электронная
Бесплатно
печатная A5
509
16+
Академия Добрых Сил

Бесплатный фрагмент - Академия Добрых Сил

Объем:
410 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-4314-8
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 509
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1. Академия Добрых Сил

Все учебные заведения одинаковы. Бегающие глаза, кривая улыбка, плохо скрытое злорадство. «Мы так старались найти общий язык с вашей дочерью, но, к сожалению…» На седьмой раз будет все то же самое.

Аэротакси выплюнуло ее вместе с вещами у запертых ворот.

— Приложите ладонь к сенсору слева! — немедленно протянул механический голос.

Ни шагу без датчиков слежения. Фыркнув, она достала из кармана куртки одноразовые салфетки и оглянулась. Двухметровый бетонный забор тянулся в обе стороны метров на триста, а браслет-передатчик с жалобным пиканьем отказался пинговать ближайший населенный пункт.

Очередная жалкая попытка отца упрятать ее куда подальше.

— Фелисити Кэм, — выдал коммуникатор после минутной паузы. — Смотрите прямо и не моргайте.

Еще и сканер радужки? Безопасность похлеще, чем на военной базе центавриан. В колледже на Тартусе, откуда ее выперли на прошлой неделе, не заморачивались — просто ставили каждому чип слежения. Не под кожу, Орион упаси, всего лишь зубной микроимплант, но чтобы вызвать стойкое желание сделать ноги, хватило и этого.

Через дорогу высился до самого горизонта смешанный лес, и такой же темнел напротив за полями, окружавшими территорию Академии. Трава и кусты боярышника подступали вплотную к ограде в надежде поглотить чужеродную постройку. Климат напоминал земной — за годы жизни на Алудре Фелисити отвыкла от резких порывов ветра со всех сторон и нестройной вереницы рваных облаков, перебегавших с одной половины неба на другую. Планета походила на одну из первых колоний, многие из которых забросили еще до ее рождения. Допотопный космопорт пустовал, а капитан развернул свою «Чайку» прежде, чем единственная пассажирка дошла до посадочного терминала.

Не стоило всю дорогу резаться в новую игрушку вместо того, чтобы собирать информацию.

— Фелисити Кэм, сделайте два шага назад, — очнулся коммуникатор, закончив сканировать радужку. — Добро пожаловать в Академию Добрых Сил.

Створки ворот поползли в стороны.

Кто придумал настолько дурацкое название? Толкая впереди чемодан, Фелисити шагнула в открывшееся пространство и разочарованно выдохнула. Двухэтажное здание Академии напоминало ангар для истребителей класса тэта — обычная каменная коробка, узкие, наглухо закрытые окна, пологая крыша, выложенная бурой черепицей. Что же будет в следующий раз — решетки на окнах и магнитный ошейник?

Отцовская паранойя на тему безопасности стремительно прогрессировала.

Огромная огороженная территория пустовала: ни кустика, ни спортивной площадки или хотя бы лавочек. Только ровно подстриженная трава и одна-единственная усыпанная щебнем тропинка. Гравитационная подушка чемодана жалобно булькнула, но Фелисити упорно пихала его до самой двери без единой надписи или знака.

Неудивительно, что папаша отказался ее провожать. Фелисити нащупала в кармане металлический значок в виде девятиконечной звезды и мстительно улыбнулась. Она могла поспорить на что угодно — отец хватится пропажи еще до завтрашнего утра и будет умолять вернуть некстати оставленную без присмотра эмблему.

Как бы не так.

Хорошая реакция сделала свое дело. Основной удар принял на себя чемодан, с которым и столкнулся вывалившийся из двери вихрастый парень.

Вот недотепа.

— Из-звини, — парень поднялся, растерянно оглядываясь.

Светловолосый, тощий, в старомодных вельветовых штанах: все это подтверждало ее худшие опасения. Отец все еще пытался «проучить» ее.

— Зенки протри! — рявкнула Фелисити, обходя его. — И помоги с чемоданом.

Не обернувшись, она зашла внутрь, испытав очередное разочарование. За дверью тянулся широкий коридор — и тянулся он гораздо дальше, чем позволяли размеры здания. Стены и потолок мерцали матовым металлическим блеском, а под ногами по мере движения вспыхивали яркие полоски, освещая дорогу. Перспектива тащиться неизвестно сколько откровенно удручала.

— Могли бы сделать траволатор, — простонала Фелисити себе под нос. — Его изобрели еще лет двести назад.

— Ходьба помогает собраться с мыслями, — раздался голос у нее за спиной.

Фелисити обернулась. Вихрастый ботан шел чуть поодаль, а рядом с ним блаженно парил в воздухе ее чемодан.

— Ты колдун, что ли? — она скривилась. — От вас и в такой дыре спасу нет. Ну сделай, чтобы не надо было переться через этот…

— Меня зовут Роберт.

Он протянул ей руку, надо же! Ну вылитый младший братик, не хватает только умильного взгляда. Фелисити демонстративно полезла в карманы брюк.

— Будешь Рори, так веселее. Так, куда дальше?

— Дальше по коридору, — парень со вздохом зашагал вперед.

Чемодан, облетев Фелисити по параболе, пристроился рядом с ним. Что за дерьмовое место! Выстукивая десятисантиметровыми каблуками недовольную дробь, Фелисити поплелась следом.

Смотреть в сгорбленную спину задрота радости не доставляло. Блондин плелся словно старикан, то и дело протирая глаза. Папаша еще поплатится, что засунул ее в эту богадельню.

— Подойди вот сюда.

Никто. Никогда. Не смеет дотрагиваться до нее! Фелисити оттолкнула болвана раньше, чем он успел сомкнуть пальцы на рукаве ее куртки. Парень, охнув, плюхнулся на пол.

— Руки прочь!

— Из-звини, — он кое-как поднялся.

— Забей, — буркнула Фелисити.

— Я подумал, ты могла не заметить лифт, — Рори указал на голубую пунктирную линию, отмечавшую большой участок на полу. — Если наступить на разметку, может разрезать пополам. Ты всегда грубишь, когда приезжаешь последней?

— Мы не в очереди на посадку, и ты заметишь, когда я действительно начну грубить, — Фелисити торопливо переступила через пунктир и сунула недотепе салфетку. — Как чувствовала, что пригодятся.

— Спасибо, — тот смешался и подтащил ее чемодан ближе. — Нулевой уровень.

Это что, специальная Академия для убогих? Уж лучше полевые учения, куда отец отправил ее в надежде привить мифические качества вроде сострадания и жалости. Только все это гребаное фуфло не имело отношения к реальности, хотя да, пара оторванных пальцев все-таки пролетела мимо, пока она строила глазки молодому лейтенанту с Проксимы.

Голубая разметка превратилась в прозрачный цилиндр до потолка и сомкнулась за их спинами. Фелисити запрокинула голову, но вверху, как и под ногами, зияла чернота. Лифт плавно двигался неизвестно куда.

— Все-таки настоящая Академия находится под землей? Или это очередное магическое недоразумение?

Ботан сконфузился.

— Это не колдовство, не волнуйся. Но точных планов в системе нет, — торопливо добавил он. — Если взять за предположение…

— Не знаешь — так и скажи, — оборвала его Фелисити. — Честнее и короче.

Лифт остановился посреди коридора, один в один похожего на предыдущий. Прозрачная стенка исчезла, и Рори, неловко махнув пальцами, со второй попытки заставил чемодан двигаться. Фелисити успела пройти не больше сотни шагов, как они оказались перед широкими автоматическими дверями с выключенными панелями доступа, и на этих дверях знак все-таки был.

Огромные стилизованные крылья по бокам от кристалла, над верхушкой которого мерцала маленькая корона.

— Святая сингулярность, — только и смогла пробормотать Фелисити.

Двери бесшумно раскрылись, скрыв от нее символ, знакомый каждому жителю известного сектора Галактики.

— Что за глупые шутки? — она повернулась к ботану. — Почему на дверях знак Стальной спиры?

На языке вертелось еще несколько вопросов, но Рори уже исчез, оставив чемодан у ее ног. Фелисити выругалась, напряженно оглядываясь по сторонам. Открытое овальное пространство, залитое светом, занимала толпа разномастных подростков одного с ней возраста. Фелисити легко выделила тощего минтакианца, синеволосую венерианку с надменным лицом и рослого неповоротливого тартусца. На мгновение в толпе мелькнуло сплюснутое татуированное лицо, но тут же исчезло. Фелисити списала глюки на усталость. В центре зала, возбужденно жестикулируя, стоял высокий рыжеволосый парень в потертой футболке, чересчур обтягивавшей мускулистый торс, и толкал невнятную речь, от восторга проглатывая окончания слов. Вдоль стен тянулись широкие диваны и низенькие столики, тут и там валялись пуфы, а в отдалении маячила скрытая в тени барная стойка. Ступени за пустым пространством напротив входной двери вели к двум коридорам, поглощенным темнотой. Между ними в полукруглой нише поблескивало зеркало, которому уж точно было не место на космической базе.

Сколько пуфов ни бросай, военное строение легко отличить от гражданского. Запрокинув голову, Фелисити обнаружила и второй уровень — вдоль стены на высоте трех-четырех метров тянулись перила, за которыми настойчиво мигали едва различимые экраны. Прозрачный потолок казался бесконечно далеким и, конечно, каменная коробка снаружи была всего лишь маскировкой. Единственно возможное объяснение одновременно являлось и самым невероятным. Если это на самом деле тайная база Стальной спиры, которую за десять лет никто так и не смог обнаружить…

У Фелисити перехватило дыхание. Отец все-таки сумел удивить ее.

— Прошу вашего внимания!

Из темноты левого коридора выступила невысокая женщина в строгом черном костюме с замысловатой прической со множеством шпилек и завитков. Она держала сложенные руки перед собой и медленно переводила взгляд с одного подростка на другого. Фелисити поежилась, когда очередь дошла до нее, но глаза не отвела.

— Я приветствую вас в Академии Добрых Сил. Вы все проделали долгий путь, и сейчас контесса хотела бы сказать несколько слов.

На мгновение зал погрузился во тьму, которая тут же рассеялась. Пухлая тетка пропала, а в зеркале медленно проявилось похожее на голограмму изображение молодой женщины. Строгие черты лица, наглухо застегнутая куртка, военные брюки, заправленные в высокие сапоги, белый плащ и короткие вьющиеся волосы. Фелисити невольно задержала дыхание, но тут же фыркнула в голос, осознав, как это глупо. Подсунуть стаду идиотов голограмму под силу и семилетке, если только он не имбецил. Но женщину в зеркале не узнать было невозможно.

На подростков смотрела не сама Белая контесса, а лишь последний официальный снимок десятилетней давности, и Фелисити едва сдержала стон разочарования. Знак на дверях, да и сама база на мгновение вселили в нее уверенность, что сейчас им явится легенда во плоти.

— Добрый день, — голос, исходивший из ниши, был пропущен через фильтры, и звучал как нечто среднее между дешевым роботом-уборщиком и подвыпившей старухой. — Надеюсь, все знают, кто я такая.

Многие в зале закивали, кто-то ответил вслух. Фелисити только закатила глаза: с голограммой нельзя разговаривать. Это не передающий кристалл, черная дыра их поглоти! Это всего лишь трехмерная картинка!

— Десять лет о моем местонахождении никто не знал. Вы первые, кроме членов Стальной спиры, разумеется. Я рада, что все уже здесь. Академия Добрых Сил была основана мной по совету доброго друга, ректора Галактического Университета — генерала Кевина Кэма.

Фелисити вздрогнула, не веря своим ушам. Все это придумал ее отец?

— Генерал привел доводы, которым я не смогла противостоять. Двадцать лет назад Стальная спира разгромила войска последнего Короля Тьмы — Ма-Корса, после чего мы еще десятилетие стояли на страже мира. Теперь Галактический Альянс, точнее — его руководство, — поправилась контесса, — считает, что Тьма никогда не вернется.

Фелисити различила нотку ехидства в интонациях голограммы. Никакой спецназ, даже самый элитный, не шел в сравнение с теми, кто сражался со злом рядом с Белой контессой — так что сарказм был вполне оправдан.

— Это уникальное учебное заведение, и вы — его единственный курс, первый и последний. Если Тьма вернется, — в этом месте контесса допустила паузу, словно подыскивая слова, — когда Тьма вернется, нас — меня, Стальной спиры и других — уже не будет, чтобы противостоять ей. Это может случиться через год, а может — через десять. Мы надеемся, что не слишком опоздали.

По залу прокатился глухой ропот. Фелисити нахмурилась.

— Мы хотим, чтобы накопленный опыт не пропал даром, — пояснила женщина с голограммы. — Вас научат многим вещам, некоторые предметы могут показаться вам опасными. Но я прошу дать нам шанс. Через четыре с половиной месяца закончится первый семестр и каждый из вас сможет покинуть Академию, если пожелает.

Она устало прикрыла глаза.

— Мне было пятнадцать, как вам сейчас, когда пришлось делать первый и самый страшный выбор в своей жизни. Я хочу, чтобы никто никогда не оказался на моем месте. Ваши новые преподаватели — не самые обычные люди, поэтому не стесняйтесь задавать вопросы в любых непонятных ситуациях. За порядком будет следить мадам Эрме, она познакомит вас с правилами. Этот зал — мы звали его Орбитой — всегда в вашем распоряжении для отдыха и любых других дел. Надеюсь, обучение будет вам в радость. Спасибо и — удачи всем нам.

Зеркало потухло, по периметру зала включилось верхнее освещение. Пухлая тетка, как оказалось, никуда не пропадала — она сделала шаг вперед и улыбнулась, еще раз оглядывая студентов.

— Меня зовут мадам Эрме, я медиатор Академии Добрых Сил. Прежде чем вы разойдетесь по комнатам, прошу уделить еще пару минут. Это учебное заведение не похоже на другие, в которых вы учились раньше. Здесь нет факультетов, нет фракций или другого разделения. Все предметы являются обязательными. Комнаты все одинаковые, можете не переживать, что кому-то достанется лучше или удобнее. Ваши передатчики настроены на локальную частоту, планшеты и другие принадлежности для учебы вы найдете в спальнях. При желании все лекции можно записывать на кристаллы, также у нас собрана большая библиотека, если кому-то удобнее читать с бумаги. Панели управления в комнатах предоставляют вам неограниченный доступ к Элуриру и сервисам галактической паутины согласно возрастным ограничениям, с их помощью вы всегда будете знать свое расписание и не проспите занятия. Вы можете свободно перемещаться по территории Академии и в пределах огороженного периметра. Датчики жизнедеятельности в комнатах отвечают за ваше здоровье. Пропуск занятий без уважительной причины не приветствуется: вы уже взрослые люди и знаете, почему попали сюда.

Фелисити в голос фыркнула, но никто не поддержал ее скепсиса. Она, например, понятия не имела, что здесь делает.

— Теперь про занятия. Базовый уровень одинаковый для всех. Однако студентам с особой склонностью к тем или иным предметам мы обязательно дадим шанс углубить свои знания с помощью индивидуальных занятий. Я надеюсь, что в течение первого семестра большая часть из вас найдет себе дело по душе. Вторая часть обучения — это испытания. За них не будет никаких оценок и на самом деле их нельзя провалить — тесты лишь раскрывают вашу суть. Мы не хотим изменить вас, Академия — это место познания силы, а не исправления слабостей. Заранее о них сообщаться не будет, и сценарии всегда будут строго индивидуальны.

Тесты? Проверки? Фелисити еще раз огляделась, все больше чувствуя себя не в своей тарелке. С каждой минутой крепло убеждение в том, что она единственная не знает, куда и зачем попала.

— К сожалению, кроме правил всегда бывают запреты. Вам запрещено покидать периметр Академии без уважительной причины и сопровождения преподавателей. Запрещено калечить друг друга любыми способами, какие существуют — по причине или без нее. Запрещен вандализм и проникновение на закрытую для студентов территорию. О том, какая территория закрыта, догадаться легко — если вы не можете беспрепятственно пройти куда-либо, значит, для этого есть веский повод. Наказание в каждом случае будет определяться в зависимости от тяжести проступка. Все могут быть свободны. Первая лекция — завтра в восемь утра по локальному времени.

Кто-то пытался захлопать в ладоши, но быстро затих.

— Эй! — слабо выкрикнула Фелисити, бессильно глядя, как другие сбиваются в кучки и постепенно покидают Орбиту. — Эй, вам что, нечего больше сказать?

Вереница студентов потянулась в правый коридор. Зеркало так и осталось зеркалом, и никого, казалось, не интересовал тот факт, что…

— Ты тоже попала сюда после теста в Элурире?

Оказывается, ушли не все. Рядом с ней невысокая толстушка в бесформенном платье жевала шоколадный батончик и улыбалась перепачканными губами. Представив пятна на своей куртке, Фелисити шарахнулась в сторону.

— Я тут вроде как по блату, — доверительно сообщила она плюшке. — И не планирую особо задерживаться. Где эта мадама, как ее…

— Мадам Эрме, — радостно подхватила девчонка, поправляя липкими пальцами длинную косу. — Да вот же она, спускается. Меня зовут Мигдаль, я…

Оставив обжору представляться ее чемодану или кому угодно еще, Фелисити бросилась навстречу медиатору.

— Мой отец… — она запнулась. — Это не шутка, то, что сказала голограмма? Мой отец основал эту Академию?

— Он был главным сторонником ее открытия, — подтвердила женщина.

Светло-каштановые волосы медиатора отливали платиной в ярком свете, лившемся через прозрачный потолок Орбиты. Фелисити обескуражило то, что она даже приблизительно не могла угадать возраст собеседницы.

— Послушайте, мадам Эр… мадам Эсме, да?

— Мадам Эрме, если можно. Всего четыре буквы.

— Да-да, — торопливо кивнула Фелисити. — Я не понимаю, что происходит, но точно не хочу в этом участвовать. Я не должна быть здесь, никакой Тьмы нет и не будет! И вообще собираюсь стать галактическим экспедитором. Я должна увидеть контессу — я уверена, она разрешит мне улететь ближайшим транспортом!

— Прямо сейчас миледи не может встретиться с вами.

— Отец говорил, что раньше любой мог просить ее о помощи!

— Речь идет о помощи? — мадам Эрме лукаво прищурилась.

— Я должна знать, что я тут делаю! — вспылила Фелисити. — Среди этих…

На втором уровне раздался шум. Она вскинула голову, а когда повернулась, мадам Эрме уже исчезла. Пропала и обжора с шоколадом. Фелисити с досадой пнула чемодан и потащилась к лестнице.

Глава 2. Ничего обычного

Чертовы каблуки! Каждый шаг отзывался болью, пока она упрямо толкала чемодан, продвигаясь со скоростью черепахи в гипсе. Темноту впереди неторопливо рассеивали светящиеся полоски под ногами. Хорошо, что стадо так называемых студентов давно скрылось в другом коридоре. И куда подевался застенчивый колдун, когда ей в кои-то веки нужна помощь?

Должен быть способ свалить из этого места. Черная дыра их поглоти! Запылившейся голограммой ее не купишь. Еще пара холостых залпов от Мадамы-как-ее-там, и придется разыскивать Белую контессу самостоятельно, чтобы узнать, зачем она впаривает подросткам чушь о скором возвращении Тьмы. Ее отцу и так регулярно кто-нибудь угрожал за подобные высказывания.

В коридоре стоял едва уловимый кисловатый запах. Фелисити принюхалась: знакомые пары оксиданта. Им пользовались на космических станциях, когда перегоняли давно списанные в утиль корабли — из-за отключения системы вентиляции воздух внутри становился слишком затхлым, но времени на проветривание не хватало и его «освежали» до нужного состояния принудительно.

Эта база была законсервирована целых десять лет. Чтобы оживить ее, понадобилась очень весомая причина.

Каждый шаг давался все тяжелее. Что, если в этой части Академии вообще нет жилых комнат? Фелисити тряхнула челкой и стиснула зубы. На Тартусе — маленькой, быстро вращающейся луне — суток едва хватало на то, чтобы выспаться, отсидеть пару лекций и потупить перед сном за планшетом. Здесь, по крайней мере, будет больше свободного времени: передатчик на запястье показывал полдень, хотя с посадки прошло не меньше пары часов.

На правой стене едва различимым пятном горел большой тусклый фонарь. Фелисити ускорила шаг, и щиколотки немедленно пронзила острая боль. Едва сдерживая стон, она затормозила перед широкой двустворчатой дверью, на которой под слоем пыли еще угадывалась надпись «Медблок».

Оставив чемодан в коридоре, Фелисити дернула створки на себя.

Датчики движения сработали, стоило ей переступить порог. В комнате зажегся центральный свет, тонкие неоновые петли очертили ящики с инструментами, стерилизатор и две койки, над которыми маячила широкая консоль с потухшими экранами мониторов. Фелисити вспомнила учения центавриан, старательно делавших вид, что «жизнь — не игрушка, а ракета — не хлопушка». Там она видела очень мало аппаратов такого же класса.

Стеклянные двери слева вели в операционную, погруженную в темноту, но Фелисити наметанным глазом различила стол, боксы со стерильным шовным материалом и столик с инструментами. Политики со всей Галактики до хрипоты раздирали глотки, уверяя планеты Альянса, что великие войны позади и Тьма — та, что с большой буквы — больше не вернется, пока здесь, в жопе мира, таилось огромное здание, нашпигованное до потолка самым современным оборудованием. Она выдвинула первый же ящик с двумя красными штрих-полосками, достала ампулу с анальгетиком и вколола по половине кубика в каждую ступню.

Боль отступила, но Фелисити знала, что надолго дозы не хватит.

В обычной школе подобный уровень медицины ни к чему — пригодится разве что заживляющий пластырь да пачка прокладок. Фелисити осторожно прикрыла двери и потащила чемодан дальше. Впереди забрезжила полоска света: внутри широкого луча искрились едва заметные пылинки, указатели под ногами поблекли и полностью выключились. Фелисити успела сделать еще пару шагов на ватных, онемевших ногах, прежде чем услышала голоса:

— …выдержать столько времени?

— Первые месяцы — просто разминка, не более. А там уже каждый решит для себя.

Говорили взрослые мужчины, не студенты. Фелисити затаила дыхание.

— Как всегда, контесса оставила нам самое приятное. Точнее — тебе. Подкинь еще баночку пива, а?

Раздался тоненький клик и следом за ним едва различимое шипение.

— Тоже хотите пива, мисс? — раздался голос прямо над головой.

Фелисити едва не подпрыгнула от неожиданности. Сразу за углом коридор вел через небольшую рекреацию с широким, полупрозрачным окном, в которое лился щедрый полуденный свет. В углу стояла кадка с огромным увядшим бонсаем, холодильник с напитками и валялись мягкие пуфы. Узкая спиральная лестница вела на небольшой балкончик с тяжелой деревянной оградой.

Зацепившись ногами, с балкончика свисал вниз головой темноволосый мужчина лет тридцати пяти. В левой руке он держал банку с пивом, заткнув ее пальцем, и терпеливо ждал ответа на вопрос.

— Спасибо, не стоит, — придя в себя, пожала плечами Фелисити.

И вовсе она не испугалась. И не подслушивала. Просто шла мимо, а тут… Мужчина ловко подтянулся и спрыгнул на пол, сделав в воздухе сальто. Из банки с пивом не пролилось ни капли. Помимо ловкости, у него оказались добрые карие глаза и симпатичная челка, разделенная пробором.

— Меня зовут Фелисити Кэм, — она улыбнулась, предвкушая легкую победу.

Пары таких красавчиков хватит, чтобы скрасить пребывание в Академии до конца семестра.

— Генеральская дочка? — с пуфа в дальнем углу, куда недотягивались солнечные лучи, поднялся мрачный субъект в черном с огромным двуручным мечом за спиной. — Заблудилась?

Прозвучало угрожающе, да и меч не выглядел бутафорским. Времена Стальной спиры давно прошли, зачем так явно выпендриваться? Она хмуро покосилась на меченосца, который тоже оказался темноволосым, темноглазым и подлинным воплощением угрюмости. На въезде такая крутая система безопасности, зачем таскаться с этой громадиной?

— Не пугай ребенка, Рикс, — ее собеседник улыбнулся и точным броском отправил пустую банку в мусоросборник. — Мы будем преподавать здесь, не волнуйся. Меня зовут Джейк.

Фелисити сглотнула и смогла выдавить улыбку снова. Ребенка, значит? Надо же!

— Я ищу подходящих соседей. С малолетками скучно.

Зануда с мечом только фыркнул. Джейк, напротив, кивнул с улыбкой:

— Еще один поворот и будут тренировочные залы. Напротив есть жилые комнаты. Занимай любую и, если станет скучно, всегда сможешь организовать себе дополнительную физическую нагрузку.

Фелисити пнула чемодан, сжимая в кармане заветный значок. Пускай думает, что она думает, будто флирт не удался. Уже в коридоре до нее долетела его последняя фраза:

— Но скучно здесь не бывает. Всего хорошего, мисс.

Она резко обернулась, но странные преподаватели, тихо переговариваясь, успели отойти достаточно далеко. Что за хрень творится в этой Академии?


За резким поворотом направо в глубине коридора замаячил тупик. Фелисити оглянулась: на широких дверях вдоль одной стороны темнели свежие таблички: «Зал кендо», «Лекционная», «Тренировочный зал». Военную базу, где никогда никого не учили, в спешном порядке пытались превратить в учебный комплекс.

Какую роль ее папаша играл в этом цирке на самом деле?

Напротив залов, как и обещал Джейк, располагались обычные спальни. Фелисити открыла первую попавшуюся дверь, приложив ладонь к сенсору, и с порога зашвырнула в дальний угол полуботинки, ставшие пыточным орудием. Действие анестетика закончилось, и по ступням разлилась ноющая боль, пока она в одних носках тащила внутрь чемодан. Комната оказалась просторнее обычной кампусной конуры: дверь справа, рядом с широким одежным шкафом, вела в ванную и уборную, слева, в небольшом приподнятом алькове, стояла кровать. На стене висел огромный экран панели управления, который дублировался в небольшую нишу над рабочим столом. Кое-что выглядело устаревшим по сравнению с Тартусом — мусороприемник без рециркуляции жидкости и получасовая чистка одежды, но планшеты для занятий лежали в распечатанных коробках с месячной датой выпуска, а подогрев пола датчики регулировали сами.

— Система? — Фелисити привычной командой активировала панель управления, на ходу сбрасывая одежду. — Вывести план этажа с комнатами. Указать, кто в какой комнате живет.

Кто владеет информацией — владеет миром. Она не помнила автора этой умной фразы, но за пятнадцать лет успела убедиться в ее истинности. Если не удастся пригласить милашку Джейка к себе, можно нанести ему визит вежливости в свободное от занятий время.

Например, ближе к полуночи.

Фелисити погрузилась в ванну и прикрыла глаза, наслаждаясь ароматом арбузной пены. Она выросла на рассказах о подвигах Стальной спиры, которой командовала контесса. Это они победили Ма-Корса, они спасли от войны Светлую и Темную стороны королевского двора, это они…

Но зачем устраивать на бывшей военной базе Академию для задротов вроде Рори и кормить сказочками о возвращении Тьмы?

Выбравшись из ванной, она переоделась и подобрала удобную обувь. Потом сунула нос в шкафы — рядом с пустующим одежным обнаружился еще один, стальной. Чтобы открыть его, снова потребовался скан ладони. Прошла минута, прежде чем система безопасности установила опознавательную метку и створки из матового огнеупорного плексигласа поползли в стороны. Фелисити ахнула и сделала шаг назад, едва не поскользнувшись на мокром полотенце.

В шкафу хранилось оружие. Самое настоящее боевое оружие, не бутафория и не тренировочные образцы. Вдоль центральной стены висели три длинных клинка, исчерченные бликами от встроенных в верхнюю крышку светодиодов. В нижней части многочисленные ящики занимал огнестрел, среди которого лежал даже допотопный кольт — точно как в трехмерной раскраске, которую отец подарил братцу Фреду на прошлый день рождения. На боковой стене, в окружении сюрикенов, крепился арбалет с оптическим прицелом поколения гамма, сразу за силовыми поясами и патронными чехлами.

Запрограммированные на бездействие дверцы сомкнулись, прежде чем Фелисити успела как следует разглядеть посох на правой стенке и полный комплект альпинистского снаряжения.

Она попыталась вызвать отца через панель управления, но секретарша, узнав голос, ответила, что ректора как раз вызвали на заседание попечительского совета, и он перезвонит, как только сможет. Фелисити наградила рано поседевшую женщину привычным набором ругательств, бросила взгляд на проекцию поэтажного плана и вылетела из комнаты.

Подошвы ботинок на платформе выбивали тревожную чечетку. Едва не оскальзываясь на поворотах, она пробежала весь коридор, пронеслась через пустовавшую Орбиту и оказалась в правом крыле бесконечного здания Академии. Сердце бешено колотилось в такт беспорядочным мыслям.

Фелисити ворвалась в комнату Рори без стука, застав колдуна сидящим на кровати в окружении разложенной аккуратными стопочками одежды и с недоеденным рогаликом в руках.

— Фелисити? — ботан растерянно моргнул и едва не подавился.

Его комната один в один напоминала ее собственную.

— Живо! Дай сюда руку!

Не особо церемонясь, Фелисити подтащила Рори к стальному шкафу и заставила приложить ладонь к сканеру. Створки бесшумно разъехались в стороны.

Все то же самое. И даже арбалет.

— Что это значит, ты можешь мне сказать?! — она тряхнула его за плечи, отчего голова у колдуна дернулась, словно у тряпичной куклы. — Что это за место? Зачем мы здесь? Что с нами собираются делать?

Рори потер глаз кулаком и улыбнулся, осторожно высвобождаясь из ее хватки.

— Разве ты не знала? — он моргнул снова. — Мы здесь, чтобы стать героями будущего.

Он стоял и лыбился так, словно запихал в рот полкило мороженого.

Фелисити подавила искушение взять первый попавшийся предмет и как следует навалять колдуну за тупость. И сама хороша, наивная идиотка! Не удосужилась задать главный вопрос еще тогда, у входной двери — не пришлось бы тащить чемоданы через все здание.

«Герои будущего», надо же!

Жизнь старшего коменданта, затем проректора, а сейчас уже ректора Галактического Университета Кевина Кэма и его семьи предполагала красивые парады, церемонии выпуска, торжественные приемы, чтобы впечатлить спонсоров, и много всего другого. Еще на руках у матери Фелисити дергала за медальки бравых космических генералов и совала в рот подобранные на полу обрывки ленточек.

Она не выносила окружавший ее пафос.

Белая контесса, спасибо ей за все хорошее, может нянчиться с даунами сколько угодно, но становиться частью балагана Фелисити не собиралась. Она еще заставит отца рассказать, для чего этот цирк собрали на самом деле.

— Я сваливаю отсюда немедленно! — зачем-то сообщила она Рори. — Я на такое точно не подписывалась.

Почему отцу так трудно отпустить ее на все четыре стороны?

— Но… — ботан растерянно моргнул, потом его озарило. — Фелисити, ты не должна бояться!

Не должна делать что? Фелисити угрожающе двинулась в его сторону — релаксирующий эффект от ванны давно испарился, и сейчас она просто жаждала сплюснуть кого-то об стену.

— Ты назвал меня трусихой, сосунок? Я не ослышалась?

Ботан побледнел, но не отступил.

— Быть героем — это большая ответственность. Ты не имеешь права никого подвести, а иногда лучше умереть, чем сдаться. Поэтому многие страшатся такой работы, проще отвечать за что-нибудь маленькое и несущественное. Но раз ты… раз мы все здесь — значит, мы можем. Нас выбрали. Мы справимся, Фелисити.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 509
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: