Ridero
16

Зеркало преподобной Феодоры

Из жизни наших современников


автор книги


ISBN 978-5-4485-5037-9

О книге

О книге

Скрываясь в монастыре после нравственного падения, главная героиня и в обители вынуждена бороться с кознями искусителя. «Стяжи дух мирен, и тогда тысячи вокруг тебя спасутся», — это сказал Преподобный Серафим Саровский. Слова бесспорно замечательные. Но как правильно понять их да не только умом, но сердцем, чтобы сердце впитало этот завет и чтобы все поступки человек соизмерял со словами батюшки Серафима? Образный ответ на этот вопрос и дан в настоящем романе «Зеркало Преподобной Феодоры». Главная героиня, наша современница, воплощает в жизнь слова старца. Если бы не столь близкое к нашим дням время действия романа «Зеркало преподобной Феодоры», то можно было бы назвать его «историческим»; если бы не неожиданный финал романа, то его можно было бы охарактеризовать как «авантюрный роман»; если бы не достоверность, тех фантастических событий и захватывающих дух перипетий, что описаны в романе, то его можно было бы назвать «приключенческим» и даже «мистическим»; но если абстрагироваться и следить только за отношениями главных героев, то роман можно назвать «книгой о истиной любви».

Об авторе

Амвросий Светлогорский

Проводник русского искусства и русской культуры. Режиссер французского театра «ZERTSALA/Зерцало». Автор романов: «Тишина"А», «Кошка под такси», «Молодильные яблочки». Автор пьес: «Горчичное Зерно», «Бездна», «Западня»; поэтического сказа «Душа скомороха».

www.facebook.com/Zertsala-Theatre-354885834603819/
Александр Фурсов, поэт, член Союза писателей России, главный редактор журнала «Духовно-нравственное воспитание»

ШАГ К РУССКОМУ ЭПОСУ Передо мной два произведения драматурга и прозаика Амвросия Светлогорского– литературный киносценарий «Легенда о Сампо» и роман «Зеркало преподобной Феодоры». Казалось бы, вещи совершенно разные. Одна написана по мотивам знаменитого карело-финского эпоса «Калевала», другая — насквозь пронизана православными — в том числе житийными — мотивами. Но связь между этими произведениями прямая и в то же время очень оригинальная. Дело в том, что автор — не знаю, ставил он пред собой такую задачу или нет или она возникла в процессе творчества — в «Зеркале преподобной Феодоры» рисует своих героев поистине с калевальским размахом и это ему удается (во всяком случае и художнику, и режиссеру, и композитору они способны дать мощные импульсы творческой силы) — это образы современного русского богатыря Серафима Муромца, старца Серафима, игуменьи Марфы, послушника Алексия, Феодоры, младенца Сергия… Комаров настолько чувствует образы «Калевалы», что они стали для него плодородной почвой для создания панорамных образов русских святых, старцев, подвижников, которые также глубоко, органически живут в глубинах творческого сознания автора, впитавшего в себя эти токи отечественной культуры — неиссякаемые кристально чистые родники Православия. Таким образом, «Легенда о Сампо» у автора естественно, органично перетекает в «Зеркало преподобной Феодоры». Глубоко прочувствованная автором карело-финская мифология, которой присуща панорамность и грандиозность образов, становится почвой для создания нового качества — Русской Калевалы, Русского Эпоса, основанного на православии, — православной мифологии, в том ее смысле, которая свойственна собственно эпосам, где герои — это невиданной силы богатыри, от которых зависят судьбы и земные и небесные. Автор и создает первые страницы этого Русского Эпоса — делает шаги в создании этой грандиозной словесной монументальной фрески. В самом деле, почему, обладая сонмом святых, мы встречаемся с ними только в храме, на иконах, при чтении житий? Почему образы преподобных Серафима Саровского, Сергия Радонежского, Амвросия Оптинского, Ильи Муромца, тысячи других русских святых не становятся в России образами поистине всенародными, достойными украшать лучшие места в наших городах и селах, в государственных учреждениях, в школах и т.д.?! Если они наши путеводители и защитники, то грандиозности их духовного подвига должны соответствовать и образы нашей культуры не только собственно церковной, но и светской, общественной. Тогда и планка нашей духовно-нравственной жизни поднимется на необозримую высоту — мы ведь всегда будем иметь перед глазами — и внутренними, и физическими — монументальные образы тех, кто собственно духовно и строил страну и сегодня духовно ее хранит. В произведениях Амвросия Светлогорского чувствуется влияние и Достоевского, и Булгакова, и Маркеса, но это влияние плодотворное, рождающее новые оригинальные произведения русской литературы, к каковым я отношу и сочинения талантливого петрозаводского писателя. Ему подвластна стихия родного русского языка, в творчестве он постигает ее законы и подчиняет им себя. Александр Фурсов, поэт, член Союза писателей России, главный редактор журнала «Духовно-нравственное воспитание» (Москва)

0 ответов
Полина Комарова-Метж

ДВА СКАЗА О КРАСОТЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА Что, казалось бы, может быть общего между рунами известного древнего эпоса и историей современной девушки, в силу внутренних и внешних причин оказавшейся в монастыре? Оказывается, родственного между ними может быть довольно много: все зависит от того, как преподнести этот литературный материал, как его художественно оформить и к какому выводу незаметно подвести читателя. Автор «Легенды о Сампо» и «Зеркала преподобной Феодоры», Амвросий Светлогорский, смог в своих произведениях провести некую невидимую параллель между историей и современностью, традицией и новым в нашей жизни. Несмотря на то, что и там и там события разворачиваются на землях Калевалы — Карельской земле — безусловно, они очень разные по своему «измерению». Основанная на древних рунах «Легенда о Сампо» читается и видится, как настоящая сказка, как своего рода «фэнтези», карельский «Властелин колец» — но основанный на многовековой мудрости и воображении и изобретательности карельского народа, со всем богатством языка и образностью. И ведь Толкиен сам признавал это, говоря, что толчком и движущей силой при написании его романов была «Калевала». А вот «Зеркало преподобной Феодоры» вполне можно сравнить с пастернаковским «Доктором Живаго». Автор умело рисует портреты наших современников, пусть даже и в собирательных образах, но эти образы совершенно правдоподобны. С самого начала романа в воздухе витает тема поиска и осознания своего предназначения. Как и у Пастернака, мы следим не только за главной героиней, но и за множеством других интересных и не менее ярких персонажей, судьбы которых удивительным образом переплетаются между собой. Несмотря на разность жанров, и «Легенда…» и «Зеркало…» напоминают читателю о том, что вечные ценности непреложны. В обоих произведениях явно присутствует мир «зла», но что интересно — этот мир не схематичен. Он реален и очень ярок. Перед глазами читателя возникает целая галерея художественных образов и символов. Карлики и диковинные уродцы, которых читатель встречает у хозяйки Похъелы, а также в видениях Феодоры, словно срисованы с картин Брейгеля и Босха. Око Чрева, через которое старуха Лоухи наблюдает происходящее в Калевале, перекликается с картиной — видением художника, благодаря которой Заказчик находит местоположение Феодоры. Великан Випунен и богатырь Серафим Муромский, с их чистой и открытой душой, несомненно, тоже «одного поля ягоды». Язык обоих произведений богат эпитетами («болезненный месяц», «цветущая Калевала», «пронзительно-злые глаза», «исполинская сосна»), красочен и очень жив. Автор использует образную и экспрессивную лексику («вековечный Вяйнямейнен», «хищный силуэт Совы», «голос ее зажурчал», «поезд …нырял в …тоннель», «белые ночи почернели», «Алексий… едва не задохнулся от удивления»), неожиданные повороты и перевороты событий, которые держат интерес читателя. Персонажи «Зеркала…» отличаются по своему стилю речи: шутливо-ироничный у Игоря, иносказательный, притчевый у отца Серафима, вычурный и экзальтированный у Анны Тасс, лаконичный и обдающий холодом у Разина — и это делает диалоги живыми и реалистичными. В «Легенде о Сампо» для прямой речи использован более простой, но не менее яркий, приём: все представители мрачного мира Похъелы говорят прозой, а герои Калевалы — поэтичным языком карельских рун. Автор обострил действие всего эпоса борьбой за Сампо. Сампо — сквозной символ всей «Легенды…». Мельница счастья, бездушный инструмент, который, оказавшись в руках зла, способствует укреплению его позиций. Абсолютно не случайно то, что мельница, в конце концов, разбивается. Это возвращает человеку его достоинство: ему не нужна мельница счастья, чтобы быть счастливым. То, внутреннее богатство, что заложено в каждом, при правильном его применении, является залогом этого счастья. Сампо, как символ счастья, является тем предметом, из-за которого случается вся история. Зеркало тоже является причиной, точкой отправления в истории Феодоры, с той лишь разницей, что оно олицетворяет, показывает главной героине то, от чего она бежит. Природа у Зеркала и у Сампо одна, но импульсы, которые получают от них герои, прямо противоположны. Общность художественных образов и языковых приёмов «Легенды о Сампо» и «Зеркала преподобной Феодоры», при разности из временных и жанровых измерений, позволяют утверждать, что эти два произведения оттеняют, дополняют и обогащают друг друга. Если «Легенда о Сампо» несет в себе древние образы и культуру карельского и русского народов, то «Зеркало преподобной Феодоры» является неким гармоничным продолжением этой древней мудрости в условиях современного общества. «Легенда о Сампо», помимо очевидной духовно-нравственной составляющей, несет в себе еще и обновленное, актуализированное для современной молодежи художественное богатство красок и образов всемирно известного эпоса, созданного на карельской земле, и таким образом представляет собой большую краеведческую ценность. У «Зеркала преподобной Феодоры», с его глубоко христианской тематикой, безусловно, быстро появится широкая читательская аудитория, ведь большинство жителей нашей страны христиане. Думается, однако, что художественная значимость этого произведения гораздо шире: ведь в нем поднимаются общечеловеческие и гуманистические проблемы нашего общества. И в «Легенде…» и в «Зеркале…» автор напоминает нам, что силы зла сильны, что они часто скрываются под личиной красоты и доброты, а на самом деле творят свое темное дело. Духовному человеку надо быть внимательным, чтобы не впасть в искушение, в иллюзию, чтобы не принять врага за друга, но, понимая, что перед тобою переодетый враг, суметь найти пути к его преображению, к возвращению в стан светлых сил. Это возможно только тогда, когда каждый из нас построит внутри себя храм, скует крест и отольет колокол — свои, внутренние.

0 ответов
Александр Фурсов, поэт, член Союза писателей России, главный редактор журнала «Духовно-нравственное воспитание»

ШАГ К РУССКОМУ ЭПОСУ Передо мной два произведения драматурга и прозаика Амвросия Светлогорского– литературный киносценарий «Легенда о Сампо» и роман «Зеркало преподобной Феодоры». Казалось бы, вещи совершенно разные. Одна написана по мотивам знаменитого карело-финского эпоса «Калевала», другая — насквозь пронизана православными — в том числе житийными — мотивами. Но связь между этими произведениями прямая и в то же время очень оригинальная. Дело в том, что автор — не знаю, ставил он пред собой такую задачу или нет или она возникла в процессе творчества — в «Зеркале преподобной Феодоры» рисует своих героев поистине с калевальским размахом и это ему удается (во всяком случае и художнику, и режиссеру, и композитору они способны дать мощные импульсы творческой силы) — это образы современного русского богатыря Серафима Муромца, старца Серафима, игуменьи Марфы, послушника Алексия, Феодоры, младенца Сергия… Комаров настолько чувствует образы «Калевалы», что они стали для него плодородной почвой для создания панорамных образов русских святых, старцев, подвижников, которые также глубоко, органически живут в глубинах творческого сознания автора, впитавшего в себя эти токи отечественной культуры — неиссякаемые кристально чистые родники Православия. Таким образом, «Легенда о Сампо» у автора естественно, органично перетекает в «Зеркало преподобной Феодоры». Глубоко прочувствованная автором карело-финская мифология, которой присуща панорамность и грандиозность образов, становится почвой для создания нового качества — Русской Калевалы, Русского Эпоса, основанного на православии, — православной мифологии, в том ее смысле, которая свойственна собственно эпосам, где герои — это невиданной силы богатыри, от которых зависят судьбы и земные и небесные. Автор и создает первые страницы этого Русского Эпоса — делает шаги в создании этой грандиозной словесной монументальной фрески. В самом деле, почему, обладая сонмом святых, мы встречаемся с ними только в храме, на иконах, при чтении житий? Почему образы преподобных Серафима Саровского, Сергия Радонежского, Амвросия Оптинского, Ильи Муромца, тысячи других русских святых не становятся в России образами поистине всенародными, достойными украшать лучшие места в наших городах и селах, в государственных учреждениях, в школах и т.д.?! Если они наши путеводители и защитники, то грандиозности их духовного подвига должны соответствовать и образы нашей культуры не только собственно церковной, но и светской, общественной. Тогда и планка нашей духовно-нравственной жизни поднимется на необозримую высоту — мы ведь всегда будем иметь перед глазами — и внутренними, и физическими — монументальные образы тех, кто собственно духовно и строил страну и сегодня духовно ее хранит. В произведениях Амвросия Светлогорского чувствуется влияние и Достоевского, и Булгакова, и Маркеса, но это влияние плодотворное, рождающее новые оригинальные произведения русской литературы, к каковым я отношу и сочинения талантливого петрозаводского писателя. Ему подвластна стихия родного русского языка, в творчестве он постигает ее законы и подчиняет им себя. Александр Фурсов, поэт, член Союза писателей России, главный редактор журнала «Духовно-нравственное воспитание» (Москва)

0 ответов
Андрей Степанович Лукин, композитор

ОТЗЫВ НА РОМАН «ЗЕРКАЛО ПРЕПОДОБНОЙ ФЕОДОРЫ» Роман «Зеркало преподобной Феодоры» современен и актуален. Отсутствие идеологии критериев нравственности, ценности и смысла жизни, упор только в материальное благополучие и исходящий из него якобы высокий уровень жизни, реально показывает нам, что, в общем-то, жизни как таковой в её полноте и красоте при этом просто не существует. Нищета это конечно зло, но и просто сытое брюхо и хорошие ботинки (когда ты это уже имеешь) счастья не принесут. Станет скучно и захочется чего-то еще. Это еще бывает разным: может быть новые ботинки, костюмы, шляпы, изысканная пища, машины, дачи, миллионные яхты и даже личные самолеты и при этом опять не факт, что это принесет полноту жизни и счастья. Ещё совсем недавно, человек мог быть счастлив от сознания того, что живет в великой стране просто от причастности к этому, но вера в светлое будущее которое вот-вот наступит, никак не наступала и эта идеология изжила себя. Идеология благополучия или культа денег как мы выяснили выше, так же счастья не принесут. И люди (как отдельные личности так и целые массы народа) интуитивно или сознательно возвращаются к истокам. Для России — это православие. Россия как государство образовалось после крещения Киева в 988 году Святым князем Владимиром. Первое упоминание словосочетания «русская земля» мы находим в 11 веке в сочинении митрополита Иллариона «Слово о законе и благодати», то есть всего только через несколько десятков лет после крещения. Бесспорно, что великая Россия имеющая шестую часть суши и вобравшая в себя не одну сотню народов и народностей при этом, сохранив их культуры, смогла добиться этого только будучи христианской. Вся европейская культура (включая сюда литературу, живопись, музыку, театр и другие искусства) пропитана христианством. Римское право, на котором зиждется современная мировая юриспруденция, основано на 10 ветхозаветных заповедях, заповеди нового завета вообще безграничны, т.е. не имеют верхней планки и совершенство в них бесконечно. Исходя из вышеизложенного повторюсь, что роман очень своевременен и необходим, как в особенности молодежи, так и людям среднего и старшего возраста в нем четко показано, что есть добро и что есть зло, как бороться со злом (прежде всего в себе) и побеждать его добром. Роман, если можно так выразиться кинематографичен, читая, ярко представляешь в картинках не только героев, но и все сцены и события, происходящие в нем. Множество перипетий, неожиданные повороты событий, десятки героев, ложные остроумные ходы, делают роман увлекательным. Тема, затронутая автором, очень важна и сложна в раскрытии, но автор преодолел с легкостью все трудности, и роман просто интересно читать. Считаю выход этого произведения литературным событием культурной жизни Карелии. От лица читателей прошу оплатить его тираж. С уважением Андрей Степанович Лукин. Член правления КРОО «Православный собор».

0 ответов

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно