электронная
72
печатная A5
607
16+
Золотой век князя Ярослава

Бесплатный фрагмент - Золотой век князя Ярослава

Князья и воины


5
Объем:
560 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-7724-0
электронная
от 72
печатная A5
от 607

Любовь Сушко

Золотой век Ярослава

Цикл Князья и воины

ПРЕРВАННЫЙ ДИАЛОГ МСТИСЛАВ КРАСИВЫЙ-ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ

Люцифер подарил мне шестого коня,

И отчаянье — было названье ему.

Н. Гумилёв.

ВСТУПЛЕНИЕ

Человек рождается, живет и умирает. Все просто и все неизменно. Не если ты был рожден князем, если ты должен совершать великие дела, тогда в жизни могут происходить многие невероятные вещи.

Они живут коротко, но ярко. Властелины вообще редко надолго задерживаются в нашем мире. Они уходят молодыми и прекрасными.

Уходит русский князь, остаются легенды, былины, сказания о тех днях и подвигах, которые освещают его жизнь. И снова в памяти нашей проносится он на белом коне своем, поднимая своих воинов в сражения, а после битв жестоких во главе пира праздновали победы. И тот, кого именовали князем, был молод, весел и удал. И в памяти нашей навсегда таким и останется.

Невозможно себе представить старым и немощным сына Владимира, брата великого киевского князя Ярослава Мудрого, князя Мстислава, который не случайно был прозван в народе Красивым. Как будет завидовать его молодости и красоте, любви к нему народа своего старец Ярослав, намного и надолго его переживший. Но в книге судеб ничего нельзя переменить. И только усмехнулся бес в тот роковой день, когда навсегда покинул Мстислав Красивый этот мир. И странным эхом со всех сторон отзовутся возгласы славянских дев, и плач их понесется по землям русским. Жаль, когда уходят старики, но их жизнь прожита до конца. А если молодой да удалой умирает внезапно, как такое объяснить? Но как философски говорит бес, для всего отведен свой час, а остается только память, о том, что было и чего уже не вернешь никогда. Он помнил лица всех князей. Они стояли перед глазами его, стоило только оживить память. О каждом он мог поведать миру историю — Житие от беса, лукавое и коварное, может быть фантастичное, но когда очередь дошла до Мстислава Красивого, он долго и упорно молчал. Казалось, он вовсе не помнил о ней. Но он прекрасно помнил, но долгое время он ничего не хотел говорить. Он не любил этого князя, но понимал, что рано или поздно придется миру о нем поведать.

ЧАСТЬ 1 ВОСКРЕСШАЯ ЛЕГЕНДА

ГЛАВА 1 ВОСКРЕСЕНИЕ

Прекрасны горы и таинственны ущелья в этом дивном крае. И с особенным удовольствием путешествовал здесь молодой князь Ростислав, получивший в наследство земли Тмутаракани. Все ему здесь любо и дорого было, и не знал он, как благодарить небеса за такой неожиданный дар. Младший в роду, он и не наделся на то, что сможет покняжить да порадоваться красотой земель славянских. Большим было княжеское семейство, и знал он, что, скорее всего никакого удела ему не достанется в наследство. Но никто не может предсказать с кем, когда и что случается. Конечно, нехорошо радоваться чужому горю. Но если после всего случившегося для тебя все так замечательно складывается, то почему бы и не порадоваться?

Он не Святополк Окаянный, никому не только не причинял, но даже и не желал он зла, а раз так получилось, то ничего с этим не поделаешь. И если он решил к себе Мстислава призвать, а ему удел выделить, пусть все так и будет. И хорошо, что это далеко от столицы со всеми ее пирами и распрями, которые вспыхивают от одной искры: косого взгляда или нечаянно оброненного слова, неправильно понятого обидчивыми собратьями на пиру княжеском, когда уже выпито так много, и все сказано да спето.

А в этих владениях можно себя чувствовать свободным и от любви их странной, и от ненависти лютой. А вокруг такая красота и тишина. Что взора не оторвешь, и в тесные дворцовые стены возвращаться совсем не хочется.

Пока на радостях даже дружины своей не хотелось князю в сражения отправлять. Пусть на землях этих в бытность его здесь мир воцарится вечный. Ничего и ни с кем делить он не собирался.

Вместе с дружинниками своими заехал князь Ростислав в один из поселков — увидеть людей своих и себя показать. И удивило его здесь только одно единственное. Как-то странно люди к нему относились, смотрели на него, не скрывая удивления, говорили полушепотом, почти ничего не мог понять он из сказанного, словно на чужом наречии общались они, словно черт сам. А не молодой да пригожий князь перед ними появился. И тем более странно было это, что не могли они еще не бояться его, не сердиться на него. Еще когда в детстве с отцом приезжал он сюда, то помнил, как приветливы и дружелюбны они казались ему, и отец их все время хвалил. И теперь, казалось ему, что каким-то призраком бестелесным он был на самом деле.

Невольно стал расспрашивать их князь и хотел узнать он, что же такое с ними могло случиться за это время. Но узнав о расспросах, совсем замолчали они, слонов все одновременно онемели. Так ничего и не добился князь от подданных своих и отправился дальше. Только вместо беззаботной радости он стал ощущать теперь смутную тревогу и ничего понять не мог. Но рано или поздно тайное становится явным — так про себя он рассудил. Ему не хотелось даже думать о том, что все может завершиться каким- то печальным происшествием. Но тайна эта раскрыта была даже раньше, чем он предполагал с самого начала. Еще по дороге неожиданного нагнал его всадник, и слуги княжеские стали расспрашивать его о том, что могло приключиться, что за тайна перепугала так людей в селении, которое они только что проехали. Долго молчал он, словно взвешивая, чем это для него самого закончиться может. А потом, испугавшись, что будет наказан за упрямство молодым князем, говорил, что сам он не видел, но многие говорят, что воскрес князь их любимый Мстислав Красивый. Будто бы он их владения объезжает и смотрит, как они без него живут и все ли у них в порядке. Только странно переменился он, раньше добрый да приветливый был, а теперь злой да придирчивый стал. И не сразу догадался Ростислав, что это в нем они узнали воскресшего своего князя.

Но чем же он похож на Мстислава, ведь они даже не близкие родичи, хотя все князья — братья, но не верил он в то, что его с Мстиславом перепутать они могли. Это кто-то из завистников его и врагов такую чертовщину и сотворил, и чувствовал он, что еще долго придется ему расхлебывать эту странную кашу.

Но он думал о том, что до следующего селения глупые слухи не дошли, и они не станут шарахаться от него в разные стороны. А парня он назад отправил и приказал рассказать о том, что он — их новый князь Ростислав, а Мстислав не воскресал, мертвые прахом становятся, только в памяти их и можно оживить. Мертв он и похоронен Ярославом Киевским в Софийском соборе, где и для себя самого великий князь место приготовил, и не должны они тревожить прах его, как бы им этого не хотелось.

Еще ярче и красивее показалась вечная природа вокруг, но после того, как растворился за перекрестком неведомый парень, ехали они молча, и никто слова не проронил о том, что узнали они. Дурное предчувствие было в душе у юноши, он знал, что этим история не закончится. Она будет продолжаться, немного угасая, как огонь в костре, и вспыхивать снова.

№№№№

Почти то же повторилось и в соседнем поселке, только на этот раз ничего таинственного в поведении их для него больше не было. И он не скрывал своего раздражения. Но ведь гонец, ими отправленный поехал в другую сторону, он никак не смог бы их опередить, как бы не старался.

Они выходили из своих домов, чтобы на князя взглянуть, молчаливо, тайком крестились, будто бы видели Князя Тьмы, а не живого человека, и не знали, радоваться или печалиться, коли, довелось им с ним столкнуться средь бела дня и всем его приход видеть.

Они спрашивали тихо друг друга, отчего сам князь так угрюм, и невольно в душах усиливалось чувство страха. Так чудесно начинавшийся день, должен был завершиться его гневом нешуточным. Как не стремился он сдерживать себя, но ничего не могло его успокоить, он еще не особенно умел владеть собой.

Он не стал угощаться здесь, чем удивил всех подопечных своих. И помчался дальше. В город вернулись они уже под вечер, хотя кто-то из свиты предложил переночевать по дороге, но Ростислав наотрез отказался. Стоило только дивиться тому, как изменилось за это время его настроение. Надо сказать, что в облике воскресшего князя ощущал он себя неуверенно, и скверно было на душе. И одолевали ее странные предчувствия. А что если и на самом деле душа умершего князя, которого здесь так любили, вселилась в него? Не могут же обманываться все сразу. Есть же в этом какая-то чертовщина.

Чертовщина… и в самом деле была. Это развлекало Мефи.

В свое время он ненавидел Мстислава. Новый князь не вызывал у него таких сильных чувств. Узнав, что тот отправляется осмотреть свои владения, он и решил немного поразвлечься. И поднялась тень Мстислава., соединилась она с телом Ростислава. Никто бы не смог, кроме него самого понять, как все это произошло, а он никому рассказывать о том не собирался. Только у всех кто видел нового князя, и хорошо знал Мстислава, не возникало сомнений, что они видят воскресшим прежнего властелина. И возникло чувство, что спасся он каким-то чудом, укрывался до поры до времени, а нынче и объявился снова. И облетели они все владения, быстрее птицы любой, и странный ропот этот даже до стольного града и до князя Ярослава дошел, который пока на это никакого внимания не обращал — мало ли что они там придумать могут — дай им только волю вольную. А всем подданным Мстислава так хотелось верить в то, что он вернулся, что разубедить их в том невозможно было.

О чувствах и положении Ростислава бес не волновался, а позабавиться да над людьми поиздеваться был рад — скучные они все какие-то становились, хотели невозможного, ждали невероятного. И оставшись в одиночестве с кубком доброго вина в новом дворце своем, размышлял Ростислав, что не будет ему сна и покоя до тех пор, пока не выяснит он все до конца. И тогда первым делом решил он отправиться к Ярославу в Киев. Пусть он или волхвы его объяснят, что же происходит здесь и чего ему следует ждать в дальнейшем. Может он и на самом деле на Мстислава так похож, что отличить его невозможно. Но если это так, тогда вообще путаница может начаться невероятная. И он не собирался чужую роль играть и чужую жизнь проживать, не в его это было правилах. Как странно сознавать, что тебя совсем за другого принимают.

И только в глубине души сознавал Ростислав, что никогда он не дотянется до той вершины, на которой для них оказался Мстислав, так стремительно туда взлетев — это и пугало его больше всего на свете.

ГЛАВА 2 НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

В жизни всегда беда рядом с радостью ходит, а огорчения счастливые минуты меняют. Князь должен был закалиться после всего, что с ним приключилось. Но познал он, что княжеский плащ, это не только радость и честь, но и переживания, суета и странные совпадения.

Пока собирался князь в Киев отправиться. Он узнал о том, что Ярослав, всегда легкий на подъем, и сам мимо его земель проезжает. И они вскоре встретились на порубежье. Только не знал Ростислав, радоваться ему или печалиться оттого, что великий князь, словно услышав зов его, сам к нему и пожаловал. Может быть, он и разрешит его сомнения. А может просто посмеяться над ним захочет и запутает все еще сильнее. Почему он должен помогать ему разбираться в том, что происходит в этом мире?

Но напрасно опасался Ростислав, Ярослав встретил его радушно и даже ласково. Он стал его внимательно расспрашивать о том, что так тревожит князя. Странный рассказ слушал он, молча и внимательно, и вовсе насмехаться не собирался. И до самого конца, пока говорил князь, был он серьезен и задумчив, словно о чем-то подобном тоже знал, но пока таил молчание. Это же заметил и князь Ростислав, и понял он, что не ошибся и существует какая-то тайна. И понимал он другое, если сам князь сказать ничего не хочет, спрашивать его бесполезно.

Ярослав и на самом деле не собирался говорить ничего о своем прошлом, и уж тем более о бесе. А он сразу догадался, что это его проделки. Он пытался только понять, что будет дальше, и что тот задумал.

№№№№

Ростислав вышел на несколько минут, чтобы отдать какие-то распоряжения своим людям, а может быть, просто хотел перевести дыхание, в те минуты бес и появился. Ярослав подступился к нему.

— Ты слышал все, что он говорил, я не буду тебе этого пересказывать. И конечно ни о чем понятия не имеешь, — усмехнулся великий князь.

— Ну почему же, кто еще такое мог придумать? — самодовольно спросил он, странно гордившийся собственными делишками.

В чем он был уверен и прав — будь Ярослав и трижды великим князем, ничего бы он с ним поделать не смог, как ни старался.

— Но это жестоко, устроить такое тому, кто только первые шаги по этой земле делает… — недоумевал великий князь. Хотя не о Ростиславе он думал в те минуты, все самое неприятное для него было связанно с именем Мстислава. Бес упорно ворошил память о том, кто, как он мог надеяться, покинул их навсегда.

— А мне какая разница, что хочу, то и творю, — самодовольно заявил он, — и это тоже было сущей правдой. Впрочем, через минуту запал его пропал. Он знал, что иногда это может закончиться крахом. Даже не сильные князья бунтовали, а бросать Великого князя ему совсем не хотелось, он столько растил его, столько с ним в свое время возился, что погубить собственное детище было бы верхом глупости, на которую он никогда не решился бы.

— Ладно, — делая вид, что примирился, произнес бес. Он был страшно горд из-за собственного благородства. — Не стоит об этом больше, я пока умерю свой пыл, только из любви к тебе.

Последняя фраза прозвучала довольно фальшиво, но может быть, именно этого он и добивался в своем монологе, понять всех его ходов и интонаций не мог бы даже великий князь, с его легкой руки прослывший мудрым.

— Что значит пока? — поинтересовался Ярослав, он привык видеть в каждом его слове подвох.

— А то и значит, что я не собирался все дни свои бесконечный в скуке и благочестие коротать, если захочется порезвиться и будет подходящий случай, я непременно это сделаю, — как ни в чем не бывало, заявил он.

Ярослава всегда возмущало его нахальство. Но бороться с ним не только бесполезно, а даже вредно — себе же хуже и сделаешь. Когда вернулся Ростислав, он застал великого князя погруженным в думы.

— Не переживай, и не обращай на это внимание, со временем все утрясется. Начинать всегда трудно. Чего только не случается. Я помню. Все хорошо помню. Тебе, по крайней мере, против братьев своих идти не надо.

То ли бес решил помочь Ярославу и колдунуть немного, то ли он сам обладал даром внушения, но Ростислав перестал думать о том, что случилось. Может, он просто устал от таких потрясений.

— Он умен, красив и добр был, — неожиданно заговорил Ярослав о брате, потому что с ним, а не со Святополком сравнивают, — и даже мой нрав примирить умел. Я до сих пор понять не могу, почему он так рано ушел, таких людей мало на свете белом, а среди князей почти и не встречается. Недаром любили его люди, не каждому такой князь достается. Странными казались воспоминания в тот вечер в чужой стороне, рядом с мальчишкой. Но не мог сдержать своих чувств великий князь, как ни старался.

— Они не случайно хотят его воскрешения, и в тебе свои мечтания дерзкие воплотить собираются. Тебе труднее будет, чем многим. По чистоте души и доброте я с ним никогда уравняться не мог.

Ярослав замолчал. Даже для него самого это было странное признание. Но может быть назло бесу, или из каких-то иных побуждений, он должен был сказать об этом

— А ведь ты не слишком его любил, — тихо заметил Ростислав, сам удивляясь своей безрассудной дерзости.

И снова пришел в ярость Ярослав, а сдержался он только потому, что знал, что бес вложил в его уста эти слова.

— Не любил, слишком много шуму от него было, и Мудрым он меня в насмешку да шуту называл, а мне пришлось сделаться таковым, потому что не мог я не ответить ему на дерзость его невероятную. Не мог и не хотел мириться.

И странная боль пронзила его сознание в тот самый миг. Он неожиданно замолчал, оборвав разговор на середине и сетуя на то, что и без того сказал слишком много. Ростислав тоже молчал. Все с появлением великого князя не прояснилось, а запуталось еще сильнее. Он верил Ярославу, тем более тот говорил не особенно приятные вещи. Но после этих слов, коли великий князь признает, что так и не дотянулся до брата своего, его положение и вовсе было безнадежным, и он знал, что вся его жизнь в диком этом соперничестве бесполезном и пройдет, а ему такого вовсе не хотелось.

Уже по дороге в гридю вспомнил все слова великого князя Ростислав, и удивился услышанному еще сильнее. Будь он на месте Ярослава, никогда не признался бы в подобном. Но кроме людей, существует еще какая — то сила. Которая и заставляет признаваться в том, что никогда сам человек ни ха что не сказал бы, и хорошо, если бы она пореже на него обращала свой взор, ему хотелось быть хозяином своим словам и поступкам.

ГЛАВА 3 ТЕНЬ КНЯЗЯ

Чудеса на самом деле прекратились, и можно было князю немного передохнуть. На следующий вечер, когда Ростислав с приближенными своими только поднимался после пира и направлялся в свои покои, показалось ему, как только он вошел туда, что в комнате кто-то находится. Он решил, что ему не дают покоя волнения последних дней, и он не сможет уже жить и в дальнейшем без странных случаев таких. Но сколько не убеждал он себя, ощущение не исчезало. И тогда он оглянулся по сторонам. Нет, в комнате явно был кто-то еще. Но сколько не стремился, никого он больше не увидел там. И вдруг зазвучал голос где-то рядом:

— Не торопись, князь, наливай кубки и садись рядом.

Все было странно, но подчинился этому Ростислав. И тогда появился перед ним тот, кого так ясно слышал он поблизости. Он был высок и красив невероятно, и странное сияние исходило от всей фигуры его молодецкой. Одежда его была хорошо и со вкусом подобрана. И по тому, как он рассмеялся (грустным и странным показался смех его), Ростислав понял, что, скорее всего он умеет читать мысли, и узнал о том, что он думал обо всем этом.

— Не бойся, я не бес, ты ему польстил очень, — говорил в тот миг призрак, я тот самый воскресший князь, который тебе не дает жить несколько дней.

— Мстислав? — удивленно спросил Ростислав, дивясь тому, что он сразу о том не догадался, — ты хочешь сказать, что везде ты был вместе со мной, они тебя узнавали и видели тебя, а не меня.

— Нет, — резко произнес он в ответ, и улыбка испарилась с его лица, — это могло быть так, если бы я дружил с нечистыми и участвовал в его трюках. Но я никогда с ним не связывался, он устроил что-то другое. Я не знаю, что он там сотворил, — честно признался призрак, но сейчас перед тобой я решился все-таки показаться.

Ростислав не знал, стоило ли ему верить или это очередной розыгрыш, но он понимал, что князю нечего особенно лгать. Скорее всего, он и на самом деле ни к чему не причастен. Но что думать обо всем этом и чему верить — этого князь никак понять не мог.

— Они любят тебя, князь, — заговорил он после затянувшегося молчания, почему же ты так поспешно покинул мир?

И снова усмехнулся Мстислав:

— Ты не поверишь, но мне не было дела до их любви. Может быть, я и на самом деле был баловнем судьбы и не знал, что такое холодность и тем паче ненависть к властелину со стороны подопечных его. Я всегда купался в их любви, но счастья мне это никакого не принесло. Ничто в этом мире не могло принести счастья. Во всем его облике было что-то невыразимо прекрасное и трагичное. Ростиславу очень хотелось понять и почувствовать того, за кого его принимали в последнее время. Но он понимал, что это совсем иной мир и другая жизнь.

— И тебе не хотелось бы воскреснуть? — вырвалось у него, хотя даже сам не понимал, почему задает такой вопрос.

— Нет, — твердо ответил тот, — это стало бы сущим наказанием, я никогда не пожелал бы этого. Он говорил твердо и убежденно, и Ростислав поверил ему.

— Я побуду с тобой еще немного, они разрешают иногда возвращаться на землю в награду или наказание. И мне захотелось прояснить хоть что-то из того, что ты переживал в последнее время. Я знаю, как неприятно жить в чужой тени, а тем паче, под чужой маской.

Они сидели некоторое время молча. Князю очень хотелось спросить о том мире, в котором сейчас обитал Мстислав, кому же не хочется раньше срока заглянуть за ту черту и знать, что потом тебя поджидает. Но он промолчал. Может, он испугался и решил, что груз таких знаний будет для него слишком тяжел. А может, знал наверняка, что Мстислав ему ничего не расскажет. Он так поразительно отличался от старшего брата своего.

Он его ни о чем не спросил, и тот ему ничего рассказывать не стал. Так и промолчали они о самом главном, самом таинственном и волнуемом. И странно, что ни в зале, ни в покоях Ростислава за это время никто из слуг и свиты не появлялся больше. И показалось ему, что находится он в совсем ином мире, вовсе не связанном с реальностьюНо почему явился сюда сам Мстислав. Почему он так странно смотрит на него и так за ним следит? От него повеяло каким-то невероятным холодом. Наверное, это было нормально для призрака, но говорят, и в реальности он был точно таким. Так за что же они его так любили? Он снова позабыл о том, что призрак читает его помыслы. И когда Мстислав заговорил, он уже не удивился.

— А любят всегда ни за что, разве кто-то может объяснить нашу любовь и нелюбовь. Если бы любовь можно было объяснить, то она перестала бы существовать. И при этих словах он поднялся с места своего.

— Мне уже пора уходить, прощай, все наладится, сказал он как-то неопределенно, словно бы опомнившись. Он почувствовал, что все это время был, не слишком учтив к своему приемнику. И хотя он звезд с неба не хватал, но может быть хорошим князем для них. Ведь по-разному сожжет сложиться. Все решится потом, с течением времени. Ярослава не слишком любят, хотя и называют Мудрым, скорее в насмешку. А насмешка эта от него исходила когда-то. И сам Ярослав знал об этом и долго на него дулся. Потом все наладилось после долгого противостояния. Но вряд ли забывал об этом старший брат, хотя он всегда хотел оставаться великодушным по отношению к нему, и чаще всего ему это удавалось.

Как невероятно и странно устроен этот мир. Он многого не понял, может быть совсем ничего. Почему направился он на свидание не к Ярославу, а к этому чужому парню. Узнав по дороге, что бес его как-то разыгрывает, он решил проверить, что происходит на его собственных землях. Вот и бес ведь его не жаловал, продолжая носиться с великим князем. Конечно, он должен этому радоваться, перекреститься и вздохнуть спокойно, но почему-то большой радости у него это не вызывало.

Ярослав никогда не унывал, у него всегда жизнь била ключом, а с ангелами его он от скуки бы помер давно. Но если бы священники, перед которыми заискивает великий князь, узнали, кто остается его верным помощником все время, они бы его наверняка от церкви отлучили давно. Если бы призраку можно было вмешиваться в жизнь живых, он бы много чего им рассказать смог. Но это строго запрещено. Каждый из живых обо всем должен узнать сам. В этом и заключается правда жизни.

ГЛАВА 4 МЛАДШИЙ БРАТ

Ростислав ушел со свитой своей, а Ярослав погрузился в думы великие. Странно все возвращалось. Юный князь напомнил ему невольно о том, о чем ему хотелось позабыть — о младшем брате своем. Вольно или невольно он возвращался памятью в прошлое, хотя ему совсем не хотелось этого. Ведь далеко не все зависит от человека и от его желаний. Это Ярослав хорошо усвоил со временем. Он знал и другое — в этом мире нет ничего случайного. Вот уже и Мстислав шагнул в вечность, а ему еще нужно было жить, и возвращаться в воспоминаниях в их юность. Он оглянулся по сторонам. И ему показалось, что тень его по-прежнему находится рядом. Нет, ему, в отличие от Ростислава, вовсе не хотелось этого, хотя по большому счету он ни в чем не был перед ним виноват. Тогда отчего так неспокойна его душа. Немало грехов скопилось за эти годы, и от них уже не удастся избавиться ни на этом свете, ни на том.

И призрак появился. Как-то очень поспешно, словно спеша куда-то, Мстислав на минуту перед ним остановился.

— Никто ни в чем не виноват, — услышал Ярослав голос брата, тревожные мысли его, наверное, заставили того появиться. Но ему и после этих слов не стало легче. Он не хотел, чтобы кто-то страдал из-за его прошлых ошибок, и ему снова на них указывали. И сам он никого и ни в чем не считал виновным, и ни перед кем не хотел оправдываться.

— Нет, это не правда, — говорил в тот миг он, — как жаль, что я опомнился слишком поздно, тогда все могло сложиться по-другому, — упрямо твердил он. Как трудно знать, что больше ничего нельзя исправить.

Внимательно вглядывался Мстислав в его черты. Ярослав показывал слабость и даже не пытался скрывать этого. Странно, но никогда прежде он не видел его таким. Что же произошло после его ухода? Но он не хотел, чтобы старший брат брал на себя еще и его вину. Он один виноват был в том, что произошло, и не собирался прятаться за его спиной.

Ярослав хотел сказать еще о чем-то, и Мстислав не мог его не выслушать.

— Мне везло, потому что меня бес в этом мире вел, — признался он вдруг, — все, что я завоевал, не моя заслуга. Я шел, не оглядываясь назад и не считаясь с другими людьми, даже с самыми близкими. Бес эгоистичен и не признает слабаков. И я не мог разочаровать его. Я не должен был ему поддаваться, но так заманчиво было все, что он обещал и давал. Он помолчал немного.

— Почему ты так на меня смотришь? — спросил Ярослав.

Он и на самом деле на него пристально смотрел, так, что тот немного растерялся даже, и не произнес ни слова, так неумолимо все менялось в этом мире. Но все протестовало в душе его.

Странно, говорят, жизнь такая великолепная вещь, но он никогда не умел ценить ее по-настоящему, вот и сейчас, если бы перед ним не появился бес, и не захотел воскресить его, если бы это не было розыгрышем, то он, пожалуй, не согласился бы ни за какие блага на свете. Он яростно противился тогда, и то же самое произошло бы теперь. Но почему все так с ним происходит, спрашивал себя Мстислав. Ведь и в первом кругу говорили о том, что им хочется назад, на землю — это одна из любимых тем, они могут часами говорить о том, что было бы, если бы все можно было начать сначала.

Бес только усмехнулся ему в ответ, но если он снова захочет пошутить, то устроит именно для него такое возвращение, ведь он не так уж мало может. Но об этом лучше не думать. Часто сбывается то, о чем ты только начинаешь думать.

ГЛАВА 5 ПУТЕШЕСТВИЕ В НИКУДА

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 607