электронная
Бесплатно
печатная A5
259
16+
Я смотрел на закат

Бесплатный фрагмент - Я смотрел на закат

Сборник стихов

Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-1657-9
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 259
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Черешня

Вишнёвой кожицей

Дразнит она меня,

И с милой рожицей

Ведёт меня, маня,


И лабиринтами,

Где нет меня давно,

И плачет рифмами

Моё в ночи окно.


Я слышу, мамочка

Зовёт меня домой:

— Моя черешенка!

И дразнит домовой.


А мать моя — в дверях,

Святая, вешняя,

И вновь меня зовёт:

— Моя черешня!


И я бегу домой,

Коленки сбитые.

Берёза мне в окно

Стучит забытая…


И солнце — мне одной,

И вкус зари — парной,

Как было всё давно!

Горит в ночи окно…

Песня российского олигарха

Я сегодня вышел ночью

Голубой, Парижской ночью,

Как простой российский мальчик,

По Мон-Мартру погулять,

Тратил баксы, в небо-евро,

Олигарх, но не из первых,

Да, и жизнь моя не стерва,

Вообщем, очень удалась!!!

За — российские квадраты,

Это — нищие пенаты,

Очень жаль, что стонут нервы

О земле моей… Не первый

Я в России олигарх!

День-деньской ворую, стерва,

Ночью даже нет покоя,

И совсем я ведь не первый

Я в России — олигарх!

Мне путаны моют ноги,

Ах, мои в Париж дороги,

На Канарах вышли сроки,

Ах, и жизнь всё ж удалась!

Бал-маскарад

Мы танцуем на этом балу

Одинокие белые люди,

Только бог нас, наверно, рассудит,

Только честь нас, наверно, погубит.


Вновь идём мы на бал-маскарад

И заранее знаем ответы,

Что душа попадёт наша в ад,

И земля отомстит нам за это,


Позабудет… Нас случай продаст,

И погубит, как гнев безрассудный,

Ни за что нас на плаху отдаст,

На алтарь, в сон земли беспробудный.

Царица

А чёрные пряди лианой

Упали на плечи, скорбя,

И тело твоё бездыханно.

Исида -  богиня,земля.


В песках чужеземного царства

Стояла на троне, моля,

Богов всех. Её государство,

Египет — родная земля.


Блистала умом и рассудком,

Ещё красотой неземной.

Её колесница, как будто,

Сегодня промчит по Тверской.


Змея ядовитая в кубке

Свернулась клубком, в этот путь,

Слегка улыбаясь, как шутке,

Змею положила на грудь.


Смогла ли ты быть покорённой?

Могла ли рабынею стать?

Смогла ли жить средь невольниц?

Царицей ты шла умирать…


И только душа неприступна,

Смотрела она с высоты…

Земля воссияла, как будто,

Во славу её красоты.

Прохожий, привет

Прохожий, привет и стучат каблуки,

Куда ты бежишь, очарованный странник,

Не смотришь вокруг, и тебе не с руки,

Не может замедлить свой бег сей избранник.

Избранник богов, homo sapiens, век,

Пророк неусыпный, и топится снег,

Куда ты бежишь, так спешишь, человек?

Хрущёвская оттепель

На оттепель был не похож тот день,

Гулаг не пал, как чёрный каземат,

И палача крадётся тень,

Россия не поднимется с колен,

И синеву души ломает град.


Не говори и не пиши, не пой,

И за кордон уйдёт душа поэта,

Не слышит день хрустальный перезвон,

И умирает за границей где-то.


Глубоководная, и не достать до дна,

Я падаю на землю, как на плаху,

Он разбудил Россию ото сна?

Душил он жизнь в смирительной рубахе.


И нет у них калёных прутьев, розг,

И в плоть на дыбе не втыкают спицы,

Нам скальпелем крошили мозг

И выпускали с пустотой в глазницах.

Амазонка

Иду я наблюдать любви сей крах,

В глазах же всех мужчин я стала краше,

Я выбелила прядь, ресницы взмах,

Набила грудь пластическою массой.


Я вижу взгляд, взметнулся он на холм,

Вздымался тот под тонкой тканью ситца,

Я на ловца иду, блестит мой горн,

И зацеплю я этого тупицу.


Колышется моей одежды креп,

Потасканный, ленивый сластолюбец,

Тебя презрев, я ухожу, а шлейф

Моих духов тебя во сне погубит.

Письмо

Меня вам не дано понять,

И не задался день усталый,

И выбилась седая прядь,

Пишу я стих свой запоздалый.


А в карусели круговерть

Нас разлучила суеверно.

Другою стать, ты мне поверь,

Я не смогу, и это верно.


А нам разлука разнесла

Свои подарки очень щедро,

И разговоры всё плела

И всуе-,всуе- и неверно.


И мы уже, как две реки

Впадаем в океан безбрежный,

Я не погибну от тоски,

Желаю вам остаться прежним.

Мимоза

Были б роскошны

Цветы на мимозе,

Жёлтые слёзы…


Хрупкость и вечность,

Весеннего праздника счастье,

Недолговечность…

И снова закружит несчастье.


Загнанным светом

Мимоза мелькнёт

И проснётся,

Грустная песня,

Наверно, сегодня поётся


Там, в закоулках

Её исстрадавшейся плоти.

Жизнь бы вернуть,

Но её не воротишь.


Словно святая страда,

В белом солнце пустыни

Нас унижают… Любя?

И всегда, и поныне…


Как оскорбила судьба,

Косы мне подарила,

Но не любила меня,

Ох, меня не любила.


Словно несчастья времён,

Все сошлись воедино.

Только страдает за всех

Их душа Катерина.

Непонятна всем

А ёлка всё стоит в углу,

Забытая, блестит убранством.

Душа болит непостоянством,

И призрачно всё наяву.


А я с искусственной улыбкой

Смотрю на мир наш очень зыбкий,

В мираж блистающий стекает,

И забываясь, обрекает…


За кисть еловую цепляет,

На свалку дней её бросает.

А рядом день бездушный бродит,

Стихами мучит, рифмы водит

На эшафот… И безъязыка,

И непонятна всем музыка.

Белый свет

Мне бы разжечь этот свет

в белой роще,

Только шептались вокруг,

Жить надо проще…


Проще никак не могу,

Жить я проще.

Без остановки бегу.

И полощет

Ветер в моём

Белом дне

Эти грусти…


Пусть же меня

Белый свет

Никогда

не отпустит…

Антиной

Покрылись льдом мои глаза,

Я не ревную, не кричу,

И в доме нашем — тишина,

И ты молчишь, и я молчу.


И оторвав от твоих губ

Своей улыбки чёрный струп.

Но что же я в тебе нашла?

И ревностью душила мгла.


А ракурс я взяла другой,

И разглядела, мальчик мой,

И не нашла искринки той,

За что любила, Анти-ной?


Зачем ждала, смотрела вдаль?

Лелеяла свою печаль,

Не равен был моей любви,

Как низкопробностью судьбы.


Ты мотыльком летел в мираж,

И чёрным снобом на кураж,

Что я нашла у жизни той,

Не разглядела, мальчик мой.


И ледяны мои глаза,

И равнодушия стезя.

Спрошу себя я в сотый раз,

Как поддалась на этот сглаз.

Царства

Наивно думать и смешно,

И что же боле…

Сегодня утро вновь пришло

И я доволен…

И через сорок лет

Мытарств

Стою на крыше…

Куда уйти от этих царств

Об землю? Выше?

За мной лежит мой Рубикон,

В чехле все стрелы…

О, царства! Не один закон,

Как переделать?

Грусть

Мигнёт мне фарами такси,

Душою болен я… Тоски

Не вычерпать… Куда-нибудь

Вези… Про деньги позабудь.


Ты тормозни, наверно, здесь,

Где тридцать лет назад я жил,

И тут я нёс свой жизни крест,

И над судьбою ворожил.


И вновь вернулся я сюда,

Как стар подъезд, ступеней нить,

Берёза выросла моя,

Успел её я посадить.


Я на семи ветрах стоял,

И разрывал мне сердце ветер,

И за судьбу я был в ответе,

Сказал мне старенький причал.


Обласканная суетой,

Текла река моя с печалью,

Печальна жизнь, и предо мной

Была когда-то светлой далью.


И я виски свои сдавил,

Боялся… Разорвёт их грусть,

Под пылью времени забыл,

Что юности мне не вернуть.

Поэт

О, весна, а я глаза закрою,

Радость принесёшь или обман?

Ничего я от тебя не скрою,

Подходи, бери… Сегодня пьян


Тем хмельным…

Рассудком не поверишь…

Я нашёл в тебе, весна, изъян,

Был я родине судьбою верен,

А она избила меня в хлам.


Я опять свои глаза закрою,

Ты мне раны в сердце береди,

Я сегодня вышел из запоя,

Где строка моя? Наверно, спит?

Мишура

У мишуры-обвитие петли,

И ничего не скажешь,

Не рассудишь…

И хлеба никогда

Не даст взаймы,

С недобрым сердцем

Вновь обманет скупость.

И внешний блеск,

И пустота в глазах…

Зачем пускает

Серпантин свой грубый?

С таким сойтись,

Не дай вам бог, в горах,

Не дай мне бог,

найти такого друга.

Река

Как воды ты легко несла,

Сверкая линзой оберега,

Зелёною каймой у брега,

И невесомостью весла.


Не уходила она вспять,

Не пряталась и не стыдилась.

Она с душой моей бурлила,

Она за нас с тобой молилась.


Рябила, отражая день,

Слепила мне глаза усталость,

А чайка мне была, как песнь,

И много всё ж душе осталось.


А за кормой, куда-то вдаль

Летело нашей жизни эхо.

Несла река мою печаль

И таяла полоской снега.

Речная нимфа

Речной вокзал,

катамаран,

И чайки за кормой,

Мою судьбу

ты предсказал,

Речной катамаран.


И рябь воды

блестит, как шёлк,

И чешуёй,

звеня.

Сирена смотрит

мне в глаза,

И за собой маня,


И я теряю речи дар

Под музыку любви,

Руками обвила мой стан

Богиня красоты.


В глаза мне

смотрит и поёт.

Шелка туманят

взор.

— Иди за мной,

иди за мной…

И я заворожён!


Зачем расстались?

Не пойму,

Я был в тумане сна.

Шептала:

— Я тебя люблю!

Речная нимфа дна.


Иду к тебе,

речной вокзал,

И, может,

встречу там

Русалку…

Я б её узнал,

Речной катамаран.

Мой оберег

Цитадель моей жизни и мой оберег,

Кто воздвиг его в памяти так непорочно,

На лодчонке своей я прошёл много рек,

А мой дом для меня был звездою полночной.


Он меня провожал, и горел, и не тлел,

Белым светом лелеял надежды,

Я под светом его совершил много дел

Знойным летом и вьюгою снежной.


Для меня он — фундамент, и старт, и причал,

Для меня он — колосс, монумент, изваянье,

Он был богом моим и началом начал,

Шлифовал мою душу, как грань, и за гранью.


Он был мастер великий, из наших сердец

Высекал он огонь филигранно, нетленно,

Как по белому камню — умелый резец

Жизнь ваял, как шедевр, несомненно.


Фото я положил в медальон на груди,

А когда уходил, я ведь думал вернуться,

Мне он сердце сберёг той звездою в ночи,

Спину он мне держал и не дал мне согнуться.

Пёс по кличке «Персик»

Ты рыжекудр, лохмат… Какой дикарь,

И убегаешь от людей стрелою,

Скажи мне, пёс, где взял такой загар,

И почему не встретимся с тобою.


Отец твой был, наверно, царь зверей,

От рыка джунгли уходили в сопор,

По морде вижу-голубых кровей.

И мне смешно, как испугал ты копов.


И почему, четырёхлапый сфинкс,

Ты так боишься нас, двуногих…

И видел я, что ты душой — артист,

Крутил ты сальто, стоя на дороге.


Выпрашивал ты манну у небес,

У нас, двуногих, сытых, ты-голодный,

Тебя ведь бог послал, чтоб у сердец

Не исчезала жалость, пёс безродный.


И понял я тебя, ты — однолюб,

И под гипнозом глаз уж очень строгих,

В которых — память, был хозяин груб,

Подумал я, ты лучше нас, двуногих.

Апгрейд

Запрограммировали

Чьи-то лица?

А чьи, я вспомнить

Не могу, во сне

Я видела великие

Страницы…


Как двадцать пятый

Кадр — навеки.

Прошу, мне сделайте

Апгрейд…


Иначе — жизнь моя

В аптеке…

Но нет, сказали на глазах

Мне веки,

Не видя свет…

Альфа

Слезой размазала я горе,

Не пролила в душевный стих,

И муза покорилась доле,

Не нашептала мне диптих.


И пролилась в солёных брызгах

На клавиши моей судьбы,

Тоска мне червем сердце грызла,

Не слышала она мольбы.


Омега плач мой предсказала.

И хлынула река моя,

Но я не видела финала,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 259
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: