электронная
Бесплатно
печатная A5
294
0+
Защита прав сторон международных контрактов

Бесплатный фрагмент - Защита прав сторон международных контрактов

Объем:
140 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4496-1966-2
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 294
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Введение

Настоящее исследование в своей основе содержит изучение различных правопорядков и законодательства не только Российской Федерации, но и ряда зарубежных стран. Это вызвано, в первую очередь, самой природой внешнеэкономического договора, который является документом, закрепляющим и выражающим в себе сущность внешнеэкономической сделки. Поскольку с начала двадцатого столетия (отправной точкой активного роста импорта и экспорта обычно считают Международную Парижскую Выставку 1900 года) уровень торговых отношений, осуществляемых с иностранными контрагентами, равно как и их количество, растет, экономическое сообщество постоянно находится в активном поиске и не менее активном развитии. Развиваются не только экономические реалии торговых отношений, но и их правовое закрепление, та законодательная оболочка, которая служит для правовой идентификации и легального существования всего экономического оборота с участием иностранного элемента.

Однако каким бы прогрессивным ни было законодательство, регламентирующее договорное правоотношение с иностранными участниками, в реальной жизни нельзя избежать случаев нарушения достигнутых договоренностей, оформленных сторонами в виде соглашений и контрактов. И в таком случае, каждая из сторон внешнеэкономического договора должна ясно осознавать, какие последствия придется понести и ей, и ее контрагенту, а также как именно защитить свои права и законные (а в первую очередь, конечно, экономические) интересы.

Защита прав при внешнеэкономических спорах с течением времени становится все более актуальной. Внешнеэкономические сделки — это реалия современной жизни крупных корпораций. Любая внешнеэкономическая сделка требует корректного документального закрепления, что свидетельствует о важности такого этапа внешнеэкономической деятельности как заключение внешнеэкономического договора. Именно в договоре стороны указывают не только детали последующих торговых взаимоотношений, но и санкции за нарушение достигнутых договоренностей, а также, в большинстве случаев, определяют правопорядок, в котором будет разрешаться спор.

В книге анализируются нормы права различных международных организаций и институтов, внутринациональное законодательство Российской Федерации и зарубежных стран, а также нормы lex mercatoria и обычаи делового оборота, регулирующие внешнеэкономическую деятельность и процесс урегулирования конфликтов, возникающих в результате нарушения внешнеэкономических договоров.

Изучению права, регулирующего внешнеэкономическую деятельность и процессуальные вопросы разрешения международных коммерческих конфликтов, посвящены многочисленные научные труды как российских, так и зарубежных исследователей, но автор преследует цель именно соотнести и осуществить сравнительный анализ норм права как международного, так и внутринационального уровня, а также норм «мягкого права» и правовых обычаев, определяющих возможные и дозволенные модели поведения участников конфликта, вытекающего из внешнеэкономического договора, и регулирующих различные способы защиты нарушенных прав и законных интересов во внешнеэкономических правоотношениях, для того чтобы определить, какой из всех возможных и допустимых способов разрешения конфликта является наиболее оптимальным для сторон спора.

Понятие внешнеэкономического договора

В силу исторического развития права, влияния компаративистских исследований, а также естественной экономической и правовой эволюции взаимоотношений отдельных компаний и целых государств, один и тот же правовой институт может иметь несколько наименований. Термины могут быть как абсолютно синонимичными, так и иметь некоторые отличительные особенности, более того, частота использования того или иного понятия может зависеть и от приоритетных направлений идеологии и политики на определенном этапе развития государства, от своеобразной «политической моды» на термины. В научных работах правоведов, а также в текстах учебников по международному частному праву и в сложившейся практике применения правовых норм можно встретить как минимум три варианта детерминирования одного правового явления: внешнеторговый договор, внешнеэкономический договор и международный коммерческий контракт.

С лингвистической точки зрения понятия «договор» и «контракт» являются синонимичными и обозначают некоторое соглашение, достигнутое сторонами, его заключившими. Широкое использование термина «контракт» ученые-лингвисты связывают с увеличением интенсивности внешнеэкономической деятельности. Основным языком коммуникации на международной арене на сегодняшний день является английский язык. Это обусловлено вполне конкретными историческими причинами, начиная от колониальной политики Великобритании и заканчивая историей развития мира в период после Второй мировой войны. Среди множества английских терминов, обозначающих соглашение сторон, наиболее применимо слово «contract». В силу созвучности этих понятий, «контракт» уверенно вошел в повседневную юридическую практику, особенно в сфере экономических отношений с иностранным элементом. Этот вывод подтверждают также сугубо правовые источники, в статье 129 Таможенного кодекса Таможенного союза термины «внешнеэкономический договор» и «контракт» указаны как синонимы. Такое же указание можно встретить в статье 164 Налогового кодекса РФ.

Из этого можно сделать вывод, что, используя различные термины для обозначения внешнеэкономического договора, авторы хотят обратить внимание именно на его характеристику, определить его отнесение к внешней торговле, внешней экономике в целом или международным коммерческим отношениям. Данные термины, в свою очередь не дублируют друг друга, а освещают различные категории в сфере экономических отношений.

Проанализировать позицию законодателя по вопросу применимости тех или иных терминов можно, изучив тексты нормативных правовых актов, регулирующих сферу внешней экономики. Федеральный закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» содержит в себе само определение понятия внешнеторговой деятельности — как деятельности по осуществлению сделок в области внешней торговли товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью, а также отдельно дифференцирует каждое из указанных выше направлений внешнеторговой деятельности. При этом, под внешней торговлей товарами понимается именно фактическое перемещение товаров в пространстве, пересечение ими государственных границ. Но в тексте закона отсутствует термин внешнеторгового договора как документа. По смыслу статей закона, под договором понимается документ, закрепляющий условия сделки. Такой вывод можно сделать из анализа и толкования статьи 14 вышеуказанного закона, в которой упоминаются «международные договоры… затрагивающие вопросы внешнеэкономических связей». Кроме того, в самом тексте использован исключительно термин «международные договоры», со ссылкой на Федеральный закон от 15 июля 1995 года №101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», в котором, в свою очередь, дано широкое определение международных договоров, в том числе и в смысле международных публичных договоров, являющихся источниками права в силу прямого на это указания в части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации и в сложившейся судебной практике. Таким образом, можно сделать вывод о том, что ключевой нормативный правовой акт Российской Федерации, регулирующий внешнеторговую деятельность, в целом не содержит сколько-нибудь конкретного определения понятия внешнеторгового договора.

Однако, и это становится понятно уже из наименования закона, сам нормативный правовой акт регулирует отношения исключительно внешней торговли, поэтому можно сделать вывод о том, что под договорами в тексте закона понимаются именно внешнеторговые соглашения.

Внешнеторговые отношения включают в себя не только договоры купли-продажи, но и договоры поставки и мены, данный вывод можно сделать на основе анализа, как внутреннего законодательства Российской Федерации, так и международных документов. Важнейшим международным документом, регулирующим вопросы составления, заключения и исполнения внешнеторговых договоров является Конвенция ООН «О договорах международной купли-продажи товаров», заключенная 11 апреля 1980 года. Российская Федерация является участником этой конвенции по принципу континуитета, как правопреемник международных отношений СССР. Так, в конвенции под такими контрактами понимаются договоры между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах. В статье 2 указан также дополнительный признак — предпринимательский характер деятельности контрагентов, это вытекает из пункта «а», в котором прямо указано, что положения Конвенции не распространяются на отношения сторон по поводу товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего использования.

Отсюда можно утверждать, что ключевыми признаками внешнеторгового контракта являются: фактическое нахождение коммерческих предприятий участников договора по разные стороны государственных границ и предпринимательство, как цель приобретения товара.

Исторически, в группе внешнеторговых договоров приоритет принадлежал именно договору купли-продажи. Об этом свидетельствует и то, что наиболее распространенный пример lex mercatoria в международном частном праве — правила Инкотермс 2010 — содержат в себе положения рекомендательного характера именно по поводу договора международной купли-продажи. В оригинальном тексте на английском языке сторонами договора прямо указываются «seller» (продавец) и «buyer» (покупатель) соответственно. Именно форма договора международной купли-продажи в силу своей унифицированности и стала основой для всех прочих договоров во внешнеэкономической сфере. Положения, регулирующие отношения по поводу купли-продажи на международном рынке, впоследствии были распространены на все прочие виды подобных контрактов.

Внешнеэкономический договор или контракт, в свою очередь, является более широким понятием и включает в себя весь перечень договоров, известных гражданскому праву, заключение которых возможно между сторонами, принадлежащими разным государствам. Договоры купли-продажи, поставки и мены, формирующие группу внешнеторговых договоров, составляют только часть внешнеэкономических договоров, поскольку среди таковых можно также назвать договоры инвестирования, оказания услуг по технической и информационной поддержке, соглашения о франчайзинге и многие другие.

Российский законодатель не дает официального разъяснения термина «внешнеэкономический договор», Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) ранее содержал только упоминание о внешнеэкономической сделке в статье, посвященной ее форме, но сейчас такой термин из текста статьи 1209 исключен. В свою очередь правоведы сходятся во мнении, что термины «внешнеторговый договор» и «внешнеэкономический договор» не являются тождественными. Например, М. М. Богуславский отмечает, что договор международной купли-продажи относится к внешнеторговым договорам, тогда как многочисленные контракты, заключаемые сторонами, среди которых он также перечисляет «контракты по оказанию всякого рода услуг, проведению работ, оказанию технического содействия в строительстве предприятий, созданию промышленных комплексов и осуществлению других проектов, сотрудничеству в производстве отдельных видов оборудования, проведению совместных конструкторских и научно-исследовательских работ, лицензионные договоры об использовании изобретений и других научно-технических достижений („ноу-хау“), договоры о передаче научно-технической документации, договоры инжиниринга, лизинга», являются разновидностями внешнеэкономических сделок, т.е. относятся к категории внешнеэкономических договоров.

В. В. Гаврилов также отмечает многообразие терминологической базы, но по его мнению «такие термины, как «контракт», «соглашение», «протокол», «договоренность»… должны рассматриваться как синонимы слова «договор». В соответствии с высказываемой им точкой зрения, под определение внешнеторговых договоров попадают контракты международной купли-продажи товаров, тогда как главной целью внешнеэкономических отношений является перемещение через границу нематериальных объектов: работ, услуг, объектов интеллектуальной собственности. Поэтому данные понятия отождествлять и использовать в качестве синонимов нельзя.

Однако И. В. Гетьман-Павлова отмечает, что «внешнеэкономический договор представляет собой главную правовую форму осуществления внешнеторговой деятельности», тем самым поддерживая мнение, что внешнеэкономическая и внешнеторговая деятельность являются синонимами и не несут в себе различных объемов понятий правовых институтов.

Некоторые ученые упоминают и иные термины для определения понятия внешнеэкономического договора — Г. К. Дмитриева использует понятие «трансграничные договорные обязательства», наравне с понятиями внешнеэкономического договора и международного коммерческого контракта.

Нельзя не отметить, что некоторые ученые отождествляют понятия внешнеэкономического договора и внешнеэкономической сделки. М. Иссад, И. В. Гетьман-Павлова неоднократно в своих трудах, описывая признаки и форму внешнеэкономического договора, пользуются именно термином «внешнеэкономическая сделка». Однако представляется некорректным подобное употребление различных терминов в синонимичном значении. Для аргументации данной позиции можно обратиться к статьям 153 и 154 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые определенно и однозначно указывают, что под сделкой необходимо понимать действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Также отмечается, что сделки могут быть как односторонними, так и двух- или многосторонними, и именно те сделки, в заключении которых принимают участие две и более стороны, являются договорами. Договор, по своей сути — это частный случай сделки. Отсюда отождествление термина «внешнеэкономическая сделка» понятию «внешнеэкономический договор» означает искусственное сужение значения правового явления, отрицание некоторых его составляющих, в данном случае — односторонних внешнеэкономических сделок. Л. А. Лунц приводил критерий разграничения этих понятий с доктринальной точки зрения, он указывал, что «торговые договоры и соглашения… устанавливают межгосударственные… обязательства по внешней торговле, тогда как внешнеторговые сделки создают гражданско-правовые отношения».

Г. К. Дмитриева отмечает, что основной причиной такой путаницы можно назвать наследие советского права. Гражданский кодекс РСФСР 1964 года использовал термин «внешнеторговая сделка», Основы гражданского законодательства 1991 года — «внешнеэкономическая сделка». В обоих документах под этими терминами понимались и сами сделки, и договоры, опосредующие их. Например, в статье 166 Основ гражданского законодательства 1991 года были перечислены виды договоров, объединенных общим термином «внешнеэкономическая сделка». Однако на сегодняшний день отождествлять подобные понятия неприемлемо.

Таким образом, проанализировав многочисленные научные доктрины ведущих теоретиков и практиков международного частного права, можно сделать однозначный вывод о том, что категории «внешнеторговый» и «внешнеэкономический» как в доктрине права, так и в действующих нормативных правовых актах, не являются синонимами. Понятие «внешнеэкономический договор» включает в себя понятие «внешнеторговый контракт», который представляет из себя только одну из сфер многочисленных внешнеэкономических взаимоотношений сторон договора.

В отношении термина международного коммерческого контракта можно отметить, что версия Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 на английском языке содержит преамбулу, в которой подробно описывается, что именно авторы Принципов понимают под международными коммерческими контрактами.

Под коммерческим контрактом составители Принципов УНИДРУА 2010 понимают максимально широкий перечень гражданско-правовых договоров, в том числе не только договоры экспорта и импорта товаров и услуг, но и инвестиционные договоры, концессионные соглашения и прочие контракты, имеющие в себе элемент коммерческих транзакций. Термин «международный коммерческий контракт», в свою очередь, определяется в самом широком его смысле через присущие ему признаки. Составители Принципов УНИДРУА 2010 отмечают, что для того, чтобы коммерческий контракт считался международным, необходимо соблюдение хотя бы одного из следующих положений:

— нахождение мест коммерческой деятельности сторон в различных государствах;

— местонахождение сторон договора в различных государствах;

— существенная связь контракта более чем с одним государством;

— наличие возможности выбора между правовыми системами нескольких государств;

— договор непосредственно затрагивает интересы международной торговли.

Также отмечается, что такое широкое толкование международного коммерческого контракта дается умышленно, для того, чтобы исключить только те случаи экономического оборота, когда в гражданских правоотношениях отсутствует международный элемент в любом его проявлении.

Итак, можно сделать вывод о том, что международный коммерческий контракт — это максимально широкое понятие, описывающее весь перечень гражданско-правовых договоров, осложненных иностранным элементом.

В современной практике наиболее применимым считается именно термин «международный коммерческий контракт». Так, например, Н. Ю. Ерпылеева использует только этот термин, называя сами контракты центральными институтами международного частного права, подобное мнение высказывает и Г. К. Дмитриева. Широкое распространение понятия «международный коммерческий контракт» подтверждается и многочисленной судебной практикой различных уровней.

Проанализировав многочисленные научные и практические подходы к определению смежных понятий, характеризующих внешнеэкономическую деятельность, для преодоления терминологической неточности, имеющей место в современной науке и практике, можно прийти к выводу, что наиболее корректно употреблять следующие термины:

Внешнеторговый договор — это соглашение двух или более сторон, коммерческие предприятия которых находятся в различных государствах, устанавливающее, изменяющее или прекращающее гражданские права и обязанности сторон по договорам купли-продажи, мены, поставки или иному обороту товаров, предназначенных для предпринимательских целей.

Понятия внешнеэкономического договора и международного коммерческого контракта являются синонимами и представляют собой соглашение двух и более сторон, коммерческие предприятия которых находятся в различных странах, устанавливающее, изменяющее или прекращающее гражданские права и обязанности сторон по всем видам гражданских договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности.

Для того чтобы избежать терминологической путаницы в рамках настоящей книги будут рассматриваться способы и средства защиты прав и законных интересов сторон внешнеэкономического договора, который характеризуется признаками, аналогичными понятию международного коммерческого контракта, поскольку данные юридические термины являются тождественными в своей правовой сущности.

Признаки внешнеэкономического договора

Под признаками внешнеэкономических договоров понимают существенные качества договоров, определяющих их отнесение к международным экономическим отношениям субъектов гражданского оборота. В доктрине и практике применения нормативных правовых актов сложилось единообразное и устойчивое мнение относительно разделения признаков внешнеэкономических договоров на обязательные и факультативные или дополнительные, как именуют их некоторые авторы.

Подобное разделение было отражено еще в двух конвенциях, принятых под эгидой УНИДРУА: Гаагской конвенции о международной купле-продаже товаров 1964 года и Гаагской конвенции о заключении договоров 1964 года.

В соответствии с положениями Конвенций, для признания договора внешнеэкономическим было необходимо наличие в совокупности двух признаков — одного основного и одного из трех дополнительных. Основным признаком уже тогда считалось расположение главных коммерческих предприятий контрагентов — продавца и покупателя — на территории различных государств. В качестве дополнительных признаков назывались:

— нахождение на территории различных государств пунктов совершения оферты и акцепта;

— нахождение на территории различных государств пунктов заключения и исполнения договора;

— нахождение на территории различных государств пунктов отправления и назначения товара, являющегося предметом сделки.

На данный момент практика отошла от такой сложной системы квалификации внешнеэкономического договора. Это связано с тем, что Гаагские конвенции фактически потеряли свою юридическую силу с момента принятия Конвенции ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» 1980 года, а также с тем, что сфера применения права о внешнеторговых отношениях, как любая другая сфера активно развивающегося права, быстро изменяется, появляются новые формы купли-продажи товаров и услуг, а именно, увеличивается доля электронных продаж и появляются случаи заключения внешнеэкономических договоров посредством системы Интернет.

Единственным обязательным признаком внешнеэкономического договора на сегодняшний день, в соответствии с Конвенцией ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» и Принципами международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010, является нахождение коммерческих предприятий сторон договора в различных странах.

Необходимо отметить, что использующееся в русском языке и уже ставшее устойчивым выражение «коммерческое предприятие стороны» все же является неточным переводом термина «place of business», используемого в англоязычной версии вышеуказанных документов. Для решения подобной лингвистической коллизии в тексте самой Конвенции предусмотрено положение, о том, что местом коммерческого предприятия стороны принято считать то его предприятие, с которым исполнение заключенного договора наиболее тесно связано. Такое мнение поддерживают как многочисленные представители доктрины международного частного права, так и практика судов Российской Федерации различных уровней — от Арбитражных судов субъектов Российской Федерации до Высшего Арбитражного Суда РФ (до его упразднения) и Международного Коммерческого Арбитражного Суда при Торгово-промышленной Палате РФ. Однако применение признака нахождения коммерческих предприятий сторон в различных государствах на практике не всегда является бесспорным и однозначным. В том случае, если российское юридическое лицо заключает договор с филиалом или представительством иностранного юридического лица, расположенным на территории Российской Федерации, соглашение, подписанное ими, будет также считаться внешнеэкономическим договором, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

В отношении факультативных признаков единство мнений практиков и теоретиков не наблюдается, между тем, можно выделить некоторые общие подходы.

1. Предпринимательский характер деятельности в качестве факультативного признака назван в Конвенции ООН «О договорах международной купли-продажи товаров». В статье 1209 Гражданского кодекса Российской Федерации до внесения в неё изменений Федеральным законом от 30.09.2013 №260-ФЗ содержалось положение, согласно которому правила и нормы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность, применялись исключительно к тем сделкам, участником которых являлось юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, но современная редакция этой статьи не содержит подобного ограничения. Возможно, поэтому предпринимательский характер сделки в современной правовой практике понимается в качестве факультативного признака, отсутствие которого, с теоретической точки зрения, не лишает договор статуса внешнеэкономического.

2. Особое правовое регулирование — большая доля влияния на внешнеэкономический договор нормативных актов международного права, унифицирующих коллизионные и материально-правовые нормы. Специфика правового регулирования внешнеэкономических договоров заключается в том, что международное «надгосударственное» право влияет на стороны такого договора гораздо больше, чем правовой массив норм внутригосударственного права стран, к которым принадлежат стороны договора. Международные конвенции задают определенный вектор развития как непосредственно экономических отношений в сфере внешней экономики, так и права, регулирующего эти отношения. Международному частному праву, как никакому другому, присуща унификация и гармонизация правовых норм.

3. Регуляция внешнеэкономических правоотношений нормами «мягкого права» — lex mercatoria. Теория lex mercatoria характерна исключительно для международного частного права. Не являясь по своей сути нормами права и не имея никакой императивной обязательности для сторон внешнеэкономической деятельности, правила и обычаи делового оборота, закрепленные исключительно в форме рекомендаций, тем не менее, играют важнейшую роль в регуляции внешнеторговых правоотношений. И правила Инкотермс 2010, и Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 становятся обязательными для правоотношений сторон только в том случае, если стороны сами избрали их таковыми. Оба документа являются исключительно популярными на общемировом рынке внешнеэкономической деятельности, вероятно, в силу универсальности их характера. Стороны не получают прямых директив, что делать при заключении и исполнении договора, но в их распоряжении оказываются определенные правила ведения внешнеэкономической деятельности, векторы, которым нужно следовать, при этом каждый конкретный контракт, каким бы уникальным он не был, укладывается в эти векторные положения.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 294
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: