию, при чем только тех, что можно реально оценить в процессе отбора, то есть фактически наблюдать их у человека во внешности или в поведении (таблица №5).

Надежда постоянно повторяла себе, что профессиональный специалист по отбору персонала должен фокусировать свое внимание на оценке именно видимой части параметров кандидатов, подбирая для этого валидные инструменты. Видимая — это значит их можно наблюдать у претендента, а не судить о них на основании ответов на вопросы и рассказ человека о себе, своих качествах и навыках. Иначе отбор превращается из оценки в продажу кандидатом себя. А оценщик не должен подпадать под влияние продажи. Лучше ее совсем исключить, если это не обосновано требованием должности.

Сравнивая профиль кандидата и его портрет, нарисованный в рознице, Надежда нашла себе занятие на следующей день. Она поняла, что созрела к переговорам с заказчиком. Так совпало, что, судя по общему календарю в почтовой программе сотрудников отдела персонала, на завтра была назначена встреча с одним из директоров магазинов как раз по вопросу закрытия вакансий на его магазин. Поэтому Рыбакова набралась наглости и напросилась на встречу с коллегой.

С утра пораньше обе девушки направились в одну из переговорных комнат, забронированных для важного разговора. Там их уже ожидал заказчик.

— Как обстоят дела с укомплектованностью штатов магазинов? — поинтересовалась рекрутер, ответственная за отбор сотрудников на его магазин.

— Плохо. Я хочу пять сотрудников и никак их не дождусь.

— А я хочу более высокую зарплату, квартиру, машину и дачу, — с ехидной ухмылкой отреагировала ответственный специалист.

— Зачем ты мне это рассказываешь? — удивился директор.

— Затем же, чем и ты. Когда-нибудь будет. Я стараюсь!

— Видимо недостаточно стараешься. Уже месяц не можем закрыть вакансии!

— По регламенту вакансия может закрываться до двух месяцев.

— Меня не устраивает такой срок. Персонал нужен вчера! Сотрудники работают на износ и скоро перегорят. Тогда я еще открою несколько вакансий.

— Надо было заниматься удержанием, а не разбазариванием ценных кадров.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 490
печатная A5
от 512