электронная
100
печатная A5
368
18+
Зелёная дверь в конце коридора

Бесплатный фрагмент - Зелёная дверь в конце коридора

Повесть


5
Объем:
134 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7421-9
электронная
от 100
печатная A5
от 368

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ЧАСТЬ I. КОСТЮМ

1

— И вот что, Николай, — сказал начальник в курилке. — Нормальный ты вроде парень. В сроки укладываешься, на работу вовремя приходишь. Да только… Чего-то в тебе не хватает.

Николай внимательно изучал ногти на правой руке. Разговор был ему в тягость, а свою сигарету он давно докурил. Но уходить, оборвав начальника на полуслове, не совсем этично. Нужно было что-то сказать.

— Павел Евгеньевич, вы же знаете: я человек неконфликтный. Если что-то не так делаю, вы только укажите на недочет. Буду работать в этом направлении…

— Да все ты так делаешь, — начальник с досадой махнул рукой, словно отсутствие недостатков в работе Николая вызывало у него дополнительную головную боль. — Проблема в другом. Какой-то ты… чужой. Вот.

— Чужой? — Николай оторвался от ногтя и изумленно уставился на начальника. — Я, честное слово, не понимаю, что вы хотите этим сказать…

— Ну, не знаю я! Не знаю. Впрочем… Начать хотя бы с внешнего вида — как ты одеваешься?

— А при чем здесь это? — Николай стал потихоньку закипать. — Нормальный корпоративный стиль. Пиджак я в Италии покупал, между прочим.

— Ты, Коля, не горячись. Одет ты действительно неплохо. Только как-то аляповато, что ли. Галстук этот легкомысленный, пиджачок… Вот взять, к примеру, Вадима, — начальник кивнул головой в сторону окна, из которого открывался вид на внутренний дворик. — Вот это я понимаю. Стиль. Безо всяких там.

Николай выглянул в окно и внимательно оглядел красавчика Вадима, который, вместо того чтобы работать, болтался во дворе, с кем-то оживленно разговаривая по телефону. Очень захотелось ядовито съязвить по поводу его «стиля», но придраться было не к чему. Темно-синяя тройка, рубашка и галстук в цвет.

— Или посмотри на меня, — не унимался Павел Евгеньевич. — Вполне презентабельный и вместе с тем деловой вид. Дорого, со вкусом. И главное — ничего лишнего.

Костюм начальника при ближайшем рассмотрении тоже оказался безукоризненным. Впервые Николай осознал, что его пиджак и даже любимые брюки песочного цвета выглядят слишком вызывающе. Некое подобие раскаяния отразилось на его лице. Заметив это, Павел Евгеньевич немедленно потеплел и продолжил уже более доверительно

— Ладно, Коля. Вижу я, что парень ты толковый. И за три месяца работы успел показать себя в основном с положительной стороны. Поэтому вот тебе дружеский совет: переоденься. Держи визитку. Это магазин, где покупают вещи все топы нашей компании. Небольшой, но зато работает круглосуточно. Позвонишь в колокольчик, скажешь, что от меня… Зарплата когда у тебя? Завтра? Ну, вот завтра после работы сразу туда и иди. А то пиджак он из Италии нацепил, понимаешь ли… В человеке, Николай, все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и даже носки…

Тут в кармане начальника завибрировал телефон. Пресс-секретарь напоминал, что шеф уже десять минут как должен быть на планерке. Павел Евгеньевич поспешно кинул в рот мятный леденец и поспешил в переговорную, оставив Николая в одиночестве.

***

На следующий день после работы Николай пошел покупать новый костюм. Магазин, куда направил его начальник, находился на другом конце города. 40 минут на метро и еще почти столько же на маршрутке, если без пробок. Пробки, разумеется, были. А водитель маршрутки, разумеется, забыл притормозить на нужном перекрестке. Захотелось есть. Пришлось сделать вынужденный привал и перекусить в кафе с оригинальным названием «Встреча». Потеряв там около часа, Николай еще довольно долго блуждал по дворам незнакомого спального района, спрашивая дорогу у бабушек, собачников и местных алкашей.

Несколько раз он пытался поймать такси, но никто из водителей почему-то не знал, где находится указанная на визитке улица. Ее не было даже в навигаторах — возможно, она была очень маленькая. Или с момента печати визиток ее успели переименовать.

Магазин материализовался, когда улетучилась последняя надежда его найти. Это было небольшое одноэтажное здание, спрятанное в глубине одного из дворов. На старенькой вывеске красовалась затертая надпись: «Твой стиль». А рядом часы работы — круглосуточно, без выходных. Николай сверился с визиткой: адрес совпадал. Но поверить в то, что все топы его компании одеваются в этом сараюшке?.. Нет, этого не может быть. Подумав, что начальник (этот старый маразматик, кретин, урод, садист и придурок) просто решил поиздеваться над ним, Николай облокотился плечом на обшарпанную дверь и закурил. На часах было без четверти двенадцать, вокруг — ни души.

Вдруг послышался шум: кто-то внутри возился с ключами. Затем раздался не лишенный музыкальности скрип — и Николай еле успел отскочить от распахнувшейся двери магазина.

На пороге возник крепкий человек где-то за пятьдесят. Он был в длинном пижонском пальто и кепи. На носу поблескивали небольшие круглые очки, а приятное лицо обрамляли роскошные бакенбарды, вроде тех, какие любят клеить генералам в постановках провинциальных театров. Очень колоритный тип. Николай был не силен в моде, но при взгляде на незнакомца в его голове тут же всплыли слова «винтаж» и «киберпанк».

Человек приветливо улыбнулся.

— Ах, вот вы где прячетесь! А я думал, не придете… Домой уже собрался уходить, хоть и не положено, — мужчина кивнул головой в сторону вывески, на которой были обозначены часы работы магазина. — Но это очень славно, что мы с вами так встретились. Судьба, значит. Вы ведь Николай, да? От Павла Евгеньевича? Ну вот, я так и подумал… Заходите, заходите, не стесняйтесь. Сейчас все подберем.

Воспрявший духом Николай пошел следом за стильным человеком в бакенбардах. Удивительно, что начальник не поленился и заранее позвонил, предупредив о его визите. Мысленно Николай уже просил у него прощение за «кретина», «старого маразматика» и прочее.

***

Внутри магазин-сараюшка оказался чем-то вроде небольшого склада. Окна завешены плотными шторами, а сама комната заставлена запечатанными коробками всевозможных размеров и мастей. В углу угадывались две примерочные, а посередине — некое подобие стойки, на которой возвышался антикварный кассовый аппарат. Элегантно перепрыгнув через пару коробок, хозяин нырнул за стойку, порылся в ящиках под кассой и достал сложенную вчетверо бумажку. Развернув ее и что-то прочитав, он внимательно посмотрел на Николая. Тот истуканом стоял около входа, прикидывая, где же в этой коморке могут храниться те самые суперкостюмы, которые должны были сделать его своим на новом месте работы. Словно прочитав его мысли, мужчина дружелюбно улыбнулся.

— Да вы проходите, не бойтесь. Ваши вещи висят в примерочной, можете взглянуть. Насчет размера не беспокойтесь — сядет как влитой. Только умоляю — не наступите на нашего кота! Вечно он под ногами крутится… Ну вот, я же говорил!

Лавируя между большими и маленькими коробками, Николай действительно не заметил подло затаившегося внизу кота черепахового окраса и со всего маха наступил ему на хвост. Кот с истошным криком отскочил в угол и теперь устрашающе сверкал глазами и шипел.

— Извините, — пробормотал Николай, обращаясь непосредственно к животному, и полез дальше.

Добравшись до небольшой примерочной, он аккуратно задернул за собой шторку и огляделся. Справа на вешалке в новеньком чехле висел костюм темно-серого цвета. Рядом на тумбе лежали две белые рубашки и галстук. Неожиданно Николай почувствовал чудовищную усталость. Руки и ноги стали ватными, жутко захотелось спать. Мысль о том, что сейчас ему нужно будет раздеваться, снимать костюм с вешалки и натягивать на себя, причинила ему почти физическую боль. «Дома буду мерить. А если вдруг не подойдет — верну назад», — безответственно решил он. И ему заметно полегчало. Для приличия пошуршав чехлом и позвенев пряжкой на ремне, Николай выждал минут десять и с возгласом: «Отлично! Я его беру!» — вышел из кабинки.

— Я был уверен, что вам понравится! — бодро отреагировал хозяин. — Оставьте вещи на вешалке и подходите к кассе, я сам вам все упакую.

Мужчина в два прыжка оказался у примерочной и уже через мгновение виртуозно складывал костюм в специально приготовленную коробку. Туда же отправились обе рубашки с галстуком и небольшая черная коробочка. Николай открыл было рот, чтобы сказать, что приобретение дополнительных аксессуаров не входило в его планы, но шустрый продавец опередил его:

— Не переживайте! Сорочки с галстуком по акции идут в дополнение к костюму. Они вам ничего не будут стоить. А в черном футлярчике лежат запонки и инструкция к ним. Это тоже бонус фирмы-изготовителя. Вам, кстати, очень повезло, Николай, — интимно продолжил он, чуть понизив голос. — Эта разоряющая акция длится всего три дня, и завтра ее срок заканчивается. Похоже, вы счастливчик. Lucky guy, как говорится… Кстати, одна из сорочек со специальными отверстиями для запонок. Там французская манжета, двойная.

Николай, никогда не считавший себя особо везучим, неопределенно пожал плечами и махнул рукой — дескать, ну что с вами делать, заворачивайте. Внимание его опять привлек кот, который вышел из своего угла и теперь важно восседал рядом с кассовым аппаратом. На шее его красовался красивый ошейник зеленого цвета. А глаза оказались не по-кошачьи голубыми. Кот внимательно посмотрел на Николая и презрительно фыркнул. Николай украдкой показал ему язык и отвернулся.

— Ну, вот и все, — хозяин торжественно вручил Николаю большой бумажный пакет, набитый свертками. — Носите на здоровье! Приходите к нам еще.

— Простите, но я ведь еще не заплатил… Вы принимаете кредитные карты? — Николай полез в карман за кошельком, но мужчина с бакенбардами мягко остановил его.

— Какие карты, молодой человек? Вы разве не видите, на чем мне приходится работать? — он с тоской посмотрел на допотопную кассу времен Первой мировой и продолжил: — У нас с вашим начальством договоренность: деньги за костюм будут вычтены из вашей зарплаты, после чего их переведут на мой личный счет. Если вас это устраивает — подпишите, пожалуйста, вот эту расписку… Или наличными, если угодно.

Наличных у Николая было в обрез, поэтому он быстро подмахнул заранее приготовленную бумажку (копия, сложенная в красивый золотистый конверт, немедленно затерялась в недрах его пакета с покупками) и, поблагодарив приятного продавца, направился к выходу. Когда он уже подобрался к двери, хозяин вновь окликнул его:

— Там на улице такси стоит. Это я вызвал, пока вы костюм примеряли. Время позднее, метро уже не ходит, так что… До свидания!

Николай обернулся, чтобы сказать продавцу спасибо, но никого не увидел. Даже наглый кот куда-то испарился.

Прямо перед выходом его действительно ожидало такси, что было очень кстати. Мысленно поблагодарив услужливого хозяина, Николай сел на переднее сидение, назвал свой адрес и тут же вырубился, проснувшись только тогда, когда таксист остановился возле его подъезда.

***

На следующий день Николай встал на полчаса позже обычного. Впопыхах он чуть было не надел свой итальянский пиджак и неделовые песочные брюки, но, вовремя спохватившись, достал из пакета новый костюм и одну из сорочек, которая попроще (с «французской манжетой» он решил разобраться попозже). На удивление, гладить ничего не пришлось — на вещах не было ни залома, ни морщиночки. Оглядев себя в зеркало, Николай остался очень доволен своим видом. Сделав пару глотков оставленного с вечера кофе, он вылетел из дома и отправился на работу.

***

Несмотря на небольшое опоздание, его рабочий день прошел чудесно. Начальник хоть и сделал вид, что не имеет к смене имиджа Николая никакого отношения, был явно доволен его преображением. А длинноногая девочка из отдела рекламы несколько раз обратилась к нему по каким-то пустяковым вопросам, чего раньше за ней не замечалось. Даже заносчивый Вадим (ведущий менеджер по продажам) остановил его в коридоре, чтобы рассказать, как он провел выходные. Рабочие моменты тоже прошли как-то легко и безболезненно… Другими словами, это был один из тех редких дней, которые внушают тебе иллюзии, что а) ты делаешь что-то полезное; б) твои коллеги — самые прекрасные люди на земле и, наконец, в) ты — красавчик, молодец и умница. Или что-то одно из трех, что тоже неплохо.

На удивление, все повторилось и на следующий день. И на следующий. И на следующий. И так до самой пятницы.

А в пятницу намечался корпоратив.

2

Это был его первый корпоратив на новом рабочем месте. По слухам, начальство компании не скупилось на развлечения для своих сотрудников. Арендовался на ночь какой-нибудь модный клуб с живой музыкой и танцполом; приглашались звездные ведущие, примелькавшиеся на TV; устраивались конкурсы и лотереи, в которых можно было получить очень неплохой денежный приз, а столы трещали от разнообразных закусок, элитного алкоголя и экзотических блюд.

Что самое поразительное — большое начальство присутствовало на таких пирушках только первые два-три часа, после чего благоразумно и деликатно исчезало, позволяя сотрудником веселиться на полную катушку. То есть вести себя так, как и положено людям, которые долгие месяцы напряженно трудились, держали друг перед другом лицо, вставали по будильнику, интриговали и бог весть что еще делали во благо корпорации. Все срывали покровы и напивались как дети малые. Фееричные истории об отмечании Нового года до сих пор были любимой темой для разговоров во время ланча.

Неудивительно, что Николай немного волновался. Новый коллектив ему нравился, и он надеялся, что именно после совместных возлияний он окончательно станет здесь своим. Были еще какие-то туманные планы насчет той самой девочки из отдела рекламы, которую, как выяснилось, звали Снежана. Но это был бы уже совсем перебор, и Николай старался отгонять от себя соблазнительные фантазии.

***

Утром обнаружилась небольшая проблема: Николай понял, что времени переодеться у него не будет и на party придется идти прямо с работы. Более того, даже если бы это время у него появилось, переодеваться ему было решительно не во что. Ну, не джинсы же дырявые натягивать в ресторан? Глупо. С другой стороны, прийти на корпоратив в том же наряде, в котором ты неделю расхаживал в офисе, тоже не совсем правильно. Костюм, бесспорно, хорош, но не настолько, чтобы вообще его не снимать. Засмеют еще.

Подумав, Коля решил, что на следующей неделе закажет пару новых вещей у винтажного господина с бакенбардами или вообще попросит его составить гардероб на все случаи жизни, а пока придется идти в том, что есть. Он со вздохом открыл шкаф и вытащил свой прекрасный серый костюм. «Мне бы какую-нибудь рубашку к нему или даже этот… аксессуар…».

И тут он вспомнил про вторую рубашку. А потом про запонки.

Порывшись на полках шкафа, он быстро нашел новенькую черную коробочку и впервые со дня покупки раскрыл ее.

Запонки оказались золотые. Из самого настоящего золота. Проба 958 (он посмотрел). Достаточно большие, но не вульгарные; круглые, с каким-то неизвестным черным камнем внутри. Николай даже присвистнул: он почти не разбирался в украшениях, особенно мужских, однако интуитивно почувствовал, что вещь это хорошая и, безусловно, дорогая. И, похоже, действительно он lucky guy, раз ему такие подарки бонусом дают. На секунду он даже подумал, что запонки попали к нему по недоразумению. Что, возможно, прицепом к костюму шли какие-то дешевые поделки, а эту вещь хозяин положил случайно. Коробочки перепутал, например… Но времени на размышления у него не было, и он быстро воткнул запонки в рукава второй рубашки, наконец-то сообразив, для чего нужна была эта «французская манжета». Получилось очень даже ничего себе.

Изучать инструкцию он, разумеется, не стал — запонки были уже застегнуты и сидели как пришитые. Часы показывали четверть девятого. Последний штрих — и он уже мчится на работу.

***

— Какой ты сегодня элегантный! Не то что мой бойфренд. Представляешь, он даже в театр как-то в шортах заявился… — разгоряченная и слегка взлохмаченная Снежана подсела к нему за столик. — А давай-ка мы с тобой селфи сделаем? Пусть приревнует.

Николай грустно посмотрел на ее ноги. Вот так всегда. Судьба дает тебе лучик надежды и тут же демонстрирует свой жирный зад. Впрочем, он был уже не совсем трезв и, возможно, преувеличивал свое зарождающееся чувство к этой красивой девочке из рекламного.

— Так, значит, у тебя есть бойфренд? — неестественно равнодушно спросил он, после того как девушка отщелкала около десятка селфи, плотно прижимаясь к нему грудью и обворожительно улыбаясь на камеру. — Повезло ему…

Снежана оторвалась от телефона. Она была пьяненькая, но это ей очень шло.

— Конечно, повезло. Но я думаю его бросить. Налей-ка мне, Коля. За знакомство. — И она посмотрела на него так, что в душе Николая на все голоса запели райские птицы вперемешку с ангелами. Чтобы спрятать расплывшееся в дурацкой улыбке лицо, он потянулся за бутылкой игристого и элегантно (как и подобает человеку в отличном костюме) разлил его по бокалам, не преминув сверкнуть перед носом девушки золотой запонкой. Пусть заценит.

Они выпили на брудершафт и троекратно поцеловались. От нее вкусно пахло апельсином и корицей. Зазвучала душещипательная песня о большой и всепоглощающей любви, которая будет длиться вечно. Николай уже приготовился пригласить Снежану на танец, но тут она оглянулась по сторонам, схватила со стола бутылку (он не успел заметить, чего именно) и быстро сунула ее в сумочку, которая неожиданно оказалось очень вместительной.

— Давай убежим? Ты же один живешь, да?

Райские птицы в душе Николая взяли самую высокую ноту и взорвались маленькими цветными салютиками. Ангелы торжественно безмолвствовали.

— Явызовумашину, — скороговоркой выпалил он, схватил Снежану за руку и быстро повел к выходу. Другой рукой он уже набирал номер такси.

***

Ехали долго. Москва стояла в вечерней пробке, и уже в такси они приговорили половину бутылки, спертой с корпоратива. Это оказался виски четырехлетней выдержки. Закусывать было нечем, но после каждого глотка они целовались. Было вкусно, весело и пьяно.

К дому подъехали в тот самый момент, когда Коля наконец справился с молнией на узком платье Снежаны и был готов на «здесь и сейчас», с прибором положив на водителя, который пристально следил за ними в зеркало. Его планы спутала пожилая соседка, которая со всей силы заколошматила в стекло и потребовала убрать машину с прохода. Водитель негромко выругался на красивом южном языке, а Снежана, быстро застегнув молнию и поправив прическу, выпорхнула из такси. Коля, не считая, сунул таксеру несколько купюр и с криком: «Сдачи не надо!» — выскочил вслед за ней.

***

В лифте они опять целовались. И еще немного на лестничной клетке у двери в квартиру. По правде говоря, Коля немного боялся, что, если он оторвется от Снежаны, она может протрезветь и… ну, бог знает, как она поведет себя, протрезвев? Может, начнет лопотать что-то про корпоративную этику или про то, что она не такая… Но опасения его оказались напрасны. Снежана трезветь даже не думала. Она сама достала ключ из его кармана и даже попыталась открыть дверь. В коридоре тут же скинула с себя плащ, отшвырнула в дальний угол туфли на каблуках и выдохнула:

— А теперь, покажи-ка мне, дружок, где у тебя ванная.

Николай молча показал ей на дверь в конце коридора, проводил взглядом ее круглую попу и, не веря своему счастью, отправился в комнату, которая служила ему спальней, рабочим кабинетом и столовой одновременно. Быстро спрятал в шкаф дырявый носок, расправил одеяло на кровати, одним махом сорвал с журнального столика грязную скатерть с остатками вчерашнего ужина и выбросил в окно. С улицы послышались возмущенные крики, но Коле было не до них. Немного подумав, он снял костюм, выскользнул из рубашки, не снимая запонок, аккуратно развесил все на спинке кресла и лег в постель. Из ванны доносился шум воды и обрывки какой-то модной песенки. Снежана принимала душ и пела в расческу. Голая. Коле даже показалось, что он видит ее.

Все-таки он немного нервничал. А вдруг ей не понравится его старая татуировка, которую он уже три года не мог обновить? И вообще… Выйдет она сейчас из душа, вся такая влажная, завернутая в полотенце, а тут он — тощий, взъерошенный, незагорелый совсем… И зачем он вообще пустил ее в ванную? «Надо было прямо в коридоре сорвать с нее это платье, — с досадой подумал он. — А теперь лежи тут, переживай, как пьяный подросток… Э! Да там же еще целых полбутылки отличного вискаря!». Вспомнив про алкоголь, Коля вскочил с постели и, стараясь не смотреть в большое зеркало, прошлепал в коридор.

***

«Что же она там так долго, черт бы ее побрал?». Николай успел выпить почти полный стакан виски. Теперь он сидел на краю кровати и с удовольствием разглядывал свое отражение в дверце шкафа-купе. На него смотрел подтянутый молодой мужчина, который хотя и несколько расплывался в контурах, но в целом представлял из себя мощный сплав силы, сексуальности и обаяния. Красавчик из зеркала лихо подмигнул Коле и отхлебнул из стакана. Часть виски пролилась мимо рта, но это только развеселило его. Шум воды стих. Снежана должна была предстать перед ним с минуты на минуту. Чтобы придать комнате еще более романтический вид, Коля, пошатываясь, дошел до тумбочки и зажег оставшуюся с рождества свечку в виде снеговика. Подумав еще немного, нашарил на стене выключатель и погасил свет. Получилось божественно. Окинув свои владения самодовольным взглядом и почувствовав себя супергероем, он решил, что в кровать нужно запрыгнуть. В коридоре послышались шаги Снежаны.

— Э-эй! Ты где-е-е?..

Николай с силой оттолкнулся от пола и полетел в сторону кровати. Был миг, когда он почувствовал себя птицей. Однако уже через секунду он с грохотом рухнул на пол, больно ударившись головой об угол тумбочки.

— С тобой все нормально? — В проеме двери показалась Снежана, которая действительно была влажной и завернутой в полотенце. — Где ты, я тебя не вижу…

— Все хорошо, — успел пробормотать Коля, со слабым стоном откатываясь глубже под кровать. — Иди сюда…

***

Всю ночь ему снились странные сны, перетекающие один в другой, как яркие картинки в калейдоскопе. Некоторые были реалистичны и выпуклы. Особенно запомнился последний, в котором он увидел себя и Снежану, занимающихся любовью на его кровати. Свечка-снеговик давно потухла и растеклась по тумбочке, закапав воском его любимые очки. Снежана стонала и просила еще, а Коля сосредоточенно сопел, ловко заворачивая партнершу в различные позы. Очень странно было наблюдать за собой со стороны, но Николай-любовник в этом дуэте был на высоте — и Николаю-наблюдателю картинка понравилась. Удивило его лишь одно: в отличие от раздетой Снежаны, сам он был в костюме. То есть рубашка расстегнута, штаны приспущены, ремень побрякивает пряжкой в такт движениям, но он одет. Это показалось Николаю странным. Раньше он если что и оставлял на себе во время того-самого, так это скорее носки, а никак не брюки… Впрочем, это обстоятельство не сильно мешало, и он вновь сосредоточился на созерцании парочки, которая творила уже черт знает что. Захотелось поближе рассмотреть лицо девушки, и он нашарил на тумбочке свои очки. Словно прочитав его мысли, из-за тучи показалась полная луна, осветив серебряным светом полумрак комнаты. В тот же момент Коля похолодел от ужаса: Снежана лежала с закрытыми глазами, раскидав волосы по подушке и улыбаясь, а над ней склонился костюм, в котором… никого не было. В рукавах зияли черные дыры, в том месте, где должна была находиться Колина голова, тоже было пусто. Тем не менее костюм продолжал ублажать его девчонку, а она, кажется, была на седьмом небе. Николай отшатнулся, но тут костюм полуобернулся в его сторону и приветливо махнул левым рукавом, сверкнув круглой золотой запонкой. Вежливый Коля робко помахал в ответ, потом вспомнил, что это всего лишь сон, успокоился и смиренно пополз под кровать, прикрывшись какой-то тряпочкой. После этого он провалился в черную пропасть, и никакие сновидения более уже не беспокоили его до самого пробуждения.

3

Глаза резал солнечный свет, пробивающийся из незашторенного окна; с улицы слышалось бодрое чириканье. Холодно и жестко. Все кости ломило, голова раскалывалась. Николай с удивлением огляделся по сторонам и обнаружил себя совершенно голым, на полу, под своей большой кроватью. Тело его было частично прикрыто небольшим цветастым половичком, который достался ему от бывшей подружки, повернутой на веганстве, ЗОЖе и хендмейде. Со стонами и кряхтеньем поднявшись на ноги, Коля попытался вспомнить детали вчерашнего вечера.

Корпоратив. Караоке. Конкурсы. Григорий Лепс. Раздача денежных премий в конвертах… Снежана… Снежана?!! Господи, она же вчера была у него! Или не была? Он метнулся к шкафу и быстро натянул на себя джинсы с футболкой, словно это могло хоть как-то его реабилитировать. С трудом справившись с ремнем, набрался мужества и огляделся по сторонам. Кровать смята, на полу недопитая бутылка виски, костюм, аккуратно разложенный на кресле, коробка из-под пиццы с засохшими корками… Он не помнил никакой пиццы, но допускал, что мог сделать заказ на автопилоте. И потом, на том же автопилоте, все слопать. Ничего удивительного. Так-так-так. Что еще? На тумбочке растеклась и засохла красивым парафиновым озерцом свечка-снеговик. Очки в воске. Но это ведь ничего не значит, правда? Ну, зажег он свечу перед сном, ну, захотелось ему так… А потом вырубился, скомкал постельное белье и скатился под кровать. Логично? Логично. Пепельница вот тут же стоит. Значит, нализался вчера на корпоративе, приехал домой, заказал пиццу, поел, выпил еще немного, выкурил сигаретку, уснул, а потом упал. Половичком прикрылся, чтобы не замерзнуть. Вот и все его приключения. А Снежана ему приснилась. Как и весь остальной бред. Потому что это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой. Вернее, слишком ужасно… Он осторожно прошел на кухню, по пути заглянул в ванную и внимательно осмотрел коридор. Никого. И никаких следов женского присутствия. Разве только посуда, оставленная в раковине еще с четверга, была вымыта. Хотя, это не самый странный поступок, который может совершить поддатый человек.

В тот самый момент, когда Николай уже почти поверил, что вчерашний вечер он провел в одиночестве, зазвонил телефон.

***

Телефон бодро трезвонил и вибрировал откуда-то из коридора, а он словно оцепенел. На душе камнем повисло нехорошее предчувствие. Руки слегка дрожали. На лбу выступил холодный пот. Николай понимал, что ему нельзя, никак нельзя в таком состоянии разговаривать с кем бы то ни было из внешнего мира. Сначала нужно протрезветь, собраться с мыслями, восстановить в памяти цепь вчерашних событий… Умыться, наконец. А вдруг это кто-то с работы? Господи, а вдруг это… А с другой стороны, ну что такого ужасного могло вчера произойти? Он ведь никого не покалечил, не убил, в конце концов. Ну, предположим, был у него вчера какой-то отвратительный и стыдный секс с девушкой, которая ему очень нравится. Предположим, он облажался по всем статьям и она уже растрезвонила об этом всем своим подругам, которые по совместительству являются ее (и его тоже, мать их!) коллегами по работе. Ну, и что?! Ну, и подумаешь. В первый раз, что ли, с ним такое… Зато он добрый, хороший человек. Рисует неплохо в свободное время… Нет, решительно нельзя быть таким трусом! Ну же! Подойди и ответь на этот чертов звонок! Но ноги словно вросли в пол и совершенно не хотели ему подчиняться. Наконец телефон стих, и Николай внутренне перекрестился.

Через минуту смартфон снова ожил. Теперь кто-то решил атаковать его через вотцап. Похоже, этому «кому-то» было что сказать Коле — сообщения с веселым треньканьем сыпались одно за другим, подобно весеннему граду. «Да что ж это я, в самом деле!» — пристыдил он себя и подошел к телефону.

Самые худшие опасения оправдались — сообщения шли от Снежаны. Она прислала несколько фотографий, которые никак не хотели открываться. Далее следовали три странных фразы, утопающие в куче смайликов.

1: «Я порвала со своим парнем» (разбитое сердце, обезьянка с закрытыми глазами, подмигивание, смайлик с сердечками вместо глаз).

2: «Ты чудо!» (большой палец вверх, смайлик с сердечками вместо глаз, смайлик с сердечками вместо глаз, смайлик с сердечками вместо глаз, салют, бомба, огонь).

3: «Зацени фотки, мачо! Мы прекрасно смотримся вместе — ахахах! (подмигивание) Почему не отвечаешь?!!» (дальше шла целая армия восторженных, влюбленных, целующих, обиженных, недоумевающих и даже танцующих танго смайликов, постигнуть смысл и логику которых Николай так и не смог. Он вообще мало что понял, кроме слова «мачо», которое он истолковал как особо изощренную издевку).

На экране загорелся входящий вызов. Она. Снежана. Какая, однако, настойчивая девушка! Хотя… чего тянуть? Пусть рассказывает, а он по ходу разговора уже сориентируется, когда, за что и вообще надо ли ему извиняться. Не исключено, что она и сама вчера нарезалась так, что ничего не помнит…

Николай облизал пересохшие губы. Сделал глубокий вдох. Провел пальцем по иконке входящего вызова и поднес телефон к уху. «Привет, Снежана! Очень рад тебя слышать» — его голос звучал спокойно и даже немного надменно. Он всегда говорил таким тоном, когда был в чем-то сильно не уверен или напуган.

***

— Ну, наконец-то! Привет, мужчина-мечта! Слушай, я пыталась утром тебя разбудить, но ты, ты же совсем не хотел вставать, ни на что не реагировал, отбивался только. Ты под утро скатился под кровать, прикинь? Хахаха! Я ведь тебя вообще сначала не увидела — подумала, слинял, что ли? А потом вспомнила, что это твоя квартира, куда же ты денешься?.. И ты еще заворочался там у себя на полу, забормотал что-то во сне. Очень смешно ворчал… Такой милый. Ты всегда, что ли, после секса на пол уползаешь? Ты, может быть, йог? Хотя неважно… Мы, конечно, вчера перебрали чуть-чуть, но ты знаешь — после такой ночи… Вау. Я даже забыла, что мы пили вчера, прикинь? Проснулась как огурец. Петь хочется, работать хочется — ты не смейся, я серьезно совершенно — я даже посуду тебе вымыла, если заметил… Хотела завтрак приготовить, но не успела. Брат позвонил, сказал: срочно нужно встретиться, мы с ним договаривались… Коля! Ты потрясающий! У меня такого, как ты, никогда… Вот знаешь, прямо вообще ничего подобного. Такие ощущения… Ой, прости, пожалуйста, я так много говорю… Обычно я — нет… И сама никогда не звоню, но с тобой все не так, я чувствую. Ты, кстати, фотки посмотрел? Я тебе скинула только что. Коля, ты слышишь меня? Эй! Ты что там молчишь?

— Д-да, конечно, — Николай ровным счетом ничего не понимал. Ему даже показалось, что Снежана его с кем-то перепутала. А может, она под наркотой? Или это какой-то розыгрыш? Как бы то ни было — уточняющие вопросы лучше отложить на потом, решил он. Пока достаточно неопределенно мычать и со всем соглашаться.

А Снежана все не унималась.

— Я так не хотела от тебя утром уходить, ты бы только знал! Дверь захлопнула, ты не переживай… Ой! Ну, не щипайся! Извини, это брат, мы с ним на все выходные к маме на день рождения… Да иду я, иду! Это не тебе, Коль, это я ему… Безумно рада была тебя услышать! Ты чумовой! Я еще трубку не положила, а уже соскучилась… Обожаю тебя! Пока-пока!

Пи-пи-пи-пи-пи…

***

Николай тупо смотрел на погасший экран и нечего не мог понять. Из рассказа девушки выходило, что вчера она провела чудесную ночь, после которой потеряла разум и даже бросила своего бойфренда. В принципе, ничего сверхъестественного. Подобные ситуации не раз встречались в классической литературе или в кинематографе. Правда, в данном случае имелось одно жирное «но». В роли рокового соблазнителя выступал не какой-нибудь харизматичный и уверенный в себе миллионер. Ничего подобного. Мужчина, которому удалось за рекордно короткий срок покорить такую штучку, как Снежана, был он. Коля.

Вот в этом-то и заключался главный подвох.

Надо срочно фотографии посмотреть, может, прояснится что. Не открываются…

Не сказать, чтобы Николай страдал комплексом неполноценности или был склонен занижать свои способности. Но он старался смотреть на вещи здраво. Приятно, конечно, когда тебе приписывают бог весть какие геройства, но… Ему удалось вспомнить только двух девушек, на которых он произвел неизгладимое впечатление в постели. Одна из них была его однокурсницей. Симпатичная такая. Он тогда так переволновался, что в самый неподходящий момент у него пошла кровь носом, а эта дуреха, как оказалось, до жути боялась всяких ран… Глаза закатила и в обморок. Не разговаривала с ним потом долго — обиделась. Хотя на что тут обижаться?..

Да когда ж они уже прогрузятся, эти чертовы фотографии!

…так что это была скорее грустная, нежели вдохновляющая история. Впрочем, была еще одна девица, которая после секса с ним заявила, что «это что-то не-ре-аль-но-е!». НЕ-РЕ-АЛЬ-НО-Е, так и сказала. Но она вообще была такая… восторженная. Да и дело было летом, на свежем, так сказать, воздухе… Во время теплого ливня с громом и молниями… Короче говоря, тут мать-природа дюже расстаралась с антуражем, и его главная задача заключалась в том, чтобы просто не испортить момент.

Ага, первая фотка. Это из кабака, когда они селфи делали. Тут он еще вполне вменяем. Слегка растерянный, а так ничего. А Снежана, конечно, да. Модель.

Нет, разумеется, у него были разные девушки, все было очень даже неплохо. Но вот чтобы так сразу. На первом свидании. Вынуть душу, пронять до печенки и поразить в самое сердце? Это все-таки не про него. Он вообще немного застенчивый. Раскрывается не сразу. А если принять во внимание состояние, в котором он был… Он же ничего, ну, ничегошеньки не помнит! То есть целовались в коридоре — да. Потом рыбкой он мимо кровати сиганул — было. И все. Дальше провал… Ну, не мог он в той кондиции что-то там особенное изобразить! При всем желании.

Уфф… наконец-то все открылись. Что за?!!!…

***

Все последующие кадры были отщелканы в квартире Николая — это он увидел сразу. На каждом была изображена Снежана. Легкая простыня, которой девушка была частично прикрыта, подчеркивала изгибы ее тела. Припухшие губки, слегка размазанные глаза, длинные волнистые, забавно растрепанные волосы — все-таки она была невозможно хороша. Но фишка была в другом. Снежана позировала не одна. Рядом с ней лежал, сидел, курил (и даже жрал пиццу!) его новый костюм, внутри которого зияла чернота.

Жуть какая.

Особенно сюрреалистично смотрелась фотография с пиццей — перемазанная кетчупом, хохочущая Снежана и… этот… который одним пустым рукавом слегка приобнимал девушку, а другим, собственно, фотографировал.

***

Николай перелистывал фотографии и ничего не мог понять. Никаких особенных мыслей или эмоций у него не было. Просто шок, отупение.

В задумчивости прошлепал на кухню и открыл холодильник. В нем обнаружилась банка темного пива, которая валялась там еще с прошлых выходных. Открыл и выпил практически залпом. Даже вкуса не почувствовал.

Что за чертовщина тут творилась вчера ночью, хоть кто-нибудь может мне внятно объяснить?!!!!

И тут его осенило. Снежана просто знатная приколистка! И в придачу ко всему — гуру фотошопа. Пока он тут ушибленный валялся под кроватью, она от скуки наделала фоточек с его прекрасным костюмом, потом ушла домой, поколдовала в каком-то редакторе — и вуаля! Отличный розыгрыш, браво! Он даже натурально зааплодировал воображаемой Снежане и поднял вверх большой палец: класс!

То есть, конечно, ему было не очень приятно, что его так лихо надули, но это лучше, чем вообще непонятно что… Он снова пошарил в холодильнике, но пива там больше не было. «Надо проветриться, — решил Коля. — Погода отличная, выходной. Пива уже выпил… Нужно достойно продолжить этот странно начавшийся день».

Николай быстро оделся и пошел в кафе.

***

Наскоро перекусив в фастфуде за углом и внимательно изучив все новости, вываленные френдами в соцсетях, Коля взбодрился. Все постили фотографии погожего солнечного утра и сообщали миру, что, мол, отличный день для того, чтобы заняться спортом/выпить/погулять по городу или выехать на природу. Коллеги по работе тактично отмалчивались; это значило, что вчерашний корпоратив удался. Только бухгалтерша вывалила в Инстаграм серию криво отснятых яств, сопроводив восторженным комментарием с пятью грамматическими ошибками. Коля посмотрел на время — понятно, это она ночью. Попытался отследить, не выложила ли чего Снежана, но они не были друг на друга подписаны, а аккаунт ее был закрыт. Ничего не поделаешь. Придется ждать понедельника.

Утренние страхи еще не совсем покинули его. Все-таки необходимо с кем-то поговорить — рассказать о вчерашних приключениях, обсудить розыгрыш Снежаны, поржать, посоветоваться… Он позвонил своему бывшему сокурснику Славке — известному бабнику и тусовщику, но тот был вне зоны. Другой приятель тоже никак не мог встретиться — он обещал сводить свою девушку на мюзикл. Оставался программист Павлик, с которым Коля, благодаря дружбе родителей, был знаком еще с детского сада. Паша жил неподалеку, работал удаленно и из дома выходил редко. Не совсем тот человек, который мог бы дать дельный совет в плане общения с красивыми и креативными девушками. Но он был единственным из его знакомых, кто более или менее сносно знал фотошоп и всякие рисовалки. Вот пусть и расскажет, в каком телефонном приложении можно быстро состряпать такие крутые и реалистичные картинки.

Николай зашел в магазин, взял упаковку чешского пива, чипсы и пакетик желтого полосатика. Соорудил из покупок натюрморт прямо на подоконнике супермаркета, щелкнул на телефон и выслал Паше, лаконично прикрепив к изображению знак вопроса. «Приезжай! Я дома», — немедленно рапортовал программист.

4

Открывший дверь Павлик раскраснелся и тяжело дышал. Промокшая от пота футболка фактурно облепила наиболее выдающиеся выпуклости его тела. Это было неожиданно. Обычно Паша на выходных смотрел сериалы или, предварительно затарившись пивом, рубился в танчики. Спорт и прочие физические активности он глубоко презирал.

— Что это с тобой? — удивился Коля.

— Ничего. Сосед принес новую приставку протестировать. Так мы тут залипли немного… Полчаса в теннис рубились, — слегка смутившись, пояснил Паша, но тут же добавил тоном эксперта: — Прикольное приложение, кстати. Тут и бокс есть, и гольф, и все что хочешь. И главное — вовсе не обязательно искать компанию. Ставишь свой уровень и бьешься с чуваком из игрухи. Хочешь попробовать? Вон Васек сейчас боксирует, посмотри. Я на сегодня все равно уже пас.

Коля заглянул в комнату и увидел долговязого и нескладного Васю-соседа. Тот потешно размахивал руками перед большим монитором, где прыгал какой-то тридэшный мускулистый азиат.

— Слушай, если ты теннис уважаешь — у меня недалеко от дома отличный корт есть. Можно будет скооперироваться на следующие выходные…

Паша не стал его дослушивать.

— Ты что — совсем сбрендил? В теннис? В реале? Ты бы еще на волейбольную площадку меня позвал с пенсами мячик покидать… — И без всякого перехода: — Пиво принес? Тащи на кухню, а я пока в душ.

— Э! Без меня только не начинайте! У меня последний раунд… — закричал из комнаты Вася.

— Без паники, Тайсон, не начнем! Покажи им там, — Николай отыскал в прихожей тапки и направился в кухню.

***

Пиво пошло хорошо. Паша с Васей живо обсуждали пятый сезон какого-то неизвестного сериала, а Коля сидел, терзал зубами полосатика и вяло поддакивал. Паша терпеть не мог, когда к нему напрямую обращались с какой-то просьбой. Необходимо было выбрать удобный момент, чтобы как бы невзначай расспросить его обо всем что нужно.

Позвонил заказчик, Паша вышел в коридор и долго что-то объяснял серьезным деловым тоном. Вернулся помрачневший.

— Нанавижу этих упырей, — проворчал он, открывая вторую бутылку чешского светлого. — Сначала одно им сделай, потом другое, а после этого — то же самое, но наоборот… И главное — у всех людей выходной, а мне, значит, отдыхать не надо. Дедлайн у них, видишь ли.

— Ну, на то ты и фрилансер, — резонно заметил Вася. — Сегодня работаешь, завтра отдыхаешь. Коле вон в понедельник — хочешь не хочешь, а в девять утра в офисе нужно быть как штык. У меня тоже график жесткий — от звонка до звонка, как на зоне. А ты свободный человек. Сам себе хозяин.

— Хозяин? Да черта с два! Это я тоже сначала так думал, что из дома работать круто. А сейчас так задолбался, что хоть на завод какой-нибудь готов пойти, лишь бы в систему.

— Подожди-подожди, — вступил в разговор Коля. — Ты же сам мне буквально год назад доказывал, что всю жизнь пахать на дядю — не вариант. И хвастался, какой ты теперь стал независимый мужчина. А меня планктоном обзывал, между прочим, и еще как-то обидно…

— Офисной крысой! — услужливо подсказал Васек.

— Да, точно. Я — крыса, а ты молодец. Время на дорогу экономишь. С мудаками всякими не контактируешь. Дресс-кода никакого нет — хоть без трусов сиди, никто тебе не предъявит. Разве не так?

— Так-то оно так, — согласился Паша. — То, что без трусов и в метро каждый день трястись не надо, — это жирный плюс, спорить не буду. Только тут главный подвох в том, что я как будто все время на работе. Вообще расслабиться не могу. И потом — прикинь: Новый год, 8 марта, день рождения. У всех пьянки, а ты сидишь как проклятый, коньяк в одно лицо употребляешь. Обидно.

— Да ладно тебе прибедняться, — Вася зачерпнул из пакета горсть чипсов и отправил в рот. — Везде свои плюсы и свои минусы. Ты просто жадный, Паш. Сколько бы ни заработал — все тебе мало. Поэтому и вкалываешь без продыху. А времени свободного у тебя все равно больше, чем у меня, например.

— А ты все там же? Историю в гимназии преподаешь? — на всякий случай уточнил Коля.

— Ага. Там. Так вот ты, Пашок, только представь, каково мне: каждый день ни свет ни заря на работу. После уроков — классное руководство и всякие общественные нагрузки. Школота за день так выматывает, что домой без задних ног приползаю. Но и там не расслабишься. Тетрадки ж еще проверять… И ты мне еще жаловаться будешь?

— Зато у тебя женский коллектив — это раз. Законный отпуск почти что все лето — два. И потом — у тебя работа полезная. Формируешь мировоззрение молодого поколения. Это достойно и самооценку должно поднимать, — возразил Паша.

— Женский коллектив?! — Вася поперхнулся чипсами и закашлялся. — Окстись, братюнь. Серпентарий это, а не коллектив. И насчет полезности ты тоже не преувеличивай. Я ведь не Макаренко какой-нибудь. Я и детей-то не особо люблю. Сейчас это вообще опасно — детей любить. Я вот задрота одного малолетнего пожалел как-то. Оставил после уроков, хотел объяснить по-простому, по-человечески, как ему себя вести надо в классе, чтоб его дети чмырить перестали. Так он родителям настучал, а те — директрисе. Что это, говорят, ваш молодой учитель себе позволяет? Закрылся с нашим мальчиком в классе, какой-то тет-а-тет устроил. А не педофил ли часом ваш историк? Нет, вы представляете, а?!

— Слушай, а ты реально не педофил ли? — участливо поинтересовался Паша. — Ты не бойся, мы тебя не сдадим…

— Иди в жопу, — беззлобно огрызнулся Вася. — Это ты у нас на японское аниме подсажен. Принцессы, драконы, сисястые малолетки в гольфиках… Не. Я-то, скорее, педофоб.

— Хм, — удивился Коля. — А я ведь всегда думал, что ты за идею работаешь…

— За идею?! Шутишь? Если б сейчас учителям зэпэ не подняли — только бы ты меня там и видел. Я историю, конечно, очень уважаю. Но только настоящую историю, а не ту кастрированную лабуду, что я детям на уроках рассказываю. На раскопки все мечтаю поехать… А с этой школой разве съездишь куда? За год так измочалят всего, что ни петь, ни рисовать. Я уже третий отпуск подряд тупо в Тай путевку беру и валяюсь там месяц на пляже, как тюлень. Силы восстанавливаю. Лишь бы не трогал никто.

Помолчали. Задумались — каждый о своем. Погода на улице уже успела испортиться. Солнце затянуло облаками, по подоконнику монотонно барабанил дождь, настраивая на минорный лад.

— Я вот знаете чего не понимаю, — нарушил тишину Паша. — Как другие люди все успевают. Работают они в каких-то бодрых компаниях, путешествуют по миру, спортом экстремальным занимаются, хобби какое-нибудь имеют идиотское. Дети у них. Любовницы. Или собаки. Или все вместе… Вот спрашивается — откуда у них время на это все? И денег где они столько берут? Я вот живу один, особо не шикую — и то постоянно в стрессе. Все что-то экономлю, откладываю, ограничиваю себя…

— Угу, — откликнулся Вася. — Я тоже об этом иногда думаю. Мне тут недавно отрывок из старого фильма на глаза попался. Там советский профессор робота сделал по портрету какого-то левого мальчика из газеты. Так они потом встретились — мальчик с роботом — и тот вместо него в школу ходил, пятерки получал… Вот если бы за меня тоже робот какой-нибудь в гимназии учительствовал, я б тогда и хобби себе нелепое заимел, и собаку с любовницей…

— «Электроник» что ли? — вспомнил Коля.

— Точно. «Приключения Электроника» кино называется.

— Знаешь, это действительно было бы круто, — размечтался вдруг Коля. — Представь: вкалывает за тебя какой-нибудь двойник, делает карьеру, перед начальством выслуживается, а ты у него только деньги раз в месяц забираешь. И времени свободного у тебя вагон.

— Вздор, — возразил Паша. — Ты же в животное превратишься таким макаром.

— С чего это вдруг?

— Известно с чего. Кнут и пряник двигают человечество вперед. Причем кнут — в большей степени. Я вот, допустим, личность самодостаточная и самодисциплинированная. Сам себя подстегиваю. А ты не такой, Коленька. И Васек тоже. Вам надо, чтобы вас все время кто-то направлял и говорил, что делать. Кстати, как у тебя на новой работе дела? У тебя там, кажется, пьянка была недавно. Давай, рассказывай.

Коля оживился.

— На работе все отлично. С начальником (тьфу-тьфу-тьфу) вроде бы контакт наладил, с коллегами со всеми перезнакомился… Обедать вмести ходим. Прикольные ребята, в общем. А вчера день рождения конторы был, да. Клуб дорогущий сняли, караоке-шмараоке… И премии всем раздали прямо в кабаке. Приятно.

— Что — и тебе тоже? Ты ж там без году неделя? — позавидовал Вася.

— И мне, ага. С чего я, собственно, проставляюсь тут, как думаешь?

— Логично, — резонно заметил Паша и протянулся бутылкой к Николаю, чтобы чокнуться. — Давай, планктон, выпьем за твои карьерные успехи. Ты молодец, что не забываешь старых друзей. Я бы первую премию зажал, наверное… А ты — нет, ты не такой.

— Да ладно вам, — смутился Коля, символически стукнувшись пивным горлышком сначала с Пашей, потом с Васей. — Давайте лучше за мир во всем мире. И чтобы на все у нас времени хватало: и на хобби, и на раскопки, и на женщин разнообразных.

— Вот это правильно! — поддержал его историк. — За это я всегда готов… А как у тебя в конторе с женщинами, кстати? Есть симпатичные?

— Ну, как сказать… Если брать бухгалтерию, то не очень. А в рекламном и отделе маркетинга — там такие попадаются, что хоть в кино снимай.

— Врешь ты все, — недоверчиво протянул Паша. — Ты и про последнюю свою телку говорил, что типа симпатичная, спортивная — мечта поэта. Помнишь, Васек? Я потом в ее профиль в фейсбуке залез, а там чучело какое-то, а не мечта. Костлявая, зализанная вся, и глаз безумный, как будто она жрать постоянно хочет.

— Вот не лень же было… — Николай немного смутился. — Слушай, я ж тебе объяснял про ту подругу: она сыроед… Ну да бог с ней, там действительно все непросто. А вот на новой работе у меня такая девочка работает… Я тебе сейчас ее фотки покажу — обалдеешь.

— Ну-ну, валяй, показывай.

— Только вот что, — Коля, обрадованный, что случай задействовать приятеля в своих интересах представился сам собой, достал телефон и полез в воцап. — Давай договоримся: если девочка действительно огонь, то ты мне подробно объяснишь, в какой программе можно сделать фотографии, которые она мне прислала…

— А если нет — с тебя еще одна упаковка пива! — быстро продолжил халявщик Вася.

— Ок, договорились.

— Я согласен, — подумав, кивнул Паша. — Только ты выигрываешь, если она займет как минимум восьмерку по моей десятибалльной шкале! Твоя прошлая девушка, что б ты знал, и до шестерки не дотянула.

— Суров, но справедлив, — согласился Коля. — Но я согласен и на девятку. Только честно! По рукам?

— По рукам! — Паша стряхнул на пол крошки от чипсов и протянул ему пухлую ладошку. — Эй, Вася, разбей! Будешь свидетелем.

***

Паша с Васей рассматривали фотографии несколько минут. Перелистывали с конца на начало и обратно. Увеличивали. Внимательно всматривались в детали и напряженно сопели. Вася даже достал из кармана очки, которые надевал в особо важных случаях. За все это время оба не проронили ни слова, и Коля от чего-то разволновался. Наконец Паша оторвался от телефона и смиренно поднял вверх обе руки.

— Коля, прими мои поздравления. Девочка — высший класс. Не хуже, чем в аниме. Серьезно.

— Значит, твердая десятка? — самодовольно ухмыльнулся Коля.

— Я бы даже сказал десятка в квадрате. Удивил ты меня, дружище. Я теперь на тебя как будто другими глазами посмотрел. Как ты ее отхватил, рассказывай?

— Да, обычное дело: на работе познакомились, а потом как-то само собой… Подожди, Паш, а с чего ты взял, что я ее отхватил?

— А разве нет? Дама в неглиже. Ты рядом. Кровать смята. Квартира твоя. По-моему, все очевидно.

— Подожди-подожди, — Николай почувствовал, как по спине его пробежал холодок. — Что ты только что сказал?!

— Действительно огонь, — встрял Вася, который все это время продолжал рассматривать фотографии. — И главное — сам-то тоже как будто с картинки журнальной. Отлично вышел. Никогда тебя таким не видел, ты уж прости… То ли шмотки тебя так красят, то ли свет упал, то ли еще что, не пойму. А коллега у тебя — отпад. Без вариантов. Ты это… Если вдруг не заладится у вас чего, телефончик мне ее скинь, лады?

Николай оторопел. В глубине души еще оставалась робкая надежда, что или он, или его приятели что-то недопоняли, но вот сейчас все прояснится. А может быть, он с похмелья что-то не то увидел? Он вырвал телефон из рук Пашиного соседа и в который раз уставился на фотки. Ничего не изменилось. Полуголая Снежана делала селфи на его кровати, а рядом с ней восседал его новый костюм. Пустой костюм. Без человека внутри. Без Коли.

— Так что ты там хотел насчет фотошопа узнать? — как ни в чем не бывало спросил Паша. — Я так толком и не понял, что именно тебя интересует.

Побледневший Николай пристально посмотрел ему в глаза, пытаясь уловить хоть малейший намек на иронию или притворство. Круглое лицо приятеля выражало спокойствие, вежливую заинтересованность и безмятежность. Нет, не похоже, чтобы он глумился.

— Паша, покажи мне, пожалуйста, где здесь… я?

— Что за странные вопросы? Вот ты, рядом с красоткой развалился, что тут показывать? — Паша раздраженно тыкнул пальчиком-колбаской в экран телефона.

— Ну, допустим, — странным голосом откликнулся Николай. — А теперь посмотри на эти фотографии внимательнее и скажи мне, пожалуйста: нет ли на них следов обработки? Ничего там не подклеено? Или не вырезано? Как думаешь?

Паша очень внимательно посмотрел на него, после чего отобрал телефон и снова стал всматриваться в фотки.

— Да нет тут никакой обработки. Даже фильтров нет. Я ж вначале тоже подумал, что девица вклеенная. На секунду допустил, что ты совсем с катушек съехал: взял где-то фотку с красивой девчулей, потом себя туда прилепил и сам же себе прислал с какого-то чужого номера… Но потом вспомнил, что ты даже размер изображения изменить не можешь, а тут такая работа! Да и в принципе это невозможно, чтобы освещение совпадало, и перспектива не нарушилась, и все эти складочки на простыне, тени, волосы… Тут же ни одного косяка нет. Я не знаю, кем нужно быть и сколько времени потратить, чтобы нечто подобное сотворить. Причем не одну фотографию так обработать, а целую серию… Короче. В подлинности картинок у меня сомнений никаких нет. И добавить мне на этот счет нечего.

— Я тебя понял, — глухо отозвался Коля. — Простите, ребята, мне надо идти.

5

Николай плохо помнил, как дошел до метро. Как спустился вниз и сел на поезд. Мысли как вата. Он ничего не понимал.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 368