электронная
Бесплатно
печатная A5
327
18+
Две недели Восьмого марта

Бесплатный фрагмент - Две недели Восьмого марта

Девять Жизней


Объем:
158 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-5148-8
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 327
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Территория Творчества

Группа независимых авторов в Контакте

Все произведения в книге печатаются в авторской редакции.

Все произведения изданы с согласия авторов.

Рисунок для обложки выполнила Дарья Мельниченко.

Эх, бросить бы цепи

Светлана Королева

Приехать к морю в несезон,

помимо матерьяльных выгод,

имеет тот еще резон,

что это — временный, но выход

за скобки года, из ворот

тюрьмы. Посмеиваясь криво,

пусть Время взяток не берет —

Пространство, друг, сребролюбиво!

Орел двугривенника прав,

четыре времени поправ!

И. Бродский

Эх, бросить бы цепи все, с пустыми карманами и с клокочущим сердцем — на море,

Слушать, слушать, слушать, слушать его задумчивые истории.

Пусть шелестит себе, кулаками — волнами бьёт, а в моей душе станет просторнее.

Эх, мчать бы в плацкартном вагоне, стуком колёс вдохновляясь и перекрикивая соседа,

Вывернуть сумки с едой. Есть, распивать чаи. И угощать конфетами всех детей — оглоедов,

Ехать и не спешить, позабыв обо всем, выкинув из головы все запретные «вредно».

Жизнь

Валентина Иванова

Жизнь… Она штука такая сложная…

Катится, словно ком, годы-снег на себя наматывая.

И что нас ждет, предугадать порой невозможно,

Ибо скрыто будущее за стеклом матовым.

Жизнь… Жизнь-ком? Да нет же! Скорее — качели.

То вверх, то вниз и об землю задницей больно.

Но главное — оттолкнуться и вот уже снова вверх взлетели,

Примеряя на себя всё новые и новые роли.

Жизнь… Жизнь-качели? Помилуйте! Это рулетка!

И холостой выстрел — это твой шанс вынырнуть из личного омута.

Сломать прутья собственной золотой клетки

И уйти прочь, оставляя после себя чаши расколотые.

Жизнь… Жизнь-рулетка? Откуда такая депрессия?

Жизнь — это первые шаги ребенка и счастливые глаза мамы.

Это вечер у костра, с друзьями, с песнями.

И даже когда больно, сквозь зубы: «я смогу» — упрямо.

Жизнь… Ком, качели, рулетка… Зачем же так кардинально?

Живите здесь и сейчас — завтра может не наступить. Всё просто.

Жизнь — это остров, на который нас погостить позвали.

Оставили на песке следы и обратно — наверх, к звездам.

Пригласила на чай одиночество

Виктория Ерух

Пригласила на чай одиночество,

Чтобы с ним говорить до утра

О моментах, которые хочется

Мне из мыслей стереть навсегда.

Очень хочется, но не получится,

Как-бы я не старалась стереть…

Но однажды, я словно лазутчица

Выйду в мир, разорвав эту сеть.

Гамлет какой-то

Наталия Варская

Я просто Гамлет какой-то: пить или не пить, любить или не любить. Дилемма на дилемме. Живут же люди без проблемы выбора. Вот приятель мой, Гера Потапов, вообще не парится: жена, две «долгоиграющие» любовницы и так, по мелочи. Встречаемся с Геркой часто: то на рыбалку едем, то в кабаке посидим, а то даже и в театр. Я за ним наблюдаю с большим интересом. Он виртуоз! В сауне, например, сидит с ним рядом одна из постоянных любовниц. Слышу Геркин заливистый свист:

— Потерпи, радость моя. Ну не могу я больную жену бросить. Секса у меня с Катериной давно нет, с тех пор, как с тобой встретился. Да и нельзя ей, совсем плоха.

Видел я Катерину буквально на днях: энергичная, счастливая, кровь с молоком, она совсем не была похожа на умирающую, которой секса нельзя. Смотрю в сауне на Татьяну, вижу, она Герке верит. А ведь они вместе уже 6 лет. Звонит телефон, он отвечает:

— Позже перезвоню, я на совещании.

Танька думает, что это жена, а это вторая его постоянная пассия. Сколько же лет они ему верить собираются? А я одну постоянную заиметь не могу. Мне ведь дама не просто для секса нужна. Мать своего ребёнка я вижу интересной личностью, с хорошим воспитанием. Вот и выбираю, выбираю, никак не выберу: то умная, да норовистая, то покладистая, да дура.

Герка предложил в Сочи вдвоем махнуть. В самолёте он телефончик у стюардессы взял. В отеле в первый же день с девицей познакомился. На пляже ещё с одной. Ловкач! Мне тоже девушка досталась, подруга одной из его новых знакомых. Смотрю на неё — ну какая это мать будущего ребенка, если в первый день в койку прыгает. Герка надо мной смеётся:

— Вот заладил — мать-перемать. Отдыхай, Мить, не грузись!

Вернулись в Москву, а через неделю как бомба разорвалась — у Герки ВИЧ обнаружили. Месяц он ходил, как в воду опущенный, не знаю, говорит, как жене сказать.

Я решил, что обязан другу помочь и с Катериной поговорить.

— Катя, мне нужно поговорить с тобой о твоём муже, — начал я со скорбной миной.

— Мить, не старайся, знаю я всё. Спасибо тебе, ты хороший друг. Поэтому, надеюсь, разговор будет между нами. Нет у Геры никакого ВИЧ. Договорилась я с Леонидом Яковлевичем, доктором, чтобы у Герки болезнь нашли.

— Катя, ну это же ни в какие ворота! Он же с моста может сигануть!

— Не сиганет, я его лучше знаю. Надоели его гулянки. Так на самом деле заразу подцепит. Не было у меня другого выхода. И девок своих Таньку и Ленку освободит, наконец. Может замуж, дуры, выйдут.

Так она всё знала! Ну Катерина, зверь-баба! Вот женщины, вот изобретательные стервы! А вообще, почему Катерина стерва? Она за семью борется, за отца своих детей. Это Герка стервец.

— Попугается, подумает, потом доктор скажет, что анализы перепутали. Так бывает.

Всё продумала! Молодец Катерина и мужа своего непутевого любит.

А я всё-таки прав, что ищу одну-единственную. Я уверен, что найду. Герка то Катю нашёл. Настоящая жена и мать. Наверняка после стресса у Герки ума прибавится. Катя сказала, что сегодня он в церковь побежал. Правильно, пусть покается.

И вспомнилась мне известная поговорка: «Огромной силой убежденья владеет жареный петух».

Зимних позёмок итог

Александр Нестеров

Зимних позёмок итог

Снега, сугробов и вьюг,

Солнца и марта восторг

Сбросить унылый недуг.

Посвист весёлых синиц

Будто выводит из снов,

Много улыбчивых лиц,

Песни влюблённых котов.

Александр Нестеров 1.03.2019

Рыбка

Валентина Иванова

Столько уже о любви написано, сказано, что кажется, ничего не придумать нового.

А я возьму и скажу тебе, что люблю, как маленькая гуппи свой аквариум.

Рыбка знает, что навсегда к этим стеклянным стенам привязана, но живет в своем мире зачарованная,

Не видя рассвета, дождя, солнца, не чувствуя ветра, не наслаждаясь закатным заревом.

Но живет же счастливо, маленькая и наивная, хозяин руку протянул, а она виляет хвостиком.

Другой жизни не знает, про океаны не ведает, зато и соперниц не боится — единственная.

И жизнь только ради улыбки его, слов добрых и только вокруг него вращается-проносится.

И в гармонии с собой живет давно уже не своими, а им подаренными мыслями.

И наверное, это и есть настоящая любовь, когда всё ради него — единственного.

Когда гордость молчит, ибо не место ей в царстве аквариума-счастья.

Солнца нет? Да он и есть её солнце, и краски её не поблёкли, не выцвели.

И она для него маленькая рыбка, незаметная, но необходимой, любимой масти.

Сердечко сделав на снегу

Николай Будаев

Сердечко сделав на снегу,

Старушка время коротала.

Палатку вспомнив и тайгу,

Там, где романтика витала.

Где ночи зрели от любви,

На фоне ласковой природы.

Где красотой всегда полны

Шаги чарующей свободы.

Где будоражил до рассвета

Гитары плавный перебор.

Где дым костра в объятьях лета,

Тревожил разум, да и взор.

Автобус молча поджидая,

Несла прохожим позитив.

Клюкой невольно обнажая,

Далёких чувств своих мотив.

02.03.2019

Капелька грусти, дюжина строк

Наталья Шведова

Капелька грусти, дюжина строк,

Рифмы ложатся на белый листок.

Мысли роятся и рвутся наружу,

Не лакирую я их, не утюжу.

Не поливаю сиропом кленовым,

А вынимаю слово за словом.

Мягкие, злые, и грубые даже,

Всё на бумагу в стихах моих ляжет.

Доброе слово и кошке приятно,

Жаль глупым людям оно не понятно.

Слово такая забавная вещь,

Можно им ранить или обжечь.

Можно смеяться, рыдать над словами,

Если они тебе в душу запали.

Просто без цели порою болтать,

В страстном порыве на ушко шептать.

Лживые могут слова быть, прямые,

Резкие, умные, и дорогие.

Крыть можно словом, бросаться, играть.

Можно такого наобещать…

Взять можно слово, дать, и забрать,

Самое главное слово сдержать.

Если добавить крутого словца,

Можно ругнуться им с горяча.

Не придавая значение слову,

Можно убить этим словом любого.

Даже возвысить, польстить, оболгать,

Можно корректно их подбирать.

Есть очень нужные в мире слова,

Каждый найдёт, что то в них для себя.

Если ты хочешь мысль выражать?

Слово свободно, тебе выбирать!

Тает снег

Виктория Ерух

Тает снег, тает лёд, прозвенела капель,

И в природе весне открывается дверь.

Птицы песни поют о тепле и любви

И о том, что прольются на землю дожди.

Ароматы весны мне принёс ветерок,

А из гор потихоньку бежит ручеёк,

Он проснулся от долгого зимнего сна,

Ведь его поутру разбудила весна.

На деревьях уже распускаются почки,

На полях и лугах расцветают цветочки,

Во дворе вновь детишек качают качели,

А коты свою песенку марту запели.

Бедная Лиза

Наталья Швец

«Бедная Лиза» — жертва законов крепостного времени

В 1792 году вышла в свет сентиментальная повесть Николая Карамзина «Бедная Лиза». Спустя 35 лет художник Орест Кипренский написал одноименную картину на сюжет этого произведения. В её основе лежит трагическая история юной крестьянской девушки, которую соблазнил и бросил дворянин. В результате несчастная покончила жизнь самоубийством.

К тому времени, когда Кипренский написал картину «Бедная Лиза», интерес к повести Карамзина несколько поутих. Поэтому по одной из версий, эта работа задумывалась как дань памяти писателю, который за год перед этим ушёл из жизни.

Девушка с цветком в руках

По сюжету Карамзина, после смерти отца бедная крестьянка Лиза вынуждена трудиться не покладая рук, чтобы прокормить себя и мать. Продавая ландыши в Москве, она знакомится с молодым дворянином Эрастом. Вскоре между ними вспыхнули, как кажется влюблённой Лизе, взаимные чувства. Но юноша очень скоро охладел к соблазнённой им девушке и оставил её. Позже Лиза узнаёт, что Эраст собирается жениться на пожилой, богатой вдове. В отчаянии Лиза утопилась в пруду.

Кипренский изобразил прелестную крестьянку с красным бархатцем в руках, который на языке цветов означает верность. Она юная и очень милая. В её прощальном взгляде зритель видит мольбу и тоску, но не укор. В результате полотно заставляет сострадать невинной девушке.

Естественно, публика с восторгом приняла портрет. Более того, многие посчитали, что художник здесь проявил себя большим мастером, чем сам Карамзин. Писатель изобразил героиню сентиментально, а у художника она окутана флёром романтизма. Очень может быть, что работая над картиной, Кипренский вспоминал свою горячо любимую мать, также ставшую жертвой законов крепостного времени.

Семейная история

Историю бедной Лизы художник воспринимал как историю своей семьи. Его мать, крепостную Анну Гаврилову соблазнил и бросил помещик Дьяконов. Она родила сына, который получил имя Орест Копоровский по названию местечка, неподалеку от которого он появился на свет.

Матери будущего художника повезло больше, чем бедной Лизе. После рождения сына помещик выдал девушку замуж за дворового человека Адама Швальбе, а потом и вовсе дал вольную. От Швальбе художник получил своё отчество и всегда почитал его своим отцом. Относительно фамилии «Кипренский» есть несколько версий. Самая распространенная заключается в том, что художник рассказывал о рождении под «звездой любви» и наречении его в честь богини Киприды (Афродиты) — покровительницы влюблённых, отсюда и выбор фамилии.

Один из биографов художника Николай Врангель писал: «Он всегда был мечтателем не только в искусстве, но и в жизни. Даже происхождение его — незаконного сына, — как в романе, предвещает жизнь, полную приключений».

«Русский Вандик»

Маленький Орест был зачислен в Воспитательное училище при Петербургской Академии художеств. Кстати, уже под фамилией Кипренский. Мальчик оказался очень талантлив и его сразу заметили педагоги. За успешные работы его неоднократно награждали медалями. А по окончании образования Орест Адамович получил аттестат I-й степени и шпагу, и был оставлен служить в академии.

Начав рисовать под руководством художника Григория Угрюмова и подражая ему, Кипренский довольно скоро обратился к творчеству Рубенса и Рембрандта. В итоге он создал собственный стиль. Неаполитанские академики, увидев его работы даже отказывались верить в то, что их автор молодой русский художник, а не именитый европейский мастер…

А публика считала его «один из самых лучших портретистов России, когда-либо существовавших, и достойным соперником лучших художников целой Европы». В Италии Кипренского прозвали «Русским Вандиком». И в 1815 году Ореста Кипренского назначают советником Императорской Академии художеств.

Аллегории остались неосуществлёнными

Всё его творчество связано с жанром портрета, в котором Кипренский сумел обновить традиции русского портретного искусства.

При этом не следует забывать, что он был также виртуозным рисовальщиком, который в технике итальянского карандаша и пастели создал образцы высокого графического мастерства. К слову, довольно часто по эмоциональности они превосходят даже его живописные портреты. В этом списке и бытовые типажи «Слепой музыкант», «Калмычка Баяуста», и знаменитая серия карандашных портретов участников Отечественной войны 1812 года, и многие другие работы.

Большое число набросков и свидетельства современников показывают, что художник в свой зрелый период тяготел к созданию большой, как он сам писал президенту Академии художеств Алексею Оленину: «эффектной, или, по-русски сказать, ударистой и волшебной картины». Он очень хотел написать работу в аллегорической форме и изобразить в ней итоги европейской истории и предназначение России.

К великому сожалению, наиболее честолюбивые из живописных аллегорий Кипренского остались неосуществленными. Некоторые и вовсе пропали.

Под остротою зимнего дождя

Marcus Denight

Под остротою зимнего дождя

В сугробах талых спрятались снежинки,

Печные трубы утонули в дымке

В горячности своей не уследя

Что шаг за шагом — сквозь тумана шелк

Всё проступает небо озорное,

Лазурь и синь лишают вновь покоя,

И ветер — словно замер, приумолк.

И капли, будто звонкие слова, —

Звучат, звенят предвешними слезами,

Пылают за дорогами-лесами

Заката красок ярких острова.

И о Тебе я грежу у окна,

И называю вновь Моей Весною,

Храня в душе свечение живое

И верность всем полузабытым снам…

© Marcus Denight

Дитя весны

Анастасия Солдаткина

Под напев февральского канона,

Звон прозрачных копий ледяных,

Потянувшись ленно, полусонно,

Пробудился первенец весны.

В белый мир он смотрит удивлённо

Сквозь ветвей качающихся сеть.

И ладонью ласковой мадонна

Юный март пытается согреть.

Шалунишка скачет по сугробам,

С крыш сметает снежные ковры,

Лакомится солнечным сиропом,

Что лучами льётся во дворы.

Капризуля плачет безутешно,

По карнизу каплями стуча.

Матушка-весна журит конечно

Непоседу-сына сгоряча.

А потом прижмет к себе поближе,

И лелеет нежно сорванца.

Замирает он и тихо дышит

Сладким флёром у её лица.

В том, что он задира и мятежник,

Захмелевший ветер виноват.

Скоро вновь проклюнется подснежник,

Закрывая створки зимних врат.

Небо станет ярче лазурита,

Птичьи трели тоньше, веселей.

Пой же, март! Душа моя открыта

Для твоих безумствующих дней!

Весна нагрянула внезапно

Ольга Бабошкина

Весна нагрянула внезапно,

Приблизясь медленно на старт.

Решив всё сделать поэтапно,

Пустила пред собою март.

Пришёл открыто и степенно.

Не ночью тёмной, светлым днём.

Чтобы проститься непременно,

Красиво с другом февралём.

Март дал ещё на день отсрочку.

Февральской вьюге наказал,

Чтоб вытрясла свою сорочку.

А уж потом и на вокзал.

Умчалась, чтобы на год ровно,

И отдохнула бы сполна.

Там в уголке своём укромном,

Готовясь вновь вступить в права.

И полностью расправив крылья,

Во всей красе придёт она,

(Снимая с плеч своих мантилью),

Любви и нежности — весна.

Сойдёт снежок и будут лужи.

Появится земля черна.

Апрель здесь точно будет нужен,

Трудиться станет до темна.

Потом уже набухнут почки,

И с головой нырнём мы в рай.

Проклюнутся везде листочки,

Мы все поймём — проснулся май.

Весна придёт благоухая.

Вдруг ощутив свою масштабность,

И разноцветием играя,

Всех подбивая на внезапность.

©Ольга Бабошкина

Я падаю в бездну, считая цвета

Светлана Сапронова

Я падаю в бездну, считая цвета,

От красного до бордового,

Я падаю в бездну, опять в никуда

И знаю, там мало нового.

Я падаю, словно с вершины вода,

Пьяным потоком бурлящая,

Я падаю, снова считая года

От первого до настоящего.

Я к вам возвращаюсь, оттает мечта

В предверье чего-то доброго,

Но… Падаю в бездну, считая цвета,

От красного до бордового.

Любовь ушла, чтобы вернуться новой

Екатерина Овчинникова

Любовь ушла, чтобы вернуться новой

Она нашлась, среди толпы людей

До этого бродягой злой, суровой

Металась штурмом взятия крепостей

Она явилась с незнакомым сердцем

И с голосом лаская дюйм души

В замок скрепляли нам ладони черти

Сошлись все точки, дажи типажи

Вернулась, чтобы стать смелей, сильнее

Ещё очаровательней в стихах

Чтобы любить красивей и нежнее

Нести её так свято на плечах

Ведь новая любовь от прикасаний

От поцелуев дрожжь, мечты полет

Не нужно более новых отрицаний

Она пришла и все перенесет

Дай Бог, чтоб никогда не исчезала

У ней всегда особая есть цель

И нихочу, чтобы она страдала

Пусть успокоит гавань колыбель

Не нужно с ней идти на компромисы

Она не терпит, а пришла домой

Мы так нуждались, приоткрыв кулисы

Любовь впустили, стала нам родной…

Писатели и читатели

Наталия Варская

Было это в неизвестно какие времена, в неизвестном государстве, которое населяли поэты и писатели. Имелись, конечно, и другие профессии — иначе жизнь бы остановилась, но писателей и поэтов было очень много. А вот читателей раз-два и обчёлся. За ними, буквально, очереди выстраивались. В библиотеках на полках не книги стояли, а папки с адресами читателей, а в книжных магазинах читатели в креслах сидели в разных отделах, в зависимости от вкуса: Философия, Фантастика, Детектив, Поэзия и так далее. Писатели приходили, выбирали читателя, платили ему деньги и книги свои вручали. Был даже Союз читателей, были читатели — профессионалы. Премии различные были учреждены: лучший читатель романов, лучший читатель поэм, лучший читатель бытовой прозы…

Поэты гонялись за слушателями, чтобы стихи свои почитать, вечера поэзии устраивали, платили гостям щедро и наслаждались, декламируя свои творения. Только чаще всего на эти вечера одни поэты с писателями и являлись. Приходилось друг другу стихи читать. Поэты друг на друга злились, но виду не подавали, даже хвалили чужое творчество, про себя думая:

— Ну зачем ты пишешь? Таким бы хорошим слушателем мог бы быть, а то и читателем!

Иной раз на улице подходит писатель к гражданину и книжку свою ему предлагает вместе с деньгами, а гражданин в ответ свою книжку предъявляет и тоже деньги сует. Нелепая ситуация!

Старые люди рассказывали легенды о том, что были такие времена, когда за стихи и прозу деньги авторам редакции платили, что в библиотеках книжки на полках стояли, а в книжных магазинах книги продавались и за некоторыми очередь была. А ещё раньше, якобы, книги вообще были дефицитом и их еще достать надо было. Ну это уж совсем фантастика! Слушали люди эти байки и думали:

— Вот бы оказаться в том времени! Да только было ли оно?

А потом некоторые из них бежали домой и писали сказки или романы в стиле фэнтези об этих чудесных временах. Писали, относили рукописи в редакцию, платили деньги, забирали тираж и книги друг другу раздаривали, или платили профессиональным читателям. А остальной рабочий люд косился на них и называл тунеядцами да лоботрясами.

Весна

Светлана Степчук

Весны прекрасные шаги,

Красавица-природа дарит,

И зажурчали ручейки,

И все кругом благоухает!

И просыпаясь ото сна,

Капелью серебристой плача,

Деревья будто бы любя,

Дыханием весны судачат!

И солнца теплые лучи,

Играют птичьему веселью,

И вновь домой летят грачи,

Их ждут синички с зыбкой трелью!

И нет прекрасней той поры,

Когда природа оживает,

Даря немного теплоты,

И душу счастьем наполняет!

Вновь оттепель

Станислав Сергиев

Вновь оттепель. Опять летящий снег

Укроет город белым одеялом.

А я стою с наполненным бокалом

В кругу давно наскучивших коллег,

Поддерживаю светскую беседу,

Пустой, слегка шутливый разговор,

И обращаю мысленный свой взор

К местам, куда уж больше не приеду.

Там те, с кем развела меня судьба,

Девчонка милая и парень с кличкой странной,

Клочки незавершённого романа

И вечная с забвением борьба.

Между двух времён…

Алексей-Улитин Леканов-Антон

На земле обожжённой, распятой,

(Гвозди — сотни нейтронных грибов)

Речи старые слышатся клятвой

У немногих людей меж гробов.

Солнце нынче в свинцовой вуали,

От людей оно спрятало взгляд.

Мы, отбросив сомненья, печали,

Выживаем, пройдя через ад!

Пятый ангел вструбил очень громко,

Вся планета погружена в ночь.

Нам из мерзлого пепла позёмка

Не страшна. Можем всё превозмочь!

Помним: молот имея да камень

Можно град возвести на земле.

И судьбы этот страшный экзамен

Мы сдадим назло всякой хуле!

Меж двумя мы живём временами,

(Солнце скрылось на годы в надир)

Но, зубов скрип мешая с делами,

Строим новый, неведомый мир!

3.03.2019

Ты спи…

Сергей Чугуевский

Ты спи… пускай не потревожит,

твой краткий сон ни боль, ни шум,

пускай он силы приумножит,

и отвлечёт от тяжких дум,

которых с ворохом хватает

во власти странной суеты,

что после сна нас настигает,

надев на душу хомуты…

и рвёт на части ритм сердечный,

сбивая слабый метроном,

дабы заставить нас беспечно,

всё отложить… пот"ом… пот"ом…

и одолжить любви немного,

хотя бы капельку, пускай,

пускай хотя бы у порога,

хотя бы малостью за край…

и полетать, парить свободно,

забыв о власти суеты,

решив проблемы, как угодно,

не ощущая пустоты,

вокруг себя, она терзает,

бросая в лапы тяжких дум,

ты спи… пускай не помешает,

ни суета, ни боль, ни шум…

Не оставив ничего взамен

Оксана Чернышова

Не оставив ничего взамен

Почему любовь уходит,

Не оставив ничего взамен,

В сердце раны кровью моет,

Подставляя новую мишень

Почему так грустно на душе,

И печаль как будто просится наружу,

Не ужель не свидимся уже,

Не прозрею на одну минуту?

Почему я пенья птиц не слышу,

И уже не радуюсь весне,

И капель со мною вместе плачет,

Забывая о тебе в безмолвной тишине

Почему я больше не пою,

Голос спрятался на сиплых связках,

Не могу дышать я без Любви,

Без неё не жизнь, а чёрный лист,

Без прекрасных разноцветных красок!

2019 Оксана Чернышова

Мышь

Светлана Королева

— Придушить бы эту вечнонедовольную мышь!

— Кого — кого?

— Да эту гадину, которая сидит в засаде, когда все хорошо. Но, стоит только немного скиснуть настроением, как она несётся, течёт незаметно по венам, будоражит, портит, анализирует, режет разумным холодом и жрет, жрет, жрет…

— Что жрет!?

— Да все… Нервы, силы, эмоции… Процарапывает тропинку к сердцу и, добираясь, вгрызается в него своими острыми равнодушными зубками.. И тогда…

— И тогда… Что?!

— И тогда не сцену выходит великолепный, непревзойденный, освежающий, отрезвляющий главный герой. Соратник и помощник мыши. Буквально её правая рука.

— Сомнение?

— Смотри шире! Ум!

— Ум? Это плохо?!

— А кто говорил, что это плохо? Это скорее… Никак… Да, это по-никаковски.

— Например?

— Ну, например… Знаешь, есть такие шкафы, впихнутые пронырливыми мелочными дельцами посреди невинной улицы? Они ещё варят отвратительный кофе. Даже предлагают несколько вариантов: хочешь латте, хочешь капуччино, хочешь эспрессо, американо… Ваниль, корица, сахар… Вода, молоко, сливки… Вот, вроде есть все, понимаешь?

— Понимаю…

— Неа. Ничего нет. Но одновременно и есть. Есть только жалкая иллюзия кофе, подобие, несуразная жижа с признаками горечи.

А теперь понимаешь всю силу этой мыши? Осознаешь масштаб её действий? Вникаешь в суть последствий?

— Кажется… Это депрессия?

— Да ну! Какая к чертям собачьим депрессия! Депрессия — это состояние души. Малейший, едва уловимый, дождливый, серый, монотонный оттенок. А тут мышь! Ещё и с разумом за руку. Понимаешь?

— Не совсем…

— А я скажу тебе почему не понимаешь! Просто ты, как и большинство двуногих, прошу прощения конечно, но хочется называть все своими именами. Так вот… Практически все подкармливают свою внутреннюю мышь. И, кстати, как бы это абсурдно не звучало — они кормят её положительными эмоциями. Хотя нет. Не так. Они кормят мышь надуманными радостями, фальшивыми ценностями, лживыми улыбками и двуличным позитивом. И мышь растёт, растёт… Как в той сказке: «Не по дням, а по часам…". И разрастается до таких размеров, что стирается грань…

— Какая грань?

— Та грань, которая у более — менее честного с собой человека, разделяет мышь от истины. Или, если хочешь, которая держит прожорливого маленького грызуна в клетке.

Но такая мышка практически безобидна. Можно изредка подкидывать ей кусочки разочарования, слепого счастья, безразличного анализирования… Можно даже проводить опыты…

— Опыты?

— Ну, это потом. И так слишком много слов. Слишком много. А то мышь услышит, обрадуется и начнёт расти с удвоенной силой.

Если друг оказался вдруг

Виктория Ерух

Если друг оказался вдруг,

Человеком лживым, жестоким

Улыбнись, оглянись вокруг,

И с его удались дороги.

В мире много разных людей,

Расставаться порою больно.

Не грусти, просто будь мудрей,

В добрый путь отпускай спокойно.

Весна на Лесной

Наталия Сычкова

Весна на улице моей

Совсем не та, что на центральной.

Вдали от шумных магистралей

Она заметней и нежней.

Вот снег растаял, а под ним

Весенним солнышком любим

Цветок листочки раскрывает,

Спеша, бутончик выпускает.

А рядом оживает лес,

Как весело запели птицы!

Вот жук на дерево полез,

Порхают бабочки-сестрицы.

Всё это рядом- посмотри,

Лишь стоит выйти за порог.

Рождается восторг внутри-

Красив родной наш уголок!

Дай мне тебя

Алекс Орлецкий

Дай мне тебя сейчас,

Чтобы я счастье пил,

И глубиною глаз

В сладком греху топи.

Так прикоснись ко мне,

Чтобы пробила дрожь,

В мой оголённый нерв

Сильный ударил дождь.

Испепели меня

Страстным теплом души.

Крепко позволь обнять

В лунной ночной тиши,

Чтобы от нежных слов

В сердце растаял лёд,

Сбылся из вещих снов

Этот — наоборот.

Стану я увлечён

Только тобой одной.

Солнца явись лучом,

Дай мне тебя весной!

Небо в венах деревьев

Светлана Королева

Небо в венах деревьев:

Тонких, сухих по-стариковски.

Скрипка — душа с оргАном — через край наушников — в уши,

Мне бы хотелось только тебя — только тебя одного слушать,

Тембру — до костей моему — минуты вечера вверив.

И наблюдая, как зажигаются фонари,

Гаснуть самой, перетекая в аморфность скованных обстоятельств,

Парочки, как назло, громко и рядом — в качестве весны-доказательств,

Образом самого из доступных формул счастья — любви.

Руки немеют. Пальцы едва касаются строчек стихотворения,

Ноги — бесцельно по тротуару — надежд — переставляю,

И встревоженным сердцем самые сладкие я мечты сочиняю

До восхитительного, парализующего разум забвения.

Печаль

Зоя Ануфриева

Печаль тиха, в молчаньи крик

Не слышен уху рядом.

А по живому клеветник

Точёной лжи обрядом,

Взмахнув корявеньким ножом

Отсек, не дрогнув, крылья.

Эльфийка в платье дорогом

Поникла от бессилья.

Вид не подаст, замрёт она,

Стоп-кадром на картине,

Кричит лишь белая спина

Со шрамом в середине.

Эльфийской сути бытие

Подернуто забвеньем,

Нет сока в жизненной струе

На древе возрожденья.

Приходит время перемен,

Прикрыть ей нечем спину.

Возьмет нить бус, что до колен, —

На раны перекинуть,

И крылья нежные в печаль

Скрывая от паденья,

Качает — видно, отзвучал

Их трепет, ставший тенью.

Анти этикет

Наталия Варская

Степан ненавидел правила хорошего тона.

— Лицемерие! Враньё! Маскировка! — говорил Степан, когда видел дежурные улыбки, слышал в ответ на свой телефонный звонок:

— Рад тебя слышать, но, прости, сейчас не могу говорить.

Степан будто ждал, чтобы ему сказали:

— Да не лезь ты со своим общением! Достал! Иди ты…

— Я правду люблю! — говорил Степан и всегда высказывался прямо и нелицеприятно:

— Что-то ты, мать, располнела, жрать надо меньше! Что-то ты, братишка, совсем под каблук залез к своей грымзе. Самому-то не тошно?

Из-за этого окружающие считали Степана человеком неприятным и по возможности избегали с ним общения. Избегать старались мирно, без объяснений.

Тогда Степан чуть не подкарауливал бывших друзей и спрашивал в лоб:

— Что это ты меня избегаешь, нос воротишь? Нет, ты объясни, я жду!

Добившись, наконец, грубости в свой адрес, Степан вздыхал с облегчением и говорил сам себе:

— Так я и думал! Нет в мире настоящей дружбы!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 327
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: