электронная
9
печатная A5
267
6+
За Дальним пределом

Бесплатный фрагмент - За Дальним пределом

Фантастическая повесть

Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4474-5896-6
электронная
от 9
печатная A5
от 267

1. Знакомство

Высокий, тощий палотрикс, с болтающейся на правом боку командирской сумкой, тяжело шагал по прозрачным коридорам СПИ, опустив голову и еле волоча ноги. Высоты коридоров едва хватало, чтобы он не задевал головой осветительных приборов, вмонтированных в потолки. Наконец, впереди, в проеме за широкой аркой, палотрикс увидел просторный холл главного здания Совета, по внутреннему периметру которого бесшумно бежала лента передвижений. Палотрикс сильнее заработал руками, помогая себе при ходьбе, и с облегчением встал на ленту. Отдышавшись, он пригладил непослушную прядь волос — тонких, но крепких, как ветки ракиты — и достаточно бодро спрыгнул с подвижного тротуара перед дверью начальника всех исследователей Вселенной. Тут же створки двери распахнулись, и огромный пимар встретил исследователя, раскрыв объятия.

— О-о-о! Яс Дерев! Наконец-то! — гигант протянул руку для приветствия. Завитки коротких жестких волос выглядывали из-под широких рукавов оранжевого пиджака. На Холодной Планете — родной планете пимара — естественный шерстяной покров тела надежно защищал ее жителей от трескучих морозов.

— Приветсвую, Снерг! Я тоже рад вас видеть!

Снерг с чувством пожал тонкую, как ветка дерева, руку палотрикса, обхватив ее двумя ручищами. Его лицо, хоть и замаскированное густой растительностью, сияло от радости. Это было заметно по прищуренным глазам и широкой улыбке, сверкающей двумя рядами крупных белоснежных зубов. Тонкий рот Яса, в противоположность пимару, выглядел слабым подобием ухмылки, а серость его кожи, включая и цвет губ, придавали всему облику исследователя болезненный вид. Только ярко зеленый комбинезон смягчал удручающую внешность палотрикса.

— Как вы долетели? Как вас встретили? Устроились хорошо, удобно? — Снерг буквально засыпал его вопросами.

Яс замахал руками, словно отбиваясь от назойливых насекомых.

— Все хорошо, хорошо! — скороговоркой ответил он, падая в мягкое кресло. — Думаю, случилось что-то очень важное, раз вы вытащили меня с родной планеты экспресс-кораблем.

Снерг спрятал обаятельную улыбку и серьезно, как настоящий начальник — строгий, бескомпромиссный и лишенный эмоций, — сказал:

— Да, Яс Дерев, вы отправляетесь за Дальний Предел Обитаемой Вселенной, к Галактике Г114, где разведчики зафиксировали появление новых форм жизни. Подвигайтесь сюда, — он показал на место у своего стола, во всю длину которого раскинул карту Обитаемой Вселенной. — Вот, смотрите, — Снерг ткнул в самый край правого верхнего угла карты, — здесь обнаружены признаки жизни в системе звезд З5267 и З6412. Данные о планетах скудные. Вам предстоит по возможности исследовать планеты и собрать материал о жизни аборигенов. Это и будет вашим заданием.

Яс окинул взглядом угол карты. Самым ближайшим объектом, на котором ему пришлось побывать в этом районе, оказалась Планета Порхающих Бабочек, неспешно вращающаяся вокруг голубой звезды, что сияла на краю Обитаемой Вселенной. Дерев улыбнулся. Исследовать эту планету было сплошным удовольствием! Легкость души, которую он ощущал там во все время работы, подняла его настроение на такой уровень, что следующие два года своей жизни он продолжал порхать везде, где ему пришлось побывать.

— Я чем-то рассмешил вас? — неожиданно спросил Снерг.

Яс поднял на него зеленые глаза и покачал головой, отчего его волосы затрещали как пучок прутьев.

— Нет, что вы! Я просто вспомнил свою последнюю командировку.

Снерг заулыбался. Снова блеснули его зубы:

— А-а-а! Я понимаю, о чем вы! — он хитро подмигнул. — Ведь я тоже побывал там в молодые годы! Но к делу! — Снерг снова спрятал улыбку. — Вы назначаетесь командиром экипажа.

— Экипажа?! — воскликнул Яс.

— Да, да, уважаемый Дерев! На этот раз у вас будет экипаж.

— Но!.. Я всегда работал один, Вы же знаете, что… — хотел было возразить Яс.

На что начальник многозначительно поднял волосатый палец с розовым ногтем, тем самым останавливая палотрикса, и позвал:

— Вин-Кол! Прошу вас, выйдите к нам!

В повисшей тишине слышался мерный звук кондиционеров. Снерг снова позвал:

— Ви-и-и-н-К-о-о-л! Мы ждем вас!

Снова — никого. Снерг встал — слишком резво для своей комплекции — и двумя шагами приблизился к двери в соседнее помещение.

— Вин-Кол! — удивленно сказал он, распахивая дверь. — Ну что вы тут сидите? Не слышите меня?

Яс, не поднимая головы от карты, вполоборота взглянул на спину пимара — он полностью закрывал обозрение. Но вот Снерг отодвинулся, провожая взглядом, направленным вниз, существо, похожее на большое белое яйцо, лицо которого кто-то, словно шутя, разукрасил яркими красками, да так, что оно стало похоже на маску грустного клоуна. Острый конец яйца покачивался при движении, отчего пучок черных кудряшек, украшающих его, болтался из стороны в сторону. Уголки яркого рта были опущены, глаза полуприкрыты, щеки надуты — Вин-Кол артистично изображал обиженного малыша.

Он залез в кресло напротив Яса, неловко подбирая коротенькие ножки, и усевшись, сложил руки на круглом животике, на котором блестели две пряжки ярко-синего комбинезона.

— Во-первых, меня зовут Виннето Колиборо и я вам не домашнее животное, чтобы звать меня: «вин-кол, вин-кол»!

Яйцеобразный не успел сказать, что во-вторых, как Яс, ничуть не смущаясь, рассмеялся, да так искренне и заливисто, что и Снерг, сначала делающий какие-то знаки за спиной Виннето, захмыкал, давясь от смеха, и все же не сумел сдержать его. Вин-Кол смотрел на них, удивленно мигая, поворачиваясь то в сторону Яса, то к Снергу, и вдруг сам, словно заразившись, начал хихикать. В конце концов, он повалился на спину прямо в кресле и так зашелся от смеха, подергивая ножками и ручками, что едва успевал вздохнуть:

— Ой, ой, не могу больше, ой, хватит, ой, сил больше нет! Хи-хи-хи-хи-хи!

Остановил это безумие хозяин кабинета.

— Все, вот и познакомились! Ха-ха-ха! Простите… Давайте, к делу! Х-х-х! Прошу всех серьезно отнестись к предстоящей работе!

Яс вытер слезы и обмяк в кресле.

— Я с большим уважением отношусь к мистеру… Ха-ха-ха, простите, к мистеру Колиборо, но Снерг! Почему вы решили создать э-ки-паж? — последнее слово он выговорил по слогам, подчеркивая всю абсурдность такого решения.

— Решил не я! — заявил начальник. — Решили психологи Института Исследований Гуманоидов!

— Вот как! — воскликнул Яс, — И что же подтолкнуло уважаемых психологов к такому решению?

Вин-Кол внимательно слушал беседу начальника с Ясом, рассматривая второго сквозь прищуренные веки. пухта — а именно к этой расе принадлежал весельчак Колиборо! — тоже интересовал ответ на поставленный вопрос. Снерг объяснил, что в экстренных ситуациях, которые могут случиться, решение должны приниматься коллективные. Так считают психологи. Это для того, чтобы эмоции одного не помешали правильной оценке ситуации.

— А если наши мнения будут различны, — возразил Яс, косо поглядывая на пухта, — что вероятней всего, — не без иронии заметил он, — что тогда?

Снерг обрадовался вопросу:

— Вот именно! Каждое ваше решение, в случае, если оно не является совместным, будет проанализировано новой программой, разработанной на Планете Мудрых, но еще не проверенной на деле!

Яс захлопал глазами.

— Это что, мы будем вроде подопытных кроликов?

— Кого, кого? — не понял Виннето Колиборо.

Снерг жестом остановил его:

— Я вам потом объясню про кроликов, уважаемый Виннето, а пока давайте не отвлекаться!

Пухт надулся, всем своим видом выражая недовольство. Снерг же, как можно мягче, ответил палотриксу:

— Ну что вы, командир Дерев! О чем вы? Все будет как обычно. Вы — командир, но в спорном случае, я повторяю — в спорном случае! — программа, то есть — ваш компьютер, следуя установленной программе, притормозит выполнение команды и выйдет в режим ожидания до тех пор, пока вы не придете к единому мнению.

— Вот как! — наконец понял Яс Дерев. — Это значит, что в нашем, с позволения сказать экипаже, командир не предусмотрен?

— Нет, нет, что вы, Яс, командир — вы!

Снерг многозначительно посмотрел на Вин-Кола, подтверждая свое утверждение кивком головы. Пухт хмыкнул и отвернулся, пробормотав про себя:

— Да, пожалуйста, пусть командует, мне-то что!

— Вот и договорились!

Начальник СПИ достал новенький экземпляр карты, свернутый аккуратным прямоугольником и подал его Ясу.

— Все! Ваш крейсер, дорогой Яс Дерев, на стоянке Л8, в нем проведены некоторые конструктивные работы, — при этом начальник мельком взглянул на пухта. — Все сделано так, чтобы вам обоим путешествие показалось приятным. В добрый путь!

С последними словами Снерг взял обоих членов экипажа за руки и, крепко пожав их, выпроводил исследователей Вселенной за пределы своего кабинета.

2. Экипаж

Оказавшись в коридоре, командир Дерев постоял несколько минут, в раздумье разглядывая курчавую макушку своего нового товарища и, смирившись с решением психологов, направился к стоянке крейсера, на ходу сказав Вин-Колу:

— Пошли!

Они одновременно запрыгнули на ленту дорожки. Коротенькие ножки пухта, как пружинки, подбросили его маленькое туловище. Яс же не без труда переставил тонкие ноги, преодолевая непривычно сильное для него притяжение планеты, чтобы сделать шаг.

— А ты легок! — отметил командир.

— Чего не скажешь о тебе, — ухмыляясь, ответил Виннето. — Ты откуда такой? С какой планеты?

Дерев сделал вид, что не заметил иронии нового товарища.

— Я с Планеты Шагающих Деревьев. У нас притяжение меньше, чем здесь, гораздо. А ты? — в свою очередь спросил он.

Пухт вытянулся, как мог, придавая себе важности. У него даже шея появилась, отделив верхушку яйца от почти круглого тела.

— Я с Планеты Прыгунов. Это в Звездной системе шесть, Галактики пять.

— А-а-а! — понимающе потянул Дерев.

— Знаешь?

— Не-е-е-т!

Так, беседуя, экипаж добрался до стоянки крейсеров. Сквозь прозрачные стены гаража каров — маленьких машин, с искусственной атмосферой внутри, — на огромной равнине планеты виднелись великолепные космические корабли. Поверхность их блестела в свете прожекторов, так как в это время дневная звезда освещала планету с другой стороны. Межгалактические корабли, словно гигантские птицы серого, зеленого, синего цвета, напоминали уснувшую стаю. Они стояли в ряд, опустив носы и распластав крылья, а кары светлячками сновали меж ними, как непоседливые насекомые, копошащиеся вокруг своих жилищ.

Яс подошел к одному из ближайших каров, дверь которого автоматически открылась при его приближении. Он залез внутрь машины, с трудом поместившись на левом сиденье, и поднес раскрытую ладонь к красной сигнальной лампочке на панели перед собой.

— Приветствую Вас, Яс Дерев. Вы едете один? — раздался приятный голос робота, с мягкими, чувственными нотками тембра.

— Нет, со мной пухт, — тут Яс заметил отсутствие своего спутника. — Подождите, да где же он?

Яс выглянул из кара. Колиборо так и стоял перед прозрачной стеной, открыв рот от восторга.

— Вин-Кол! — позвал Яс. — Виннето! Идемте же, нам пора ехать!

Голос Дерева оторвал маленького пухта от созерцания и тот, переваливаясь с бока на бок, побежал к кару.

— Нет, ты видал такое! — устраиваясь рядом с командиром, восхищался Виннето.

Яс скосил на него глаза.

— Ты никогда не летал на крейсерах? — спросил он.

— Нет, я прилетел сюда на транспортном корабле, и было темно, — откровенно ответил Колиборо, прикладывая свою маленькую ладошку к красной лампочке.

— Приветствую Вас, Виннето Колиборо! — пропел робот. — Можно ехать?

— Поехали! — пухт откинулся на высокую спинку сиденья, укладывая руки на подлокотники.

Дверь кара плавно опустилась, закрылась, щелкнув замками, и машина тронулась.

Несколько таких же каров ехали к выходным воротам. Дерев подкатил к блоку номер восемь и, быстро преодолев шлюз, разделяющий помещение управления и космодром, направил кар на стоянку своего крейсера.

— Вы можете расслабиться и отдохнуть, Яс Дерев, — проворковал компьютер кара, — я в автоматическом режиме доставлю вас, куда следует.

— Нет, нет, спасибо! — возразил Яс. — Автоматика автоматикой, а навыки вождения забывать нельзя, я уж сам, позвольте!

Он лихо свернул влево, и впереди показался серебристо-голубой крейсер с изображением черной птицы на лбу изогнутого носа, внутри которого находился зал управления. Яс, не в силах скрыть улыбку, с гордостью посмотрел на своего спутника:

— А вот и мой «Стриж»!

Колиборо ничего не ответил: он как зачарованный смотрел на крейсер, и весь его вид говорил о восторге, настолько заполнившем сердце, что сдавило дыхание.

— О-е-е-е-ей! — только и смог проговорить он.

Кар объехал величественную машину и притормозил сзади, ожидая, когда опустится трап. Яс Дерев, нажав на газ, ловко заскочил на полосу металла, покрытую мягким пластиком, и откинулся на спинку кресла, ожидая, пока кар пройдет внутренний шлюз. Когда машина, наконец, въехала внутрь корабля, командир и его экипаж одновременно ступили на теплый пол крейсера.

— Вас ожидать? — спросил голос кара.

Яс Дерев ответил «Да!» и пошел, высоко поднимая колени в штурманскую рубку. Пухт прыгал рядом, ничуть не отставая от своего длинноногого командира. Он чувствовал себя счастливым! Стать космическим исследователем — мечта его жизни, и она сбывается! Лететь на таком шикарном крейсере, открывать новые звезды, исследовать новые планеты — что может быть интересней?! Виннето просто раздуло от гордости, и он катился, как беленький шарик по коридору корабля, освещенному нежно-фиолетовым светом, в воздухе переставляя ноги для каждого следующего прыжка.

Круглая дверь в конце прямого коридора разъехалась в стороны от зигзага центральной линии, и желтый свет космодрома, проникающий через огромное лобовое стекло, ослепил экипаж.

Дерев прикрыл глаза пластичной ладонью, а Вин-Кол зажмурился и, не рассчитав последнего прыжка, влетел в рубку, ударившись головой о спинку кресла у пульта управления.

— Добро пожаловать на борт корабля, командир Дерев! — раздался голос бортового компьютера. В нем не было обволакивающих нот голоса кара, напротив, он звучал весело, даже игриво, как у подростка.

— Здравствуй, Стриж, как ты тут без меня?

— Ух! — вздохнул невидимый собеседник. — Тут такое без вас творили! — Вин-Колу почудилось, будто он закатил глаза. — Переделали все правое крыло! Я ничего не смог сделать, они отключили мою систему охраны.

Стриж обиженно замолчал. Тем временем Виннето поднялся с пола, куда он сполз после удара.

— Стриж! Познакомься — Виннето Колиборо! Он полетит с нами.

— Здравствуйте, Виннето Колиборо! Так это ради вас перекроили всю библиотеку командира?

Яс напрягся, и очень быстро сообразив, о чем идет речь, помчался в правый отсек корабля, перешагнув недоумевающего пухта, едва не задев его коленом. Вин-Кол побежал следом.

В просторной каюте с прямоугольником окна под крылом крейсера, на месте, где раньше находились стеллажи с бумажными изданиями, стояла койка — почти квадратная, с двумя мягкими подушками и таким же матрасом, застеленным новеньким коричневым покрывалом. Вся аппаратура с библиотекой электронных носителей, хранящих кладезь мудрости всех планет и рас, исчезла. Небольшой кожаный диван — антикварный, подарок народа Планеты Ветров, — остался на своем месте напротив койки.

— Где, где моя библиотека? — заорал Яс, и его гримасы испугался бы самый смелый пухт.

Вин-Кол попятился к противоположной стене коридора, успев только заглянуть в каюту.

— Я… я… не з-з-з-наю…

— Командир, — вмешался Стриж, — библиотека теперь находится в левом крыле, рядом с вашей каютой. Они даже дверь проделали из каюты в библиотеку, чтобы вам было удобно. Только диван не поместился.

Голос компьютера умолк и повисла тишина. Дерев закрыл рот, но его сдвинутые брови и бегающие глаза все еще выражали неприкрытый гнев. Он осмотрел бывшую библиотеку еще раз и вышел, буркнув пухту:

— Занимай! Располагайся!

Виннето моргнул, кивнув головой, так, что пучок волос упал на треугольный лоб, и осторожно переступил порог своего нового дома.

3. Общие предки

Каюта Яса почти не изменилась, не считая того, что из шкафа для вещей, удлинив его за счет подсобного помещения, сделали библиотеку. Дерев внимательно осмотрел стеллажи, провел рукой по стопке дисков и, окинув взглядом кровать в основной части каюты — длинную и узкую, убранную просто, без излишеств, — вышел.

В штурманской рубке Яс сел в свое кресло, отпихнув ногой второе.

— Стриж!

— Слушаю! — голос компьютера стал беспристрастным, деловым, все эмоциональные нотки пропали.

— Где пухт? — Яс намерено не хотел называть по имени навязанного управлением коллегу.

— Виннето Колиборо у себя в каюте.

— Что делает?

Стриж помолчал, словно подбирая правильные слова, и серьезно ответил:

— Прыгает на кровати.

Дерев облокотился на пульт управления и покачал головой, недоуменно поднимая лучики бровей.

— Пригласи его сюда, пора делом заниматься!

Вин-Кол прыгал по перине, стараясь макушкой достать до потолка. Достигнув цели, он хохотал от удовольствия, и падал назад, расставив маленькие ручки в стороны, чтобы удержать равновесие.

— Виннето Колиборо, командир Яс Дерев просит вас пройти в штурманскую рубку, — сообщил Стриж.

— Хи-хи-хи! — верещал пухт, утопая ножками в перине. — Иду, иду! — он сполз с кровати и, чуть покачиваясь, не спеша, направился к командиру.

Дерев проверял системы навигации, когда вошел Виннето. Он пододвинул кресло, свободно скользящее по рельсе, протянувшейся вдоль окна обозрения, и неуклюже залез.

— Почему ты не запрыгиваешь в кресло, а лезешь? — не глядя на пухта, с раздражением спросил Дерев.

Виннето поджал сочные губы, размышляя — командир шутит или спрашивает серьезно. Не поняв его, он отмахнулся:

— Так, просто, могу и запрыгнуть.

Яс покосился на него. Маленький, толстенький, даже странно представить, что они произошли от одного предка — человека разумного! Вин-Кол уловил во взгляде командира презрение. Но решил не обращать внимания. Благодушие и радость от последних впечатлений переполняли его сердце. Там не было места обиде. Виннето сосредоточил свое внимание на панели управления и, продвигаясь вместе с креслом вдоль нее, ощупывал руками все кнопки, ручки, клавиши.

— Я хорошо знаю электронику, у меня феноменальная память и непредсказуемость решений, — как бы между прочим сообщил он.

Командир оторвался от работы и, развернувшись к пухту, смерил его изучающим взглядом.

— Та-а-ак! Спасибо, что предупредил! А как насчет экспедиционной работы или истории народов Обитаемой Вселенной?

Колиборо тоже повернулся к палотриксу.

— Я изучил историю зарождения, развития и расселения в мировом пространстве человека разумного…

Виннето еще не закончил, как Яс Дерев оборвал его:

— Так может я здесь и не нужен вовсе!? Ты все знаешь, все умеешь, чем же мне заниматься?

— Командуй! — ответил Виннето и теперь уже обиделся. — Ты думаешь, что в чем-то превосходишь меня, палотрикс, только потому, что ты тощий, серый и тяжелый — еле двигаешься?

Яс Дерев раскрыл рот от изумления. А пухт не унимался:

— Хочу напомнить, что наши расы имеют один корень, и только особым планетарным условиям мы обязаны своей внешностью и нравом.

— Да я… я — прямой потомок человека разумного! — возмутился Дерев, — Посмотри на себя! О каких корнях ты говоришь?!

— Да не о корнях ваших шагающих деревьев! Кстати, они с корнями шагают? То-то тебе трудно ноги от земли отрывать…

Вин-Кол не успел закончить мысль, как Дерев вскочил на деревянные ноги и с высоты своего роста гневно посмотрел на пухта.

— Ладно, ладно, прости, я еще не изучил твою родословную. Да! — озарение буквально осветило лицо Виннето. — Стриж! Покажи нам проекцию человека разумного в натуральную величину.

На большом экране сзади появилась фигура человека, известная с давних времен, как Золотая Пропорция Леонардо. Пухт, развернувшись, соскочил с кресла, и в один прыжок оказался перед ней. Он расставил ноги, раскинул руки, как на картинке, поднял голову повыше, обнажив подобие шеи.

— Смотри, Дерев, я вписываюсь в образ.

Командир кивнул:

— Ага, только похудеть не мешает и подрасти раза в два!

Он тоже встал и подошел к проекции. Вин-Кол хотел было что-то сказать, но отодвинулся, освобождая место. Яс прислонился к экрану, оглядываясь на картинку, и тоже примерился к образу человека. Его голова при этом торчала гораздо выше, а растопыренные руки и ноги вообще вышли за пределы экрана.

— Хи-хи-хи! — тихонько засмеялся пухт. — Тебе кушать надо больше и руки-ноги укоротить!

Дерев вернулся на свое место, не говоря ни слова. Вин-Кол тоже.

— Даю справку, — вмешался Стриж. — Человек разумный расселился по всем планетам Обитаемой Вселенной в двадцать девятом стеке до образования Галактического Союза. Он ассимилировал и приобрел черты, присущие коренным формам жизни, сохранив при этом оригинальность мышления и первоначальный разум. Его способности развивались в соответствии с условиями жизни обживаемых планет, пополняясь отличительными особенностями, присущими только населению данной планеты. Так, жители Планеты Прыгунов, приобрели навыки быстрого соображения, как и передвижения, свойственные только их планете. Тогда как жители Планеты Шагающих Деревьев обогатились глубиной мышления и твердыми познаниями в науках, равно как и твердостью и гибкостью своих тел. Продолжать? — остановился Стриж.

— Не надо, — ответил Дерев.

— Да, да! — воскликнул Колиборо и осекся. — Как скажет командир, — примирительно добавил он.

Яс Дерев оценил тон пухта и вполне миролюбиво заключил:

— Что ж, будем считать, что познакомились. Давай теперь займемся проверкой всех систем крейсера. Я здесь, а ты ознакомься с планетарными модулями.

— Это с лодками, там стоят, где кар остался?

Дерев, молча, кивнул, состроив при этом гримасу притворного удивления.

Экипаж погрузился в работу. Как сказал бы Снерг — общее дело объединяет, если, конечно, дело стоящее и всем по душе!

4. Подготовка к прыжку

Командир рассматривал вертикальную проекцию карты Обитаемой Вселенной, сидя в кресле. По взаимной договоренности в общих помещениях крейсера Стриж установил гравитацию чуть больше обычной. Нечто среднее между нормальной для палотрикса и пухта. Поэтому Яс Дерев испытывал небольшие затруднения при передвижении тогда, как Виннето Колиборо летал подобно пуху одуванчика.

— Стриж, дай крупнее Галактику 114.

Карта сдвинулась вниз и влево, и словно начала наплывать на Яса; звезды — большие и маленькие, с планетами и без, — засияли разными цветами, разукрасив черное поле космоса.

— Дай трехмерное изображение и белый фон.

Круги и кружки, изображающие космические тела превратились в разнокалиберные шары — одни из них зависли, не двигаясь, другие вращались с разной скоростью. Ясно проявилось поле астероидов, пересекающее траекторию движения крейсера в последнем квадрате Дальнего Предела. Астероиды песчаным облаком очень медленно двигались в юго-восточном направлении координат, частично захватывая квадрат, где выше, не спеша, вращалась вокруг голубой звезды Планета Порхающих Бабочек.

— Та-а-ак, — задумался Яс, — Похоже, придется внести коррективы в наш маршрут. Стриж, проведи траекторию движения крейсера выше поля астероидов.

Пунктиры поползли вверх, нанизываясь на невидимую нить, как бусины.

— Предыдущую линию сохранить? — спросил Стриж.

— Да, только цвет измени.

Первая линия поблекла — нитка желтых бус повисла ниже красной. Дерев встал и отошел подальше от карты, которая словно парила в центре зала управления. Вся Запредельная Область, кроме нижнего левого куба, еще оставалась пустой. По данным космической разведки там находились две планеты, возможно, населенные разумными существами. Одна из планет как раз вращалась вокруг белого карлика, радиусом 2 рС (в общепринятых единицах измерения Планеты Мудрых, где рС — радиус Солнца — звезды, освещающей когда-то колыбель разумной цивилизации).

Яс Дерев уже ввел все данные, что получил от Снерга, и Стриж — его незаменимый помощник, обработал их и рассчитал все необходимые параметры для достижения дальней орбиты еще безымянной звезды. Все было готово для начала работы экипажа, и командир решил, что сутки до старта крейсера они могут провести вне корабля, как кому хочется.

— Стриж, позови Виннето Колиборо.

Вин-Кол копошился в одной из планетарных лодок. Любитель комфорта, он пристраивал большую мягкую подушку к своему креслу.

— Виннето Колиборо, командир приглашает вас в зал управления, — сообщил Стриж.

Затянув ремни, с помощью которых пухт фиксировал подушку, он вылез из лодки и, удовлетворенно потерев руки, помчался в командирскую рубку.

Пулей влетев в открытые двери, он затормозил прямо посреди трехмерной карты. Яс Дерев успел только вскинуть брови и открыть рот.

Заметив удивление командира, Вин-Кол спросил:

— Что?

Шарики звезд и планет дрожали, проецируясь на ставшую голубой кожу пухта. Красная и желтая линии прочертили его тело наискосок, наподобие пулеметной ленты со старинных картин прошлого. Дерев не сдержался и закряхтел, захмыкал, не в силах подавить смех.

— Что? — снова спросил пухт, не двигаясь.

— Уйди, уйди в сторону, — махая листком ладони, взмолился Яс, — ты похож на гигантский астероид, нет, на гигантскую туманность, поглотившую половину Вселенной. Вин-Кол осмотрел себя и, поняв, наконец, в чем дело, ударил руками по бокам и захихикал, приговаривая:

— Ух, ты, пухты, хи-хи-хи, ух, ты, пухты…

— Капитан Снерг на связи, — доложил Стриж.

Веселье прекратилось так же быстро, как и началось. Дерев включил громкую связь и доложил о том, что экипаж готовится к полету. Верней — к прыжку.

Великие достижения научной мысли, воплощенные в крейсерах нового поколения, позволили превратить космические полеты в пространственно-временные перемещения на расстояния в десятки световых лет за считанные секунды. Но была в этом и опасность, которая подстерегала исследователей Вселенной: неверно рассчитанная скорость могла привести к трагедии. Мало того, что экипаж попадал не туда, куда планировалось, так еще и космические объекты, находящиеся в изменяемом пространстве могли уничтожить корабль. Потому капитан Снерг настаивал на многократных проверках работы бортового компьютера и точности введения данных участка Вселенной, куда предстояло отправиться исследователям.

Яс Дерев доложил, что обозначенной цели крейсер достигнет за два прыжка и лишь потому, что на пути находится поле астероидов, которое им придется обойти выше. Вин-Кол согласно кивал, рассматривая красный пунктир на карте, заложив при этом руки за спину. Внешне он казался спокойным, но сердце пухта замирало в предвкушении первого в его жизни трансгалактического полета.

5. Программа «Сомнение»

Крейсер «Стриж» медленно выехал на взлетную полосу, как еще по старой привычке продолжали называть путь от стоянки крейсера до точки старта. Командир Дерев привычными манипуляциями с многочисленными кнопками, рычагами и клавишами вел корабль, коротко комментируя свои действия. Великан Снерг наблюдал за отправкой крейсера из обзорной башни, прозрачные стены которой позволяли видеть все в округе.

На нужной точке «Стриж» остановился, развернулся на пятнадцать градусов и вскоре исчез, будто его и не было вовсе. Только прозрачные слои сгустившегося пространства повисели несколько мгновений, как мираж колыхающейся водной глади в пустыне, и растворились, расплывшись по пустой планете.

Снерг грустно вздохнул. Он бы и сам с удовольствием пошел хоть юнгой в экипаж Дерева — так его манили приключения и неизведанные планеты! Но долг превыше всего! Вот уже три вселенских года, вычисленных мудрыми, как среднее из всех единиц времени обитаемых планет, Снерг занимал ответственный пост начальника отдела Планетарных Исследований. Старый капитан мысленно пожелал Ясу Дереву и Виннето Колиборо удачного полета и поспешил в лифт, который доставил грузного пимара на этаж, где, бесшумно скользя по прозрачной трубе коридора, шла лента подвижного тротуара ко всем отделам Планетарного Совета.

Крейсер «Стриж» выполнил два прыжка подряд, обходя поле астероидов под углом сто тридцать два градуса. Как только пространство перед кораблем, сжимающееся при гиперпрыжках, вернулось к нормальному состоянию, взорам экипажа предстала сияющая звезда, окруженная тремя планетами. Они словно вассалы вращались вокруг своего господина на строго определенном расстоянии, соответственно раз и навсегда установленной иерархии чинов.

— Ух, ты! — воскликнул Вин-Кол. — Это значит мы прибыли на место? То есть, мы уже там, где должны быть?

Он так искренне удивлялся, что Яс улыбнулся и даже почувствовал к пухту какое-то особое расположение.

— Мы только приблизились к звездной системе 5267. А вот та планета, что сейчас скроется за звездой, и есть наш объект исследований.

Виннето насколько мог близко, наклонился к широкому окну штурманской рубки и расширил глаза, чтобы лучше рассмотреть маленький желто-зеленый шарик, ставший ущербным с одного бока.

Яс рассмеялся.

— Не выпрыгни из корабля!

Вин-Кол вернулся назад и обиженно поджал губы.

«Интересный народец, эти пухты, — подумал Яс, разглядывая своего спутника. — Все эмоции на лице, ничего не умеет скрывать, как ребенок!»

Тем временем крейсер вышел, как и было запланировано, на дальнюю орбиту звезды, и экипаж принялся за работу. Им предстояло сделать точные расчеты параметров звезды и ее спутников, провести спектральный анализ, фотосъемку, вычислить силу притяжения планет и многое другое, что совершенно необходимо знать прежде, чем высадится на планете, где по данным разведки предполагалась разумная жизнь.

Палотрикс и пухт работали так дружно, словно их экипаж существовал уже многие годы. И все же командир решил заранее проверить, как будет работать программа «Сомнение», которую заложили в бортовой компьютер на случай, если возникнут противоречия во мнениях.

— Стриж, рассчитай и включи третью космическую скорость. Мы направляемся к орбите планеты.

Виннето откинулся в кресле, и почти зафиксировал в нем свое тело страховочными креплениями, как вдруг его осенило:

— Какую скорость? Третью? Яс, ты ничего не перепутал?

Яс Дерев сделал вид, что не слышит вопросов пухта. Он уже приготовился к перегрузкам и ожидал сообщения компьютера о готовности.

— Яс Дерев, подтвердите, с какой скоростью нам стартовать, — беспристрастно вопрошал Стриж.

— Третья, — повторил Дерев.

— Нет, стой! — резко возразил Вин-Кол. — Командир, ты что? Мы же вылетим с орбиты с этой скоростью! Это же параболическая скорость, скорость освобождения, убегания, ускользания от космического объекта! — Он вытянул тонкую маленькую руку вперед и указал пальцем на звезду. — От этого объекта!

Дерев медленно повернулся к пухту и подразнил:

— Ух, ты, пухты! Какие мы грамотные, оказывается!

Виннето Колиборо опустил руки и вытаращил глаза. Только что все было слаженно и логично, и раз тебе — командир несет какую-то чушь! Прыжок так на его здравомыслие повлиял или нервное напряжение оказалось чрезмерным? А может, длительное пребывание в неестественных условиях с повышенной гравитацией? Виннето сосредоточенно размышлял. И вдруг вспомнил о том, что говорил Снерг перед полетом. Программа «Сомнение»! Если два члена экипажа имеют разное мнение, то команды ни одного из них не выполняются, пока они не придут к согласию.

— Стриж! Программа «Сомнение»! — как можно громче сказал Колиборо, так, будто искусственный разум мог не услышать его. — Я не согласен с Ясом Деревом. На третьей скорости мы улетим в неизвестном направлении. Я считаю, что нам нужна вторая скорость для полета к орбите второй планеты звезды 5267.

Крейсер продолжал равномерно двигаться вокруг звезды. Стриж сообщил, что снял задание командира и экипажу требуется обсудить возникшую ситуацию. Яс Дерев расстегнул ремни безопасности и встал. Виннето последовал за ним. Командир, как ни в чем не бывало, направился в свою каюту. Улегся на кровать, скрестив корявые ноги, и закрыл глаза. Пухт так и остался стоять около него, в недоумении вскинув брови. Яс еле сдерживался, чтобы не покатиться со смеху. Его спутник в эту минуту точно походил на персонаж старинной игры людей, эпизоды которой сохранились в нескольких гравюрах Всемирной Библиотеки Вселенной. Этот персонаж назывался Петрушка. Он развлекал публику на круглой арене, строя всевозможные гримасы, одна из которых украшала в этот момент лицо Колиборо.

Но Вин-Кол не замечал настроения командира. Он все еще принимал его игру за чистую монету. Не найдя, что сказать, он оставил Дерева в каюте и буквально влетел в штурманскую рубку.

— Стриж, ввиду необъяснимого поведения командира Дерева, беру управление кораблем на себя, — со всей серьезностью сказал он, усаживаясь в кресло Яса.

— Вы не можете управлять крейсером, — сообщил Стриж.

— Это почему? — не унимался пухт.

— Требуется веский аргумент для того, чтобы снять с занимаемой должности командира Дерева.

— Так он неадекватен, говорю тебе! Ты же видишь, какие команды он отдает! — Колиборо покраснел с головы до ног от возмущения.

— Требуется медицинское доказательство его неадекватности, — все также беспристрастно доложил Стриж.

Виннето задумался. Как затащить Яса в медицинский центр крейсера? Не скажешь ведь: «Идемте, уважаемый командир, проверим, как работает ваша головка!»

И тут его осенило. Он подскочил в кресле и в несколько прыжков оказался у каюты Дерева. Командир уже сидел в библиотеке и слушал музыку. Из приоткрытой двери слышались звуки оркестра, исполняющего кантату Бартока. Звуки заполняли пространство корабля и, постепенно затихая, умирали в безграничном космосе. Яс покачивался в такт музыке, совершая ладонями плавные движения. Со стороны его руки в этот момент были похожи на ветки дерева в осеннем лесу — на нем еще остались два бурых листка, не сорванные ветром. Вин-Кол приосанился, придавая себе солидности и, как можно спокойней, сказал:

— Командир, прежде чем приступить к основной части нашего задания, нам необходимо снять очередные медицинские показания…

Он хотел было продолжить, рассказывая о своем дополнительном задании — сборе информации об изменениях в организме пухта и палотрикса, происходящих в экстремальных условиях космоса, — как Яс оглянулся и, перекрикивая оркестр, спросил:

— Что ты говоришь?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 9
печатная A5
от 267