электронная
Бесплатно
печатная A5
360
18+
Жертвоприношение

Бесплатный фрагмент - Жертвоприношение

Книга 2. Сердце Льва

Объем:
240 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-5545-5
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 360
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПРОЛОГ

Мне всегда казалось, что человек должен испытывать страх перед лицом смерти. Но я чувствовал лишь спокойствие. Они стояли напротив — метрах в десяти; и были готовы убивать. Нервно сжимая губы, растирая лица ладонями, они ждали когда все начнется.

Я держал в руке железный прут. Мои ботинки были покрыты слоем пыли. Это ненадолго. Совсем скоро вместо пыли они покроются каплями крови. Их крови. И моей тоже. Глубоко вдохнув, я оглянулся — мои братья стояли плечом к плечу. Один из них, Ворон, пытался закурить, но у него ничего не получалось — так сильно дрожали руки. Я подошел к нему, щелкнул зажигалкой и подмигнул. Ворон улыбнулся, вдыхая горький дым.

Мне всегда казалось, что смерть — что-то очень далекое, несбыточное. Я не думал, что придется вот так смотреть ей в лицо. Но выбор был сделан. Отступать некуда. У нас есть только два варианта — мы либо умрем прямо сейчас, либо станем легендой.

Ворон бросил окурок на землю и затоптал ногой. «Ну, что, парни, готовы?» — спросил негромко я. «Ангелы» кивнули. Тогда я повернулся лицом к врагам, крикнул «Вперед!» и мы бросились в атаку…

ГЛАВА 1

— Представьтесь.

— Меня зовут Лев.

— Чем вы занимаетесь?

— Я президент мотоклуба «Ангелы».

— За что вас арестовали?

— Я думал, вы мне скажете…

***

Наверное, моя жизнь сложилась иначе, если бы тем вечером не пошел дождь. Почти час я простоял у окна, глядя то на затянутое темными облаками небо, то на экран мобильного телефона. Часы показывали 18:59. Я закрыл глаза, чтобы попросить у высших сил немного удачи. И в эту секунду услышал, как капли дождя застучали по железному карнизу.

— Алло! — я ответил на звонок, едва почувствовав вибрацию телефона в руке.

— Привет, Лев. Слушай… на улице дождь. Может, перенесем встречу?

— Да, Лиза. Я только собирался тебе позвонить. Не повезло с погодой…

— Ага… ладно, я буду готовиться к занятиям. Пока!

— Пока, Лиза…

Я повесил трубку и тяжело вздохнул. Лиза была классной девушкой. Она жила в нашем районе, но познакомились мы совсем недавно, около института. Там учится мой друг Костя. Я тогда сидел на скамейке и ждал его, когда внезапно увидел Лизу. Мне очень хотелось заговорить с ней, но я лишь проводил девушку взглядом… а потом появился Костя. Оказалось, Лиза учится с ним на одном факультете.

Костя, в отличие от меня, умеет общаться с девушками, мой друг — общительный и веселый парень. Он и познакомил нас. А тем вечером мы с Лизой должны были встретиться. Я обещал покатать ее на мотоцикле. Но высшие силы не услышали мою просьбу и, вместо вечера с девушкой, я отправился в гараж к Мише.

С Мишей мы дружили с самого детства. Я не помню этого, но он уверяет, что первая наша встреча закончилась дракой. Мы не смогли поделить формочки для песка в детском саду. Потом были десять лет за одной партой в школе. После этого я поступил в колледж, а Миша ушел в армию. После возвращения он стал помогать своему отцу, который держал небольшой автосервис в гаражах.

Лет пять назад Мишины родители развелись. Его папа забрал вещи из квартиры и теперь жил прямо в своей мастерской, сделав в одной из комнат спальню с маленькой кухней. В этом закутке мы с Мишей частенько проводили время. Его отец — добрый и общительный человек, был не прочь иногда посидеть с нами и выпить бутылку пива, но чаще занимался машинами.

В тот вечер он возился с автомобилем, загнанным на подъемник, а мы с Мишей сидели в его комнате и разговаривали. О чем? В основном, о девушках. Совершенно нормальная тема для беседы двух раздолбаев двадцати с небольшим лет.

— Да, ладно, Лев, чего ты паришься? — ответил мне Миша, когда я рассказал ему о своем неудавшемся свидании с Лизой. — Сегодня не вышло — получится завтра! Смотри, лучше, что мне батя показал.

Миша взял со стола потрепанный фотоальбом. Я подсел к другу на диван. Мы открыли альбом на последней странице, и Миша показал мне снимок. С фотографии на нас смотрели байкеры. Они стояли рядом со своими «Харлеями» и улыбались, один из них вскинул вверх ладонь, сжатую в кулак. Снимок был старым, но я сразу догадался — кто были эти люди.

— Смотри, — Миша указал пальцем на крайнего справа мотоциклиста, — это батя.

— Ничего себе! — ответил я, — ты никогда не рассказывал, что твой отец был «Ангелом».

— Да я и сам только сегодня узнал, — сказал мой друг. — Батя — он такой, темнила!

Сказать, что я удивился, услышав об этом — значит не сказать ничего. «Ангелы» были легендой. Незадолго до того, как мы с Мишей появились на свет, в нашем городе существовали две байкерские группировки — «Ангелы» и «Дьяволы». Все мотоциклисты знали их историю. Фигуры президентов мотоклубов — Майора, Сенсея, а, впоследствии, и Льва, приобрели в рассказах и слухах мистический ореол. И, конечно, все знали о том, чем закончилась эта история — грандиозной разборкой, в которой Лев, второй президент «Ангелов», уничтожил группировку «Дьяволов».

С тех пор, а прошло уже больше двадцати лет, в городе не появлялись такие мотоклубы. Нет, конечно, байкеров у нас достаточно — климат в южном городе позволяет кататься почти круглый год — но это просто хобби, объединение по интересам. И только. Байкеры больше не связаны с оружием и преступностью.

— Дядя Сережа! — крикнул я, открыв дверь.

— Что такое? — ответил Мишин отец.

— Дядя Сережа! Расскажите нам об «Ангелах»!

Через несколько минут мы с Мишей, удобно устроившись на диване, слушали рассказ его отца:

— На этой фотке мне двадцать один год. Почти как вы сейчас. Я тогда на заводе работал. И, как-то раз, к нам «Ангелы» приехали. У них какие-то дела были с директором. Может, защиту просил, а, может, деньги с него трясли. Кто знает… а я по территории шел, не помню, зачем, увидел их «Харлеи». И, парни, это была любовь с первого взгляда. Глаз оторвать не мог. Помню, остановился, таращусь на байки, а один из них мне говорит: «Чего смотришь, парень?». Ну, я ответил, мол, мотоциклы классные, понравились. Разговорились, в общем. И «Ангел» этот, его Сурок звали, мне говорит: «Если хочешь — приходи в клуб, поговорим. Может, к нам возьмем».

Я как это услышал — у меня глаза загорелись. Хочу! Пошел в гараж к «Ангелам», он рядом с промзоной тогда был. Прихожу — внутрь меня не пустили. Такое правило было — в клуб можно только на байке, пешком нельзя. Сурок и еще два парня ко мне вышли, мы поговорили. Они согласились взять меня к себе на испытательный срок, «кандидатом». Но условие было такое — нужен «Харлей». В городе тогда только «Ангелы» на них могли ездить. Короче, ребята предложили мне купить байк из их гаража. А я как из армии вернулся — год уже на заводе работал. Деньги там нормальные платили. Я прикинул, занял немного у друзей и купил «Харлей».

— Батя, — прервал своего отца Миша, — а ты, что — и в разборках участвовал?

— Нет, Мишаня, не пришлось, — ответил дядя Сережа, — я в клубе только «кандидатом» успел походить. А потом взрыв этот был… у памятника, где «Дьяволы» все полегли. Да и наших много…

— А вас тогда не было на «стрелке»? — спросил я.

— Нет, уберег Господь, видимо. Я вам, ребята, такую вещь расскажу, о которой слухи не говорят. Лев, он… как бы выразиться… он страшный человек был на самом деле. Понимаете, мы с вами привыкли жить в мире. У нас, в общем-то, все хорошо, стабильно. А Лев был на войне. Как и другие «Берсерки» — основа «Ангелов». А там, где идет война — там все по-другому. Там кровь и смерть. Из них ведь никто не выжил. Они все погибли. Когда президентом был Сенсей — дела шли своим чередом, он как-то умел договариваться. А потом началась бойня. И Лев, вместо того, чтобы остановить ее, уничтожил всех. И своих и чужих.

— Бать, а он же, говорят, в тюрьме был? Ну, Лев, в смысле. Он же вышел? — спросил Миша отца.

— Говорят, что да. Но я его не видел. Да и никто не видел… — Дядя Сережа замолчал, потом взял в руки фотоальбом и закурил, листая страницы.

Миша, мой друг, был обречен на любовь к мотоциклам, имея такого отца. Дядя Сережа, сколько себя помню, был фанатом байков. Еще школьниками мы с Мишей заворожено слушали рев мотора, когда Дядя Сережа садился на свой «Харлей». Меня, как лучшего друга сына, он тоже частенько катал по двору.

Я никогда не забуду солнечный апрельский день, когда впервые сел за руль мотоцикла. Мне тогда было пятнадцать. Утром в школе, между уроками, Миша заговорчески подмигнул — мы отошли в сторону и мой друг, с еле сдерживаемым восторгом, рассказал как накануне вечером отец впервые позволил ему проехать на «Харлее» самому! Я раскрыл рот — во мне одновременно проснулись радость за друга и страшная зависть. Мне тоже хотелось управлять байком! Тогда Миша сказал мне кое-что еще — то, что заставило меня прыгать от восторга: «Папа сказал, что вечером ты можешь придти в гараж. Он и тебя научит ездить!». Мы с Мишей обнялись, полные радости — братья навек!

Вечером того дня я, нервно открывая ручку газа и слушая голос Дяди Сережи: «Не спеши, Лева, потихоньку!», впервые по-настоящему ощутил волшебство байка! Подо мной было две сотни килограмм железа, превращенного в самую прекрасную на свете форму. И эта мощь слушалась только меня!

С того самого дня в моей жизни не было ни единого дня, чтобы я не мечтал сесть на байк и умчаться куда глаза глядят, слыша только звук мотора.

— Батя, — голос Миши вернул меня из воспоминаний в реальность, — а почему ты раньше не рассказывал о том, что был в клубе?

— Понимаешь, сынок… — Дядя Сережа затушил сигарету в стеклянной пепельнице, — я не то, чтобы стесняюсь этого… просто, уж очень «Ангелы» пошумели сильно в городе. И мне не сильно хотелось, чтобы ты…

Мишин папа поднял глаза к потолку, почесал рукой затылок, а потом выдохнул и закончил свою мысль:

— Просто мне не хотелось, чтобы ты захотел быть похожим на них.

— На «Ангелов»? — переспросил Миша, — но… почему?

— Миша, это были очень опасные люди. А ты молод, как и я тогда… в таком возрасте в голове романтика моторов, девушки, выпивка… а на самом деле…

Дядя Сережа не успел договорить, разговор прервал настойчивый стук. Кто-то барабанил во входную дверь. Я заметил, как Мишин папа напрягся; он сказал нам: «сидите тут», а сам пошел открывать.

— Лев, ты понял, что батя имел ввиду, говоря, что не хотел бы, чтобы я стал «Ангелом»?

— Он просто переживает за тебя, — ответил я, — группировки — это всегда опасность. А нормальный отец всегда хочет, чтобы ребенок был защищен. Помнишь, мама не выпускала меня из дома, когда я сказал ей, что иду драться? На тебя тогда наехали десятиклассники.

— Так вот оно что! — засмеялся мой друг. — А я все думал, почему меня тогда одного били, хотя нарывались мы вместе.

Я ответил улыбкой, но, через мгновенье, выражение наших лиц изменилось. Мы услышали разговор в гараже:

— Ну, что, нам долго ждать еще?

— Мужики, — это был голос Дяди Сережи, — я же ясно вам сказал — мне это неинтересно. Я такими делами не занимаюсь!

— Тогда гони бабки! — уже другой голос.

— У меня нет таких денег!

Я тихонько приоткрыл дверь в мастерскую. Через щелочку мне был виден Дядя Сережа. Он стоял к нам спиной. С ним разговаривали трое парней — двое примерно нашего возраста и один постарше. Он, видимо, был у них главным:

— Денег у тебя нет. Заработать не хочешь. А чего ты вообще хочешь?

— Хочу, чтобы меня оставили в покое! — сказал Дядя Сережа, — Я просто ремонтирую машины, мне не нужны проблемы.

— Не, мужик, — ответил один из парней, — так не бывает.

— Миша, что это за херня? — шепотом спросил я.

Ответа не последовало. Я обернулся и посмотрел на лицо друга — оно было мертвецки бледным. Похоже, мои худшие догадки оправдались…

Я на цыпочках подкрался к Мише, взял его за плечо и потряс — друг посмотрел на меня чуть более осмысленным взглядом:

— Лев, это «болгары»…

В эту секунду мы услышали грохот в мастерской. А потом крики и выстрел…

Мир вокруг замер. Время почти перестало двигаться вперед. Словно в замедленном повторе я наблюдал, как Мишины глаза становятся круглыми от осознания ужаса, который происходит прямо сейчас за дверью комнаты его отца. Не знаю, почему, но в то мгновенье я сделал единственно правильный выбор — заткнул ладонью рот друга и навалился всем своим весом, придавив Мишу к полу, не давая ему пошевелиться.

Не знаю точно, сколько времени мы пролежали вот так. Когда голоса и звуки стихли, я ослабил хватку — Миша вскочил на ноги и рванул в мастерскую. Я побежал за ним. Там нас встретили запах пороха и кровь на полу и стене. Тело Дяди Сережи «болгары» бросили в смотровую яму.

Мои ноги подкосились, я опустился на пол, отказываясь верить в то, что произошло. Крики моего друга сливались с шумом капель дождя, беспощадно барабанившего в покрытую черепицей крышу мастерской.

ГЛАВА 2

Тебе все равно придется сражаться. Хочешь ли ты того или нет. Этот мир соткан из борьбы, он словно камень, обточенный миллионами капель слез и крови. Рано или поздно дом твоего детства и юности будет разрушен. Из этих осколков предстоит создать новую Вселенную. В которой ты никогда не сможешь быть прежним.

Призраки прошлого станут терзать твою душу. Неизвестность, в которую предстоит шагнуть, будет страшна. Она испугает тебя. Но стоит сделать первый шаг, и обратный путь станет невозможен. Новая жизнь поглотит тебя. Ведь именно там живет свобода.

Тебе больше не нужны советы. Не нужно одобрение. Все решения, которые предстоит принять — отныне только твои. И по вечерам, вглядываясь в морщины и шрамы на собственном лице, ты будешь знать, что все это — цена твоей свободы.

Наверное, моя жизнь и не могла быть другой. Тогда я еще не знал очень и очень многого. Но самым важным всегда было и останется мое сердце. Я умею слушать только его. И готов заплатить за это любую цену. Ведь ничто в этом мире не будет для меня дороже тех минут, когда все вокруг было настоящим.

***

В мире нет ничего глупее и бесполезнее фразы: «если бы я мог, то сделал бы…». Кому становится легче, когда ты говоришь эти слова? Зачем они нужны?..

Я стоял и молча смотрел как гроб с телом Дяди Сережи опускают в могилу. Рядом был мой друг Миша. За несколько дней, что прошли с момента убийства его отца, он постарел, наверное, лет на десять. Да и я тоже…

Дядя Сережа был для меня очень близким человеком. Он почти заменял мне моего собственного отца, которого я видел крайне редко. Мой папа — один из самых известных и востребованных адвокатов города. Сколько помню себя — он уходил на работу рано утром и возвращался поздним вечером. Мы мало общались и, признаюсь, не очень ладили.

Даже дома отец вел себя как адвокат — решал споры, возникающие между мамой, мной и сестрой. Такого душевного общения, как с Дядей Сережой, у нас никогда не было.

Когда Мише исполнилось шестнадцать, на день рождения он получил мопед. Это было выдающееся событие! В моих глазах он стал настоящим байкером! Без разговоров о мотоциклах у нас не проходил ни один день. А моя семья, благодаря работе отца, никогда не испытывала финансовых проблем. И я попросил у родителей тоже купить мне мопед, как у друга. Но мама была категорически против. А отец сказал:

— Лев, я не могу сделать такую покупку без санкции твоей мамы. И в этой ситуации арбитражем придется заниматься тебе!

Уговорить маму мне не удалось. Она вообще не одобряла мое увлечение мотоциклами. Возможно, виной этому был один страшный случай — он произошел, когда я был еще подростом. Мы возвращались с дачи, ехали по шоссе, когда мама резко затормозила. Сначала я даже не понял, что случилось. Мама велела мне и сестре сидеть в машине, а сама вышла и сквозь придорожные кусты спустилась в лес. Тут я понял — она заметила, что произошла авария и отправилась посмотреть — нужна ли помощь. Я, несмотря на запрет, тоже выскочил из машины. Перед глазами предстала страшная картина…

На земле лежал разбившийся мотоциклист. Он был весь в крови, раскуроченный байк валялся рядом. Я открыл рот от страха и удивления. Но больше всего меня напугала мама. Она стояла перед мертвым байкером на коленях, ее руки дрожали, застыв в нескольких сантиметрах от лица мотоциклиста — словно мама хотела прикоснуться к нему, но боялась. А потом она закрыла лицо руками и зарыдала. Зарыдала страшно, словно увидела что-то, чего не мог видеть я.

Мы пробыли на том месте несколько часов — дождались скорую, потом приехал эвакуатор. Лишь после того, как байкера и его мотоцикл увезли, мама завела машину и повезла нас домой. Нам с сестрой было страшно смотреть на мамино лицо — оно стало каким-то незнакомым, чудовищно уставшим и… даже не могу подобрать слова. Мы молчали всю дорогу домой.

После этого случая мама несколько недель ходила сама не своя. Папа даже отправил ее на отдых в санаторий. Мы с сестрой так и не поняли — что же так напугало маму тогда? Нет, конечно, ясно — встреча со смертью всегда страшна. Но мне до сих пор кажется, что дело не только в этом… но, я так и решился спросить ее.

И вот теперь смерть снова напомнила о себе. Дядя Сережа лежал в деревянном ящике, только что засыпанном землей. И если бы мог, я бы… чтобы я сделал? Зачем мне отвечать на этот вопрос? Ведь Мишиного папы больше нет…

— Лев, Миша! Вы поедете с нами? Мама предлагает отвезти вас домой, — спросила моя сестра Оля.

Миша словно не слышал вопроса — он неподвижно стоял, глядя на могилу своего отца. Я отошел к Оле и сказал, что мы доберемся сами.

— Ну, хорошо, — ответила сестра, — звони, если что, ладно?

Я кивнул. Оля помогла сесть в машину Мишиной маме, и они уехали. Мы с другом остались на кладбище одни.

— Костя не звонил? — спросил Миша.

— Нет еще. Обещал набрать, как приземлится.

Мы с Мишей закурили, сев на маленькую деревянную скамеечку. Костя, наш общий друг, не смог придти на похороны — уже неделю он отдыхал в Италии. Его родители хорошо зарабатывали, он часто летал заграницу. Я написал ему после убийства Дяди Сережи, Костя обещал прилететь как можно быстрее — нам очень нужна была дружеская поддержка.

Немного посидев рядом с могилой, мы пешком отправились в город. И, где-то через час, уже стояли перед опечатанной дверью мастерской Дяди Сережи. Миша оторвал пломбу, открыл ворота ключом и мы вошли внутрь.

— Не боишься, что менты докопаются из-за того, что мы открыли? — спросил я.

— Лев, я тебя умоляю… — ответил Миша, — им по барабану. А то ты не знаешь, что они не будут расследовать его убийство! Я думаю, что они больше не придут сюда никогда.

— Ну да…

В тот день, когда убили Мишиного отца, мы, немного придя в себя, вызвали полицию. Конечно же, нас забрали в отделение. Там я услышал, как один из полицейских сказал другому:

— Старлей, это, похоже, «болгары» постарались.

— Вашу мать! Заявление приняли уже? — ответил второй.

— Не регистрировали пока…

— Понял, товарищ майор.

Утром нас с Мишей отпустили по домам. Конечно, мы поняли смысл разговора следователей. Здесь я должен немного рассказать о том, кто такие были эти «болгары».

Несколько лет назад в нашем городе появилась бандитская группировка. Ее основателем был некто Борис по прозвищу «Болгарин». По слухам, это был бывший сотрудник полиции, только что вышедший из тюрьмы. Говорят, его посадили за вымогательство и несколько убийств. Этот Болгарин брал под свою опеку различных бизнесменов, жестоко наказывая тех, кто отказывался работать с ним.

Освободившись, он приехал в наш город и создал новую банду — в основном, туда вербовали молодежь из неблагополучных семей. Для них работа в группировке была чуть ли не единственным способом обеспечить себе безбедную жизнь. По имени своего лидера банда получила прозвище «болгары». Похоже, эти отморозки решили получать деньги и с мастерской Дяди Сережи. И, услышав отказ, просто напросто убили его.

Полицейские не трогали «болгар» — думаю, кто-то получал за это крупные суммы. Мы с Мишей понимали, что убийство его отца, скорее всего, просто сойдет группировке с рук, как и многие другие преступления.

— Алло, Костя? Да, мы в гараже. Подъезжай, — я ответил на телефонный звонок.

Наш друг уже ехал в такси из аэропорта. Скоро мы сможем обсудить наши дела все вместе. Хотя… что тут обсуждать? И так все ясно…

— Лев! — голос Миши вернул меня из мыслей в реальность, — смотри, что я нашел!

Я посмотрел на своего друга и раскрыл от изумления рот. Миша держал в руках вещь, которую только что достал из отцовского шкафа.

— Е-мое! — удивленно произнес я, — вот это да!

Я взял из Мишиных рук вещь, которую Дядя Сережа, видимо, хранил как реликвию. И, правда, как сказал мой друг, его отец был темнилой. Иначе, почему он не показал нам это раньше?

В моих руках оказался жилет «Ангелов»! Потрепанный, но настоящий! Я держал его перед собой на вытянутых руках, рассматривая выцветшую «мишень» — герб клуба — белого орла с нимбом на голове. На груди была маленькая нашивка «кандидат».

Миша взял косуху из моих рук, надел и подошел к зеркалу. Потом повернулся ко мне и спросил:

— Ну, как?

— Круто! — я поднял вверх указательный палец. Это была правда — в жилете мой друг смотрелся настоящим байкером.

— Знаешь, Лев, я, пожалуй, возьму его себе! Буду носить. Мне кажется, я имею на это право.

— Но, «Ангелов» ведь больше нет! — возразил я.

— Ну… — задумался друг, — я сниму «мишень» и нашивки. А косуху буду носить.

Мы присели на диван, достали бутылку водки и стаканы.

— Может, Костю подождем? — предложил я.

— Да, ладно, у меня еще есть бутылка, — ответил Миша, — знаешь, Лев, если я сейчас не выпью, у меня сердце лопнет…

Я кивнул, разлил водку в стаканы и мы молча выпили в память о Дяде Сереже, человеке, который был отцом для нас обоих. И плевать, что биологически он был папой только для Миши. Ведь отношения, настоящие отношения между людьми — это намного важнее.

— Ты знаешь, Миша, я всегда удивлялся, что твой папа так относится ко мне. Ну, с теплотой, как будто я для него не чужой человек.

— Он даже как-то спрашивал у меня про тебя, мол, где твой брат? — усмехнулся Миша. — Мне кажется, он и вправду относился к тебе, как ко второму сыну. Я даже ревновал иногда!

— Да ладно! — сказал я. — Но, ты же знаешь, я никогда не пытался заменить ему тебя.

— Знаю, Лев, — Миша резко перестал улыбаться, я заметил, что на его глазах появились слезы. — Я так благодарен, что ты сейчас рядом. Мама, по-моему, не особо печалится о папе. А ты понимаешь, как мне больно…

Я закурил сигарету и протянул ее другу. Миша затянулся и закрыл глаза.

Наверное, нет в мире ничего хуже ситуаций, в которых взрослые начинают выяснять свои отношения с помощью детей. Когда Мишины родители разошлись, он стал проводить много времени с отцом, а мать злилась на него за это. Словно Миша был не собой, а отражением Дяди Сережи. Друг рассказывал мне об этом, не понимая — при чем же здесь он? И сегодня, на похоронах, Мишина мама поспешила уехать, даже не поговорив с сыном.

— Знаешь, Лев, я, наверное, буду теперь жить здесь, в гараже.

— Да ладно?

— А что? Все равно снимать квартиру у меня нет денег, а домой я не хочу возвращаться.

— Думаешь, мама не вынесет тебе мозг по этому поводу? — спросил я.

— Ты же видел ее сегодня! По-моему, ей все равно… мне кажется, я умер для нее вместе со своим отцом…

— Не говори так, — сказал я. — Она же все-таки твоя мама.

— Все равно… — ответил Миша. — Я взрослый парень. И могу сам решать, что мне делать.

Я молча кивнул.

— Я хочу татуировку сделать в память об отце, — продолжил друг. — Напишу его имя на груди, вот здесь, — Миша показал рукой на область сердца.

— Хорошая идея, — сказал я. — Мишаня, а ты не будешь против, если я тоже сделаю себе такую?

— Конечно, не против, — ответил Миша. — Только маме своей не показывай!

Мы засмеялись. Истории с татуировками — это тема для отдельного разговора. Когда мы с Мишей стали увлекаться мотоциклами, то выяснили, что у настоящих байкеров должны быть татуировки. Тем более, Дядя Сережа имел несколько на руках. Едва нам исполнилось восемнадцать, мы поспешили в тату-салон украшать свои тела.

Миша наколол на левом предплечье сову, а мою правую руку от кисти до локтя украсило большое изображение дерева. Родителям про татуировку я ничего не сказал, потому что знал — они не одобрят это увлечение. Но, конечно, отец и мать все узнали. И тогда у меня дома состоялся серьезный разговор. Его итог, как всегда, подвел отец:

— А что ты хотела? — сказал он маме. — Лера, у тебя самой есть татуировка, неудивительно, что Лев взял с тебя пример.

Мама тогда изобразила недовольство на лице, но тема, и правда, была закрыта. У нее действительно была татуировка, мама сделала ее в молодости. Английская буква V — victory — победа украшала ее предплечье.

Позже я сделал еще несколько татуировок. Правда, теперь мне уже не приходилось объясняться с родителями, поскольку я стал жить отдельно. На третьем курсе колледжа мне подвернулась неплохая работенка — я устроился на завод наполнять газовые баллоны. График сутки через трое позволил мне совмещать работу с учебой и иметь достаточно денег, чтобы снимать небольшую квартиру. Я стал более независим, а моя сестра была несказанно рада, что, наконец, получила нашу с ней бывшую комнату в свое единоличное распоряжение.

— Это, наверное, Костя приехал! — воскликнул Миша, услышав стук в дверь.

Я пошел открывать, продолжая держать в зубах сигарету. Она выпала у меня изо рта, когда перед глазами оказался не только Костя, но и моя сестра Оля.

— Вот так сюрприз! — удивленно произнес я.

— Здорово, Лев, — Костя пожал мою руку. — Я шел к гаражу и встретил Олю. Предложил посидеть с нами. Вы же не против?

«Конечно, не против…» — подумал я. Особенно, Миша. Я знал, что Оля нравится моему другу. Но ей всего семнадцать, поэтому обычно Миша ловил лишь мой недовольный взгляд, когда заводил об этом разговор.

Мы зашли внутрь, я закрыл дверь. Миша вышел навстречу гостям. По очереди обнял Костю и Олю. Мы вернулись в бывшую комнату Дяди Сережи и расселись на креслах и диване.

— Оля, смотри, что я нашел! — Миша встал на ноги и, расставив в руки в стороны, медленно повернулся на 360 градусов.

— Круто! — сказала моя сестра. — Это настоящий байкерский жилет? Откуда он?

— Я нашел в вещах отца, — ответил Миша. — Буду ездить в нем на Харлике.

— На чем? — переспросила Оля.

— В смысле, на байке, — вмешался в разговор я. — Харлик — сокращенно от «Харли-Дэвидсон».

У нас с Мишей были одинаковые мотоциклы марки «Кавасаки Вулкан». Нам всегда нравилась классика, но на Харлеи не хватало денег. Теперь в распоряжении моего друга оказался отцовский байк.

— А второго такого не было? — усмехнулся Костя, намекая на то, что раз Миша обзавелся косухой, то захочу и я. Многие друзья воспринимали нас как братьев — у нас были одни увлечения, одинаковые байки, похожие татуировки, недавно мы с ним одновременно начали отращивать бороды.

— А что? — сказала моя сестра. — Вы бы могли создать свой мотоклуб! Костю к себе возьмете!

— Не-е, — ответил он. — Я больше тачки люблю!

Костя, как обычно, добавил к своей фразе какую-то шутку, а я, признаюсь, всерьез задумался о словах моей сестры. Черт возьми! Почему раньше мне в голову не приходила эта мысль? Мы с Мишей уже много лет катались на байках, и были достаточно опытными мотоциклистами. Как же я не думал об этом? А что? Сделать косухи, нашить герб. Гараж у нас есть…

Тем вечером в бывшей комнате Дяди Сережи вместо привычной в последние дни тоски поселилась, как бы лучше сказать… светлая грусть, что ли… в моем сердце, как и в сердце моего друга, зияла огромная дыра от потери близкого человека. Но, в то же время, рядом были друзья. Слышать их голоса, видеть лица — было лучшим лекарством.

Слова Оли глубоко засели в моей голове. «Вы бы могли создать свой мотоклуб!». Эта фраза вертелась в моей голове как мантра до самого утра. А когда первые лучи солнца начали пробиваться сквозь небрежно закрытые шторы, я, наконец, смог уснуть. Зная, что скоро начнется совсем другая жизнь.

ГЛАВА 3

Понимаешь, время — это обман. Чтобы сделать что-то, тебе не нужны долгие годы. Нет никакого смысла ждать чего-то, о чем-то мечтать, если не готов к этому прямо сейчас. Задумайся — а что, если вдруг кто-то позвонит в твою дверь, вот в эту самую секунду, и принесет тебе то, чего тебе всегда хотелось? Даст тебе шанс стать тем, кем ты хочешь. Словно по мановению волшебной палочки. Что будет с тобой?

А я знаю, что будет — ты испугаешься. Скорее всего, даже просто не станешь открывать дверь. Скажешь в свое оправдание, что еще не готов. Вот если бы завтра… или на следующей неделе…

Все это обман. Жизнь способна измениться в одну секунду. И это будут самые важные мгновенья. Ты просто почувствуешь, что страха больше нет. Поймешь, что готов сделать этот шаг. Просто так. Без каких-либо «завтра» или «потом». Прямо сейчас.

Не проси у бога или кого-то другого то, что не можешь взять в ту же секунду.

Однажды ты проснешься и поймешь, что твоя жизнь находится лишь в твоих руках. И все, кто говорили обратное, врали тебе. Или, может быть, были просто глупы. Что мешает тебе прямо сейчас встать и осуществить свою мечту? Я уверен, ты найдешь десятки и сотни причин, чтобы ничего не делать. Потому что это очень просто. Проще всего сказать: «я не могу» или «у меня не получится», «мне не сделать этого, потому что…». Но, если отбросить страхи и сделать шаг вперед, ты поймешь, что никаких преград не существует. Они живут только в твоей голове. Просто сделай маленький шаг навстречу мечте. Посмотри, что будет. Посмотри, как мир вокруг станет меняться. И, запомни главное — ничего не бойся!

***

После ночной посиделки в гараже я рано проснулся. В моей голове еще бродил алкоголь, однако твердая решимость сделать шаг к своей мечте никуда не исчезла. Признаюсь, пока я сидел на кухне, пил чай и дымил сигаретой, мне даже немного не верилось в это — обычно, когда ночью в голову (к тому же изрядно пьяную) приходит какая-то идея, то утром ты понимаешь — это полный бред! Но не в этот раз…

Умывшись, я вышел на улицу и отправился к дому моих родителей. Они жили в нескольких кварталах от того места, где я снимал жилье. На улице было ветрено, раскидистые деревья, высаженные у дороги, шумели, словно пытаясь сказать что-то важное. Но, мне и так это было известно — теперь все будет по-другому.

Поднявшись по лестнице на четвертый этаж и нашарив в кармане рюкзака ключ, я открыл дверь. Пока снимал ботинки, из комнаты вышла мама.

— Привет, сынок, — она поцеловала меня. — Как твои дела?

— Все хорошо, мам.

— Я беспокоилась за вас с Мишей. Как твой друг? Держится?

— Да, спасибо. Оля дома?

— Ага, — недовольно ответила мама. — Спит еще. Она пришла под утро. Надеюсь, с вами была?

— Да, мы были в гараже.

— Лев, я не хочу читать ей нотации, но… скажу тебе. Ей еще нет восемнадцати…

— Знаю, мама, — улыбнулся я.

— Пожалуйста, когда можешь, следи за сестрой. Я не хочу, чтобы с ней что-нибудь случилось…

— Не беспокойся.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 360
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: