16+
Зимородок

Зимородок

Стихи


Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-0611-0

О книге

ЗИМОРОДОК Аллы Арцис — необычная птица. Когда-то «грубая песнь зимородка» уже звучала, но прошли годы, пока «африканским подарком, как солнечный зайчик на сером снегу» снова не возник его облик, а голос окреп. В этом сборнике «от обретенья скрижалей вплоть до финала времен» есть и Карфаген, и Китеж, «бежит босая речка», «львы… цедят янтарное вино», а лирический герой, сравнивая себя с улиткой, «целый мир… умещает на одном листке». Но — «мы созданы как птицы», утверждает автор. И эта птица поет!

Отзывы

Сергей Каратов

ДО ФИНАЛА ВРЕМЕН Геральдические корни поэтического опыта Аллы Арцис прослеживаются от сотворения мира, его узнаваемых исторических событий: «А там — безудержная синь, Шумят оливы, и пшеница Сама родит: лишь зерна кинь — И колосится, колосится, И пальмы зреют… и резон Для заунывного рефрена: Уже вещает Марк Катон О разрушенье Карфагена. Завет — навет — погром — исход — Код, отработанный веками…» Далее корни её поэтики пересекают все границы просматриваемого времени и погружаются в современное мироустройство: «На ковер из цветущего рапса, На огни, что мелькают, маня… Из земного привычного рабства, Самолет, ты выводишь меня!» Примером развития особой поэтической темы может служить стихотворение «Улитка», состоящее из двух частей. В первой части её лирическая героиня признается: «…Я майского меньше листка, Мне достаточно храма улитки» А во второй части она осознает весь свой путь, и масштаб достигнутого явно не устраивает ее. Обратите внимание на красоту слога, на аллитерации, на мерцающую игру мысли: «Едва плетется мой обоз улиточный, Хватаюсь я за торбу, за арбу, Барон и раб, и весь мой труд убыточный, И весь мой скарб на собственном горбу» А ведь именно так может подумать каждый из нас, озираясь на пройденную жизнь. Такие стихи честны, и не оправдывают позицию лирического героя, избравшего замкнутый мир храма улитки. И все-таки факт житейский становится менее значимым, когда он вступает на территорию искусства. Там свои закономерности, там царит правота образности, лаконичности, внешнего эффекта, логического ударения. Поэзия — это общение с богами, и для такого общения надо выработать в себе нравственные критерии, обрести знания и умение работать со словом. Никто не будет выяснять причин возникновения произведения. Вы живете своей жизнью. Стихотворение живет отдельной жизнью. Так поэзию и надо воспринимать — на уровне поэзии. Автор берет предметную часть, ее материальный эквивалент, и на конкретных обозначениях строит своё суждение: «Тащу покорно эту ношу бренную, Покуда не останусь налегке, И целый мир, огромную Вселенную, Я умещаю на одном листке…» Алла Арцис натура утонченная, воспринимающая все сезонные изменения в природе, ей не чуждо осознание того, что происходит с временем, отпущенным так скупо… Все эти мысли нашли отражение в её поэтическом багаже, как, скажем, и роль Пигмалиона в создании своей Галатеи. Но её герои не есть простой слепок с героев древнегреческого мифа, они обладают своими особенностями, приобретенными под воздействием времени. Галатея Аллы Арцис не проста: она податлива для резца скульптора только в начале пути, а потом она вполне может преобразиться в «железную леди». И отношение её лирической героини к чистому ручью, к ростку, пробившемуся из оттаявшей земли, к певчей птице, заходящейся в восторженных трелях, не выражается лишь в восхищении и умилении увиденным и услышанным. Подобно мифической прорицательнице Кассандре, лирическая героиня Аллы предчувствует недоброе и пытается удержать или хотя бы предостеречь цивилизацию от слишком грубого вторжения в хрупкий мир окружающей нас природы. «Сегодня снег сошел. А завтра почки Зеленым взрывом озарят апрель, И потечет на мятые листочки С сережек тополиных акварель. И я теку, как будто бы река я, Ну, если не река — рукав, ручей, И влажными губами приникаю К лицу земли, пока еще ничьей. Пока еще не заковали в трубы…» Алла Арцис всю жизнь работала со словом. «А как вначале было слово — Кисель, коллоидная взвесь…» Знаю её, молодого архитектора, начавшего писать стихи ещё «в прошлом веке». Разговор о работе над книгой возникал не однажды. И вот только теперь, мне думается, она справилась с поставленной задачей и смогла переломить ситуацию в пользу выхода к морю, то есть, выхода к большой читательской аудитории. Но мало выйти к морю, надо ещё поймать волну, чтобы быть на гребне всеобщего внимания. В современной жизни это само по себе маловероятно, переизбыток поэтической продукции отпугивает читателя монотонностью текстов и похожестью одного автора на другого, и из-за этого она не конвертируется в общественное признание. Но кто знает, как «слово наше отзовётся»… Очень важно умело ориентироваться в пределах изящного, что и отличает мастера от шифровальщиков пустот. Мастерски написанные стихи видны невооруженным глазом. И такая книга радует, она запоминается, её приобретают. «Зимородок» Аллы Арцис является дебютом. А это означает, что автору предстоит большая творческая работа над созданием новых произведений, поскольку нельзя довольствоваться достигнутым. После первого сборника в душе автора возникает желание с удвоенной силой взяться за новый труд. Хочется пожелать Алле успешно совладать с этой магией самодовлеющего искусства. Сергей Каратов 14.12.2017

14 декабря 2017 г., в 19:55

Автор

Алла Иосифовна Арцис — архитектор, фотохудожник, поэт. Родилась в Москве. Окончила МАРХИ (Московский архитектурный институт), член Союза московских архитекторов, автор ряда московских и подмосковных объектов. Стихи начала писать еще школьницей, а с годами юношески страстное увлечение стихотворным словом превратилось в большую любовь. Член Российского союза писателей, финалист и призер нескольких поэтических премий. Эта книга — ее дебют.
Над книгой работали:
Алла Арцис
Иллюстратор
Алла Арцис
Фотограф