Ridero

Чел

Роман


автор книги

ISBN 978-5-4485-0339-9

О книге

О книге

Последнее воскресенье декабря. Следователь по особо важным делам Юлия Линер прибывает на допрос молодого человека, который чудом выжил в состоявшемся накануне теракте. Во дворе больницы Линер обнаруживает природную аномалию: лето посреди зимы, массовые скопления бабочек и птиц… В реанимации природную аномалию дополняет медицинская: фиксируются массовые выздоровления, которые не имеют рационального объяснения, но, очевидно, каким-то образом связаны с выжившим. Слухи об исцелениях собирают вокруг клиники многотысячную толпу больных и увечных. Круговую оборону занимает ОМОН. У Линер появляется информация о готовящемся повторном теракте… История любви выжившего — в прежней жизни оперного певца — и погибшей в теракте девушки-скалолаза — останки которой пропадают в морге при невыясненных обстоятельствах…

Об авторе

Виктор Попов

vk.com/id147911011
Татьяна Черномордова
4

на одном дыхании

Замечательная книга! Прочитана практически безотрывно! Герои до сих пор со мной, не отпускают, в голове прокручиваются их диалоги с достойными стать крылатыми фразами. Постепенно открываясь страница за страницей, штришок за штришком, собираясь из незначительных поначалу фрагментов в сложную мозаику, они станут родными, частью вашей жизни, вы не сможете просто закрыть книгу и забыть о них. Да, сказка, но в до боли знакомых условиях нашей жестокой реальности, с которыми невозможно смириться. Автор - мастер прорисовывать тончайшие детали. Пожелаем ему дальнейших успехов и будем ждать новых книг.

Камила
5

Щемота

Эта книга выхватывает тебя из повседневной жизни с невероятной скоростью. Погружаешься в придуманный Виктором мир с головой и не замечаешь времени. Возвращаешься к повседневности и ловишь каждую свободную минуту, чтоб вернуться обратно, в сказку. А потом, когда роман прочитан, я хожу по городу и встречаю места, где читала на ходу сцены, которые серьезно врезались в память какой-то сердечной щемотой и места эти теперь связаны с эмоциями, которые подарил мне автор. Это дорогого стоит, спасибо.

Маргарита Соколова

Чел и Чарли, уже скучаю по вам!

Достойнейшее произведение! Захватывающий сюжет, остроумные диалоги (то хлестко-жаргонные, то узко профессиональные), щемящая сердце любовь! Я в восторге! Давно не испытывала острой потребности выкроить любую свободную минутку для чтения! легко и непринужденно, благодаря автору, я освоила профессиональную терминологию теории альпинизма, а также вдохновилась на прослушивание классической оперной музыки! Вам кажутся скучными и несовместимыми подобные вещи? Ошибаетесь! Прочитайте книгу!! И вы будете потрясены! Легкий интеллектуальный фантастический роман, достойный экранизации Спилбергом и Кингом!! Браво, Виктор! и СПАСИБО! P.S. Надеюсь на вторую часть!!! В которой больше образов будет раскрыто! И на свет появятся, наконец, загадочные двойняшки.

Alexey Borisov
5

Ну - чтоб не последняя!

Все диаметральные миры этой книги прожиты до последней буквы... Того, свидетелем чего вы станете по прочтении, такой степени доскональности и проработки деталей, вы не увидите пожалуй нигде ... Витя мой однокурсник. В своё время даже отказался от заведования кафедрой философии у себя в Липецке ради поступления во ВГИК. Но и кино его не притянуло. Что и правильно, как мне кажется - потому как человек вот таким вот неожиданным для нас всех, его знающих, образом раскрывается. Первую его книгу - "Нет", к сожалению ещё не прочёл, так-что для меня лично эта книга стала Витиным дебютом. - На мой взгляд, весьма и весьма удачным. Хотя даже - почему же "не притянуло"? - Очень кинематографично - в наилучшем смысле. Срезюмирую дословно так, как на других ресурсах отзывался: не могу не похвастаться тем именно, что книгу эту мой однокурсник написал. Но и смею заверить, что сей факт не стал определяющим для впечатления от книги. Книга впечатлила сама по себе.

Dasha Makhortova
5

О, дивный мир

Ковёр из бабочек, невиданные птицы, тюльпаны во дворе городской больницы среди зимы, толпы страдающих и верящих в чудо людей - мир всепоглощающей любови Виктора Попова. Итальянская оперная музыка, магнезия на разбитых пальцах юной Джульетты и человечный ОМОН - слушайте, да вас обязательно захватит! Виктор очень поэтичен, книга написана образно, но не перегруженно. Особенно рекомендую представить себе вживую бабушку главного героя - приму-балерину, поглащающую шоколад, во имя самой большой любви, которой у неё и не было. Образы, молодость, современные реалии - лично мне хватило всего. Поздравляю автора с достойной работой.

Новости

Цитаты: «Челу кажется, что Чарли плачет, что между ними нет полного зала, а она совсем рядом — ближе чем на расстоянии вытянутой руки, но чуть дальше губ — что влажный блеск ее глаз заметен каждому, что зрители не разделяют их, а находятся вокруг, что ему хочется быть как можно ближе к Чарли, что он делает шаг навстречу, но тут же в нерешительности отступает, что он не понимает, чего хочет и колеблется, зная лишь, что она здесь, чтобы видеть, чтобы слушать его и никого кроме, что она так рядом, что ему не надо прислушиваться, чтобы услышать частый стук ее сердца — оно будто бы одно на двоих — что они дышат вместе, что в храме, как и в душе человеческой, нет потолка, что дыхание их вбирает в себя всю бескрайность бесконечного неба и что так будет теперь всегда и всюду, пока смерть навсегда не соединит их… Репортер исчезает с экрана. Сбитнев заполняет его целиком. И это он любит. Отчетливо выговаривает. Дикция — заметно по губам — идеальна. Линер помнит его голос. Вся страна помнит. Но звук, к счастью, убран с вечера. В нем нет смысла. Никто ничего не знает. Даже она, треть жизни копающаяся в этом дерьме. Но Сбитнев — знает. Работа у него такая. И ему верят. Кто хочет поверить. У него прямо-таки дар превращения любой информации в истину. Он и есть истина. И Пилат не остался бы без ответа. И только такие, как Линер, понимают — истины не существует. Она если и попадает на экран, то случайно, мельком. Да и тогда остается неизвестной, безымянной женщиной в строгом костюме, как бы невзначай проходящей мимо… Окна — мозаика из бабочек. Палата №3 погружена в чудесные, разноцветные сумерки. На постели у окна, выходящего на южную сторону, лежит большой забинтованный сверток. Человек угадывается в свертке с трудом. По свободному от бинтов указательному пальцу. Он мелко, но отчетливо передвигается по разбитому в пустынные трещины дисплею смартфона. Экран вопреки состоянию корпуса светится. Буквы возникают в треде одна за другой… Смех Чела и Чарли мелодией «Si di ritrovarla io guiro» летит над рекой, заглядывает под мосты, наполняет соседние к набережным улицы и переулки. Смех не начинается и не заканчивается. И глубокой ночью, во сне, сквозь череду домов и улиц оба смеются в унисон, предчувствуя и вспоминая один-единственный день, в который сплелись все их радости, жертвы и падения… Иду к окну. Прижимаюсь носом к ледяному стеклу. — Вот так… Были как не были… И ничегошеньки от них не осталось… Ни тебе музея, ни волоса, ни словечка… Спиной чувствую сквозняк от входа. Открываю глаза и вижу ее, утреннюю, навсегда исчезнувшую. Ведя пальцами по стеклу, смещаюсь к балконной двери и осторожно, боясь спугнуть гостью, нажимаю ручку вниз. Выхожу на балкон. Бабочка парит передо мной в крупных хлопьях снега. Протягиваю левую руку — и она садится на указательный палец, складывая крылья. Касаюсь правой и убеждаюсь: то, что однажды было, — не может не быть… Но этого мало. Бабочка поет. Светлым, легким, завораживающим голосом. И вместе с ней поет вся эта бескрайняя снежная ночь… Напрягаю остатки детской памяти — мама нередко сбивалась на итальянский, читая сказку на ночь — и различаю первые слова: — A te, o cara, amore talora… Перевожу машинально: — К тебе, дорогая, любовь… talora… Забыла…

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно