электронная
Бесплатно
печатная A5
411
18+
Золото осени

Бесплатный фрагмент - Золото осени

Девять жизней


5
Объем:
272 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-8664-9
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 411
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Все произведения и фотографии в сборнике изданы с согласия авторов, защищены законом Российской Федерации «Об авторском праве» и напечатаны в авторской редакции.

Материалы для обложки взяты с сайта pixabay. com

Marcus Denight

Беларусь — Витебск

Родился 26 января 1975 года в г. Витебске (Беларусь).
Закончил СШ №23. Потом училище искусств по специальности — художник-оформитель.

Летом между учебой ездил в стройотряды… Затем служба в армии.

Позже пришли стихи… Наверное, они всегда были частью меня, просто однажды настал момент, когда они перестали умещаться внутри меня и потекли стройной рифмой наружу. О чём мои стихи? По большому счёту они все о любви — будь то любовь к матери, природе или женщине. Я искренне считаю, что без этого чувства невозможно написать ни одного хорошего стихотворения. Даже падающий осенний лист — это уже поэзия любви, нежности и грусти.

С юности мечтал писать электронную музыку. К электронной музыке, да впрочем, как и к любому творчеству, искусству, можно относиться по разному. Люди — более консервативные — предпочитают живой оркестр, живой концерт, но… Электронная музыка — это мобильность, а в умелых руках (или ушах) превращается в огромный мир, где шепчут звёзды, поют волны и стонут ветра. Это шелест травы за вашими окнами под мягкими кошачьими лапами. Это миллионы звуков — от биения сердца до шума океана — переживающих трансформацию в ноты и обратно.

В 2011 году приобрел свой первый синтезатор и… Началась моя новая история…

Свои альбомы в стиле (эмбиент-электроник) под псевдонимами Marcus Denight и Derek Nigell издаю на сетевом лейбле USC (г. Москва)
Там же вышли два совместных альбома с замечательным музыкантом Александром Гириным (Randolf Scand, Astrovia)

Мир Осени

Мир Осени — я снова вхож в твой край,

Возникший в ярком пламени багрянца,

Прими меня — усталого скитальца,

В закате дней звучи и нарастай.

Я ускользал от долгой тишины

К лоскутьям красок солнечного цвета,

Дождем беззвучным удалялось Лето

К истокам рек бездонной глубины.

Ведь так давно не посещали сны

И нет в судьбе заметных повторений,

Но множил путь чертог поры осенней,

И были дни листвой озарены…

Белая СтихиЯ

Часть 1

Написанное на бумаге лишь в малой степени отражает то, что единожды является перед мысленным взором, неожиданно сверкнув и погаснув. Так рождается сокровенное…

Каплей дождевой пробуждалась память, насыщая родники свои прохладной, бодрящей свежестью. Плыли образы и мысли, так же неожиданно ускользая, как и появляясь… От того немного становилось больно — так хотелось оттянуть, задержать их уход… Ведь там, где все порой кажется бессмыслицей, иногда обретаешь источник нового смысла и глубины…

Мир паутины безудержно выхватывал у начинающегося заката длинные и безукоризненно тонкие линии ветвей. И, воспылав, устремлялись прочь, уносились все мирские мысли: дабы расстаться с чуждой им стихией. Наконец осталось лишь таинство безмолвия парящих ветвей в царстве безмолвного, полыхающего зарева…

Когда солнце скрывается за горизонтом — вместе с ним покидают землю радужные родники ускользающего зарева заката, темнеющим и надвигающимся мраком словно заметая следы мимолетного пребывания своего…

Видел я Время, уносящееся вдаль, а наступающий тогда закат земной был радужным его воплощением. И словно не было в тот миг ни часов, ни минут — до того неожиданным казалось всё вокруг. А краски неба продолжали приобретать все нарастающую яркость…

И пламенела Даль в обители Времени, и расступались Облака пред её цветовыми творениями.

И рождались Стихи — неожиданно, трепетно…

Прости меня

Прости меня, мой неспокойный мир

За холодность обидчивых стараний

Вернуть простую боль воспоминаний —

Они ведь так приятны и… напрасны.

Прости меня, мой неспокойный мир

За тщетность сил ненужных и поспешных

Забыться в снах прозрачных и безгрешных —

Ведь нежность чувств тебе ли неподвластна?..

…И пламенела Даль в обители Времени, и расступались Облака пред её цветовыми творениями.

И рождались Стихи — неожиданно, трепетно…

Осенний клён

Сонет

Осенний клён траву позолотил

Листвою яркой с острыми краями,

Словно прощаясь, стройными ветвями,

Взметнулся к небу из последних сил.

Лазурь и злато — ветреность и пыл

И красок жар, и буйство листопада —

Осенней глади пёстрая отрада

Подобна свету множества светил.

Но краток день. И я уже не тот.

На перепутье жизненных пустот

В земле промокшей корни не пустил.

И всё же взгляд блуждает средь полей

Где вдалеке, меж блеклых тополей,

Осенний клён траву позолотил…

Белая СтихиЯ

Часть 2

У истоков каждой строки есть свой внутренний, не всегда сразу ощутимый смысл, подчас заставляющий призадуматься… Силуэты слов, очертания строк — несущих смысл в себе иной. Ранее неизведанный… Как образ возникают они на бумаге, так неожиданно охватывая своей дивной незавершенностью. И так же внезапно уносятся безвозвратно — из неведомого в неведомое…

Не видеть то, что пред глазами, но осязать при этом всю красоту и свежесть внутреннего мира. То — истоки познания в себе всего, доселе сокрытого и неизведанного. Время — вот ключ ко всему движимому и растущему. Его секрет быстротечности — постоянство мерного и незаметного вращения стрелок. нарастания невидимых цифр.

Через ушедшее постигается вся краткость и мимолётность красок окружающего мира. Зыбок и расплывчат силуэт дали. Но сколько в нём прелестного и недосягаемого. Прекрасно то, что не постичь, не объять до конца. Неизведанность — вот стихия, пробуждающая познание, с ней — её влекущий зов…

Уйти от мира, но не от себя самого. Лишь суметь погрузиться в сокрытое — осязать, ощутить его корни, истоки, ускользая к влекущему и заветному — родникам озарения…

О глубине души — какой возвышенной и необъятной может быть она. И тогда, в час вечерний, взору открывается подлинный облик дали. И в том, заветном видении, словно чудятся волнующие звуки, слышится чей-то чарующий голос. То — звучит недосягаемая даль для души всеобъемлющей…

Видеть неба цвета. Облака — оперение выси поднебесной. Столь разные по форме и оттенкам — их узор неповторим: чуть возникнет средь небес — залюбуешься невольно. Отвлечешься — обернёшься снова — уж растаял он…

О чистом о прекрасном, созвучном и заветном, неведомом и ярком, сокрытом, незаметном. О Времени — таинстве бега, исполненного незримого движения, постепенно изменяющего окружающие силуэты и очертания. И самих нас…

Колокольца громогласной летней грозы, появляющаяся листва, распускающийся бутон — вот зрелище, способное взволновать и заставить неподдельно восхищаться душу человеческую. Неожиданно выпавший снег, морозное дуновение ветра, проявившееся причудливым узором на окне — вестники прохлады, несущие задумчивость и вдохновение, завораживающие своей застывшей неповторимостью. То — тепло и хлад, истоки сокровенной, непостижимой мудрости всех лет и времен…

Быстрота присуща облакам, наполняющим свод неба и обволакивающим его то полупрозрачной, то непроницаемой для взгляда дымкой. Скор ветер, их движущий, приносящий живое прикосновение небес…

Грезить изо дня в день о недосягаемом — частая, закономерная повседневность. Но то ли мнимое предстаёт по-настоящему желанным?…

Морозный Месяц

танка

Морозный Месяц

На Землю смотрит, обрамлён

Сияньем звёздным.

Как города — звёзд искры

Нас разделяют снова…

…Но лишь забыться тем, что пред тобой — озарение и вдохновение придут сами собой, нахлынув неожиданно и ярко… Так множится содеянное, нисходит сокровенное…

Сто тысяч солнц кленовых

Сто тысяч солнц кленовых

И лазурит небес.

Опять к зиме суровой

Прозрачным станет лес.

И гроздьями рябины

Закрасится закат,

Лет прошлых паутина

Вдруг затуманит взгляд.

Сто тысяч солнц кленовых

И Ты — теперь со мной —

Родившейся сверхновой

Осеннею звездой…

Белая СтихиЯ

Часть 3

Забывая о настоящем, невольно обращаешься к давнему… Ничто так не возвращает к прошлому, как смена Времён Года: одно дуновение весеннего ветерка словно отбрасывает всю безмятежность уходящей зимы, неожиданно напоминая о прошлогоднем тепле, охватывая волнением, воскрешая в памяти полузабытые картины былого… Так рождается то, новое, которому вскоре суждено превратиться в те же воспоминания, такие подчас яркие и незабвенные…

Целый мир в объятиях души трепетной и одухотворённой… Бесконечна жажда непознанных истин, как и долгий путь без тени завершенья…

Расставаясь с броским светом, блекнут мира очертанья и уносится мерцанье, выхватывая облик темноты превозносимой… Позабыл о дне уж ветер, приумолк в объятьях ночи, но уже довольно скоро оживёт ещё сильнее, вздымая шумно все деревья, продолжая путь свой долгий, непологий, неизбежный…

Продрогший весенний день, весь оплаканный дождём. Смутные, размытые силуэты деревьев за обильно политым влагой окном… Первый гром — предвестник скорого наступления лета… Так тянется тонкая паутина времён: изменчивая и непостоянная, непознанная и бескрайняя…

Подчас кажется — как непохожа сбывшаяся мечта на то, чем казалась она до своего воплощения в реальность, теперь лишь отдалённо напоминая то, некогда желанное и высокое…

Яркость образа — в чуткости восприятия. Облик, навеянный полыханием заката — схожие мысли задумчивого мечтания… Но размывает время их столь знакомые черты, постепенно полностью скрывая от нас…

Листва, опадающая с наступлением осени — броская и диковинная, устилающая всё вокруг. Постепенно меркнет её цвет, полуприсыпанный легким утренним инеем, темнея до одинакового землистого оттенка. А с приходом зимы и вовсе исчезает… Так уносится мир мимолётных творений…

Вместе с весной рождается заново мир души, навеянный гармонией окружающей природы… Тело бескрыло, но подобен лёгкой пушинке облик духовный, всегда юный и бодрый…

Белый снег облаков, охваченных ветром — словно стая птиц, возвращающихся весной. Произрастая из отдалённых уголков горизонта, приближаются они, неся свои белоснежные оперения. И уносятся дальше, незаметно тая, превращаясь в полупрозрачную, нежную дымчатость…

Где только время не оставило следы пребывания своего. Каждый день уходящий отмечен знаком его. Вершины гор и макушки лесов — на всём неизгладимая печать… Ни с чем не сравнимое, мерное, не смотря на кажущуюся быстроту, продвижение далее — к ещё неизвестному и неизведанному…

Безмолвствует даль, принося лишь печаль размышлений, напоминая об ушедшем. А на закате посылает в сердце зов, проникающий до глубины, поселяя надежду, радость обновления, свежесть восприятия… С ним — стезя чистоты…

Силуэты деревьев, сгибаемые ветром, срывающим листву и сухие ветви — словно мысли, не успевшие в веянии своём превратиться в слова на бумаге…

Сонет Дождя

Покинув свод небесных синих волн,

Издалека все таинства несущих,

Приливом влажных капель снизошёл

Ненастный возглас — звучный и зовущий.

Природе дождь внезапный принесла

Тьма облаков, вновь предвещая свежесть,

Загадочно поблескивает, нежась,

Гармония прохлады и тепла.

У перемен возникших серый цвет,

Через мгновенье только силуэт

Стихий дождливых завершит уход.

И в ожиданьи прелесть есть своя —

Волнение скрывая и тая,

Заходит солнце, меркнет горизонт…

Белая СтихиЯ

Часть 4

Притягательны небеса бездонной своей глубиной. Синь бескрайнего, безбрежного океана — сколь много зовущего и потаенного сокрыто в ней… В биении дня — чёткий контур небес. В объятиях ветра — тонкие линии ветвей…

Очарование свежести летнего вечера. Полоса позднего зарева, ускользающая синева. Все мечты словно уносятся к горизонту, отражаясь радужными переливами цвета… В тот момент торжествует прекрасное…

Вновь изведав остроту впечатлений, внезапно чувствуешь опустошенность. Тогда словно меркнет блеск воспоминаний и находит тоска… Нельзя не помнить всю краткость и мимолетность всего окружающего. Но лишь забыться тем, что пред тобой — озарение и вдохновение придут сами собой, нахлынув неожиданно и ярко… Так множится содеянное, нисходит сокровенное…

Нисходят строки денно, нощно, слагая свой незримый образ. Принося долгожданное успокоение, забвение повседневности… Изведав смысл — чего желать ещё?

К сумеркам клонится день, завершаясь заревом вечерним. Провожая радугу оттенков, ускользает свет, наполняя даль горизонта красочностью уносящегося оранжевого диска… Безмолвствует закат — беззвучное, яркое волшебство…

Исчезая, меркнут дни, оставляя за собой вереницы воспоминаний: отчётливых и полузабытых… Что только не скрылось в бездне времени… Небо и окружающий вид, постоянно меняющий очертания… Подует ветер — принесет облака, всколыхнет деревья: всё объято на его пути, приносящем движимую и трепетную зыбь изменений…

Постепенно замирающее эхо звуков уносящегося дня. Момент наступающего заката… То — время постижения ошеломляющей игры оттенков — иссиня-сиреневых тонов отдаляющего света, краткое, но настолько запоминающееся…

То была давняя тоска… О смысле и образе чувства — возвышение несут они, принося внезапную радость обновления. В них — отголоски счастья и печали: двух неожиданных и влекущих противоположностей. То — новый смысл, когда словно исчезает прошлое и забываешь о настоящем…

О днях ушедших и приближающихся — как многого способна достигнуть душа, исполненная глубины и наделенная живостью восприятия — восприятия движимости времени, широтой своей постигая мельчайшие его мгновения…

Часы и минуты постоянно ускользающие… Отметая прошлое — к вам обращаются мысли мои. Тщетно пытаясь постичь истоки обратимости, грустно становится подчас, но в той грусти — частица прекрасного… Озарение — секреты его непостижимы, чем дальше продвигаются годы — тем реже посещает оно… Но каким внезапным и мимолётным может быть его порыв — словно откровение свыше, нисходящее всегда так неожиданно и ярко…

СтихиЯ… Бестелесы образы, населяющие её… Недосягаемая, заветная, являющаяся в радужных, красочных видениях, существующая лишь в моём воображении. Подчас: достаточно лишь подумать — и возникнет она перед глазами… И тогда — меня словно нет здесь — я целиком объят Стихией и пребываю в её вечернем уголке — долине Края Мечты…

Оставляя весну, к лету обращается душа… В ненастный полдень высвобождается всякий порыв вдохновенного озарения, вместе со свежестью дождя принося успокоение и надежду… И тогда, подчас, издалека слышится тот, давно забытый и влекущий Зов — перворожденье непознанного и неизведанного в сердце твоём…

Осязая тепло, к солнцу устремляют свои лепестки распустившиеся цветы, в мерном и плавном переходе деревьев — от корней до верхушки, невольно улавливаешь это постепенное стремление от низменного к возвышенному — божественное предопределение, простой и выделяющийся пример жизненных мгновений…

Над суетой вчерашних дней

Над суетой вчерашних дней,

Под отшумевшими дождями

Сокрыт тайник души моей

И скорых искр осенних пламя.

Там — предзакатный свет с землёй

Соприкасаются краями

И под мостами-облаками

Звенят луга сухой травой!

Как расставание с мечтой,

Как радуга воспоминаний,

Как трепет нежности живой

Звучит безудержным признаньем

Любви воскресшей благодать,

Сметя огонь и груз желаний,

Наполнит даль лазурью ранней

И в сердце радость не унять.

Над суетой вчерашних дней,

Под отшумевшими дождями

Сокрыт тайник души моей

И скорых искр осенних пламя…

Белая СтихиЯ

Часть 5

Наш мир — разбитое стекло, а все мы — его множество осколков, непрестанно ранящие друг друга…

У света не ищи теней, не зри в сиянии знаменья, они — важнее всех вещей, всей сути предопределенье…

Устами дня проносятся печаль и радость, шум и безмолвие, тоска и веселье. Они — словно зыбкий треножник Судьбы: колеблющийся и замирающий, вечный и непроницаемый…

Неповторимый сонм прошлого — бренный и непроникновенный, дальний свет в уголке памяти и часть Судьбы, отошедшая на расстояние… Увиденное — растворилось, запомнившееся — поистёрлось, возлелеянное — не повторилось…

Беззвучный холодок Зимы дарил искрящуюся нежность, иссиня полыхала свежесть, отодвигая тяжесть тьмы…

Весны улыбчивой капель и светоч новизны безгрешной — приносят радость Силы Вешней под шум нахлынувших недель…

Осязает утро надвигающийся полдень, иссушив кристаллы росы, лучами вездесущего солнца ласково лелея гладь трепещущей земли…

Слепящая белизна свежевыпавшего снега, тёмные линии деревьев на сером контуре небес. Зыбкая, хладная нежность и безграничное совершенство чёрного и белого цвета, воспевающая мудрость и приносящая радость воспоминаний…

Хранима небесами дымчатая зыбь облаков, без суеты скользящая из неизбежности в неизбежное, так волнующе и безмятежно…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 411
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: