электронная
Бесплатно
печатная A5
524
16+
За гранью разума. Робкий шепот ветра

Бесплатный фрагмент - За гранью разума. Робкий шепот ветра

Книга вторая

Объем:
440 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-3160-0
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 524
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

КНИГА ВТОРАЯ

РОБКИЙ ШЁПОТ ВЕТРА


Свою вторую книгу «Робкий шёпот ветра», посвящаю: моему единственному Путеводителю.

П р о л о г

Восемь Приверженцев уютно расположились на своем привычном месте на зелёной поляне. Они знали, о чем будет говорить любой из них, но соблюдая Правила и традиции, ожидали, когда первый Приверженец скажет своё слово. Они сидели так, чтобы можно было видеть друг друга. Это был идеальный круг. Никто не обращался по имени, так как это не имело смысла, говоривший, обращался одновременно ко всем присутствующим.

— Зная о том, что происходит во Вселенной, нельзя оставлять Землю наедине с грядущими событиями в Космическом пространстве. Не зная будущих перемен, люди, не смогут управлять глобальными процессами переустройства мироздания.

— Прежде, чем человек обретёт способность совершать всё, что захочет, он должен узнать и ощутить безусловную важность собственного существования. Прежде, чем узнать и ощутить любовь к кому — то, человек должен полностью и безоговорочно полюбить себя. Любовь — это ЭНЕРГИЯ. Люди должны ощутить чудо жизни, любви, бытия и становления. Должны увидеть и принять это в самих себе. Понимание этого — есть осознание абсолютной Любви, что и есть абсолютная ЭНЕРГИЯ.

— И, всё — таки, я утверждаю, что необходим правильный энергетический баланс, при котором возможно контактировать с иными измерениями, которых вокруг и внутри Вселенной множество. Пребывание в определенном состоянии сознания — вот, что важно для надлежащей связи с Космическим пространством. Воздействуя через энергетические системы, нужно крайне осторожно приучать человечество к установленному Вселенскому порядку. Важно управлять этим процессом до тех пор, пока не наступит ожидаемая нами гармония между человечеством и Космосом.

— Необходимо начать процедуру восстановления энергетического баланса, используя при этом естественный поток энергии, так как все искусственное отделено от своих энергий; дать возможность контактировать, в том числе, с собственными энергиями.

— Мне хотелось бы отметить, что и в самой Земле подобные энергетические системы тоже взаимодействуют. В каждой энергетической системе задействовано множество энергий. Ощутить высшие уровни земных энергетических систем могут те люди, которые сами действуют на высших уровнях. Они способны достичь гармонии с силами природы и многими уровнями существ Космоса, взаимодействующих с земными измерениями.

— Высшие энергетические формы переходят на вибрации земного измерения, чтобы лучше рассмотреть и глубже понять те уровни, на которых функционирует человеческое сознание. Таким образом, детально изучаются энергии, живущих на планете Земля людей. Главная цель — узнать, как взаимодействовать с человечеством на уровне их сознания. Мы будем посылать вибрационные мыслеформы тем людям на земном уровне, которые достаточно развиты для поддержания общения. Такие извещения уже получают многие, но большинство не понимают, что происходит. Принять сообщение и осознать, что оно значит, способны очень немногие. На Землю постоянно идут сигналы. Общение поддерживают те, кто к этому способен.

— Ещё один важный момент — это ПОНИМАНИЕ. Когда люди начнут фиксировать длину волн иных энергетических систем и научатся высшему пониманию замысла, они смогут взаимодействовать с земным измерением на более сознательном физическом уровне. Когда сознание обретет более высокие вибрации, оно будет готово для прямого выхода на такое общение и, когда на высший уровень сознания выйдет достаточное количество людей, станет возможной и сознательная коммуникация с высшими энергетическими формами.

— Необходимо разработать определённую тактику ввода новой информации, лежащей за пределами физической действительности. Новый уровень сознания наступит незамедлительно, если человечество поймет, что Время — это обособленный живой организм, не выраженный ничем, состоящий из ничего. Время никак не увидишь, не распознаешь, не потрогаешь, не удержишь. Оно только интуитивно ощущается. Оно ни от кого не зависит. Можно сказать, что его просто нет. И, все же, это не так. Действуя, как отдельная структура нематериального мира, оно участвует в создании материального воплощения всего живого. Оно нас окутывает, обволакивает, проникает в нас. Мы часть этого природного действия.


Всё исчезло, растворилось в Пространстве. Как будто ничего и не было.

Часть первая

Глава 1

С тобой, но без тебя.

И всем загадкам вопреки,

Наш путь в пространстве бесконечном,

Не покоряясь, ищет Вечность,

И будет так уже всегда.

Утреннее небо осеннего Лондона было затянуто тучами. В воздухе витало ощущение некой необъяснимой грусти. Наверное, это была грусть по ушедшему в неизвестность лету. Все ли тоскуют по самому тёплому и яркому времени года или лишь те, кто оставил в нём прекрасные воспоминания? Вероятнее всего многие тоскуют именно по теплу. Но человек очень быстро ко всему привыкает. Вот он, практически, со слезами на глазах смотрит на то, как календарь теряет последний лист августа, но не проходит и месяца, как человек уже забыл о лете и с нетерпением, которое присуще кажется только ребёнку, ждёт Рождества.


Питер Миллс вышел из тёплого автобуса и посмотрел на хмурое небо. Поежившись от холода, молодой высокий шатен поднял ворот пальто и открыл большой чёрный зонт. Моросил дождь. Его мелкие, чуть поддающиеся человеческому взору капельки, неприятно проскальзывали под ворот. Вдобавок ко всему, словно ниоткуда, появился такой же неуловимый ветерок. В одно мгновение он будто сговорился с капельками дождя и начал помогать им, проникать под зонты и куртки озябших англичан.

Питер ускорил шаг и вскоре стоял около клиники. Молодой человек закрыл зонт и вошёл в огромный холл. Улыбнувшись девушкам из приёмной, он миновал холл и оказался в родильном отделении. Питер вошёл в свой просторный кабинет, скинул промокшее пальто и надел белый халат. Затем Миллс опустился на стул возле стола и отметил на календаре сегодняшнее число: 9 октября 1945 года. Питер ещё раз поправил халат и улыбнулся. У него было отличное настроение.

— Доктор Миллс, — без стука в кабинет буквально ворвалась медсестра. — Быстрее! Сьюзан Мэй в критическом состоянии.

Прекрасное настроение испарилось в один миг. Питер вскочил со своего места и, обогнав медсестру, кинулся на помощь.

— Что произошло? — нервничая, поинтересовался Питер, практически, переходя на бег.

— У неё начались роды, — пояснила взволнованная девушка. — Там всё очень серьёзно. Она уже в реанимации.

— Всё ясно, — Питер на ходу надевал перчатки и маску.


— Доктор!

Возле входа в реанимацию, к Питеру, не спеша, подошёл мужчина невысокого роста сорока лет.

— Что с моей женой? — спокойно поинтересовался он, как показалось Питеру, с полным безразличием в глазах.

— Как вы здесь оказались? — Питер попытался обойти незнакомца и бросил недовольный взгляд на медсестру. — Кто его сюда пустил?

— Доктор Миллс, — начала оправдываться девушка. — Это Уильям Мэй — муж Сьюзан.

— Мне всё равно, — строго ответил доктор. — Пусть даже сама королева Великобритании. Возле отделения реанимации не должно быть посторонних. Пусть ожидает внизу!


Питер словно стрела влетел в реанимацию. Он подошёл к операционному столу, на котором лежала двадцати семилетняя брюнетка Сьюзан Мэй. Вокруг неё, образовавши круг, толпились ассистенты Питера.

— Давление? — поинтересовался Миллс.

— Нормализовано, — поспешил ответить один из ассистентов молодого хирурга.

— Пульс? — Питер бросил взгляд на приборы.

— Повышен, — ответила медсестра.

Питер набрал воздуха в лёгкие, затем выпустил его.

— Скальпель, — скомандовал доктор, протягивая руку.

Спустя тридцать минут операции приборы, к которым была подключена Сьюзан, показали резко учащенное сердцебиение женщины и очень высокий пульс.

— Тахикардия, — сильно нервничая, произнёс Питер. Взгляды всех присутствующих устремились на него. — Продолжаем, — Миллс начал наклоняться к пациентке.

— Питер, — Джордж, один из ассистентов схватил его за руку. — Ты с ума сошёл? — он посмотрел ему в глаза. — Она умирает. Ты обязан прекратить операцию!

— Джордж, — Питер резко дёрнул руку. — С ума сошёл ты! Если мы прекратим, умрёт ребёнок.

— Жизнь матери в приоритете. Ты забыл, чему тебя учили в академии? — Джордж непонимающе посмотрел на Питера. — Таково наше правило.

— К чёрту правила, Джордж, — Питер повысил голос. — Я буду спасать обоих.

— Как же ты не понимаешь, — взмолился Джордж. — Обоих не спасти!

— Пульса нет, — констатировала факт медсестра.

— Питер! — крикнул Джордж. — Чего ты ждёшь!

Питер Миллс замер. Он не знал, что ему делать. Молодой доктор лишь в этом году окончил академию. Ещё совсем недавно Питер был просто беззаботным студентом, уверенным в том, что сможет помочь всему миру. А сейчас, столкнувшись с возможной смертью своей пациентки, он моментально стал беспомощным.

— Питер, — ещё раз повторил Джордж, его голос зазвучал ещё грубее. Он протянул Питеру скальпель. — Заканчивай, если не хочешь её потерять.

Питер окинул своих коллег взглядом полным страха и дрожащей рукой взял скальпель.


Было восемь часов утра. Измученная тяжёлыми родами, Сьюзан Мэй приоткрыла свои уставшие зелёные глаза. Около неё суетилась молодая хорошенькая медсестра.

— Простите, — чуть слышно произнесла Сьюзан.

Медсестра увидела, что женщина очнулась и вышла из палаты. Минуты через две она вернулась в компании Питера Миллса.

— Как вы себя чувствуете, миссис Мэй? — обеспокоенно поинтересовался доктор. — В приёмной ждёт ваш муж. Может быть, хотите ему что — нибудь передать?

— Доктор, — вновь чуть слышно произнесла Сьюзан. — Мой ребёнок? Мой малыш?

Питер, молча, улыбнулся, и в палату вошла акушерка. Она несла на руках плачущего младенца.

— Поздравляю, миссис Мэй, у вас мальчик, — довольно произнёс Питер. Он просто светился от счастья, ему удалось вопреки всему спасти жизнь не только Сьюзан, но и её малышу.

— Боже мой, — счастливая мать приподнялась и взяла ребёнка на руки. — Мой сынок! Мой Джонни, — Сьюзан посмотрела на Питера, её глаза были полны благодарности. — Спасибо, доктор, спасибо.

— Да, доктор Миллс сотворил чудо, — улыбнулась медсестра.

— Прекратите, — смутился Питер. Он подошёл к Сьюзан и посмотрел на довольного малыша на её руках. — Наверное, тебе предстоит сделать что — то великое в своей жизни, Джон Мэй!

Глава 2

По Лондону, не спеша, прогуливался август. Июльская жара оставила жителей туманного Альбиона в покое, но они и не собирались кутаться в тёплые вещи. Большинство англичан и просто туристов, с других уголков необъятной Земли, расположились на городских пляжах прекрасной Темзы. Ведь именно в августе лучи солнца прогревают воды Темзы до удивительно тёплой температуры. Несмотря на эту сказку, в Лондон, на эти самые берега, в любую секунду, могут нагрянуть ветер и дождь, которые уже посылает осень, но похоже, отдыхающим всё равно, они готовы к любым неожиданностям со стороны природы. Ведь они в Англии, а это значит, они в любую минуту готовы раскрыть над своими головами зонты.

Август не мог не заглянуть и в один из дворов Лондона. Там на одной из скамеек, в окружении своих друзей, сидел черноволосый, долговязый тринадцатилетний паренёк Джон Мэй. Рядом с ним устроился коренастый шестнадцатилетний Стивен Кит. Стивен был старше остальных мальчишек, в своей компании он заработал неплохой авторитет. Кит играл на гитаре, какую — то весёлую песенку, а остальные пареньки слушали его с восторгом в глазах.

— Твоя очередь, — Стивен доиграл мелодию и протянул инструмент Джону.

— Моя? — Джон с удивлением посмотрел на старшего товарища зелёными глазами.

— Да, твоя очередь, — улыбнулся Стивен, буквально сунув гитару в руки Мэя.

Джон обрадовался и улыбнулся в ответ. Он бережно уложил гитару в своих руках и провёл большим пальцем по струнам, чуть касаясь их. Затем он прижал инструмент к себе. Гитара запела под его руками. Джон попытался повторить ту мелодию, которую Стивен играл минуту назад. Пока у него не получалось играть так же хорошо, как это выходило у друга, но Джон старался, он очень старался. В какие — то моменты его пальцы срывались с нужного лада, струны начинали не то плакать, не то звенеть, вместо музыки вдруг возникал, какой — то необъяснимый грохот. Джон краснел, ему становилось жарко, на лбу выступала испарина. Он что — то бормотал себе под нос в своё оправдание и бросал чуть заметный взгляд на Стивена. Но улавливая в его глазах одобрение и где — то даже восхищение, продолжал играть, не смотря ни на что.

Джон закончил композицию, вытер пот со лба и посмотрел на Стивена.

— Отлично, — Стивен захлопал в ладоши, и остальные ребята его поддержали. — Как давно ты держишь гитару в руках?

— Два года, — с гордостью ответил Джон и протянул инструмент его хозяину.

— У тебя здорово выходит, — похвалил Стивен. — Я учился гораздо дольше тебя. Попроси своих родителей купить тебе гитару и продолжай играть.

— Это невозможно, Стив, — с грустью улыбнулся Джон, встав на скамейку.

— Почему? — Кит посмотрел на друга снизу вверх.

— Мой отец не признаёт музыку, говорит о ней как о бесполезном занятии, — Джон прогуливался по скамейке. — Он хочет, чтобы я стал лётчиком как он сам и мой старший брат Стюарт.

— А ты хочешь быть лётчиком? — поинтересовался Стивен, продолжая смотреть на мальчика.

— Нет, нет, — с отвращением произнёс Джон.

— Попробуй переубедить отца, — предложил Стивен. — Поговори с мамой. Она может на него повлиять.

— Хорошо, — улыбнулся Джон и спрыгнул на землю. — Попробую.

— А вот, похоже, и миссис Мэй, — Стивен посмотрел куда — то вдаль.

— Да, это она, — Джон обернулся и увидел Сьюзан.

Женщина возвращалась с работы и несла в руках тяжёлые пакеты полные продуктов. Джон махнул рукой друзьям и кинулся к матери на помощь.

— Привет, мама, — Джон взял пакеты из рук Сьюзан.

— Привет, Джонни, — улыбнулась Сьюзан, поправляя на плече дамскую сумочку. — Не бери всё, давай я тебе помогу, — женщина потянулась за пакетом.

— Нет, — Джон увернулся. — Помогать тебе должен я. Я — мужчина.

— Ну, хорошо, — засмеялась Сьюзан.

Они вошли в дом и, миновав столовую, оказались в небольшой кухоньке. Джон поставил пакеты на гарнитур и принялся вынимать из них продукты. Всё такая же, как и тринадцать лет назад, миниатюрная миссис Мэй тщательно вымыла руки и принялась чистить картофель.

— Мама, ты же устала? — Джон с сочувствием посмотрел на женщину. — Для начала отдохни.

— Некогда, сынок, — нежно улыбнулась Сьюзан. — Надо готовить ужин, скоро папа и Стюарт вернутся с рейса.

— Стюарт будет ужинать с нами? — обрадовался Джон.

— Да, — лёгким движением руки женщина убрала прядь волос с лица.

— Давай я тебе помогу с ужином, — предложил Джон.

— Ну, хорошо, — согласилась Сьюзан. — Помой овощи.

— Сейчас, — Джон схватил пакет с овощами и побежал к мойке. — Мама, папа всё ещё хочет, чтобы я стал лётчиком?

— Думаю, да, — очень уставшая, Сьюзан посмотрела на сына. — Почему ты спрашиваешь?

— Ты думаешь, он очень обидится, если я не буду лётчиком? — вопросом на вопрос ответил Джон.

— Я тебя не понимаю, сынок, — Сьюзан нарезала картофель и выложила его на сковороду.

— Мама, я сегодня играл на гитаре Стивена, он говорит, что у меня хорошо, получается, — похвастался сын.

— Я рада за тебя, Джонни, — улыбнулась Сьюзан. — Но я не до конца понимаю, причём здесь мечта папы?

— Мама, понимаешь, — Джон закончил мыть овощи, закрыл кран и присел за стол. — Это папина мечта, а я не хочу быть лётчиком.

— Как? — Сьюзан была ошарашена заявлением сына.

— Я хочу играть на гитаре, хочу быть музыкантом, — пояснил Джон.

— Но, Джонни, — Сьюзан поставила сковороду с картофелем на плиту и присела напротив сына. — Лётчик — это благородная профессия. Ты будешь помогать людям, быстро попадать из одной части света в другую, как это делают папа и Стюарт. Неужели ты этого не хочешь?

— Нет, мама, — твёрдо ответил Джон. — Я хочу быть музыкантом. Поговори с папой, может быть он позволит купить мне гитару?

— О, Боже, Джонни, — Сьюзан посмотрела на сына. В её душе поселилась тревога. Бедная женщина не знала, как сказать мужу о том, что их младший сын желает посвятить себя музыке. — Я попробую поговорить с папой, но может, и ты всё — таки передумаешь? — с надеждой поинтересовалась Сьюзан.

— Нет, мама, — Джон отрицательно покачал головой. — Я не хочу быть лётчиком. Я, до приезда папы и Стюарта, буду во дворе.

Джон вскочил со стула и побежал на улицу. Ещё немного подумав о сложившейся ситуации, Сьюзан поплелась к плите.


К семейному ужину было всё готово. Стол был накрыт в маленькой, но уютной гостиной в небольшом одноэтажном домике четы Мэй. За домашним хозяйством Сьюзан всегда следила в одиночку, без помощи мужа. В правила невысокого брюнета Уильяма Мэя никогда не входили обязанности по дому. Он считал, что муж должен только содержать семью, зарабатывая хорошие деньги, этим он и занимался. По этим принципам Уильям воспитал их первого с Сьюзан сына, Стюарта Мэя. Для Стюарта, с детства, примером подражания во всём был его отец. Старший сын никогда не прислушивался к Сьюзан и не помогал ей, когда отец уходил в рейсы. Маленькая беззащитная женщина не только сама справлялась с домом, но и успевала работать, трудилась на кондитерской фабрике. Но тринадцать лет назад всё очень изменилось в жизни Сьюзан Мэй. Она родила Джона. Джон не был похож на своего отца. Джон не жил по его правилам, этим всегда раздражая Уильяма. Младший Мэй не считал зазорным помочь матери на кухне с обедом, убрать в доме, постирать бельё. Уильям пытался доказать сыну, что это не правильно, но все попытки не увенчались успехом. Джон не поддавался глупым всеобщим стереотипам. Если мальчик видел, что его маме трудно одной с чем — то справляться, он бросался ей на выручку, пусть даже против этого был бы и весь мир.


В гостиную вошли Уильям и Стюарт Мэй. Стюарту было двадцать два года. Молодой человек представлял собой невысокого коренастого зеленоглазого брюнета. Джон и здесь отличался от брата. В отличие от него, мальчик был худым и долговязым. Стюарт всегда носил короткую стрижку с минимумом волос на голове, подражая Уильяму. Джон же, напротив, зачёсывал назад копну из чёрных волос, оголяя аккуратный лоб. Из — за этой причёски лицо парня казалось совсем худым. Это раздражало Уильяма, он считал, что мужчина не должен быть таким хилым.

Из кухни вышла Сьюзан. Женщина устало стянула с себя фартук и присела за стол, где уже устроились муж и старший сын.

— Сьюзан, где Джон? — поинтересовался Уильям, налив в бокал виски.

В этот момент в гостиную вбежал Джон.

— Привет, папа, — довольный мальчик попытался обнять отца.

— Здравствуй, сын, — Уильям оттолкнул его и протянул ему руку. — Что за нежности? Объятия — удел женщин. Настоящие мужчины приветствуют друг друга крепким рукопожатием. Тебе ясно?

— Да, папа, — Джон погрустнел и протянул отцу худую ручку.

— Вот так, — довольно улыбнулся Уильям и сильно сжал мальчику руку.

Джону стало больно, но он не показал вида. Паренёк поприветствовал старшего брата и занял своё место за столом.

Довольный Уильям осушил бокал с виски, положил в тарелку картофель и мясо.

— Сьюзан, где нож? — поинтересовался Уильям, не увидев прибора на столе.

— Прости, Билл, — Сьюзан растерянно посмотрела на мужа. — Похоже, я забыла его подать.

Уставшая женщина уже собиралась подняться со стула.

— Мама, — Джон вскочил со своего места, этим остановив её. — Отдохни, я сам принесу нож.

— Сын, — Уильям грубо одёрнул Джона. — Сядь! Сервировка стола входит в обязанности женщины.

Сьюзан поднялась со стула и отправилась на кухню.

— И захвати ещё бутылку виски, — крикнул ей в след Уильям.

— Папа, — Джон с недовольством посмотрел на отца. — Что ужасного в том, что я хочу помочь маме? Она тоже работает и устаёт.

— Твою мать никто не заставляет работать, — грубо отозвался Билл, посмотрев на сына. — Я достаточно зарабатываю, чтобы мы ни в чём не нуждались. Женщина должна быть дома, создавать уют и воспитывать детей.

— Но, мама не единственная женщина, которая работает, — поспорил Джон.

— Из — за работы она стала запускать дом и мне это не нравится, — со злостью отозвался Уильям. — Что это за хозяйка, которая просит помощи на кухне у своего сына, будущего мужчины? Это ужасная хозяйка. И я не желаю оправдываться перед тобой, Джон!

— Хорошо, — Джон заметил, как отец начал злиться, и уткнулся в свою тарелку, в которую положил рагу из овощей.

Сьюзан вернулась в гостиную. Она положила на стол ножи и поставила около мужа бутылку с виски.

— Сьюзан, положи Джону мясо, а то скоро от него ничего не останется, — Билл посмотрел в тарелку мальчика. — Похоже, ты вообще не кормишь ребёнка в моё отсутствие. Мужчина должен быть здоровым и сильным!

— Хорошо, — Сьюзан только присела, но услышав команду супруга, вновь подскочила.

— Я не люблю мясо, — Джон убрал тарелку от Сьюзан.

Женщина испуганно бросила взгляд на Билла и вновь попыталась положить мясо в тарелку Джона.

— Мама, спасибо, — мальчик ещё дальше отодвинул тарелку. — Я не кушаю мясо, ты же знаешь.

— Так, — протянул Уильям, положив нож и вилку на стол. Он посмотрел на супругу. — Это, ещё, что за новости?

— Папа, — Джон посмотрел на отца. — Этот баран, которого ты сейчас кушаешь, тоже хотел жить, не меньше твоего.

Слова Джона просто ошарашили Уильяма. Минуту он беззвучно смотрел то на сына, то на жену, а после громко расхохотался. Его смех подхватил и Стюарт. Но как только Билл успокоился, замолчал и старший сын.

— Ты сумасшедший? — Уильям посмотрел на Джона глазами полными ярости и перевел этот взгляд на притихшую, словно мышь, Сьюзан. Он ударил кулаком по столу. — Что, чёрт возьми, происходит в моей семье?

— Ладно, мне пора домой, — Стюарт поднялся со стула. — Меня ждут жена и сын. Боюсь, что в моё отсутствие, она тоже учит его всяким глупостям.

Стюарт укоризненно посмотрел на мать.

— Хорошо, сын, до завтра, — Уильям протянул ему руку.

— До завтра, отец, — Стюарт пожал руку Билла, накинул пиджак и, не попрощавшись со Сьюзан, вышел из дома.

— А ты ступай в свою комнату, — приказал Джону Уильям.

— Но, Билл, — возразила Сьюзан. — Он даже не поужинал.

— Я сказал быстро в свою комнату, — крикнул Уильям.

Испугавшись, Джон вскочил со своего места и побежал в комнату.

— Итак, — Билл внимательно посмотрел на жену. — Что происходит в моей семье? Ты не справляешься с воспитанием ребёнка?

— Справляюсь, — Сьюзан опустила глаза.

— Тогда, что это такое, — Уильям указал на комнату Джона.

— Билл, — Сьюзан посмотрела на мужа. — Ты хочешь воспитать Джона таким же, как Стюарт, но Джон другой. Все люди разные. Дай ему немного свободы. Право собственного выбора.

— Что за умные речи? — со злостью усмехнулся Билл. — Надо для начала посмотреть, что ты читаешь, похоже, это не идёт тебе на пользу. И какое право выбора? Что он тебе сказал?

— Билл, — Сьюзан тяжело вздохнула. — Джон не хочет быть лётчиком.

— Ну, хорошо, — Уильям развёл руками. — Есть масса других отличных профессий, например, доктор или пожарный.

— Нет, Билл, ты меня не дослушал, — Сьюзан набралась смелости и продолжила. — Старший товарищ Джона, Стивен Кит, научил его играть на гитаре. У Джона стало хорошо получаться. Джон хочет быть музыкантом и просит, чтобы ты купил ему гитару.

— Знаешь, что я думаю, Сьюзан, — Билл откинулся на спинку стула и вновь осушил бокал. — Ты должна уволиться с работы и заниматься только домом. Ты не справляешься с Джоном. Он становится неуправляем. Странные разговоры о баранах, а музыканты — это ведь наркоманы. Ты хочешь, чтобы наш сын окончил свою жизнь где — нибудь под забором?

— Нет, — Сьюзан отрицательно покачала головой, её глаза наполнились слезами.

— Слушай меня, — Билл наклонился к супруге. — Или ты попытаешься повернуть мысли Джона в нужное русло или прекращаешь работать и общаться со своими подругами. Да, и ещё, я больше не желаю видеть этого Стивена Кита рядом с нашим сыном. Тебе всё ясно?

— Да, Уильям, — чуть слышно прошептала Сьюзан, с трудом сдерживая слёзы от обиды.

— Я не расслышал, — с издёвкой в голосе произнёс Мэй. Он приподнял подбородок жены чуть вверх, чтобы она смотрела на него.

— Да, Билл, я тебя поняла, — на этот раз громко произнесла женщина.

— Вот и отлично, — улыбнулся довольный Уильям и принялся резать мясо. — Кушай, дорогая, мясное рагу просто великолепно, жаль, что Джон не оценил твою работу. Тебе нужно научить сына ценить женский труд.

Дверь в комнату Джона была чуть приоткрыта, и мальчик слышал весь разговор родителей. Джон закрыл дверь и подошёл к открытому окну. За ним шелестела листва, а сквозь неё доносилось еле уловимое пение гитары Стивена. Джон сел на край кровати. Он положил на подоконник руки, скрестив их, а сверху опустил голову. Мальчику было грустно и обидно. Играть на гитаре он хотел больше жизни, но ради матери был готов, навсегда, отказаться от своей мечты.

Глава 3

В небольшой студии спортивного бального танца «Танцуй» было очень душно. Ёе владельцы, супруги среднего возраста Марк и Сара Джефф, не могли себе позволить приобрести кондиционер для хореографического зала. Студия «Танцуй» была ниже среднего уровня в Лос–Анджелесе, не смотря на то, что Марк и Сара были довольно не плохими тренерами и дважды становились чемпионами мира по спортивным бальным танцам. Причина бедности студии заключалась лишь в том, что у Сары и Марка не было хороших спонсоров. Они не могли себе позволить выводить своих подопечных на соревнования, так как у детей не было костюмов. Да и сами дети, и их родители не стремились к этому. У большинства маленьких танцоров, подростков и студентов не было ни таланта, ни желания добиться чего — то. Они приходили в студию только ради времяпровождения и общения. Вся эта ситуация угнетала бывших чемпионов — супругов Джефф. Трудно научить тех, кто даже не знает, зачем он вышел на паркет и не хочет этого знать. Но во всём этом кошмаре был один лучик света — это Патриция Старки. Двадцатилетняя, очень красивая брюнетка с тёмно — зелёными кошачьими глазами. Патриция была невысокого роста и имела просто бесподобную фигуру танцовщицы. Кроме всего этого, у Старки было ещё одно «секретное оружие» — это её обворожительная, лучезарная улыбка. Патриция была статной и, на первый взгляд, казалась очень высокомерной, но в душе она была отзывчивой и доброй девушкой. Она божественно танцевала. У неё был природный талант. Патриция многого могла бы добиться в танцевальной карьере. Сара и Марк это знали, но не могли ей ничего дать. Родители Патриции тоже не имели средств, чтобы помочь, дочери, хотя были в этом очень заинтересованы.


Патриция вбежала в раздевалку, она уже опаздывала на тренировку. Девушка быстро переоделась в спортивную форму и, надев танцевальные туфли, сделала несколько па, чтобы проверить, насколько прочно закреплены ремни. В коллективе, где танцевала Патриция, было семь человек, включая её. Из них только два парня, но они были заняты другими девушками. Поэтому Патриция была в числе тех, у кого не было партнёра.

В зале зазвучала музыка. Патриция поторопилась. Она уже хотела выходить из раздевалки, как туда вошли Сара и Марк Джефф. На их лицах, по непонятным причинам, счастливый взгляд перемешался с долькой грусти.

— Вновь опоздала, Патриция? — улыбнулся Марк.

— Да, — Патриция виновато опустила глаза. — Простите. Не знаю, что с этим делать.

— Сегодня мы не будем тебя ругать, — Сара тоже, как — то загадочно, улыбнулась. — Присядь. Для тебя есть отличная новость.

— Какая? — Патриция присела на стул, в её глазах загорелся огонёк неудержимого интереса.

Сара и Марк переглянулись.

— Патриция, дорогая, — Сара присела рядом. — Нам с Марком не нужно лишний раз говорить о том, сколько таланта заложено в тебе…

— О, Сара, прекрати, — перебив женщину, Патриция смущённо улыбнулась и отвела взгляд.

— Нет, нет, — отмахнулась Сара, а Патриция вновь посмотрела на неё. — Но наша с Марком студия очень бедна, и мы не можем дать тебе шанс подниматься по карьерной лестнице.

Сара замолчала и посмотрела на Марка.

— Патриция, — мужчина сел с другой стороны от девушки. — За эти пять лет ты стала нам с Сарой родной. Нам действительно будет трудно с тобой расстаться, но…

— Вы, что, выгоняете меня из студии? — испуганно поинтересовалась Старки. — Это, что, всё из — за моих опозданий, да? Я исправлюсь, честно!

Сара и Марк вновь переглянулись, а потом громко рассмеялись.

— Нет, Патриция, — всё еще смеясь, успокоил её Марк. — Ты слышала о Клиффе Маккартни?

— Ну, да, кое — что, — девушка непонимающе посмотрела на мужчину. — Ему двадцать три года. Он семикратный чемпион мира по спортивным бальным танцам. Пожалуй, все, что я знаю о нём. Я даже точно не помню, как он выглядит. Я не понимаю, какое отношение Клифф Маккартни, имеет к моим опозданиям?

— Дорогая, — к девушке обратилась Сара. — Трейси — партнёрша Клиффа, вышла замуж и бросила спорт. Клифф ищет партнёршу. Он объехал уже пол Америки, но пока результатов нет. Завтра в девять утра состоится конкурс и в нашем городе. Это твой шанс.

— Что? — усмехнулась Патриция. — Вы, наверное, шутите? Кто я и кто Клифф Маккартни? Нет, это не для меня.

Патриция поднялась со стула.

— Постой, Патриция, — Марк вскочил вслед за ней. — Я и Сара, — он посмотрел на женщину, а потом вновь перевел взгляд на Старки. — Мы хотим, чтобы ты имела то, чего достойна. А, ты, достойна мировых паркетов. Мы очень просим тебя, сходи завтра на конкурс, попробуй.

— Ради нас, — Сара улыбнулась, поднялась со стула и протянула Патриции лист бумаги, на котором был написан адрес.

Патриция недоверчиво посмотрела на своих тренеров.

— Ну, хорошо, уговорили, — она взяла листок и уловила довольные взгляды тренеров. — Шантажисты! Но только ради вас. Вы знаете, что мне не нужны мировые паркеты. Я хочу заниматься тренерской деятельностью.

— Хорошо, хорошо, — засмеялся Марк. Одной рукой он обнял жену, а другой Патрицию. — Пора на тренировку.


— И чемпионами мира становятся, — воскликнул статный мужчина. — Патриция Старки и её партнёр…, — незнакомец сделал паузу и бросил на Патрицию недоумевающий взгляд. — А, где ваш партнёр, мисс Старки?

Патриция стояла в красивом платье на паркете в огромном зале. Повсюду сверкал свет софит. Рядом толпились другие участники соревнования по спортивным бальным танцам.

— Он был здесь, — в панике Патриция огляделась по сторонам.

— Да врёт она всё, — усмехнулась, рядом стоящая танцовщица. — Не было у неё партнёра.

Все окружающие вдруг засмеялись и начали показывать на Старки пальцем.

— Нет, он был, — почти плача, оправдывалась Патриция. — С кем же я тогда танцевала только что?

Танцоры, организаторы и зрители продолжали безудержно смеяться, а к Патриции подошёл тот самый статный мужчина.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 524
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: