электронная
Бесплатно
печатная A5
601
16+
За гранью разума. Мой ангел танцует джайв

Бесплатный фрагмент - За гранью разума. Мой ангел танцует джайв

Книга первая

Объем:
548 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-2791-7
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 601
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

КНИГА ПЕРВАЯ

МОЙ АНГЕЛ ТАНЦУЕТ ДЖАЙВ.


Свою первую книгу «Мой Ангел танцует джайв» посвящаю:

моим прекрасным родителям.

Наверное, каждый человек в детстве думает, что его родители волшебники из доброй сказки, которые уберегают от всего плохого, учат только хорошему и всегда спешат на помощь. Но дети вырастают и, рано или поздно, понимают, что мама и папа — это совершенно обыкновенные люди, одни из миллионов других. Мне очень повезло! Я из числа тех немногих, кто в любом возрасте считает своих родителей волшебниками. Творцами. Спасибо вам огромное, Творцы моей счастливой судьбы!


Свою книгу я также посвящаю легендарной группе «The Beatles» и отдельно Джеймсу Полу Маккартни.

Пол Маккартни — это человек совершенно незнающий о моём существовании в этом мире, но сильнейшим образом повлиявший на мою судьбу и мировоззрение. Но это уже отдельная история.

Спасибо Вам, уважаемый сэр, дорогой Пол.

П Р О Л О Г

— Что же случилось, почему произошли изменения в четвёртом измерении?

Один из присутствующих взглянул на остальных и продолжил говорить.

— Мы не можем допустить бестолковое перемещение людей из одного измерения в другое. Это энтропия, полный хаос. То пространство, которое они занимают во Времени, самое оптимальное для жизни на Земле. Они пока знают лишь о четырёх измерениях, одно из которых — Время.

Восемь Приверженцев сидели на просторной зелёной поляне так, чтобы можно было видеть друг друга. Это был идеальный круг. Никто не обращался по имени, так как это не имело смысла, говоривший обращался сразу ко всем присутствующим. Они были представителями Космической цивилизации и несли в себе Знания, определяющие необходимую стабильность и равновесие космоса: время, пространство, энергия, жизнь, смерть, реинкарнация, сновидения, сверхсознание, бессмертие. Биологическая матрица, наполненная ровным дыханием своих Вселенных, жила сама по себе, но иногда, принимая на себя насилие неблагодарных детей, была не в силах самостоятельно залечивать свои раны. Восемь Приверженцев, полагаясь на свою Мудрость и Бессмертие, взяли на себя ответственность и право управлять Космическими процессами.

— Изменения являются следствием бесцельного падения энергии и вещества в беспорядок.

Все устремили свои взгляды на другого говорившего.

— Я это утверждаю и поддерживаю версию, связанную с энтропией. Вопрос очень серьёзный и глубокий. Всё дело в термодинамике. Напомню всем, что совсем недавно на Земле, людям удалось достичь невероятного прогресса в удержании постоянной энергии. Не буду утомлять вас этими открытиями, о которых мы знали всегда, даже когда они ещё не были открыты людьми. Не будем осуждать их за то, что они не могут понять, что такое Бесконечность, где нет ни Начала, ни Конца.

Приверженцы понимающе переглянулись, и семь пар глаз устремили свои взгляды на третьего оратора.

— Есть один вопрос, казалось бы, незначительный, который часто забывают задать: а почему вообще что — то происходит? Глубокие вопросы часто считают наивными; однако глубокие и наивные с виду вопросы, должным образом исследованные, могут раскрыть само сердце Вселенной. И, изучая их, можно прийти к пониманию движущей силы всех изменений в Мире или сложных событий в повседневной жизни людей, таких как рождение, развитие и смерть.

Четвёртый Приверженец был немногословен.

— В конце — концов, мы и сами были когда — то обыкновенные смертные. Но, пройдя определённый путь к раскрытию в себе сверхсознания и сверхспособностей, претерпев ряд неудач и получив при этом опыт бессмертия, мы стали теми, кто сейчас помогает живущим на Земле.

— Нельзя допустить, чтобы наша помощь стала неудачным экспериментом. Не должно случиться так, чтобы мы расписались в собственном бессилии. Люди мечтают, верят в чудеса и волшебство. Но мы должны дать им ПОНИМАНИЕ происходящего, где они испытают радость, даруемую Светом Великого Знания.

— Мир становится всё хуже, он бесцельно погружается в разложение качества Энергии. Для людей это станет необычайным открытием, узнать вдруг, что все изменения, происходящие вокруг них, являются проявлениями этой деградации. Движущей пружиной Вселенной является неостановимая деградация Вселенной, поскольку энергия и вещество рассеиваются, переходя в беспорядок.

— Все происходящие изменения представляют собой сеть взаимосвязанных событий. На Земле создана определённая система уничтожения всего живого. Для существования своей цивилизации люди используют недра Земли, при этом образуются пустоты колоссальных размеров. Можно потерять орбиту Земли и, тем самым, привести к гибели всю Вселенную. Сжигая добытое из недр Земли и наполняя атмосферу смертью, люди лишь только могут мечтать о бессмертии.

После этих слов заговорил Приверженец Времени.

— Мы знаем, что есть люди, для которых перемещение в пространстве и во времени вызывает не только страх, но и удивление. Они, то и дело, оказываются в местах, где раньше никогда не бывали: либо в прошлом, либо в будущем. Но, как это происходит, им неведомо по одной простой причине, у людей нет точных и однозначных знаний о природном взаимодействии космических структур. Все опыты и попытки создать искусственные перемещения в пространстве и во времени, приводят лишь к констатации самого факта этого неожиданного события, случайно произошедшего с кем-то, но не дают повода утверждать, что люди на пороге Вселенского открытия. Этого не произойдёт никогда.

Всё исчезло, растворилось в Пространстве. Как будто ничего и не было.

Часть первая. Глава 1

В тебя влюбился ветер.

И не взирая ни на что,

Мы все же верим в Чудеса,

Украдкой смотрим в небеса

И ждём загадочных свершений

Было восемь часов утра, когда Марта Фокс, приоткрыв свои усталые глаза, осознала, что этой ночью она сделала самый большой подарок своему мужу Кристоферу Фоксу. В этот момент в палату вошла акушерка с младенцем на руках. Из пышного бело — голубого одеяльца выглядывало красное сморщенное личико ребенка. Он абсолютно ничем не отличался от миллионов других новорожденных, но безумно счастливая мать, увидев свое чадо, была уверена, что это самый прекрасный ребенок в мире. Как только ребенок оказался на руках матери, его плач смолк, и он заулыбался.

— Ты улыбаешься так же, как твой отец, — нежно прошептала Марта.

— Это тот мужчина, который так сильно беспокоился за вас? — улыбнулась акушерка.

— Да. Это так на него похоже, — ответила Марта, вкладывая в свои слова всю любовь к мужу.

— Вы уже дали малышу имя? — поинтересовалась акушерка.

— Да. Джеймс. Джеймс Фокс! — с гордостью ответила мать.

Глава 2

В Ливерпуле около дома №7 на Мэдрин стрит остановилось жёлтое такси. Из него вышел молодой человек восемнадцати лет. Его светлые волосы блестели от яркого солнца, необычного для английского портового городка. Захлопнув дверь автомобиля, он направился к дому. Поднявшись по красиво украшенному крыльцу, он бесшумно открыл дверь.

— Дорогая, Том приехал, — глядя в окно, произнёс Кристофер, откладывая в сторону сигару. — Пора спускаться к гостям.

Выйдя из кабинета, Крис и Марта поспешили спуститься в гостиную.

— Том! — окликнул Кристофер, подойдя к парню.

— Здравствуйте, мистер Фокс, — любезно поприветствовал парень. — А, где Джеймс?

— Он, как всегда, не может подобрать рубашку, — к ним подошла Марта. — Он скоро будет, присоединяйся к гостям.

— Спасибо, — Том отошёл от Фоксов.

— Дорогой, Джеймс не говорил тебе, Венде здесь будет? — встревожено спросила супруга.

— Нет, а что?

— Мне не по душе, когда она рядом. Такое чувство, что когда — нибудь она разрушит долгую и крепкую дружбу Тома и нашего мальчика.

— Такое весьма возможно. Они же оба влюблены в неё, — согласился Крис.

После его слов в гостиную ворвалась красивая стройная девушка. Её наряд опережал время. Ярко — красное платье выше колен с глубоким декольте и вырезом на спине, которое подчёркивало её фигуру. На длинных ногах были такого же цвета туфли на высокой шпильке. Зелёными глазами она оглядела гостиную и, убедившись, что Джеймса ещё нет, направилась к зеркалу, чтобы поправить свои огненно-рыжие волосы.

— Вот она! Рыжая бестия! — грубо произнесла Марта, смешно нахмурив брови.

— Ты так интересно злишься, когда видишь её, и начинаешь напоминать мне нашего кота! — громко засмеялся Крис, привлекая внимание гостей. — Правда, в миллион раз красивее!

— Кто? Кот? — съязвила жена.

— Ты, глупенькая. Пойду, потороплю Джеймса.

С этими словами он направился к лестнице, а в это время с неё уже спускался виновник торжества.


Джеймс Фокс представлял собой высокого жгучего брюнета с карими глазами. Его волосы были настолько густые, что в них мог запутаться воробей. У него была идеальная фигура, которой мог бы позавидовать профессиональный танцор. Похоже, что и лицо Джеймса было написано ангелами. С раннего детства он увлекался музыкой, с шести лет играл на старой дедушкиной гитаре. Джеймс милый и ранимый парень, но в то же время знающий себе цену.

Увидев Джеймса, Венде направилась к нему.

— С днём рождения, дорогой, — вручив подарок, она поцеловала его в щёку, уловив взгляд голубых, как небо, глаз Тома.

— Спасибо, Венде, рад тебя видеть, — он слегка обнял её.

К ним подошёл Томас и вручил Джеймсу свой подарок.

— С днём рождения, дружище! — после крепкого рукопожатия он обнял друга.

— Спасибо, Том! Давайте начнём праздник! — предложил Джеймс.


Вечер близился к завершению.

— Все гости разошлись, и настала наша с отцом очередь вручить тебе подарок, — произнесла Марта, поставив на стол бокал сухого вина. После её слов наступила неловкая тишина.

— Настало время вручить подарок, — протянула женщина, поворачивая голову в сторону мужа.

— Да, дорогая, я в курсе, — отозвался мужчина.

— Так принеси его, — возмутилась Марта.

— А-а! — опомнился Кристофер. — Уже бегу!

Из соседней комнаты мужчина вынес белую гитару. Подойдя к жене, Крис заметил, как глаза Джеймса засияли от радости.

— Неужели, это мне! — воскликнул парень, подбегая к родителям и нежно обнимая их, — Огромное спасибо!

— С днём рождения, Джеймс, ты это заслужил, — с улыбкой сказал отец.

— Поздравляю, сынок, — произнесла мать, поцеловав сына.

— На этой счастливой ноте можно отправиться спать, — с этими словами Джеймс взял гитару из рук отца и отправился в свою комнату.

— Я никогда не забуду ночь 8 июля 1945 года, — окунулся в ностальгию Кристофер.

— А как я её не забуду! — воскликнула Марта.

— Да, дорогая, как быстро летит время. Сегодня нашему мальчику исполнилось 18 лет, — произнёс Крис, нежно обнимая жену.

Глава 3

Ливерпуль — удивительный город, необыкновенный. Настолько совершенный, что спустя сотни лет он не требует реставрации. Ливерпульский парк с множеством идеально подстриженных деревьев и узорчатыми деревянными скамейками по краям ровных каменистых дорожек. Ливерпульский порт, куда прибывают суда из огромных магистралей. Театры, рестораны, кафе, музеи, пабы и множество красивых улиц. В Ливерпуле всё замечательно, чего нельзя сказать о жителе на Мэдрин стрит.

— Прошло два года с тех пор как мне исполнилось 18 лет! — возмущаясь, Джеймс разбрасывал по комнате рубашки в поисках лучшей. — А она так и не сделала выбор!

Взгляд Джеймса упал на коробочку, в которой находилось обручальное кольцо.

— Пора в этой истории поставить жирную точку!

Парень подошёл к телефонному аппарату и, сняв трубку, набрал номер Венде Льюис.

— Алло, — в трубке послышался голос девушки.

— Привет, Венде! Это Джеймс. Ты сегодня не будешь занята?

— Нет. Ты что — то хотел?

— Да. Встретиться с тобой.

— Хорошо. Где и во сколько?

— В парке. Часа в три тебя устроит?

— Да. Мне очень интересно, что ты для меня приготовил!

— Я так рад, что ты… — не успев договорить, Джеймс услышал в трубке короткие гудки.


Джеймс посмотрел на свои часы, стрелки показывали пять часов вечера.

— Иногда мне кажется, что мои родители правы, — подумал Джеймс, выбрасывая букет цветов в урну. Повернувшись, он увидел Венде и, резко выдернув букет из урны, спрятал его за спиной.

— Привет, Джеймс! — как ни в чём не бывало, поприветствовала девушка.

— Ты опоздала, — немного злясь, заметил парень.

— Задержалась. Но теперь я здесь, — мило улыбнулась Льюис.

Злость Джеймса в один миг испарилась. Молодой человек посмотрел на девушку и в красках представил их дальнейшее совместное будущее.

— Что ты там прячешь? — Венде прервала его мечты.

— А! Это тебе! — Джеймс вынул из-за спины букет, который после пребывания в урне стал больше напоминать веник.

— Мне? Ты с ума сошёл? — рассмеялась девушка, бросив букет в ту же урну. — Извини, Джеймс, но, по — моему, там ему и место.

— Давай присядем, — предложил Джеймс, с горечью посмотрев на цветы.

Они сели на одну из лавочек, и Фокс принялся произносить свою речь.

— Венде! Я знаю, что те шесть лет, которые мы знакомы, ты относишься ко мне как к другу. Но у меня в душе совершенно другие чувства. Венде, я…я люблю тебя!

Джеймс вынул из кармана пиджака коробочку с обручальным кольцом и, открыв её, произнёс:

— Венде, выходи за меня замуж!

— Это всё, конечно, мило, — лёгким движением руки девушка закрыла коробочку. — Но я выхожу за Тома Стивенсона.

— Что? — Джеймс был в шоке от сказанного любимой.

— Да, через месяц, — безмятежно улыбнулась Льюис. — Что — то не так?

— Нет. Всё в порядке, — едва сдерживая слезы, Джеймс положил кольцо в карман.

В это время в парк вошёл Томас. Он подошёл к паре.

— Я не помешал? — улыбнулся парень.

— Конечно, нет! — Венде бросилась к нему на шею.

— Венде, ты не оставишь нас на пару минут? — попросил Джеймс.

Венде поцеловала жениха и удалилась.

— Как я понял, ты всё уже знаешь? — не без робости спросил Том.

— Да, — однозначно ответил друг.

— И что ты скажешь?

— Расслабься, Том. Порядок. У нас был уговор. Она выбрала тебя. Я не буду вам мешать. Поздравляю!

— Спасибо, Джеймс! Ты настоящий друг!

Том обнял Джеймса, а затем догнал Венде. Джеймс, застыв, смотрел, как смысл всей его жизни удалялся в объятьях другого.


Несмотря на то, что парк находился недалеко от дома Фоксов, Джеймс только через час устало переступил его порог. В гостиной на уютном диване расположился Кристофер. Он, как обычно, читал свою любимую газету.

— Люди с ума сходят, — засмеялся Крис, прочитав очередную строку, но заметив Джеймса, отложил газету в сторону. — Как всё прошло? Она дала согласие?

— Дала, — устало ответил Джеймс, падая в мягкое кресло.

— И в чём проблема? Она же согласилась?

— Согласилась, — воскликнул Джеймс. — Согласилась.… Выйти замуж за Тома!

— Значит, мы были правы, — задумчиво протянул Крис.

— О чём ты? — не понял парень.

— Сынок, ты помнишь, что недавно родители Тома получили наследство в несколько миллионов долларов? И мы с мамой, заметили, что Венде после этого всё чаще стала общаться с Томом. Ты понимаешь, к чему я веду?

— Глупости! — Джеймс соскочил с кресла и подошёл к окну. — Она не такая! Она с ним, потому что любит его!

— Не говори чепухи! — вся эта история начала накалять Криса, он почувствовал себя сковородкой на печи, в топку которой постепенно подбрасывали дрова. — Она именно такая!

— Венде не нравилась вам, — Джеймс со злостью посмотрел на отца. — Радуйтесь! Я уже никогда не буду с ней!

Парень бросился вверх по лестнице, чуть не сбив с ног свою мать.

— Господи! Что здесь происходит? — спросила Марта, услышав, как Джеймс хлопнул дверью своей комнаты.

— Венде выходит замуж за Тома, а Джеймс винит в этом нас, — устало ответил Кристофер.

— Не переживай. Он всё поймёт, — женщина подошла к мужу и нежно обняла его.


В центре Ливерпуля, в доме Тома Стивенсона шла подготовка к свадьбе. Его отец, Майкл Стивенсон, обзванивал рестораны для проведения свадьбы. Набрав уже достаточно много телефонных номеров, он в ярости бегал из угла в угол. Его мать, Виктория Стивенсон, пыталась разобраться в свадебном меню. В этой суете что — то напевая себе под нос, Том вышел из кухни. Парень поднялся к себе в комнату и сев за стол принялся писать:

«Дорогие Кристофер, Марта и Джеймс Фокс! Приглашаем вас на венчание, которое состоится 9 октября 1965 года в двенадцать часов дня. Томас и Венде.»


— Томас и Венде!

Стоя около окна в своей комнате, Джеймс в ярости кинул открытку в сторону двери.

— Э–э–э! Полегче! Так и убить можно!

Вздрогнув, Джеймс повернулся и увидел своего отца, в руках которого находилась та самая открытка.

— Поторопись выбрать рубашку. Иначе мы, как всегда, опоздаем, — посоветовал Крис, пытаясь убрать беспорядок на столе сына.

— Папа, ты опять за своё! — нахмурился парень, пытаясь вырвать у отца нотную грамоту. — Я же сказал, что не иду на эту свадьбу!

— Зачем так переживать? Жизнь продолжается! — Крис улыбнулся настолько беззаботно, что это ещё больше взбесило Джеймса.

— Для тебя, может, и продолжается! — буркнул сын.

— Сынок, если бы в твоей жизни не было Венде, чем бы ты занимался?

— Музыкой!

После этих слов парень бросил резкий взгляд на отца.

— Вот видишь. Всё будет даже лучше! — подмигнул Кристофер и вышел из комнаты.


Незаметно пролетели три месяца с тех пор, как священник объявил Томаса и Венде законными мужем и женой. После венчания они отправились в свадебное путешествие в Лос–Анджелес, и Венде просто влюбилась в этот город.

— Любимая, тебе не кажется, что нам пора вернуться домой? — однажды спросил Том, растянувшись на шезлонге и протягивая жене коктейль.

— Том, давай останемся здесь жить! — вдруг воскликнула Венде.

— Жить?! — от неожиданности Том пролил на белоснежные шорты коктейль. — Но у меня нет таких денег, чтобы купить нам дом.

— Согласна, — коварно улыбнулась девушка, изящно снимая соломенную шляпу и пристально глядя на парня своими кошачьими глазами. — Они есть у твоих родителей.

— Но, Венде! — возмутился Том. — Это их деньги! Ты не справедлива! Мои родители устроили нам шикарную свадьбу, поездку в Лос–Анджелес, подарили машину и дом в Ливерпуле. А что сделали твои родители?

— Ты мой муж! — Венде капризно бросила в него свою шляпу. — И ты должен меня обеспечивать!

— У тебя всё есть, — терпение Тома было на пределе, ему стал докучать этот разговор.

— Но нет дома в этом райском месте, — Венде напоминала пятилетнего ребёнка, которому мама не хочет купить конфету.

Девушка соскочила с шезлонга и, скидывая с бёдер пляжный платок, медленно начала удаляться по белому горячему песку в сторону моря.

— Привет, красотка! — ей подмигнул проходящий мимо парень.

Том посмотрел на него с явно выраженным недовольством и уже приготовился сказать что-нибудь резкое в ответ, но его перебила Венде:

— Я нужна не только тебе, Том! Не боишься меня потерять?

Девушка легко и беззаботно побежала к морю. Том не мог не залюбоваться её загорелым телом, изящными длинными ногами, роскошной фигурой, истинно совершенными чертами лица. Он посмотрел на пляж. Невероятно красивые девушки сновали то туда, то обратно, но ни одна не могла превзойти Венде Льюис. В один миг Томас представил свою жену в объятиях другого, и по коже пробежала холодная дрожь. Он не мог этого допустить и в этот же вечер набрал номер телефона своих родителей.


Уже вторую неделю в Ливерпуле стояла слякоть. Апрельское небо хмурилось, не предвещая ничего хорошего. Джеймс, с грустью вспоминая прошлое, стоял у окна в кабинете своего отца. Ему безумно не хватало Тома. Ностальгия унесла его в те времена, когда они мальчишками часто пропадали на футбольном поле, играли в бильярд и шахматы и пили горячий шоколад. А теперь в его душе осталась лишь пустота. Он один смотрит на мокрые улицы, куда — то бегущих людей и проезжающие мимо машины. А Том в это самое время нежится на солнце, называя себя мужем самой прекрасной девушки в мире. Джеймс резко отмахнулся от неприятных мыслей и, выйдя из кабинета, направился на кухню. Там Марта колдовала над пирогом, создавая последние штрихи его украшения. Кристофер ходил около неё, рассказывая очередную смешную историю. Ощутив присутствие Джеймса, родители загадочно переглянулись.

— В чём дело? — переводя взгляд то на отца, то на мать, спросил парень.

— Джеймс, надо поговорить, — ответил Крис, украдкой смазывая крем с пирога.

— Серьёзно поговорить, — уточнила Марта, ударив Криса ложкой в лоб.

— Ай, больно! — мужчина схватился за лоб. — Джеймс, присядь.

Парень сел за стол. Крис уселся напротив и начал разговор:

— Джеймс, я не знаю, как сказать, поэтому скажу как есть. Уже прошло полгода, как Венде вышла замуж за Тома, и из них три месяца, как они живут в Лос–Анджелесе. Венде Льюис исчезла из твоей жизни, и тебе надо с этим смириться и продолжать жить дальше. Сынок, мы с мамой не родители Тома. Мы не получали наследство и уже, наверное, не получим. Ты прекрасно помнишь о том, что нас содержит только моя зарплата и…

— Можешь не продолжать, — мрачно перебил его Джеймс. — Я знаю, к чему ты клонишь. Ты хочешь, чтобы я работал. Я согласен, но вы с мамой не в восторге от того, что я буду работать с тобой в порту, тогда где мне найти работу в нашем маленьком городке, если я умею только заниматься музыкой?

— Вот и направь своё умение в нужное русло, — мягко предложила Марта, присаживаясь рядом с Крисом.

— Я не понимаю, — Джеймс пристально посмотрел на мать.

— Мама хочет сказать, что в нашем городе полно ресторанов, где можно играть, зарабатывая себе на жизнь, — уточнил Крис.

— И, правда! Как же я раньше об этом не подумал? Спасибо! Я завтра же пойду искать работу.

— Вот и чудно, — улыбнулся Крис, потирая лоб.


На следующий день Джеймс отправился на поиски работы. Уже через час он стоял напротив самого лучшего ресторана города под названием «Ливерпуль». Он представлял собой двухэтажное здание из белого камня с огромными окнами и яркой вывеской над дверями. Джеймс вошёл внутрь и увидел столики с бархатно — кремовыми скатертями, на которых стоял столовый сервиз из чистого серебра, начищенный до блеска. Под потолком виднелась шикарная люстра. На окнах висели шторы такого же цвета, как и скатерти. Но как только на город опускались сумерки, ресторан принимал совершенно другой вид. Скатерти менялись на тёмно — бордовые, шторы становились подобны им. Они прикрывали только верхнюю часть окна, образуя дуги. Свет приглушался. На столы ставились свечи. Пройдя вглубь ресторана, Джеймс заметил небольшую сцену, где стояли три стойки для микрофонов, но ни одного музыкального инструмента.

— Вам помочь? — вежливо поинтересовалась официантка, подойдя к Джеймсу.

Парень оглядел её и мысленно отметил, что на девушке была очень красивая униформа. Роскошная блузка, юбка чуть выше колен, туфли модели «лодочка» на высоком каблуке, фартук и всё это белого цвета. В ночное время униформа менялась на тёмно — красный цвет.

— Я ищу директора ресторана, — ответил Джеймс.

— По какому вопросу? — поинтересовалась девушка.

— Хочу устроиться на работу.

— Боюсь огорчить вас, но штат официантов уже набран, — официантка сочувствующе улыбнулась.

— Нет, вы не поняли меня. Я играю на гитаре.

— Тогда вы тот, кто нам нужен! — девушка оживилась. — Мистер Джонсон давно мечтает, чтобы после восьми вечера в ресторане звучала живая музыка. Идёмте со мной.

Ее каблучки легко застучали по лестнице и вскоре, Джеймс и его спутница стояли напротив кабинета директора.

— Его зовут Патрик Джонсон, — ободряюще улыбнулась девушка удаляясь.

Джеймс нерешительно постучал в дверь.

— Войдите, — из кабинета послышался приятный мужской голос.

— Мистер Джонсон? — Джеймс заглянул в кабинет.

— Он самый, а вы? — в кресле директора сидел мужчина лет тридцати, он доброжелательно улыбнулся посетителю.

— Джеймс Фокс, и я ищу работу, — смущенно ответил парень.

— Что ж, Джеймс Фокс, проходи, присаживайся, — Патрик указал на стул.

Джеймс вошёл в кабинет и сел напротив мужчины.

— Чем могу быть полезен? — поинтересовался директор «Ливерпуля».

— Мистер Джонсон, я музыкант, и я хотел бы играть у вас, — по-прежнему нерешительно произнёс парень.

— Правда? — в глазах директора вспыхнул огонек интереса. — И на каком инструменте?

— На гитаре, — улыбнулся Джеймс, отметив явную заинтересованность собеседника.

— Это здорово! — воскликнул Патрик. — Когда ты можешь приступить?

— В любое время, — еще шире улыбнулся Джеймс.

— Сегодня в восемь часов после полудня устроит?

— Отлично!


Когда на портовый городок опускалась тьма, он принимал совершенно другое обличие. Точно так же, как ресторан «Ливерпуль».

Джеймс поднялся на сцену. Он подключил свою гитару к усилителю, поправил микрофонные стойки. Этим парень привлёк внимание посетителей.

— Кто это? — спросила какая — то девушка у своего спутника.

— Я не знаю, дорогая, — пожал он плечами.

Джеймс заиграл. Пальцы скользили по грифу гитары бережно и нежно, словно исполняли известный только им танец на струнах. Голос гитары, как звук радости и недоумения, пронесся сквозь ресторан, заставляя всех, молча, признать талант исполнителя.

Джеймс видел восторженные взгляды людей, чувствуя, что краснеет от всеобщего внимания и признания его как музыканта. А гитара продолжала петь, посылая в пространство зала все новые и новые звуки, напоминающие легкие дуновения, движение воздуха, легкий бриз… Словно ветер в кого — то влюбился и робко шепчет о своей безответной любви. «Я сегодня сдаю экзамен», — мелькнуло в голове у Джеймса, когда он доигрывал последние аккорды.

Слушатели громко аплодировали и кричали «браво». На сцену с гордым видом поднялся Патрик Джонсон.

— У нас изменения, — воодушевленно начал он. — Теперь в нашем ресторане каждый вечер будет играть этот талантливый ливерпульский парень Джеймс Фокс.

Джеймс чувствовал приятную дрожь в теле. Он был счастлив.

Глава 4

Солнце, выполнив свою функцию, гордо уходило за горизонт. В вечернем свете этой горячей звезды особняк Стивенсонов выглядел ещё прекраснее. В его гостиной две девушки пили освежающий зелёный чай.

— Наш показ прошёл на ура! — воскликнула Эшли, заглянув в свою чашку, она поинтересовалась, — Можно выпить что — нибудь покрепче?

— Что — нибудь покрепче испортит цвет лица, — заметила Венде.

— Знаешь, Венде, пожалуй, модельный бизнес — это моё, — ничуть не смущаясь, засмеялась Эшли.

Венде бросила на неё свой долгий кошачий взгляд.

«Эшли Паркер, — подумала она. — Двадцатилетняя блондинка с тёмно — голубыми глазами, модельной фигурой, ухоженными волосами, ногтями и кожей. В восемнадцать лет вышла замуж за миллионера Грэга Паркера, который старше её на двадцать пять лет, и забыла о плохой жизни. До встречи с Грэгом она и её родители жили в забытой Богом деревушке, где — то под Лондоном. А сейчас её отец владеет сетью магазинов в Лос–Анджелесе. Мать открыла в этом городе салон красоты. Эшли за два года в браке с Паркером, чем только не занималась: танцами, музыкой, вокалом, а теперь добралась до модельного бизнеса».

— Привет, дорогая! Я дома! — послышался голос Томаса

— Мы в гостиной, — прервав раздумья, отозвалась Венде.

— Мы? — Том вошёл в гостиную. — А, Эшли! Привет!

— Привет, Том, — кокетливо улыбнулась девушка. — Мне пора. Грэг уже прислал за мной машину.

Действительно, на улице её давно ждал дорогой чёрный автомобиль. Венде проводила подругу и вернулась к мужу.

— Как показ? — поинтересовался он.

— Прекрасно! — воскликнула Венде и села на колени к Тому.

— Если честно, то я не одобряю того, что ты модель, — сокрушенно вздохнул парень. — На тебя все глазеют, оценивают. Мне это не нравится.

— А мне не нравится, что ты меня контролируешь! — девушка вскочила с колен Тома. — Мне всего двадцать один год! А ты хочешь запереть меня дома, как старуху!

— Прости, дорогая! Я не хотел, — как обычно начал оправдывался Томас. — Скоро у нас первая годовщина свадьбы и думаю, своим подарком я заглажу вину.

Том подошёл к жене и нежно обнял её.


С приходом осени Ливерпуль превращается в волшебную сказку. Особенно красив его парк. Листья разной формы, размером и оттенком цвета кружатся в воздухе, падая на землю и образуя золотое покрывало. Но жители портового городка не спешат кутаться в теплые вещи. Холодное дыхание английской осени чувствуется лишь на рассвете, когда ливерпульские дети, не желая отпускать ускользающее в неизвестность лето, чувствуют босыми ногами капельки росы на чуть жухлой траве.


Кристофер Фокс возвращался с работы. По дороге домой мужчина уже привычно думал о том, что последние полгода они с Мартой почти не видят сына. Днём он репетирует, а вечером играет в «Ливерпуле». Крис подошёл к дому и только хотел открыть дверь, как она сама распахнулась, и из дома выскочил Джеймс.

— Ой! Папа, прости, — улыбнулся он на бегу.

— Как всегда я с работы, а ты на работу? — спросил отец, заранее зная ответ.

— Да, — засмеялся сын, скрываясь за домами.

Джеймс вошёл в ресторан и, как всегда, поднялся в кабинет Патрика Джонсона, чтобы выпить с ним, ставшую уже традиционной, чашку ароматного кофе.


Колокольчики, которые висели над входной дверью ресторана, задорно зазвенели, и в помещение вошли трое парней. Они сели за один из столиков.

— Что будете заказывать, молодые люди? — вежливо поинтересовалась официантка, подавая им меню.

Девушка всмотрелась в лица парней и её глаза вспыхнули от восторга.

— Прекрасная леди, пожалуйста, не говорите никому, что мы здесь, — попросил один из парней.

— Ни–ко–му, — прошептал другой. — Т–с–с…

Парень прикоснулся указательным пальцем к своим губам.

— Хорошо, — понимающе улыбнулась девушка. — Заказывать что — нибудь будете?

— Пока нет, — ответил третий.

Официантка ещё раз с плохо скрываемым восхищением оглядела парней и удалилась.

— Не могу поверить, что Бернард нас надул, — хмуро произнёс Алан.

— Успокойся. У каждого есть право на выбор, — ответил ему Джордж.

— Нет! Алан прав! — возразил Генри. — Бернарду нет оправдания! Что же нам делать?

— Я умываю руки! — Алан возмущенно ударил кулаком по столу. — Сегодня же возвращаюсь в Лондон!

— А как же концерт? — Джордж был явно напуган. — Ричард нам головы оторвёт!

— Да, Алан. Это не выход. Афиши уже развешаны по всему Ливерпулю, — Генри выглянул в окно.

— Тогда, что нам делать? — Алан заёрзал на стуле.

— Найти замену Бернарду, — неожиданно предложил Джордж.

— Ты с ума сошёл! — взвизгнул от возмущения Алан. — Где ты так быстро найдёшь гитариста, который сыграет на бас — гитаре и за неделю выучит весь наш репертуар?!

— Прекрати кричать, — спокойно ответил Джордж. — Не нравится? Думай сам.

— Я это и пытаюсь сделать, а ты вечно…

Алан резко замолчал, услышав, как по ресторану пронеслись звуки прекрасной мелодии. Он посмотрел на сцену. Там он увидел парня, который с лёгкостью перебирал струны на своей белой, как снег, гитаре.

— А как насчёт этого парня? — улыбнулся Генри, глядя на Алана.

Алан улыбнулся в ответ. Парни подождали, пока Джеймс доиграл свою мелодию, и решительно направились к нему.

— Ребята, вы что? — недоумевая, спросил Джеймс, когда молодые люди подошли к нему.

— Друг, надо поговорить. Можно тебя на пару минут? — первым к нему обратился Алан.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 601
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: