Ridero

Эхо Bookового леса

Роман-надежда


автор книги

ISBN 978-5-4485-6136-8

О книге

О книге

Роман «Эхо Bookового леса» продолжает цикл размышлений о настоящем и будущем, начатый книгой «Bookовый лес», и вместе с тем является самостоятельным произведением., вдохновленным книгами Олдоса Хаксли и Джорджа Оруэлла, Евгения Замятина и Юлии Вознесенской. Действие романа разворачивается в конце XXII — начале XXIII века в Париже и Реймсе, Берлине и Дрездене, Риме и Венеции, Сергиевом Посаде и Вятке, на острове Готланд и Нерли, а также в скиту близ г. Мурмелон-ле-Гран. Героям романа предстоит пройти путь длиной в четверть века и многое пережить, чтобы обрести веру и достоинство, смысл жизни и настоящую любовь. Читателя ожидают неожиданные повороты сюжета, в котором нашлось место детективу и фэнтези, философии и смелым прогнозам, глубоким чувствам и, конечно, надежде. Захватывающая история, которая будет интересна самому широкому кругу читателей. Особенно тем, кто не хочет оказаться в «Bookовом лесу» — новом глобальном Бухенвальде.

Об авторе

Александр Балыбердин

Род. 1967. Протоиерей, член Межсоборного Присутствия Русской Православной Церкви (Комиссия по вопросам взаимотношений Церкви, государства и общества), кандидат исторических наук (монография «Безумие. Хрущевские гонения на Вятской земле», 2006). Лауреат Всероссийского конкурса «Просвещение через книгу» (за книгу «Великорецкая икона святителя Николая», 2008) и конкурса «Вятская книга» (за книгу «Загадки вятских улиц», 2012). Автор поэтических сборников «Предчувствие праздника» (2007), «Вятка — Москва» (2012), «На глубине» (2017), романа «Bookовый лес» (2016), статей в журналах «Православный паломник», «Русская история», «Журнал Московской Патриархии», «Сибирские огни», публикаций на сайте «Православие и мир» и других.

www.pravmir.ru
Guest

Хочу лишь высказать своё удивление по поводу критики "А.К". не будучи любителем полемизировать в т.н. "соцсетях", последний раз наткнулся на такого рода статью, изучая литературную полемику эпохи Ежова. У меня создалось впечатление, что я читал совсем другую книгу. Я читал роман о воображаемом будущем, когд "А.К" читал критику своих идей, в том числе его понимание "Империи". Я не вижу связи между Империей романа о. Александра и Российской Империей, которая увы, канула в Лету. Создается впечатление, что для "А.К." Империя свята сама по себе и любая критика Империи, даже вымышленой, является кощунством. Но империи империя рознь. Не Римская ли империя приказала распять Спасителя а , за тем, мучила и убивала тысячи христиан? Кроме того, ставить на один и тот же уровень понятия "За Веру, Царя и Отечество" с лозунгом "За Родину, за Сталина" является на мой взгляд кощунством т.к. ставится знак равенства между Царём-Помазанником и палачом-диктатором. По поводу Великорецкого, высказывания о. Александра являются предупреждением о том, что может произойти с Кресным ходом в нежеланном будущем если мы потеряем истинный дух Великорецкого а, не критика настоящего.

автор книги
Александр Балыбердин ответил(а) на отзыв Guest
Благодарю Вас за понимание и добрые слова. С уважением, о. Александр
Guest

После прочтения критического отзыва на роман о. Александра «Буковый лес» хочу поздравить автора с реальной Победой! Зашевелились, заворочались под своими колодами «твари», стали выпускать свои ядовитые жала… Когда не хватает аргументов, переходят на личности… Здорово видно наступил автор на им "хвост"… «На воре шапка горит»… Кто ты безымянный А.К.? Мне совсем не понятно, зачем выливать столько грязи на человека, которого любят и ценят очень многие не только как автора этих замечательных книг, но и как прекрасного проповедника и дорогого сердцу Батюшку. Видимо каждый отдает от всего своего сердца то, что имеет: отец Александр – любовь… а критик – к сожалению… Да, к сожалению, есть те, кто просто «нафаршированы» различными пороками, которые и лезут наружу по поводу и без повода… Может этому «знатоку литературы» самому чего-нибудь написать и тогда было бы понятно кто и чего стоит … а не зло завидовать талантам других… Отец Александр, с большим нетерпением ждем Ваших следующих произведений. Крепкого Вам здоровья, творческих успехов! И убедительная просьба, не обращайте внимания на эти жалкие высказывания в Ваш адрес…. С искренним уважением, Надежда Федоровская

Алексей Харин

ВМЕСТО КРИТИКИ — СПЛЕТНИ Об отзыве «Авторитетного критика» Прочёл отзыв на роман «Буковый лес», некоего «Авторитетного Критика» (далее — АК.). Отец Александр не стал указывать автора отзыва, хотя многим уже известно его имя, и статья данного «авторитетного человека» уже обсуждалась среди моих православных знакомых. Отзывом в нормальном смысле слова это, увы, назвать нельзя. И, увы, тяжело самому писать отзыв на подобную статью. Пока просматривал этот опус, так и чувствовал дыхание злобы, ненависти. В порыве якобы «праведного гнева» А.К. пишет, что вступается за Великорецкий крестный ход. Но сначала решает разобраться и с автором и с его книгой. Да, роман отца Александра Балыбердина не идеален. В нём много нужно чего дорабатывать. Тем более, что это первый роман писателя. В первом романе многие герои отчасти получились непроработанными до конца (а чего же ждать от первого романа, да и у классиков порой главные герои бывают блеклыми, например, у Вальтер Скотта). Тут ничего страшного. Есть и иные моменты (о которых писал в своём отзыве). Вместо критики романа, АК переходит «на личности», начиная рассказывать разного рода сплетни про автора, думая, будто это интересно нормальным людям. Приводит и такой пример, уважаемый А.К. — что, мол к отцу Александру Балыбердину никто не подходит на исповедь или за благословением. Как прихожанин храма Иоанна Предтечи в то время, когда в нём был отец Александр Балыбердин, могу засвидетельствовать, что и на исповедь подходили, и благословение просили… И пишущему данные строки отец Александр несколько раз помог в духовном плане. Поражает АК. своими «познаниями» в истории России. Кто и когда пытал и «чудовищно издевался» над Царственными мучениками? Кто под пытками у них вымогал отречение??? Для любого человека, знакомого с историей, данные заявления вызовут усмешку. Автору стоит подучить историю России и уже тогда его рассуждения об Империи будут чего-то значить. А пока даже у студента первого курса они могут так же вызвать снисходительную усмешку… АК набрасывается (в своей губой манере) на отца Александра за «обилие посвящений». Но любой человек знает, что у писателей, поэтов и просто авторов книг (например, учёных) принято писать посвящения. Много посвящений писал Пушкин. Ничего страшного здесь нет. Через посвящения люди пытаются выразить любовь к близким. Просто создаётся впечатление, что чувство любви, благодарности не знакомо АК. А, если знакомо, зачем же ругать человека за выражение любви к другому? Удивляет возмущение АК тем, что отец Александр «посмел сравнить» Пастернака и Пушкина. Сравнивать можно всё — в т.ч. и носорога с Гиппопотамом. Пастернак и Пушкин — новаторы в поэзии. По сути уже Лермонтову нечего было делать в поэзии после Пушкина, но он сотворил чудо. И Пастернаку в этом плане было гораздо сложнее. Пастернак — общепризнанный поэт, придумавший новый стиль. Пастернак идёт от Блока и Некрасова, т.е. от определённой русской традиции. Преемник Пастернака — поэт Андрей Вознесенский. А то, что у него такие корявые рифмы — автор может не читать его. Поэтов очень много, и каждый может найти себе поэта «на вкус и цвет». Не нравится Пастернак — читайте Мандельштама. Что касается упоминания «пельменей» у Пастернака — это от переизбытка счастья. Автор жил в трудные годы. Надеюсь, что АК знает. Ничего предосудительного отец Александр не написал о Велкорецком крестном ходе. В любом явлении есть свои сложности. Есть они и в Великорецком крестном ходе, пусть это и выдающийся праздник. Об одной из проблем и написал. Всё-таки АК стоило критиковать автора конструктивно. От этого выиграл бы и сам АК, и отец Александр, которому нужна серьёзная конструктивная критика, а не переход на личности. Нельзя в связи с этим забывать и слова Иисуса Христа: тогда поймут, что вы — мои, когда между вами будет любовь… Увы… И заканчивая свой отзыв, в качестве приложения выложу стихи Пастернака, коих у ругаемого АК, поэта очень много. Просто АК, видимо, этого не желает замечать. Быть знаменитым некрасиво. Не это подымает ввысь. Не надо заводить архива, Над рукописями трястись. Цель творчества — самоотдача, А не шумиха, не успех. Позорно, ничего не знача, Быть притчей на устах у всех. Но надо жить без самозванства, Так жить, чтобы в конце концов Привлечь к себе любовь пространства, Услышать будущего зов. И надо оставлять пробелы В судьбе, а не среди бумаг, Места и главы жизни целой Отчёркивая на полях. И окунаться в неизвестность, И прятать в ней свои шаги, Как прячется в тумане местность, Когда в ней не видать ни зги. Другие по живому следу Пройдут твой путь за пядью пядь, Но пораженья от победы Ты сам не должен отличать. И должен ни единой долькой Не отступаться от лица, Но быть живым, живым и только, Живым и только до конца. Алексей Харин

0 ответов
Дмитрий Себало (Кемерово)

ВРЕМЯ БЛИЗКО! Христос воскресе! С Праздником Праздников, отче! Мира, радости и милости Божией всем нам! Обязательно напишу более подробный отзыв о Вашем произведении, которое надо вводить в курс русской литературы в современной школе. Мои близкие сейчас читают, все кто прочитал — говорят ничего подобного раньше не читали, эмоции от прочитанного — Вы бы видели! (а мне приятно и за Вас радостно!). Я много читаю, могу сказать, что подобные эмоции у меня возникали последний раз года два назад, после знакомством с творчеством Сергея Козлова (Мытарь, Репетиция Апокалипсиса, 40 дней). Перечитал после «Букового леса» Оруэла — «1984», и понимаю, что молодёжь в обязательном порядке лет так в 13—15 должна эти произведения прочитать и обдумать, Ибо ВРЕМЯ БЛИЗКО… У меня дочки две 14 и 15 — будут читать обязательно, мне интересна их реакция. В «Эхе…» настолько безупречно описан психологический метод подчинения. Изумительно! В этом году я, в своём роде сделал выбор, который сделали герои. Я имею ввиду «работу» в так называемой «КОМАНДЕ». У Вас просто по полочкам и абсолютно до мелочей точно — беседа Софи с ректором (стр. 19—20). Я когда это место читал, у меня было такое ощущение, что Вы присутствовали при разговоре, который состоялся у меня с неким лицом — практически дословно воспроизвели его аргументацию. Да и много другого. А если говорить про аллегорию названия? Это вообще первое было неожиданное такое: ВОТ ЭТО ДА?!! И сколько их было и есть до сих пор? Поэтому, уже с нетерпением ждём третьей книги! Бог в помощь! Дмитрий Себало г. Гурьевск, Кемеровская область

0 ответов
Владимир Лавров

ОБ ОТЗЫВЕ «АВТОРИТЕТНОГО КРИТИКА». Отец Александр Балыбердин заявил «принцип публиковать ВСЕ отклики на роман». С этим демократическим и, на первый взгляд, замечательным принципом я не согласен. Точнее был согласен, но получил и получаю на мою страницу ВКонтакте, на мои книги, статьи и передачи столько хамских, оскорбительных, издевательских, клеветнических, сознательно искажающих правду и примитивных откликов, что стал их просто удалять. Правда, поначалу пытался вступить в дискуссию, однако нарывался на еще большее хамство, на удивительную интеллектуально-нравственную несостоятельность. Поэтому делаю свое дело, и удаляю таких типчиков. Демократическое общение возможно с себе подобными, но не с хамьем. За отзывом «Авторитетного Критика», за такими хамами и клеветниками — темные силы, силы зла. Такие хамы из преисподней черпают свою злобу на тех, кто не такой. Одновременно: именно хамская реакция подтверждает, что в своем сердце автор «Эха…» с Христом пребывает. Хамью Христос ненавистен, а заодно и христиане. «Распни его! Распни его!», — слышится в отзыве «Авторитетного Критика». В. М. Лавров, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН.

0 ответов
Евгений Мусохранов
5

Сужу о прочитанной книге через некоторое время. Если книга вспоминается с теплом и радостью, значит время, потраченное на чтение не прошло даром. Именно таковы книги о. Александра.

Авторитетный Критик

Верный принципу публиковать ВСЕ отклики на роман, представляю читателям отзыв Авторитетного Критика, унизительный по отношению не только к автору книги, но и самому Критику. Именно поэтому я решил не называть его имя. Захочет — сам укажет. Не хочу унижать его этой публикацией. К счастью, этот отзыв не единственный. Если кто-то захочет ему возразить или, наоборот, с ним согласиться — напишите об этом в комментариях. Буду признателен. С уважением к читателям, о. Александр БУНТ ИЗБАЛОВАННОГО БАРЧУКА Один знакомый уж давно меня подзадоривает: напиши да напиши критическую статью на книгу «Буковый лес» протоиерея Александра Балыбердина, ведь он там Великорецкий крестный ход охаивает. «А ты читал эту книгу?» «Нет». «Так откуда же ты знаешь про ахаивание крестного хода?» «Да так, полистал и наткнулся». «Да не хочу я писать! И читать этой книги не хочу! Ну, хочется человеку как-то выразить себя — пусть выражает: всех не накритикуешься!» За Великорецкий крестный ход я обязан вступиться и не в оправдании себя перед Балыбердиным, что являюсь его многолетним участником, а в память тех, у кого мы все учились крестному ходу, кто ценой своего здоровья и даже жизни сохранили нам это бесценное сокровище духовной жизни и подвига наших предков. А заодно, пришлось мне коснуться литературных достоинств романа, и литературных дарований его автора… Тем более, что пока я собирался, Балыбердин с завидной плодовитостью выпустил ещё две книги. В интернете «Буковый лес» оказалось не так просто заполучить: нужно сначала внести определённую плату — и тогда, пожалуйста, скачивай себе на здоровье. «Даром только птички поют,» — говорил наш земляк Шаляпин. И Шаляпин, конечно же, прав, но вот я, например, — не Шаляпин и поэтому мои стихи в свободном доступе. Мне приходилось уже знакомиться с творчеством о. Александра. Первое, что сразу бросается в глаза — это обилие посвящений: маме, папе и т. д. Обилие посвящений всегда свидетельствует о бесталанности и легкомысленности автора. Это аксиома. Автор, истинно талантливый, всегда осознаёт, что талант — это не его собственность и у него нет права распоряжаться им по своему произволу. Поэтому, как можно с лёгкостью написать: «Посвящаю …. маме… папе… тёте и т.д?» — если написанное тобой произведение как бы и не твое? Твоя — только ответственность за свой дар. Чем выше талант, тем больше чувство ответственности. Ответственность для писателя — это крест, притом очень-очень неудобоносимый. Если ты не позиционируешь себя как писатель, зачем тогда браться за писательский труд? Что это за категория такая: «„священник, который пишет“, но не писатель»? Уж не графоман ли? Долг поэта, писателя, именно русского поэта, русского писателя — это распознать и полюбить народную душу, проникнуться духом народным и сохранить его во всей его богодарованной чистоте. Нельзя играться в литературу. Книга — это не буковый лес, это не собрание «буков». Читатель не должен плутать между «буками», выискивая потаённый смысл. Священник Балыбердин, по-видимому, совершенно забыл слова Господа: «Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Еванг. от Иоанна), — если пишет: «…при всей важности слова мысль не может быть его пленницей. Именно поэтому некоторые книги так интересно читать между строк». Нужно уважать читателя, а не морочить ему голову и не отнимать у него время на прочтение своих опусов, тем более, если ты не считаешь себя писателем. Впрочем, балыбердинскому читателю, которого, как мне кажется, Балыбердин просто выдумал, голову не заморочишь, потому что «это думающий человек, который привык „шлёпать собственными мозгами“». У меня читателей со «шлёпающими мозгами» нет; я, думаю, у Пушкина таких тоже нет и не было. Поэтому не могу оценить, насколько счастлив с такими читателями Балыбердин. Александр Балыбердин. Он из барчуков. Потомственный чиновник областного масштаба. Церковная власть им заинтересовалась, разглядев в нём возможную скрепу между Церковью и Властью. И в одночасье невоцерковлённого барчука сделали и священником, и настоятелем крупного прихода, и епархиальным секретарём. Епархиальный секретарь при престарелом больном архиереи — это полновластный хозяин епархии, так сказать: царь и бог. В интерпретации инфантильного сознания это было на уровне: «Это моя песочница!» Вот высказывание в интервью газете «Аргументы и факты» №12 за 2018 год, где Балыбердин весь, как на ладони: «… не надо забывать о себе: когда нас активно призывают служить каким-то идеалам, то чаще всего это является обманом». Без комментариев. Жизнь до поры до времени казалась надёжной и основательной, как у лежачего камня, под который вода не течёт. Но… архиереи не вечны. Пока Балыбердин был секретарём епархии, он почему-то не замечал, что возглавляет организацию и что «ни Порядок, ни Империя, ни Церковь и, вообще, никакая организация не может быть важнее человека, потому что она — не живое существо, и только человек имеет бессмертную душу». Лишившись карьеры, то бишь песочницы, Балыбердин вдруг обнаружил вокруг себя Империю, этакое вселенское зло, которым пронизаны все аспекты человеческой жизни: Церковь, Искусство, Семья, Любовь, Народ, Родина. И это зло вселенское стремится поглотить и раздавить лично его Александра Балыбердина. И некуда спрятаться от Империи. Жизнь превратилась в сплошной Бухенвальд. И «лежачий камень» возопиил. Сюжет «Букового леса» скучен: все эти фокусы с телепортациями стары как сказки об Иване-царевиче и Сером Волке. Впрочем, в русской литературе сюжет — второстепенен. Например: у Тургенева в «Записках охотника» полная бессюжетность, но написаны они простым и ясным русским языком. Но… «Записки» — одно из самых мистических произведений русской литературы. Я читаю Тургенева и не могу начитаться, вернее: не могу надышаться русским духом. Чтение русской классики: Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Есенина и других — это как жажда. Почитаешь, почитаешь, отложишь, а спустя некоторое время опять жаждешь почитать ту же книгу. А иного архи-православного богослова, из современных и «продвинутых», только откроешь — и читать не хочется… В предисловии Балыбердин пишет, что продолжает традицию Замятина, Хаксли, Оруэлла, при этом писателями почитает «Достоевского, Пушкина, Пастернака и т.д.» (Инт. в «АиФ»). Как истинный европеец, Балыбердин глух к русскому языку. Может, для Хаксли и Оруэлла красота и дух русского языка не очень уж и важны, но для русского читателя, воспитанного на русской классике, именно язык произведения является стимулом для прочтения книги. «Буковый лес» такого стимула не предоставляет. Ну, что мне Хаксли, что я Хаксли? — если я читаю Балыбердина? Возьмём Пушкина. Пушкин пережил, перестрадал в себе, в своём сердце судьбы многих народов мира и сделал созвучным иноплеменную красоту русской душе. Вот в такой интерпретации я готов принять и Хаксли. Замятин в этом ряду — это отдельная статья, впрочем, как и более выдающийся в этом плане Андрей Платонов. Эти писатели очень точно передали убийственно-разрушительный дух революции и гражданской войны. Когда народ лишили Бога, тогда он и заговорил по-платоновски. Язык Замятина-Платонова остался в том времени. Их произведения — страшные свидетельства того эксперимента, который был произведён над нашим народом. Ещё раз подчеркну: никаких традиций у этих писателей нет, это историко-лингвистические свидетельства. И уж совсем непонятен представленный Балыбердиным тандем: Пушкин-Пастернак. Надо быть либо человеком абсолютно невежественным в литературе, чтобы рядом с Пушкиным поставить Пастернака, либо ненавидеть русскую литературу вообще. Пастернак: «Осенний лес заволосател» — Пушкин: «Роняет лес багряный свой убор». Чувствуете разницу? Пастернак — один из тех, кто ввёл моду не следовать традициям, для которого преемственность — это не более как подражание, которого нужно сторониться как прокажения. Поэт, в его понимании, — это существо как бы с луны свалившееся, не имеющее ни отца, ни матери и, чем меньше похожее на кого-то, тем лучше и оригинальней. Пастернак — поэт ассоциаций. Притом, в подборе ассоциаций он ничего не стесняется и ничем не брезгует. Он перемешивает разные ассоциации, совершенно не заботясь о их совместительстве. Он может зрительную ассоциацию смешать со вкусовой. Например: «грязь» — «шоколад»: «И грязи рыжий шоколад». Или вот ещё: «Но слякоть месит из лучей //Весну и сонный стук каменьев,// И птичьи крики мнет ручей, //Как лепят пальцами пельмени». Такие фокусы не только не развивают душу читателя, но и ещё наносят удар по психике. Страшное дело: переделка языка, потому что язык — это народ. Если поэт не идёт по традиции, то он идёт против народа, навязывая ему другие нормы языка. Традиции духовны. Долг поэта и писателя: сохранять и развивать традиции, но никак не уничтожать их. Пастернак только в конце жизни стал уважать традиции русской литературы и худо-бедно следовать им. Как уже было замечено выше, главный враг Балыбердина на жизненном пути — это Империя, то есть всё, что шире песочницы — то Империя. Балыбердин в интервью утверждает, что он именно европеец; заодно, до кучи, он и всех русских с какой-то стати произвёл в европейцы, но которые живут на окраине и отстают от подлинных европейцев. Ведь у них там величественный Реймский собор. «Взорвать Реймский собор! Это было сродни тому, чтобы взорвать саму Францию, её историю и культуру». Ну, а с вятскими нечего церемониться. Ротонду им с надтреснутыми колоннами, в которые аборигены суют записочки с примитивными пожеланиями примитивного счастья. Как истинный европеец, он трепещет Империи как чёрт ладана. Он мечется по пространству своей книги, везде натыкаясь на Империю. Он даже не пытается осмыслить: а чем же империя, скажем, гуннов, отличается от Британской Империи? Но, будучи волею судеб всё-таки русским человеком, с чем он внутренне не согласен, он на генетическом уровне понимает, что никуда ему, как русскому человеку, от Империи не деться, и это его, европейца с вятскими корнями, очень не радует. Балыбердин недоумевает, ради чего погибли солдаты Русского экспедиционного Корпуса осенью 1918 года во Франции под Реймсом? ведь Российской империи уже не было как таковой, а царь был уже убит. То есть, умирать за Веру, Царя и Отечество уже не было никакого смысла, но русские солдаты продолжали воевать и погибли… «Империи приходят и уходят, и только душа пребывает вовек. Поэтому душа одного единственного человека ценнее всех Империй. Поэтому душа одного единственного человека ценнее всех Империй. О чём сказано: „Ибо какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит“ Так сказал Христос… … Они остались верными не столько Империи, сколько своей душе, совести и Богу». Империя — не политико-организационное понятие. Суть Империи в её сакральности. Империя пришла в Россию в лице носителя этой сакральности, Софьи Палеолог, как брак Софьи Палеолог с Иоанном III. И Россия стала качественно другой страной. То есть после Византии подлинной Империей является только Российская Империя как носительница сакральной власти, все же остальные территориальные образования ни что иное, как копирование и подражание Византии. Тютчев очень чётко поясняет эту суть Российской империи: «Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить; У ней особенная стать: В Россию можно только верить». Россия — это область Веры. А суть ритуального убийства Царственных мучеников состояла в том, чтобы заставить их под неимоверными пытками предать Империю, отказавшись от её сакральности или передать эту сакральность кому-то другому, может даже, антихристу. Подвиг царственных мучеников состоял именно в том, что они сохранили для нас Империю, несмотря на чудовищные издевательства и пытки. Подвиг Царственных Мучеников в том, что они сохранили за нами право и честь умирать за Веру, Царя и Отечество. И победа в Отечественной войне обусловлена была этим имперским духом: верой в Россию. Даже идя в бой со словами: «За Родину! За Сталина!» Наши деды подспудно верили, что умирают за Веру, Царя и Отечество и потому не боялись смерти. И нынешнее возрождение после подлых предательских 90-х годов возможно благодаря подвигу Царственных Мучеников. И даже эти детки, кемеровские мученики, тоже умерли за Веру, Царя и Отечество. Потому что, повторюсь, умереть за Веру, Царя и Отечество — это право всякого гражданина Империи и, уж, тем более, русского человека, которое сохранили за нами Царственные Мученики. По ходу действия Балыбердин помещает центр Империи в Европу, но собственно Империю как духовное явление он объясняет на примере монотонного шествия крестного хода где-то на окраине цивилизованного мира, на Вятке, где «…семейное паломничество переродилось в тысячеголовое и заорганизованное шествие во главе с первыми лицами региона, в котором верующие выполняли роль статистов, восторженной и послушной массой». «…старое, доброе, почти семейное дело, в основе которого лежали личный подвиг и братская любовь, переродилось в заорганизованный, тысячеголовый марш». В конце концов, крестный ход стал напоминать «огромного тысячеглавого дракона». Отношение к Великорецкому крестному ходу бывшего епархиального секретаря и кандидата исторических наук более, чем своеобразно. Во-первых, зачем делать вид, будто не знаешь, что «старое, доброе, почти семейное дело», совершалось в Российской империи в свете идеалов Веры, Царя и Отечества, когда по пути следования на реку Великую паломникам встречались сотни гостеприимных деревень, где можно было отдохнуть, переночевать. Сейчас на крестном пути уже нет того торжества жизни и гостеприимства. Кое-где лишь торчат полусгнившие брёвна — остатки христианских хозяйств. Современные паломники передвигаются по безлюдной пустыни, где нетрудно заблудиться и тяжело с ночлегом. Я уж не говорю о том, что Великорецкий крестный ход много лет был под строжайшим запретом. Почти тридцать лет прошло со времени официального признания Великорецкого крестного хода. С тех пор количество паломников возросло в сотни раз. Отрадно видеть, как все молятся. И, слава Богу, что Власть сочувственно относится к этому народному шествию. Радоваться надо бы секретарю епархии, хоть и бывшему, этому торжеству Православия. Но… в чём же дело? У крестоносцев особое чутьё на священников. Не обязательно ходить в грязном подряснике, чтоб тебя признали. Можно вообще не идти крестным ходом, а приехать в село Великрецкое чистеньким и опрятным — и к тебе народ пойдёт, если народ духом распознает в тебе священника. Увы, секретарь епархии, царь и бог, а вот не замечался крестоходцами: никто не торопился принять от него благословения, никто не просился к нему на исповедь. И вот такая детская реакция: если вы со мной не играете, то уходите из моей песочницы! Не нужен мне этот ваш крестный ход! Некоторым священникам кажется, что они и только они являются духовным авторитетом. А народ это так — овцы. Но овцы-то ведь словесные! И эти словесные овцы тоже обладает духовным авторитетом, с которым надо считаться. Взять тот же Великорецкий крестный ход. Кто его сохранил? Священники? Но священники не только не ходили «страха ради иудейского», но даже отговаривали и не благословляли (правда, не все), но народ всё равно ходил на Великую реку. Паломники приходили даже с Киева! Именно народ сохранил это удивительное явление духовной жизни в том виде, в каком он сейчас существует. «Там русский дух… там Русью пахнет! И там я был…» (Пушкин) Ну, вот теперь самое время, чтоб высказаться в том духе, что народ надо любить. Нет, я не стану призывать к любви. Потому что ЛЮБОВЬ — это богатырская добродетель, а мы слабы. «Богатыри не мы» (Лермонтов). Вот кто действительно любили народ: Серафим Саровский, Матрона Московская, Александр Суворов, Фёдор Ушаков… Нам не понести этого подвига любви, но в наших силах пожалеть. Хоть немножечко, хоть краешком сердца, но пожалеть, посочувствовать. И кому как ни священнику предоставлена Богом такая возможность!

5 ответов
Показать еще 2 ответа
Guest ответил(а) на отзыв Авторитетный Критик
Люблю русских "империалистов", сам из таких. Главное смешать все вместе: текст, его автора, свои отношения к автору, потом выйти на вселенскую скорбь и поучить правильно жить читателя и автора, объяснить им, неразумным, что и как надо читать, писать и понимать. Да, добавить желчи, личных обид, всемирных заговоров и "кругом враги". С другой стороны, показательный отклик: "Критик" сам на себя рецензию написал (похоже, он из священников, не в упрек о. Александру, но что-то таких, с хоровыми песнями про Мурку или одами Сталину стало заметно больше или "им" сейчас разрешили?). А так вполне ожидаемая реакция продолжателей славянофильской традиции, несколько радикальная, но в русле. Недоумение вызвал только перечень рекомендованных писателей. Совсем не случайно их биографии в школе, особенно у младших школьников, изучаются весьма осторожно. В предложенном "Критиком" варианте рассматривать "наше все" в преломлении историй авторов (начиная от происхождения, заканчивая службами, доходами и, какой кошмар, личной жизни), то кто бы остался в этом списке? Особенно по поводу их преданности воинскому (скорее, офицерскому) девизу.. С другой стороны, заметно, что роман-надежда Александра Балыбердина не оставил "Критика" равнодушным, он даже смог поддержать некоторые идеи автора, развил заявленные образы. Приведу лишь одну цитату: "Сейчас на крестном пути уже нет того торжества жизни и гостеприимства. Кое-где лишь торчат полусгнившие брёвна — остатки христианских хозяйств. Современные паломники передвигаются по безлюдной пустыни, где нетрудно заблудиться и тяжело с ночлегом". Думаю, эти строки могут войти в "цитатники" откликов для следующих изданий романа. Так заканчиваются империи.
Guest ответил(а) на отзыв Авторитетный Критик
«Автор, истинно талантливый, всегда осознаёт, что талант — это не его собственность и у него нет права распоряжаться им по своему произволу» - автор семинаров для писателей Джулия Кэмерон наоборот провозглашает об отношении к таланту как к своему, даже если вы пишите во вдохновении. Ругая «между строк» и потаенный смысл, автор заметки забывает о современном читателе – просмотрщике Рен-тв, уставшего от «врак» на экране, ищущего правды. Любопытствующего. «Жизнь до поры до времени казалась надёжной и основательной, как у лежачего камня, под который вода не течёт. Но… архиереи не вечны….» Думаю, от старого архиерея многое зависело, чтоб церковь не выглядела «организацией», против которой выступает о. Александр Балыбердин.
Guest ответил(а) на отзыв Авторитетный Критик
«Критик» «дорвался». Было бы, наверное, по меньшей мере, наивным предположить, что все отзывы на столь полюбившиеся мной романы о. Александра Балыбердина будут положительными. Каждая книга, любое творчество имеет своих поклонников и противников, полярно противоположные мнения и точки зрения, и это, естественно. Совершенно очевидно, что новые романы отца Александра талантливы и неординарны, а сам автор и все его творчество полюбились многочисленными читателями не только в России, но также в Европе, Скандинавии и даже Америке. Мы-реальные, мы- «непридуманные», настоящие читатели и поклонники! «Отзыв» «Авторитетного критика», вернее сказать, одного хама возмутил меня до глубины души. Я просто заставила себя дочитать до конца этот «бред сумасшедшего». Мне даже показалось, что это не его личное мнение, а просто сбор высказываний, цитат… По-моему, он до того увлекся ядопусканием, что совсем забыл к концу своего повествования, о чем пишет… И чувствуется, что романы, о которых взялся написать, даже сам и не читал. Абсолютно нет никакого желания ему оппонировать. Я хочу сказать ему только одно, что, попытка, очернить романы и оскорбить их автора, а в лице его, и нас, не побоюсь сказать во множественном числе, от лица всех благодарных читателей, ему не удалась. Похоже, что ему давно не давали возможности высказаться публично и вот, как говорится, «дорвался». Но весь «текст» сквозит злобой, личной обидой и завистью. Я не знаю, что за человек, этот «Критик», но такое мог написать, по-моему мнению, только духовно бедный, недалекий человек, с ограниченным мировосприятием, неудачник, невежественный и грубый. И слова «критика» или «противоположность мнений», вероятно, он отождествил с понятиями «хамство» и «оскорбление». Всем духовного и физического здоровья, любви, добра и мира. Христос Воскресе! P.S. Восхищена великодушием и деликатностью отца Александра, который этого хама назвал «Автортетным критиком», неозвучив его подлинное имя... Светлана Михориюс, Нидерланды. 14.04.2018
Инна Южанина

НАЧАЛА ЧИТАТЬ И ОСТАНОВИТЬСЯ УЖЕ НЕ МОГЛА Здравствуйте о. Александр! Вы венчали нас с мужем 7 февраля, и так получилось, что после венчания захотелось познакомиться с Вашими книгами. Давно были о них наслышаны, и вот благодаря «Вятка-Роспечати» удалось их приобрести. Начала читать и остановиться уже не могла. Вторую книгу скачала в электронной версии, хотя обычно предпочитаю листать страницы и потом поставить на полочку. Книги невероятные! Они не отпускают, заставляют ждать продолжения и размышлять самому. Может быть, Вы и есть тот человек из будущего, который так легко перемещается в пространстве и времени? Мне думается, что Ваши книги интересны читателям всех возрастов и, особенно молодым, и еще очень хотелось бы, чтобы их прочитал мой муж. Большое спасибо за Ваш труд! Инна Южанина

0 ответов
Надежда Федоровская

НА ОДНОМ ДЫХАНИИ Уважаемый, отец Александр! С большим удовольствием и на одном дыхании прочитала Ваши обе книги «Буковый лес» и «Эхо Букового леса» (наконец-то выбрала для этого время). Понравилось все, но есть, конечно, вопросы. Например, почему выбрано такое далекое время от настоящего периода?. Хотя, с другой стороны, я понимаю для чего это сделано. Если выбирать между книгами, то мне больше понравилась первая, потому что в ней дано больше жизненных объяснений современной реальности, с которой мы сталкиваемся ежедневно. Для меня этот взгляд на действительность очень важен, он помогает разобраться со многими вещами. Полностью его поддерживаю. После прочтения книг и выяснения сюжетной линии, захотелось снова все перечитать, чтобы еще раз все «переварить» и осознать. Большое спасибо за Ваши произведения. С нетерпением ждем третью часть. С уважением, Надежда Федоровская

0 ответов
Екатерина

ЕСТЬ НАД ЧЕМ ЗАДУМАТЬСЯ Отец Александр! Спаси, Господи, за продолжение романа! Есть над чем задуматься. Особенно, когда замечаешь явления последующего времени в наши дни. Поразили слова на стр. 46: «В нашей жизни почти не осталось любви, а инструкций не счесть». А также слова Элен об аборте — о том, что вместе с ребёнком она «убила себя, а мёртвому уже ничто не в радость». Помоги Вам, Господь! Екатерина

0 ответов

Новости

10 ноября 2017 г. На презентации романа «Эхо Bookового леса» в нашей любимой «Герценке» с благодарностью: директору Надежде Павловне Гурьяновой — за поддержку, Азату Рафикову — за деятельную помощь, Тамаре Рыловой — за замечательные снимки и всем участникам — за интерес к роману и его автору. С уважением, о. Александр

Дорогие читатели! Приглашаю Вас на встречу с романом «Эхо Bookового леса» и его автором, которая состоится в библиотеке имени Альберта Лиханова в четверг 14 декабря в 17.30. Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги и узнать мнение тех, кто уже прочитал роман. Постараюсь, чтобы встреча получилась интересной и полезной. С уважением, о. Александр

Дорогие читатели! Приглашаю Вас на встречу с романом «Эхо Bookового леса» и его автором, которая состоится в библиотеке имени А. С. Пушкина во вторник 19 декабря в 16.30. Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги и узнать мнение тех, кто уже прочитал роман. Постараюсь, чтобы встреча получилась интересной и полезной. С уважением, о. Александр

Приглашаю жителей Нововятского района г. Кирова в воскресенье 17 декабря в 10 часов на встречу с романом «Эхо Bookового леса» и его автором, которая состоится в Воскресной школе при церкви в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница». Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги. Постараюсь, чтобы встреча прошла интересно. С уважением, о. Александр

Приглашаю прихожан Предтеченской церкви в воскресенье 10 декабря в 12 часов на встречу с романом «Эхо Bookового леса» и его автором. Приходите с родными и друзьями. Вход свободный. Жду Ваши вопросы и отклики! На встрече можно будет приобрести книги. Постараюсь, чтобы Вам было интересно. С уважением, о. Александр

Приглашаю прихожан Спасского собора и слушателей Библейско-Богословских курсов на встречи с романом «Эхо Bookового леса» и его автором, которые состоятся в субботу 2 и воскресенье 3 декабря в 12 часов. Вход свободный. Жду Ваши вопросы и отклики! На встрече можно будет приобрести книги. Постараюсь, чтобы встречи прошли интересно. С уважением, о. Александр

Дорогие жители г. Кирово-Чепецка! Приглашаю в воскресенье 26 ноября в 15 часов на встречу с романом «Эхо Bookового леса», которая состоится в Библиотеке имени Дмитрия Сергеевича Лихачева (ул. Ленина, 50). На встрече можно будет приобрести книги. Постараюсь, чтобы встреча прошла интересно. С уважением, о. Александр

Дорогие слобожане! Буду рад встрече с Вами в субботу 25 ноября в 12 часов в Библиотеке имени Александра Грина на главной городской площади. На встрече можно будет приобрести книги и узнать мнение тех, кто уже прочитал роман. Постараюсь, чтобы встреча прошла интересно. С уважением, о. Александр

Дорогие читатели! В субботу 18 ноября в 12 часов буду рад встрече с Вами в Библиотеке «Маяк» по адресу — ул. Горького, 27, первый этаж девятиэтажного дома. Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги и узнать мнение тех, кто уже прочитал роман. Постараюсь, чтобы встреча прошла интересно. С уважением, о. Александр

Долгожданная новость. Мой первый роман «Bookовый лес» вышел в московском издательстве «Алавастр». Счастлив.

Дорогой читатель! Приветствую Вас на официальном сайте романа «Эхо Bookового леса», где Вы можете ближе познакомиться с романом и скачать его в электронном виде (например, с ЛитРес) для чтения на смартфоне, планшете или ноутбуке, а также познакомиться с отзывами читателей и узнать расписание встреч с автором, во время которых Вы можете приобрести книгу в привычном печатном виде. Доброго и интересного Вам чтения! С уважением, автор.

Дорогие читатели! В пятницу 10 ноября в 17 часов буду рад встрече с вами в нашей любимой «Герценке» — Кировской ордена «Почета» государственной универсальной областной научной библиотеке имени А. И. Герцена. Войдя в главное здание, смело поднимайтесь на 3 этаж в Конференцзал. Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги и узнать мнение тех, кто уже прочитал роман. Постараюсь, чтобы встреча прошла интересно и помогла лучше понять творческий замысел автора. До встречи!

Приглашаю прихожан церкви во имя святых мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии — как молодых, так и зрелых, как опытных, так и начинающих, но обязательно думающих и неравнодушных — на встречу с романом «Эхо Bookового леса» и его автором в воскресенье 5 ноября в 16 часов. Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги. Интересно будет услышать мнение о романе тех, кто его прочитал.

Друзья! Приглашаю прихожан Знаменской церкви и тех, кто живет в центральной части города на встречу в Воскресной школе при этом храме в воскресенье 29 октября в 11 часов. Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги. Будет организован сурдоперевод — спасибо настоятелю о. Игорю Шиляеву!

Уважаемые читатели! В воскресенье 22 октября в 12 часов приглашаю Вас на встречу в Воскресной школе Филейской церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги. Буду рад, если прочитавшие роман поделятся своим мнением о нем.

Дорогие читатели! 14 октября (суббота, праздник Покрова Божией Матери) в 15 часов приглашаю вас на встречу в Библиотеке православной культуры «БЛАГОВЕСТ» (ул. Володарского, 120, вблизи перекрестка с улицей Горбачева). Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги. Приглашаю тех, кто прочитал роман, поделиться своим мнением о книге.

Друзья! В воскресенье 8 октября в 12 часов встречаемся в Воскресной школе при Троицкой церкви слободы Макарье (за старым мостом). Это место встречи будет особенно удобна для тех, кто живет в заречной части города Вятки (Кирова). Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги.

Дорогие читатели! Приглашаю Вас на Первую презентацию романа «Эхо Bookового леса», которая состоится в пятницу 22 сентября 2017 года в 17 часов в Кировском экономико-правовом лицее (ул. Казанская, 43, во дворе большого магазина «Глобус»). В ней примет участие наш добрый друг протодиакон Иоанн Дробот, клирик Александро-Невского собора г. Парижа. Вход свободный. На встрече можно будет приобрести книги.

1 сентября 2017. Выслал по почте десять экземпляров романа его первым читателям — «бета ридерам» с просьбой об отзыве — в г. Москву, Кострому, Сергиев Посад, а также в США, Норвегию, Нидерланды и Израиль.

30 августа 2017 В газете «Вятский Епархиальный Вестник» опубликован анонс романа: * * * 14 октября в 15 часов в библиотеке «Благовест» (ул. Володарского, 120) состоится встреча с протоиереем Александром Балыбердиным и его новым романом «Эхо Bookового леса», в преддверии которой мы встретились с автором. — Отец Александр, о чем Ваша новая книга? — О том, что в нашем мире все — люди, поколения, народы и страны связаны между собой. Жизнь состоит из отношений, и в зависимости оттого, что человек полагает в их основу — любовь или нелюбовь, он превращает мир в подобие рая или ада. Не зря говорят, «как аукнется, так и откликнется». Если кратко, то роман «Эхо Bookового леса» именно об этом. Как сказал один мой знакомый, уже прочитавший роман: «Это книга о том, во что способны превратить свою жизнь люди, забывшие о любви». — В предисловии сказано, что он является продолжением первой книги «Bookовый лес» и одновременно самостоятельным произведением. Что в нем нового? — Практически все. Новые главные герои, выбор которых, надеюсь, удивит читателя. События на этот раз развиваются на протяжении четверти века. Не только в Германии и Франции, но также в Италии и Швеции, на острове Готланд, Нерли и, конечно, Вятке. И, наконец, если первая книга заканчивалась гонениями на христиан, то во второй читателя ожидает неожиданный поворот сюжета, в котором, возможно, кто-то увидит параллели с сегодняшним днем. — Получается, что с героями первой книги мы уже не встретимся и так и не узнаем, что с ними произошло? — И встретимся, и узнаем. Только на этот раз они не будут главными героями. Потому что в творчестве нельзя повторяться. К тому же всегда интересно посмотреть на те или иные вопросы глазами других людей. Пусть даже непохожих на тебя. — И какой вопрос стал главным на этот раз? — Вопрос остался прежним — как прожить жизнь, чтобы остаться человеком и не превратиться в подобие машины — расчетливой и успешной, но без собственных мыслей, убеждений и чувств? Или, говоря образным языком романа, как не заблудиться в «Bookовом лесу» — обществе, которое создают современные «книжники» и «фарисеи». — Поэтому Вы назвали это общество «Bookовым лесом» — от английского слова «book» — книга? — Да. Причем, на немецком языке, «буковый лес» звучит не менее емко и выразительно: «Buchenwald» — «Бухенвальд». Поэтому вопрос можно задать и так — как жить, чтобы не оказаться в Бухенвальде, лагере смерти. — Наверное, для этого надо стать верующим? — Да, это важно. Только не забудем, что распявшие Христа книжники и фарисеи, как известно, тоже были верующими. Значит одного только этого недостаточно. — Что же для этого нужно? — Надо, чтобы наша вера была не книжной, а живой. Думаю, именно этого хочет Бог, давая нам пережить те или иные обстоятельства жизни, и при этом все время оставаясь рядом. И еще важно знать, что Бог — не знак, буква или правило, а любящий Отец, и Он там, где Любовь. Поэтому, чтобы не заблудиться в «Bookовом лесу», надо научиться слышать Его голос — голос совести и настоящей Любви. — В первой книге одним из мест, где звучит голос Божий, является скит Всех русских святых близ г. Мурмелон-ле-Гран, где служат потомки нашего земляка священномученика Михаила Тихоницкого. А во второй книге? — К счастью, таких мест немало. Кроме скита, это также Боголюбово и храм Покрова-на-Нерли, Notre-Dame de Paris и кладбище Сен-Женевьев-де-Буа, городок Баньо-Виньони в Италии и остров Готланд, где снимал свои фильмы Андрей Тарковский, и, конечно, наша любимая Вятка. События в книге также происходят в Берлине и Дрездене, Риме и Венеции, Париже и Реймсе, Портсмуте и Эдинбурге, Стокгольме и на острове Форе. Путешествовать всегда интересно. А путешествовать со смыслом интересней вдвойне. — Как правило, смысл книги раскрывает ее название. Первую книгу Вы назвали «роман-предчувствие», вторую — «роман-надежда». На что надежда? — В любом случае, не на организацию. Хотя, помнится, всех нас долгое время учили именно этому — надеяться на государство, партию, предприятие, учреждение. И мы поверили в это, забыв о том, что любая организация — всего лишь социальный механизм, а надеяться можно только на того, у кого есть совесть — на Бога и человека. На них и надежда. — А на Церковь? — Конечно, ведь она — Тело Христово, а также семья, в которой Бог — Отец, а верующие в Него — братья и сестры. Хотя строители «Bookового леса» и стараются превратить Церковь в организацию и только. Но это, как известно, не пройдет. — Как и где можно познакомиться с Вашей книгой? — Пока книга не вышла большим тиражом — в Интернете, а также на встречах с читателями. В том числе в приходах, православных клубах и библиотеках. Приглашайте! Буду рад рассказать вам о ней. — В завершение хотим пожелать интересных встреч и спросить, кого, в первую очередь, по Вашему мнению, эта книга заинтересует? — Надеюсь, что, как и первая книга, роман «Эхо Bookового леса» будет интересен многим. Причем не только верующим, но также и тем, кто пока еще стоит на пороге храма. Особенно неравнодушным и думающим читателям, которые не хотят, что они, их дети и внуки заблудились в «Bookовом лесу» — новом глобальном Бухенвальде.

Хроника работы над романом «Эхо Bookового леса»: 5 ноября 2016 — приступил к работе над рукописью романа 16 февраля 2017 — подготовил первую редакцию романа объемом 306 страниц 28 июня 2017 — начал повторное редактирование романа, работал в Вятке, Москве, Париже, Шеле, Реймсе, Амьене, Сергиевом Посаде. 28 июля 2017 — подготовил вторую редакцию романа объемом 250 страниц 14 августа 2017 — подготовил третью редакцию романа объемом 216 страниц 23 августа 2017 — получил из типографии первые 10 экземпляров романа и раздел их первым читателям (бета-ридерам) для ознакомления и отзывов 28 августа 2017 — с помощью издательской системы RIDERO подготовил и опубликовал роман в виде электронной книги 30 августа — в газете «Вятский Епархиальный Вестник» вышел первый анонс романа

Благодарности

Посвящаю роман «Эхо Bookового леса» любимой супруге Ирине с особой признательностью Джорджу Оруэллу и Олдосу Хаксли, чьи мысли и творчество послужили для автора путеводной звездой
Благодарность этому юниту выражает автор Благодарность этому юниту выражает автор Благодарность этому юниту выражает автор

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно