электронная
488
печатная A5
641
18+
Звезды взрываются внутри

Бесплатный фрагмент - Звезды взрываются внутри

Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7178-2
электронная
от 488
печатная A5
от 641

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Динара Айтан

Глава 1

Слишком много людей — вот о чем я пожалела, когда мы вчера приехали в этот замечательный дом с бассейном. Три-четыре человека еще можно выдержать на протяжении всего отдыха, но не шестерых представителей столичной тусовки, большую часть из которых я едва знала. Это доставляло определенные трудности, взять хотя бы все эти многочисленные перелеты и поездки на машинах, чтобы добраться до этого уединенного уголка. Сначала мы вылетели из Астаны в Будапешт, где прождали около пяти часов до следующего рейса в Рим, там пересели на самолет до аэропорта Коста-Смеральда в Ольбии — столицы одной из провинций Сардинии, где, в конце концов, мы арендовали несколько машин, на которых доехали сюда.

— Эля, ты переспишь со мной, если я дам тебе сто баксов?

Я пару раз моргнула и перевела взгляд на Данияра, который, ухмыляясь, сидел в своем шезлонге. Это была игра под названием «Как вывести Элю из себя», и Данияр с детства в нее играл. Пошлые подначивания всякого рода, грязные намеки, грубые шутки — он не унывал, интуитивно чувствуя, что целится в нужное место. Среди друзей я слыла моралисткой.

Я уже миллион раз пожалела, что поддалась на папины уговоры поехать отдыхать вместе с этой пресыщенной компанией. Данияр был сыном хорошего папиного знакомого, и мы с детства не могли найти общий язык. Он был избалован, тщеславен, невероятно хорош собой и мерзок до скрипа в зубах. С этим можно было бы как-то мириться, но за ним тенью ходило богатство его семьи, которая оплатила половину суммы за аренду нашей виллы на полуострове Капо-Кода-Кавальо, которая обошлась нам чуть более чем в три миллиона. Может быть, если бы я не чувствовала себя частично обязанной за свое пребывание здесь, я бы могла более остроумно отвечать на его издевки, но в моем взвинченном состоянии все на что я была способна, это:

— Можешь засунуть свои сто баксов себе в одно место.

Есть некие определенные правила для общения внутри компаний. Например, ты можешь себе позволить ответить грубостью на грубость, но не удивляйся, если на тебя будут косо смотреть.

— Максат, намажь мне спину! — Асем, виляя бедрами, подошла к шезлонгу. На ней был невероятный блестящий купальник, весь в серебристых стразах, так что, когда она скинула свой халат, отовсюду послышались «ох» и «вау». Фигурка у нее была — загляденье, поэтому я тоже с удовольствием рассматривала ее купальник, хотя это казалось сценой из рекламы каких-нибудь духов.

Наша компания отдыхает на одном из лучших островов в Средиземном море. Сардиния. Здесь щемяще красивые закаты, морской бриз задувает песчинки в волосы наших красавиц, и они от этого просто бесятся. Что до меня, то запах соли, который он несет, навевает что-то трогательное, нежное. Я мало с кем общаюсь, а остальные мало общаются со мной. На деле же их пустая болтовня навроде «попробуй этот крем, он идеально подойдет к твоей коже» или «Данияр — просто лапочка, видела эти мускулы?» просто выводит меня из себя. Девочки заигрывают с мальчиками (которые уже поделены между собой), заливисто хохочут над их плоскими шутками, бегают за ними.

— Эля, кто успел испортить тебе настроение? — Аскар выскочил из воды и навис надо мной, разбрызгивая холодные капли воды, — Окунись разок, тебе будет полезно.

Я попыталась отодвинуться, но тут он затряс надо мной своей головой и прозрачные капли полетели с острых кончиков волос. Я вскочила.

— Ты! Идиот!.. — Я бросилась на него, замахнувшись. Он захохатал, отпрыгивая в сторону, и я оступилась, плюхнувшись прямо в бассейн. Наверно, это и в самом деле было смешно.

В детстве папа говорил, что я плаваю как дельфин. Я была маленькой и не понимала, что это шутка, но, если бы я была более изящной, он бы употребил слово «русалка». Говорят, если прикоснуться к дельфину, то навсегда останешься счастливым. Это было детской мечтой Дианы — прикоснуться к дельфину, как к чему-то прекрасному, символу красоты и самоотречения. Диана — это моя подруга. Она тоже метиска, только мама у нее немка, а отец — казах. У нее были невероятно светлые волосы, поэтому, когда она в первый раз пришла к нам домой, мама очень удивилась, что ребенку разрешают красить волосы в такой светлый цвет.

Вода сомкнулась над моей головой, дно встретило меня нестерпимо голубой плиткой. Плохая черта у бассейнов — в них никогда не угадаешь, где глубоко, а где нет.

— Ну-ну, не надо злиться! — услышала я, когда вынырнула, — подумаешь, намочила волосы.

Я смахнула воду с лица, тревожно оглядывая смеющиеся лица. Данияр хохотал как черт в каком-нибудь дьявольском спектакле. Аскар наклонился ко мне и подал руку, чтобы помочь мне вылезти, но я резко потянула ее на себя, и он полетел в воду.

Я была в бешенстве. От злости я не смогла запрыгнуть на бортик, и упала обратно в воду. А вокруг все просто заходились от смеха. Аскар схватил меня за бедра, якобы чтобы помочь, и я бешено попыталась отбиться от его объятий. У меня уже дрожали руки, и, когда я снова подпрыгнула, опять не смогла втащить свое тело на бортик. Боже, кажется у меня начинается истерика. Я чувствовала, как ко мне потихоньку подкрадывается это чувство, когда твое горло словно сжимается в тисках. На фоне общего хохота выступившие слезы казались чем-то ужасным. Я беспомощно попыталась подпрыгнуть еще раз, и неожиданно меня подхватили чьи-то твердые руки и вытащили наверх.

— Стой тихо!

Прищурившись для фокусировки, я напряженно рассматривала мужское лицо, решив, что от шока не могу вспомнить его имя, а он пытался поставить меня прямо на подгибающихся ногах.

— Кто в-вы!.. — заикаясь, произнесла я, дрожа словно в ознобе. Он молча усадил меня на шезлонг, подняв согнутым пальцем мой подбородок.

— С тобой все в порядке?

Я сомкнула дрожащие губы и попыталась кивнуть. У него было очень чистое, почти механическое произношение. Он протянул мне полотенце, и я не сразу сообразила, что мне с ним делать. Я осторожно развернула его и натянула на мокрые плечи, краем уха слушая, как Макс представляет остальным новоприбывшего. Это Санжар, его хороший друг с которым они вместе работают в их совместной фирме. Я слышала, что Максат открыл свое дело, но понятия не имела, чем он занимается.

Я подняла голову, чтобы посмотреть на Санжара и встретила его прохладный взгляд. У него было красивое мужское лицо, и я загляделась на его глубоко посаженные глаза светловатого цвета. Затем перевела взгляд на четко очерченные губы, которые были презрительно сжаты. Разве сейчас бывают люди с таким холодным выражением лица? Какой отталкивающий вид. Я сокрушенно покачала головой, осознав, что он мне понравился. Меня вечно тянет не на тех.

Я услышала, как Макс предложил показать ему его комнату, и они ушли в направлении дома.

— Эй, я с вами, — Аскар поспешил за ними.

— Не думала, что он приедет, — услышала я сбоку и посмотрела на Сабину, которая лежала в соседнем шезлонге с таким видом, словно ничто в этом мире не могло всколыхнуть этот океан спокойствия.

— Ты видела, как он на меня смотрел? — это Айгерим, она лежала чуть дальше, — я думала, он меня сейчас ударит.

— Пусть только попробует, — высказалась Асем, которая лежала с другой стороны от меня.

Выходит, девочки его уже знали. Мне стало интересно, что за история между ними произошла. Но пусть мне отрежут язык, если я задам хоть один вопрос. С женской половиной компании я тоже не смогла подружиться. Они с самого начала были настроенны против меня, в основном потому, что какой-то период в детстве Максат был в меня влюблен, и теперь девчонки не могли мне этого простить, так как у них был план по сведению вместе Асемы и Максата.

— Ты видела, как Аскар запрыгнул на бортик? — Сабина испустила мечтательный вздох, — У него вода пробежала по плечам… о, эти мускулы!..

В очередной раз была поднята тема о мальчиках, и я почувствовала, что больше не в состоянии выносить это щебетание. Набросив парео, я взяла свое полотенце и пошла в дом. Я была уже на лестнице, когда услышала голос Аскара.

— Я тебе объясню. Это маленькая стерва, которая вечно…

— Я просто не мог стоять и смотреть, как она пытается вылезти, — перебил его Санжар, я уже начинала узнавать его глубокий голос.

— Хотел сыграть героя, мой маленький друг? Я сразу тебя раскусил.

— Именно так, идиот.

Максат вышел в коридор.

— Пошли, я покажу твою комнату.

Я взметнулась по лестнице. В своей комнате я взяла сухое полотенце и залезла в горячий душ, почувствовав, что замерзла, не смотря на жару.

Просмотрев календарь, я подсчитала, когда заканчивается отдых. Оставалось еще дней десять. Ничего, я могу уехать в любой момент. Я просто поменяю дату на самолет и улечу с ближайшего аэропорта.

Насухо вытершись, я переоделась в джинсовые шорты и свободную майку на тонких лямках. Мокрые волосы свисали вниз темными прядями, но я не стала тратить время на сушку феном. Я решила перекусить и уехать в город, чтобы побродить там одна.

Максат с Данияром забронировали эту виллу задолго до того, как начали планировать остальные детали отдыха. Для такой большой компании особой разницы не имело — жить в гостинице или снимать отдельный дом, но нам, по крайней мере, не требовалось делить бассейн с другими обитателями отеля.

На Сардинии приезд туристов не прекращался круглый год. Сервис по бронированию связывал арендодателей и приезжающих напрямую, после внесения страхового депозита в размере двух тысяч евро, который возвращался после окончания срока аренды. Я знала обо всех этих нюансах, потому что отец Максата обратился к моему отцу и отцу Асемы, чтобы вскладчину обеспечить депозит, тогда как отец Данияра объявил, что может оплатить половину суммы за аренду. Парни созвонились с хозяином дома, который помог решить вопрос насчёт приготовления завтраков и обедов, и уборки дома, посоветовав нам Эстер. Нас, девушек, очень тронуло, что мальчики позаботились об этом немаловажном аспекте, избавив нас от готовки и уборки со стола, с последующим мытьем посуды.

Это был красивый особняк в традиционном колониальном стиле. Стены до середины были отделаны натуральным камнем. Вдоль переднего фасада — старенькая темная веранда с низким деревянным потолком, но я почему-то сразу в нее влюбилась. Вид с нее открывался на ослепительный берег, где отдыхало не так уж много людей. Широкое французское окно с раздвижной дверью — вот что привлекло мое внимание. Длинные белые занавески колыхались на ветру, и чтобы пройти внутрь, обязательно нужно было отодвинуть их рукой. Эти французские окна заменяли все внешние двери в доме, кроме черного хода на кухне.

Вчера вечером, после шумного ужина в каком-то небольшом кафе недалеко отсюда, я испытала настоящее удовольствие, когда отдернула белоснежную штору в своей комнате на втором этаже и обнаружила такую же раздвижную стеклянную дверь, ведущую на небольшой балкон с дощатым полом и плетеным креслом-качалкой.

Спустившись по лестнице, я удивилась, никого не увидев внизу. Но потом я выглянула наружу, и увидела всех сидящими за длинным столом на веранде. Видимо, обедать решили на воздухе. Чувствуя какую-то неуверенность из-за того, что меня никто не позвал за стол, я все-таки вышла к ним и с облегчением увидела, как Максат помахал мне рукой, указав на свободное место с ним рядом.

Бывает, некоторые вещи становятся неизменными с того момента, когда их установили в первый раз. Сегодня за завтраком мы сидели именно в таком порядке, и я поняла, что так мы и будем сидеть до окончания отдыха.

Сейчас за столом собралась вся компания. Асем, Айгерим и Сабина составляли женскую половину. Я просто бледная мышь на фоне этого цветника. Все девушки как на подбор статные, загорелые красавицы с модными стрижками, наманикюренными пальчиками. Парни были им под стать. Максат, Данияр, Аскар и сегодняшний новый член компании — это наши мальчики. Про них могу сказать еще меньше. Все мускулистые, циничные, многозначительно подмигивающие.

Усаживаясь на свое место, я бросила взгляд на Санжара и увидела, что он тоже смотрит на меня. И я не смогла достаточно быстро отвести взгляд. Боже, как это все неловко.

— Эля, слушай, может у тебя аллергия на воду? — Аскар самонадеянно ухмыльнулся. Я хотела ответить что-нибудь язвительное, но не нашлась с ответом. Словесные перепалки никогда не были моим коньком. Я старалась не смотреть на него, постоянно чувствуя на себе его прилипчивый взгляд.

Я оглядела стол, раздумывая, что себе положить. Я не очень привередлива в еде, я всегда шутила, что еда — это всего лишь источник элементов для пополнения запаса энергии. Папа говорит, что я выдумала себе это жалкое оправдание, чтобы как-то отделаться от необходимости готовить. Что и говорить, готовила я скверно.

За столом стоял привычный галдеж. Я не вслушивалась в разговоры, сосредоточенно разрезая мясо на своей тарелке, когда услышала, что кто-то зовет меня по имени.

— Что? — я подняла голову.

Все рассмеялись, и я неуверенно улыбнулась.

— Ты взяла свою камеру? — это Макс. На день рождения папа с мамой подарили мне полупрофессиональный фотоаппарат, и видимо, Максат про него сейчас и спрашивал. Я виновато улыбнулась и покачала головой.

— Это не важно, — произнес Санжар, — я попрошу кого-нибудь в офисе скинуть мне предыдущую версию, и попробую поработать над этим. Только, Макс, мне все-таки понадобится твоя помощь.

Размышляя о том, для какой работы может понадобиться фотоаппарат, я вдруг вспомнила, что за фирму открыл Максат. Это была дизайн-студия, и видимо, камера им нужна была для какого-то проекта. Я пожалела, что не взяла фотоаппарат, но он был довольно громоздкий, и занимал много места.

Я снова не вслушивалась в разговор за столом, пока меня не привлек высокий голосок Сабины:

— Санж, извини, но ты приехал совсем не вовремя.

— Что случилось, — шепотом спросила я сидящего рядом Данияра.

— Эля, вечно летаешь в облаках, — Асем закатила глаза.

— Асем, — позвал Аскар.

— Что?

— А почему не «А-восемь»?

— Иди к черту, — огрызнулась она.

— Санжар хочет, чтобы Макс вернулся домой, чтобы поработать над их текущим проектом, — сказал Данияр.

— Трудоголики нагоняют на меня жуть, — Сабина притворно вздрогнула, — Санж, скажи, что это не заразно.

— Я бы так не сказал, — Санжар сухо улыбнулся, — но не удивляйся, если однажды ночью ты встанешь пописать, а закончишь с линейкой и чертежами за гаражом.

— Смотрите-ка, у кого начало проклевываться чувство юмора, — Максат запульнул в него горошиной.

— В любом случае, Санжик, даже не надейся, что мы отпустим Максата, — Айгерим наконец-то подняла голову от своего сотового, — тем более, никто кроме него не знает, какая у нас запланирована программа.

— Девочки, большое спасибо, — Максат поднял ладонь, привлекая внимание, — но я не собираюсь никуда двигаться, пока не закончится аренда нашего дома. Мы ведь не зря деньги копили?

— Так держать, брат, — Аскар протянул свой кулак через стол и встретился с кулаком Максата.

Девочки закричали «ура», и захлопали в ладоши. Я взирала на все это с недоверчивым видом. Неужели все эти улыбки действительно искренние? Что мне сделать, чтобы влиться в эту компанию?

Я взглянула на Санжара. Он сидел со своим фирменным прохладным выражением лица, а затем опустил голову, словно не мог выдержать этого поражения. Но потом он поднял голову, и мы снова встретились взглядом, и я опять недостаточно быстро отвела глаза. Что за черт? Я часто заморгала, пытаясь убрать его образ перед глазами, но мне все равно было трудно отделаться от его лица, потому что он был действительно красив. У него были густые волосы черного цвета, постриженные по последней моде, так что они торчали над его лбом, и это тоже ему шло. Прямой нос идеально вылеплен, плотные губы упрямо сжаты. Четко-очерченная линия челюсти и свежевыбритый подбородок просто манили прикоснуться к ним губами. При мысли об этом мой рот наполнился слюной. У меня внутри все переворачивалось каждый раз, когда я на него смотрела — этот уставший умный взгляд, я никак не могла от него отделаться. В его лице не было ничего смазливого, хотя я никогда не видела у парня таких высоких скул. С каждой секундой он казался мне все привлекательнее.

Стоп, сказала я себе, прекрати это немедленно. Подняв украдкой взгляд, я неожиданно снова столкнулась с ним глазами. Черт, это становится забавным. Отвернувшись, я решительно настроилась не смотреть в его сторону ни под каким предлогом.

Неожиданно я почувствовала, как в меня попало что-то маленькое и круглое. Оглядев пол, я обнаружила зелёную горошину, и через пару секунд к ней присоединилась ещё одна.

— Макс, нас обстреливают, — доложила я, уворачиваясь от очередного снаряда.

Аскар запульнул в меня ещё одной горошиной, но я вовремя пригнула голову, и снаряд попал в Данияра.

— Эй, что за дела! — возмутился он, и набрал целую горсть горошка.

— Пригнись!

Я сидела, пригнувшись и ведя счет наиболее точных попаданий. Противоположная сторона играла против нашей. Я тоже собрала со своей торелки горох и запульнула одну в Аскара, который сидел довольно далеко от меня. Я ожидаемо попала не в него, а в Сабину, и она возмущенно начала меня обстреливать, тоже в основном попадая в Максата. Мы отбивались как могли, и тут к нам на помощь подоспела Асема, которая стреляла крупными партиями. Сабина с Айгерим тоже не отставали, так что над столом тут и там летали горошины, отскакивающие от наших голов и от стола. Веранда взрывалась от нашего хохота. Санжар периодически кидал снаряд в Максата, от которого тот отмахивался, как от надоедливой мухи. Через некоторое время горошек у всех закончился, зато весь пол был им усеен, а все сидящие заливались смехом, стряхивая оставшиеся горошины с волос и одежды.

Боже, это было действительно весело. Почему таких моментов бывает так мало?

— Слушайте, а давайте поедем на каток? — предложила Айгерим.

— Отличная идея, — воскликнула Асем, — обожаю каток.

Я недоуменно слушала их обмен репликами, пока до меня не дошло, что они имеют в виду ледовый каток в курортном городке Форт Вилладж, о котором мы читали в буклете. Я внутренне застонала. Я совершенно не умела кататься на коньках.

— А я слышала, сегодня будет концерт местной рок-группы, — вставила я, надеясь, что меня кто-нибудь поддержит.

Но идея с концертом не пришлась всем по душе так, как катание на катке, хотя я до последнего спорила, голосуя за рокеров. Но силы были не равны.

Мальчики уже повскакивали со своих мест, но мы вовремя их остановили, велев достать нам веники и тряпки — не могли ведь мы оставить веранду в таком виде.

Глава 2

Поездка в Форт Вилладж по пустой трассе превратилась в настоящую гонку. Вчера, прилетев в Ольбию, мы прямо из аэропорта направились в прокат машин, где заранее договорились об аренде трех машин на все время отдыха. Теперь я вела довольно старый мустанг черного цвета, на деле оказавшийся довольно резвым. Максат вел такой же старый красный порше, вместе с ним ехали Данияр и Асем. В грязно-голубом ниссане ехали Санжар с Аскаром и Айгерим. Я восторженно засмеялась, потихоньку набирая скорость. Сабина, сидевшая рядом со мной, мертвой хваткой вцепилась в ручку двери. Я лихо лавировала между машинами на скорости 90 миль в час. Обгоняя Макса, я заметила его недоверчивый взгляд, и эйфория захватила меня. Я вырвалась вперед, оставляя всех позади.

Я обернулась к Максу, который, опустив окно, что-то кричал мне. Ветер ревел в открытых окнах, и я абсолютно ничего не услышала. Я резко развернулась вперед и увидела, что дальше дорога делала крутой поворот вправо. Внезапно я забыла, как дышать носом, и начала дышать ртом. Мое тело мгновенно пронзила паника. В следующие секунды я сделала множество каких-то движений, которые я с трудом могла бы описать. Я сбросила газ, начала нажимать тормоз, вырулила вправо, подняла ручник, поняла, что нас заносит, опустила ручник, вырулила влево и дала газу, потому что Сабина истошно орала «ГАЗУ! ГАЗУ!» и мы вошли в поворот боком, чудом не улетев в кювет.

Нас так сильно заносило, что я автоматически начала крутить руль вправо-влево, чтобы выравнять машину. Мы смогли остановиться только метров через сто. Я выпрямилась в сидении, и с трудом смогла расслабить сведенные пальцы и отпустить руль.

В зеркальце заднего вида я видела, как остальные приближаются к опасному повороту и огибают его на низкой скорости. Рядом со мной, глотая слезы, сидела притихшая Сабина. Она выбежала из машины, как только рядом с нами затормозил Максат. Это было очень быстро — только что он был за рулем, а через пару мгновений надвигается на меня с жутким видом. Я с трудом подавила желание спрятаться между сиденьями, и неохотно вылезла из машины.

— Ты. Просто. Дура! — яростно выплюнул он. Злость сотрясала его, он не мог найти способа выплеснуть ее наружу. И тут он пнул какие-то камни под ногами, и галька и песок фонтаном брызнули в мою сторону. Я инстинктивно отвернулась, прикрываясь рукой, но несколько мелких камешков попали в мои ноги. Было не так больно, как обидно. Остальные тоже успели вылезти из своих машин, и смотрели на меня с лицами, на которых легко читался пережитый страх.

Я перевела взгляд на Максата. Он тяжело дышал, руки сжались в кулаки. Я почувствовала себя виноватой.

— Макс, — пробормотала я, сжимая плечи, — Слушай, прости… Я слишком поздно увидела поворот. Не надо было мне гнать…

Он все еще был зол.

— Черт-те что, Эльназ! Я думал, ты сейчас улетишь с дороги и нам придется везти…

Он замолчал на полуслове, плотно сжав губы.

— Ладно, Макс, остынь, — Данияр подошел к нему сбоку и положил руку ему на плечо.

— Поехали, ребята, — сказала Асем, усаживаясь обратно. Остальные последовали ее примеру. Вдруг в машине я увидела Санжара. Глаза злые, сощуренные, не отрываются от меня. Кажется, он зол также, как и Макс.

— Ладно, — выдавил из себя Максат, — поехали.

— Я к ней больше не сяду! — Голос Сабины дрожал, она старалась не глядеть на меня. Макс отвернулся от меня и молча указал Санжару выйти. На его место сел Аскар, а Сабина села рядом с Айгерим.

Я села за руль. Веселье от поездки совсем прошло, я все еще не могла отойти от пережитого. Сложив руки на руле, я опустила на них голову, пытаясь прийти в себя. Дверца открылась, кто-то сел рядом. Санжар.

Я хотела бросить ему издевательское «пристегнись», но поняла, что никаких сил не осталось. Я нахмурилась, глядя на свои руки на руле. Я чувствовала слабость, стыд, и была слишком расстроенной, чтобы обращать внимание на что-то другое. Но тут в поле моего зрения попали ноги Санжара, и я удивилась, какими мускулистыми они были. Под тканью штанов легко прослеживались мышцы ног. Мои ноги, торчащие из-под шорт, по сравнению с его, были тонкими как спички. Я задалась вопросом, не с этого ли начинается фетишизм, потому что я даже вспомнила, как называется эта мышца — латеральная.

— Долго мы будем стоять? — послышался рядом голос, и я вздрогнула всем телом.

Подняв голову, я бросила на него растерянный взгляд. Он уже смотрел в окно, поставив локоть на раму и прижимая фалангу пальца к губам. Заметив мой взгляд, он повернулся и смущенно заморгал. Наконец, умная мысль пришла мне в голову:

— Может, ты поведешь?

Он бросил на меня презрительный взгляд и молча вышел из машины. Я тоже вылезла из машины, и было удивительно трудно выполнить это простое действие.

Солнце садилось, редкие облака окрасились ярко-красным. Все уже уехали, мы остались одни, и пустая трасса показалась мне ужасно тоскливой. Я хотела обогнуть его фигуру с трепавшейся на ветру футболкой, но неожиданно он схватил меня за руку и развернул к себе.

— Отпусти! — взвизгнула я.

— Замолчи, идиотка! Тебя надо лупить за такие выходки!

— Иди к черту, — я вырывалась, но он держал меня так сильно, что я чувствовала каждый его палец.

— Ты не думала, что кто-то будет лихачить также как ты?! — он словно взбесился, — Что кто-то пострадает от твоих выкрутасов?

— Убери от меня свои руки, — процедила я сквозь зубы.

Мы молча сверлили друг друга взглядами, желваки заходили на его худых щеках.

— Никогда, — выговорил он прямо мне в лицо, — никогда не лихачь на дороге.

Меня возмутил его самонадеянный тон. Я хотела ответить, что это не его дело, но я была не в том положении.

— Это все? — спросила я.

Он выпустил мою руку, и я отшатнулась назад. Сев на пассажирское кресло, я ждала целую минуту, когда он сядет рядом.

Упорно глядя в окно, я сохраняла молчание. Руку саднило в том месте, где ее сжал Санжар, и, пытаясь незаметно рассмотреть это место, я увидела пять маленьких синяков на том месте, где были его пальцы.

— Извини, — услышала я его голос.

Повернув к нему голову, я автоматически начала рассматривать его профиль. Честное слово, меня начинала бесить идеальная пропорциональность его лица.

— Ничего страшного, — ответила я, отворачиваясь.

Когда мы заезжали в город, Санжар созвонился с Максатом, чтобы тот сориентировал нас. Я не могла не наблюдать за ним, пока он разговаривал по сотовому, держа его одной рукой, и управляя машиной другой.

— Все рассмотрела? — он притормозил, пропуская красную тойоту с соседней полосы.

— О чем ты? — я деланно пожала плечами, бросая невинный взгляд.

Он нагнулся вперед, чтобы прочитать вывеску на здании, к которому мы подъезжали. Потом посмотрел на меня и лениво усмехнулся. Он выглядел так соблазнительно, что мне пришлось несколько раз поморгать.

— Можешь смотреть сколько хочешь, я не возражаю. Но, надеюсь, ты не выбрала меня своей следующей жертвой.

Я покачала головой, пытаясь переварить услышанное.

— В каком смысле? — я недоверчиво улыбнулась, — Что ты имеешь в виду?

Мы уже въехали в темный паркинг, и я с трудом различала выражение его лица. Припарковав машину, он заглушил мотор и повернул ключ в зажигании.

— Приехали, — сказал он, как ни в чем ни бывало, дергая рычаг ручника. Я поспешно отстегнулась и выскочила из машины. Меня охватило ощущение, что сейчас я услышу что-то очень неприятное.

— Объясни, что ты хотел сказать, — спросила я, пока мы шли к лифтам.

— У тебя удачно получается невинный вид, — он усмехнулся.

Ужасно. Ужасно так расстраиваться из-за таких нелепых, глупых намеков, которые не должны касаться моего чувства достоинства. Но мне почти хотелось плакать от его голоса, полного презрения.

— Стой, подожди, — я схватила его за руку, заставляя остановиться, — объяснись, пожалуйста.

— Господи, прекрати делать такие невинные глаза, — кажется, он разозлился, — мне уже успели рассказать, какая ты на самом деле. Может, ты думаешь, что я тебе понравился. Но, поверь мне, быть горячей в постели совсем недостаточно.

Это была такая нелепая чущь, что я удивленно засмеялась.

— Кто тебе такое сказал?

Он не ответил, только смерил меня еще одним презрительным взглядом, и ушел в сторону лифта. Я быстро его нагнала.

— Санжар, — требовательно позвала я его.

Он неохотно остановился и повернулся ко мне с недовольным лицом. Я отчаянно пыталась найти достойные слова.

— Ну? — он насмешливо вздернул бровь, видя, что я молчу. В этот момент мне так сильно хотелось стереть с его красивого лица эту самодовольную улыбку, что моя рука почти автоматически взлетела вверх. Но он успел ее перехватить до того, как я смогла дать ему пощечину. Теперь он не улыбался, о нет, он был зол.

— Какого черта ты себе позволяешь, — процедил он сквозь стиснутые зубы.

Я дрожала от возмущения и злости, и была не в силах вымолвить ни слова. Кровь отхлынула от моего лица, я не могла пошевелить онемевшими губами. Господи, почему я такая маленькая, что не могу даже ударить его! Нет, он наслаждался своим физическим превосходством, а я чувствовала себя отвратительно слабой.

— Ты!.. ты!.. — только когда с моей щеки слетела слеза, я поняла, что плачу. Перехватив его запястье другой рукой, я попыталась выдернуть руку из его захвата, — отпусти меня! Да отцепись ты!

Он резко выпустил мою руку, так что я отшатнулась назад, и вперил в меня свой пылающий взгляд. Его побелевшие губы были плотно сжаты.

Я первая отвернулась. В моей голове творилась полная каша. Что это было только что?

Лифт приехал, и мы вошли в пустую кабину. Санжар стукнул кулаком по нужной кнопке и прислонился спиной к стене, сложив на груди руки. Я подумала про себя, что совсем не обязательно размахивать кулаками, и что бедная кнопка ни в чем не виновата.

Кабина дернулась и остановилась, дверцы разъехались в стороны.

— Вот вы где, мы вас потеряли, — Макс показался у входа к раздевалкам. Санжар молча протиснулся мимо него.

Макс подошел ко мне и легко повернул мое лицо, положив пальцы на подбородок. Я автоматически уставилась на него, понятия не имея, что он хочет мне сказать.

— Надеюсь, ты не обижаешься, что я накричал на тебя на дороге?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 488
печатная A5
от 641