электронная
Бесплатно
печатная A5
528
16+
Все дороги ведут в лес

Бесплатный фрагмент - Все дороги ведут в лес

Записки на окне

Объем:
364 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-2666-9
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 528
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

«Все неведомое кажется нам великолепным»

Артур Конан Дойл

Глава 1

Вы любите перемены? Такие, которые кардинально переворачивают вашу жизнь и, в итоге, вы будто попадаете в совершенно другой мир? Мир, который не всегда лучше прежнего.

Что ж, сегодня мой первый день в новом мире. Мы с отцом только вчера ночью переехали в Риддлстоун из Далласа. С собой мы привезли немного вещей, но так сильно устали, что распаковали только постельное белье и легли спать.

Перемена, которая поменяла нашу с отцом жизнь — трагедия, после которой вряд ли мы когда — нибудь оправимся. Наша семья ещё год назад была больше и состояла из четырёх человек. Мы потеряли маму и моего младшего семи летнего брата в автокатастрофе. Той зимой, другая машина, не справившись с управлением, въехала в них, когда мама забирала брата со школы. Они так и не доехали домой.

Мы с отцом поддерживали друг друга, но этого было недостаточно. Мы будто потеряли смысл жизни и отдалились от окружающего мира. Задорную, жизнерадостную меня сменила замкнутая девушка. Я перестала общаться с друзьями, выходить куда — то, заниматься чем — то, помимо учёбы. Я просто существовала.

В итоге, мы с отцом решили уехать из города и начать новую жизнь в Риддлстоуне, маленьком городке, в котором он родился и вырос. К тому же, он учился на архитектора в местом университете. А я пошла по его стопам. Так что, смогу продолжить учиться по своей специальности.


Меня разбудил яркий свет, проникавший в комнату. Занавесок на окне ещё не было. Заставив себя, еле встала с кровати и осмотрелась вокруг. Я недостаточно разглядела всё вечером после приезда, так как камнем упала в кровать и надеялась не проснуться утром. Жаль, второе не сбылось. Тут, кроме кровати и старенького комода с зеркалом, который необходимо было поменять, была только куча пыли. Слева от входной двери, была ещё одна дверь. Это была небольшая комнатка со стеллажами.

Вещи, все также упакованные в коробках, были разбросаны по комнате. Взглянув на них, вспомнила, что в суматохе забыла подписать их, и теперь не имею представления где и что лежит. Прекрасно! Обыскав несколько коробок, наконец, нашла полотенце и пару необходимых вещей и пошла в душ. К сожалению, душ никак не повлиял на меня, я все ещё чувствовала себя выжатым лимоном. Одна мысль того, что мне предстоит обставить все комнаты и разобрать вещи, не давала мне покоя. Однако, комната моя была хороша. Она была наполнена светом, за счёт единственного, но большого окна. Стены тоже были светлыми, без рисунков, в прочем, как я люблю. Надеюсь, остальная часть дома так же уютна и я быстро привыкну к нему. Я подошла к зеркалу, расчесать свои, все ещё влажные волосы, которые любила в себе больше всего. Они были чуть ниже пояса, темно — коричневыми и немного волнистыми. Думаю, что внешне я была не так красива, но мила. Глаза, обрамляемые длинными ресницами, сливались с цветом волос. Я достаточно стройна, но невысокого роста. А в остальном, во мне не было ничего отличительного от моих сверстниц.

Не успела я дорасчесать волосы, как в дверь уже стучал Дилан.

— Скай, ты спишь? — осторожно спросил он.

— Уже нет, пап.

— У нас много дел, без тебя я не справлюсь.

— Дай мне время, мне нужно собраться.

Ничего не ответив, он тихо пошёл прочь. Мне так жаль, даже его шаги казались грустными. Перед приездом в новый город, я дала обещание самой себе, что не впаду снова в депрессию, и не дам впасть в неё ему, что сделаю все, от меня зависящее, чтобы вернуть нам хотя бы тень нашей прошлой жизни.

Еле слышный зов Дилана вернул меня из моих мыслей. Я бегом спустилась вниз, оказалось он звал меня на завтрак.

— Извини, что тебе пришлось готовить завтрак в первый же день, — еле выдавила я, — исправлюсь.

Я постаралась искренне улыбнуться, но не вышло. Дилан, скорее, заметил моё настроение и решил меня подбодрить.

— Нас теперь двое, мы должны помогать друг другу. Так? — спросил он с серьёзным видом.

— Ты прав.

— Ладно, приятного аппетита, — сказал он, закончив завтракать. -Мне нужно решить пару вопросов по работе. Ещё, хочу встретиться с парой старых друзей. Если хочешь, ты тоже можешь прогуляться, осмотреть окрестности. Домашние заботы подождут.

— Не могу поверить, что ты в первый же день оставляешь меня одну, — сказала я с сарказмом. Дилан улыбнулся и вышел за дверь.

У него был малый бизнес, в виде магазина спорт — товаров в Далласе, который приносил хороший доход. Сейчас он планирует открыть его здесь. Тем временем в горло полезло только несколько кусочков бутерброда. В итоге, я убрала со стола практически нетронутый завтрак и пошла осматривать дом. Осталась довольна, но не скажу, что была в предвкушении его окончательного вида. Работы было много: где-то отремонтировать, убрать и почистить, и самое сложное, обставить мебелью.

К счастью было лето, и на всё это ушло две недели. Осталось заполнить дом мелочами, которые придавали бы ему уют, но это я решила делать постепенно. За всё это время толком ни с кем не познакомилась, разве что с продавцами — консультантами. Дилан, тем временем, нашёл себе подходящий магазин, оформил все документы и начал постепенно закупать товары. В общем, мы уже окончательно обосновывались и это меня немного пугало. Но я оставалась мужественной, впереди была ещё одна сложность — поступить в университет. Я успела подать документы, и прошла проходной балл для поступления. Буду учиться на архитектора, начиная со второго курса, так как училась в колледже Далласа.

В «прошлой жизни» я была общительной, не боялась новых знакомств, но сейчас всё изменилось. Я уже забыла как нужно вести себя в компании людей. Мне будет нужно заново всему этому учиться.

Спустя полторы недели наступил первый день занятий. Стук в дверь.

— Милая, не хотел тебя будить, но ты опоздаешь,.

— Я уже собралась!

— Жду тебя внизу.

Мне не спалось ночью, поэтому решила встать пораньше и спокойно собраться. Завтракать не стала, боялась, что мой желудок не перенесёт утренних переживаний.

Мне хотелось замедлить время, чтобы до университета мы доехали не скоро. Постаралась отвлечься от волнения, рассматривая город.

Когда в первый раз отправилась в центр, думала, что увижу старые строения с облупившимися стенами, тут и там небрежные попытки скрыть все их недостатки… Но я ошиблась. Здания были небольшими, но опрятными. Вывески оказались не такими, какими были в Далласе — большие и светящиеся. Большинство из них соорудили из дерева. Была в этом своя атмосфера. А ещё росло много зелени. Настолько много, что мне понадобилось время, чтобы глаза к ним привыкли. Не сказать, что Риддлстоун отставал от Далласа. Тут тоже была интересная архитектура и кипела жизнь. Просто по-другому.

Надеюсь, у этого города нет никаких планов на меня. Потому что, скорее всего, мы тут не задержимся.

Дилан остановился на парковке, при университете. И, естественно, там уже собрались практически все студенты. Моё тело парализовало, оно категорически отказалось слушать меня. Дилан заметил моё волнение, как бы я не старалась его скрыть.

— В первый день всегда страшно, но завтра будет уже лучше, вот увидишь.

— Надо было поступать на первый курс… — будто самой себе сказала я.

— Зачем терять лишний год? Ты всё правильно сделала.

— Нет, ты не понимаешь. Сейчас я буду единственной новенькой, всё внимание будет сосредоточено на мне, а ты знаешь как я этого не люблю. Да и друзей заводить не особо хочется.

— Думаю, твоя мама бы очень хотела, чтобы ты, наконец, вернулась к привычной себе.

— Ладно, — сказала я, после минутной паузы и взяла себя в руки. — Это просто университет.., — и вышла из машины.

— Удачи, дочь, — сказал он напоследок, но я будто забыла, что могу говорить и ничего не ответила.

Я пошла прямо ко входу в здание и старалась не обращать внимание на взгляды, прикованные ко мне. На мне что, табличка с надписью «новенькая»? К счастью так смотрели не только на меня, но и на других, наверное, первокурсников. У меня не было желания с кем-то заговорить, поэтому взяла своё расписание у довольно приятной женщины, сидящей чуть поодаль от входа и пошла искать свою аудиторию.

Когда ходила по коридорам, до меня вдруг дошло, что я даже понятия не имею куда идти. Взглянула на своё расписание: первой парой у меня была «Теория архитектурного проектирования» в 303 аудитории. Я поднялась на третий этаж и без труда нашла нужный мне кабинет. Двери практически везде были стеклянными, поэтому сразу заметила учителя, который сидел у себя за столом и усердно заполнял какие — то бумаги. Я постучала и вошла.

— Здравствуйте, я новенькая в группе 2 курса, — неуверенно начала я. -В расписании указано, что первая пара будет здесь.

— Здравствуй, — сказал он, снимая очки, — Да, можешь присесть, урок начнётся через… -он взглянул на свои часы, — 7 минут.

— Спасибо, — пробормотала я, и прошла на последнюю парту в аудитории. Учитель это заметил. На моём листе написано, что его зовут Мистер Алекс Говард. Что ж, на первый взгляд, производит хорошее впечатление. Он невысокого роста с седыми волосами, и на вид выглядит очень опрятным.

Вдруг я услышала мелодию, которая зазвучала по всему зданию, как оказалось это был звонок на урок. В аудиторию начали заходить парни и девушки, парней было больше. «Ну всё, началось», — подумала я и повернула голову к окну, которое было слева от меня. Передо мной и справа от меня сели парни, девушки сели на передние места. Даже после того, как группа расселась, все дружно повернули головы ко мне и перешёптывались. Надеюсь, мне не придётся вставать перед группой и публично представляться. И тут появляется наш куратор, Мисис Одри Джонс, я с ней познакомилась ещё при поступлении. «Пусть она забудет меня, пусть забудет», — повторяла я про себя. Она поприветствовала группу, сделала пару объявлений и, конечно, с улыбкой пригласила меня к себе. Кто бы мог подумать, что меня не пронесёт! Я встала и прошла к ней.

— Это ваша новая сокурсница, Скайлар Эванс, надеюсь вы поможете ей освоиться, — затем она обратилась ко мне, — Хочешь что-то рассказать о себе?

— Нет, — коротко ответила я.

— Тогда, можешь сесть.

Она ещё что — то говорила, но я уже не слышала, так как погрузилась в свои мысли и даже не заметила, как она покинула аудиторию. Пара, казалось, была интересной, но я не могла сосредоточить своё внимание на ней. Я думала о том, что мне не нужно общение с этой недружелюбной группой. Интересно, это возможно? Просто ходить на пары, и будто не существовать?

Снова заиграла музыка, оповещая об окончании занятия. Я быстро записала себе в тетрадь домашнее задание (к счастью, это был простой реферат) и начала собирать принадлежности в рюкзак.

— Скайлар Эванс, верно? — услышала я и подняла голову. Это был парень, который сидел справа от меня.

— Дэмиен Хейз, — продолжил он, — Можно просто — Дэн. Ты ведь не собиралась провести три года в полном одиночестве?

«Именно так я и собиралась делать», — подумала я, но всё же пожала ему руку.

— Ты неразговорчива или не хочешь говорить, это видно, но позволь проводить тебя на следующую пару.

— Хорошо, я всё равно плохо ориентируюсь в пространстве, спасибо.

Дэмиен был высоким брюнетом, с темно — карими глазами и красиво уложенными волосами. На нем были чёрные джинсы, футболка и кожаная куртка. Шею украшала тонкая серебристая цепь, которая еле заметно двигалась, когда он разговаривал. На вид показался плохим парнем, но оказался достаточно милым.

Осталось пережить ещё три пары. После второй, ко мне подошли две девушки, Лиз и Кристен, и задали пару вопросов, на которые получили краткие ответы. Надеюсь больше возиться со мной не станут. Затем мы с Дэмиеном пошли в столовую. Я ничего не ела, не было аппетита. Я просто достала книгу, сделала вид, что читаю, при этом изучая остальных сокурсников. Дэмиен активно общался со всеми, у него, кстати, заразительный смех, пару раз ловила себя на том, что невольно улыбаюсь. Он также провожал меня до остальных занятий, но шёл молча, что было очень приятно. Мне совсем не хотелось говорить.

Это странно. Я очень хочу начать вести себя, как раньше, но не могу себя заставить. Думаю, все нормализуется со временем. Мне просто нужно будет привыкнуть.

Университет был недалеко от дома, поэтому я с радостью прогулялась пешком.

— Ну, как всё прошло? — завалил меня вопросами Дилан, как только я вошла в дом. -Тебе понравилось? Нашла друзей?

— Хочу есть, — сказала я, игнорируя его вопросы.

— Ты не обедала?

— Нет. А теперь накормишь меня?

— Пока переоденешься, всё будет готово.

Я быстро переоделась, спустилась вниз и приступила к обеду.

— Спасибо, пап.

— Приятного аппетита, Скай.

— Нет, спасибо за то, что не докучаешь вопросами.

— Расскажешь, как сама захочешь.

— Это не то, что в Далласе, но думаю, три года переживу, — с улыбкой сказала я ему.

В течении недели я изучала своих сокурсников. Группа оказалась неплохая, я понемногу начала общаться со всеми. Дэмиен был прелестным другом и собеседником. Он помогал мне освоится. Но, а я в благодарность помогала ему с уроками, особенно с рисованием, у меня хорошо получалось, потому это одно из моих любимых занятий. Я даже сделала небольшую мастерскую у нас на чердаке, мольберт поставила возле круглого окошка и в качестве дополнительного освещения купила светильники с белым светом. Вечерами пропадала там.

Но это не значит, что всё уже наладилось. Как — то раз, мы вышли с проектирования Мисис Тёрнор. В руках несли плакаты с чертежами и договаривались с Дэмиеном, что задание выполним вместе. Тут кто — то ударился о моё плечо и я еле удержала чертежи в руках. Хотела извиниться, потому что плакаты заслонили мне обзор и я не видела куда иду. Не успела открыть рот, как этот «кто — то» опередив меня сказал:

— Смотри, куда идёшь, — это был грубый, но приятный голос парня, который сказав это, пошёл прочь с группой, состоявшей из двух парней и одной девушки.

Я была ошарашена этим отношением и с презрением посмотрела им вслед.

Парень этот был высокого роста, с идеальным лицом без изъянов, «но ведь такое невозможно», — подумала я на секунду. У него были светлые взъерошенные волосы и спортивное телосложение. Его поведение совсем ему не к лицу. Да и походка была такой изящной, что я на мгновение задержала на нём взгляд.

— Хам! — бросила я ему вслед, но вряд ли он услышал. Дэмиена это рассмешило, а все остальные, которые находились в этот момент рядом, недоумевали: как можно было назвать хамом это прекрасное существо?! Но Дэмиен всё же сказал:

— Ты поосторожней, это здешний фаворит, рискуешь остаться без волос. А они мне очень нравятся.

Я всё ещё была взбешена, а он шёл рядом и продолжал смеяться. К концу занятий, староста объявила, что «архитектуру интерьеров», которая должно была быть завтра, заменили проектированием. Аудитория наполнилась недовольством, ведь это означало, что к завтрашнему дню, помимо других домашних заданий, нужно выполнить чертёж, заданный Мисис Тёрнер. А он довольно сложный. Мы с Дэмиеном решили, что сразу после занятий идём ко мне и выполним задание вместе, как и договаривались.

— Пап, я дома! — прокричала я в никуда.

— Привет, Скай! — прокричал он в ответ. Он сидел в гостиной перед ноутбуком и кипой каких — то бумаг. Мы вошли поздороваться. Он удивился, что я пришла не одна и с нескрываемым недоверием посмотрел на Дэмиена. Я их познакомила, они пожали друг другу руки, а Дилан всё продолжал смотреть на Дэна.

— Пап, мы будем на чердаке, нам столько всего задали, что по одиночке мы не справимся.

— Хорошо. Если что — нибудь понадобится, я буду внизу. Кстати, есть хотите? Могу заказать вам пиццу.

— Было бы здорово, спасибо.

Сначала мы зашли ко мне в комнату, взяли всё необходимое и поднялись на чердак. Дэмиену понравился дом, что было очень приятно, по сути моя заслуга. Мы сразу приступили к урокам, не говорили о лишнем, нам хотелось быстрее закончить. Спустя час зашёл Дилан и принёс нам обещанную пиццу. Мы ели молча и вдруг я опять вспомнила про сегодняшний случай в университете и меня охватила злость.

— Так кто это был? — резко спросила я. Дэмиен рассмеялся.

— Всё ещё не можешь успокоиться? А, Скай? А я всё думал, когда же ты спросишь.

— Не смешно, Дэмиен. Просто ответь на вопрос.

— Если вкратце, Элайджа Арджент. Мы с ним учились в одной школе, он на год старше меня. Богатенький парень, который ведёт себя отвратительно с окружающими. Но ты всё же не говори ничего лишнего, ему могут донести.

— Я его не боюсь.

— Но ты же не хочешь в первый же год пополнить ряды изгоев?

— Даже ты перестанешь общаться со мной? — спросила я с сарказмом.

— Не дождёшься, — ответил он и, скомкав черновой лист на столе, бросил в меня.

К полуночи, мы всё закончили и Дилан предложил подвезти Дэмиена домой.

Слух о том, что я назвала Элайджу хамом, разнёсся уже на следующий день. Как мне надоели эти взгляды и шёпот за спиной. Дэмиен говорил не обращать внимания. Я начинаю думать, что мы с ним действительно сдружились, и я была так благодарна ему за эту дружбу.

В пятницу, на обеде в столовой, мы с ним планировали устроить кино — ночь на выходных и выбирали, что будем смотреть. Я не думаю, что Дилан это одобрит, но я буду настойчива. И тут, кто — то подсел ко мне и сказал тихим голосом:

— Хам, значит? — да, это был Элайджа. Я посмотрела на него, не скрывая свою злость. Он удобней устроился на стуле и уже громче сказал:

— Не красиво говорить вот так за спиной, не считаешь?

— Могу сказать в лицо, — выпалила я.

— Дерзай, — вся столовая, естественно смотрела на нас. Ещё бы, тут такой спектакль!

— Не хочу тратить время, на такое ничтожество как ты, — сказала я, взяла рюкзак и пошла к выходу. Мне кажется, там воцарилась такая тишина, которой никогда и не было. Все ждали реакции Элайджи. Мне было неудобно, что я оставила там Дэмиена, хотя о чём я думаю. Он, наверняка, отныне будет держаться от меня подальше.

Я отпросилась у Мистера Говарда с последнего занятия, сказав, что плохо себя чувствую. Домой не пошла. Я была так раздражена тем, что из — за какого — то нарцисса, меня будут сторониться. А ведь, я только начала находить со всеми общий язык. Ненавижу его.

Глава 2

Прогуливаясь, дошла до леса на окраине города — Риддлвуд. Оригинального названия, к сожалению, нет. Он был прекрасен, но я побоялась туда заходить. Я плохо ориентируюсь в пространстве и могу легко потеряться. Ноги немного устали, мне хотелось присесть. Трава была влажной, поэтому я начала искать глазами место, где могу отдохнуть и любоваться лесом. Вдруг увидела маленькое заброшенное сооружение, что-то похожее на хижину, расположенную на опушке леса с двумя стеклянными окошками. Самый раз! Правда здесь были разбросаны битые стекла одного из окон, но всё же небольшая часть этого окна уцелела. А второе окно было и вовсе цело. В здании оказалась всего одна комнатка, серые облупившиеся стены и куча мусора. Несмотря на все его недостатки, оно мне показалось очень уютным. К тому же, он был надёжно спрятан за деревьями и кустами, так что никто меня не смог бы увидеть. Я просидела там два часа, когда мне позвонил Дилан.

На улице уже немного стемнело, и я попросила его забрать меня на пол пути. В машине мы не говорили, ужинать я не стала и сразу поднялась к себе. Думаю, Дилан невооружённым глазом заметил, что что — то не так. Но он не будет мучить меня разговорами или моралями, за что я его и люблю. Он всегда оставляет мне право выбора в любой ситуации. Хочу говорю, а если нет, оставлю при себе.

Я сразу легла спать и проснулась только в полдень. Дилан ещё утром выехал по делам, а я, тем временем, занялась уборкой дома. К трём часам дня, я уже всё закончила и решила не останавливаться на этом. Взяла несколько мусорных мешков, перчатки и по телефону предупредила Дилана, что иду на опушку леса и буду там. Он мне сказал, чтобы я заглянула в гараж, там есть сюрприз для меня. И он там действительно был в виде велосипеда. Дилан всё хотел купить мне машину, но я сказала, что ещё не хочу, видимо, это не остановило его купить мне велосипед. Я взобралась на него и быстро доехала до места назначения. Спрятала велик в кустах, а сама принялась за работу. Собрала весь мусор и осколки в мешок, соорудила метлу из веток деревьев и вымела оставшийся мелкий мусор наружу. С собой я захватила плед, который постелила на старое, видевшее лучшие дни, кресло. Сидя, я смотрела в окно, оно показалось мне невзрачным. У меня с собой был маркер, и я подумала: «Может, что — нибудь нарисовать?». «Хотя нет, детский сад». И я решила что — то написать. На ум пришёл вопрос. И я написала: «Что такое — жизнь?»..

— Когда — нибудь я отвечу на этот вопрос, — сказала я вслух. Уже начало темнеть, нужно было возвращаться домой. Машина Дилана стояла в гараже, странно, что он не позвонил. Я была очень расстроена и не хотела показываться ему на глаза такой, но что делать. Скажи мне кто — нибудь года два назад назад, что я стану вечно страдающим подростком, я бы смело выколола ему глаза, а теперь готова выколоть их самой себе.

Я вошла в дом, и следом в гостиную. Дилан обычно сидел там. И как вы думаете, что я увидела вместо него в обнимку с ноутбуком? Улыбающегося Дэмиена.

— Что ты здесь делаешь? — резко спросила я.

— У нас же кино — ночь, — ответил он, размахивая какими — то дисками, — надеюсь ты не забыла? Фильмы мы, конечно, не успели выбрать вместе, поэтому я взял ответственность на себя, а ты даже не предупредила отца. Что ж, и это я взял на себя.

Как я могла подумать, что Дэмиен такой же, как все остальные? Он же просто душка. Я сделала вид, что якобы замоталась с уборкой и забыла.

— Прости, что всё пришлось делать тебе. И спасибо за всё это.

— Я и попкорн купил. Хорошо иметь предусмотрительного друга, правда? — на слове «друг» он сделал акцент. Я всего лишь улыбнулась в ответ. Он дал понять, что несмотря ни на что, мы остаёмся друзьями. Развалившись на диване и поедая попкорн, мы молча смотрели фильмы. На третьем фильме он уснул и я постелила ему на этом самом диване.

Этим утром мы завтракали втроём.

— Чем сегодня займётесь? — неожиданно спросил Дилан.

— Если у Скайлар нет планов, думаю пригласить её на шоппинг. Проверим насколько у неё хороший вкус, да Скай? — сказал он улыбнувшись в мой адрес и быстро добавил:

— С вашего позволения, конечно.

— Если она захочет, почему бы и нет. Не помню, когда она покупала себе в последний раз что — нибудь.

— Я не против. Пойду собираться — ответила я.

— Буду ждать тебя на улице, — сказал Дэн и вышел.

Я не заставила его долго ждать. Быстро собралась и тоже вышла. Оглядевшись, не обнаружила его нигде. Он что, издевается?

Но вдруг, одна из машин коротко просигналила, — это был серый джип. Кто — то высунул голову и крикнул:

— Скай, я здесь!

Это был Дэн. Он меня жутко напугал. Я направилась в его сторону и села на пассажирское сиденье.

— Не знала, что у тебя есть машина.

— Да, я ею пользуюсь только когда холодает или когда мне нужно в соседний город. А, если ты заметила, уже давно не лето.

Водителем, Дэн, оказался аккуратным, так что я полностью расслабилась.

Сначала мы сходили в кино, потом пообедали и пошли за покупками. Примеряли кипу вещей, выбирали друг другу нелепые наряды, успели сделать несколько компроматов друг на друга в виде фотографий, которые обязаны быть распечатанными. Я давненько так не веселилась. К девяти часам вечера мы решили, что пора расходиться по домам. Но вечер не желал заканчиваться таким образом. По пути к выходу мы встретили Элайджу с подругой, в компании которой он обычно находился. Это была темнокожая и очень красивая девушка, с пушистыми кучерявыми волосами, мягко лежащими на плечах. Вот так сюрприз! Мы одарили друг друга безразличными взглядами, но Элайджа всё же умудрился привести меня в ярость: проходя мимо, он слегка задел моё плечо своим. Могу поклясться — это было специально. Но я проигнорировала его выходку, чем, думаю, его удивила. Я не хотела, чтобы его физиономия испортила мой день, поэтому мы просто разошлись в разные стороны. Домой мы сразу не пошли и решили ещё немного погулять на улице.

— Это его девушка?

— Кто? Дженевьева? — удивился Дэн, — это его сводная сестра, я думал ты знаешь.

— Почему ты им так интересуешься? — после долгой паузы поинтересовался он.

— Я им не интересуюсь, это был просто вопрос.

Дэмиен не ответил и больше не поднимал эту тему.

Следующая неделя научила меня игнорировать окружающих, мне хватало общество Дэмиена. Правда Лиз и Кристен, хоть изредка, но заговаривали со мной достаточно дружелюбно. А вот наши «звёздочки» Риана Дэвис и Беатрис Дженкинс при любом удобном случае пытались меня унизить, но я тоже не давала им расслабиться. В конце концов, я могу за себя постоять. Я также подружилась с мужской половиной своей группы, друзьями Дэмиена. Больше всего меня забавлял Кевин, мускулистый, высокий парень, но с очень мягким характером и прекрасным чувством юмора.

Я не понимала, почему все из — за какого — то парня, которого я заслуженно обозвала хамом, так взъелись на меня. Но со временем это начало забываться.

Каждое своё воскресенье, после субботней уборки дома, я решила посвящать своему укромному месту у леса. На улице капал мелкий дождь, было сыро — моя любимая погода. В этот раз я взяла с собой что — нибудь перекусить, потому что хотела побыть тут подольше. Также, собрала в рюкзак небольшой холст с красками и воду. К велосипеду я привязала плед, на случай если замёрзну. Не знаю чем меня манит этот лес, что я готова потерять голову и взобраться в самую её глушь.

Я зашла в своё «убежище» и принялась раскладывать всё то, что принесла с собой. Затем, села в кресло и укрылась пледом, любуясь лесом через целое окно. Но тут моё внимание привлекла надпись на ней, о которой я совсем забыла. Насколько я помню, надпись была короткой. Я поднялась, подошла поближе и по спине пробежали мурашки. Под моей надписью: «Что такое жизнь?», кто — то написал: «Это история, которую человек пишет сам». Меня на миг охватил страх, я начала осматриваться по сторонам, прислушиваться — нет ли чужих звуков.

Подчерк, которым писали был очень аккуратен и красив. Я не имела представления, кто бы это мог быть. В голову лезли невероятные вещи, я уже подумывала собрать вещи и ехать домой — настолько я боялась. А вдруг это, что — то сверхъестественное? А что? Вполне может быть, я ни разу не видела здесь поблизости живое существо. А вдруг, это кто — то, кто умер мучительной смертью в этом самом лесу?

Бред, я конечно, верю во что — то сверхъестественное, но это уж слишком. Я собралась и достала маркер из рюкзака. Было бы разумно написать: «Кто ты?», однако я подумала, что возможно, это случайный прохожий, который больше здесь не появится. Недолго думая, я написала: «Если бы человек писал эту историю сам, мир был бы полон счастливых людей». Затем отложила маркер обратно в рюкзак, снова села в кресло и укрылась пледом. Я провела там несколько часов, всё это время писала на холсте. Попытки забыть про загадочную надпись на стекле были тщетны.

Дэмиену я ничего не рассказывала, он всё ещё не знал о том, что я туда хожу. Я просто, как бы между прочим, упомянула о том, что прогуливаюсь вдоль леса.

Никто особо не замечал мои таинственные и безобидные побеги. Лес не переставал меня манить. Может попросить Дэна прогуляться в нём вместе? Он тут родился и вырос, и, скорее, легко там ориентируется. Не то, что я -даже — по солнцу не могу определить положение юга или севера. Пару раз я осмеливалась зайти в него, но не больше чем на десять метров.

Записки на окне продолжались. Я думала, что тогда это был случайный прохожий, но со временем поняла, что это место было «забронировано» ещё до моего появления здесь. Хотя это было хорошей новостью, нежели плохой. Ведь это ни какое — то там приведение, а простой человек. Я не знала сколько ему лет, даже не знала он это или она, но мне было приятно такое общение. На мою последнюю запись ответ был таков: «Смотря с какой стороны посмотреть». Судя по ответу, собеседник мой был тем ещё оптимистом. Но я решила немного отклониться от нашей темы и вывела маркером: «Лес — потрясающий, тебе приходилось гулять в нём?». Я на минуту задумалась, смотря на то, что написала и невольно улыбнулась. «Что за глупости», — но всё же не стала стирать надпись. Вдруг, я услышала голоса, это было неожиданно. Ведь так близко к лесу никто не подходит. Голоса приближались и это был разговор на повышенных тонах.

— Не пытайся меня остановить, Хватит!

— Не будь глупцом, убьёшь этого, придут другие!

— О, я буду их ждать.

— Ты не посмеешь пустить на ветер все мои усилия скрыть тебя.

Они остановились. Но продолжали говорить быстро, и громко, поэтому легко было различить все их слова. Я вовсе не собиралась подслушивать чужой разговор, но после того как разглядела говорящих сквозь разбитое окно, это стало намного интереснее. Я не узнала мужчину средних лет, крепкого сложения, с красивым, но суровым лицом, однако хорошо разглядела его собеседника, который стоял ко мне спиной. Это был Элайджа! Это его голос! Что тут происходит? Разговор был не очень приятным, и возможно, связанный с чем — то незаконным. Я поняла, что мужчина пытается задержать его, он не хочет, чтобы Элайджа ходил в лес. Но почему? Что там такое? О ком они говорят?

— Я и не пускаю. Джен, обо всём позаботиться, я ей доверяю, — продолжал настаивать на своём Элайджа.

— Он здесь случайно, я уверен.

— А что если нет? — бросив это, Элайджа круто повернулся и пошёл в сторону леса. Мужчина, с которым он разговаривал, догнал его и повернул к себе, держа обеими руками за плечи. Сейчас они были в трёх метрах от меня, нас разделяла только старая кирпичная стена.

— Не строй из себя героя, сынок, — уже спокойным тоном сказал мужчина.

Но в этот момент Элайджа резко повернул голову налево и его взгляд был устремлён вниз. Я бы подумала, что он заметил моё присутствие, но это невозможно. Я настолько была поглощена их разговором, что забыла дышать и не двигалась. Наконец, он что — то прошептал своему собеседнику и оба ушли прочь от леса. Мне показалось странным их поведение.

Естественно, я рассказала об этом Дэмиену на следующий день. Он, как обычно, посоветовал не обращать на это внимание. Всю неделю нас загружали большим количеством заданий, состоящих из математических решений и различных чертежей, так что у меня не было возможности думать о чём — то другом. Но я видела Элайджу с Джен во время перерывов. Они ходили без своей компании и постоянно о чём — то шептались.

В четверг, я решила забежать и проверить, нет ли ответа на окне. Эти несколько дней меня съедало любопытство, гуляет ли кто — то сейчас по лесу так как раньше или нет. Дэмиен рассказывал, что лес раньше был безопасен, но несколько лет назад на животных начали нападать звери покрупнее, поэтому люди перестали туда ходить. На прошлой неделе, когда Дилан смотрел новости, я мимолётно услышала о подобных свежих нападениях. Не понимаю, зачем преувеличивать. Ведь это звери и они охотятся друг на друга. Всё естественно.

Я была в кроссовках и легко одета, поэтому до своего пристанища добралась бегом. Первое, на что я обратила внимание, было средство для мытья стёкол и губка, лежащие на старом деревянном подоконнике. Мой собеседник оказался предусмотрительной личностью. На стекле не было места для новых записей и он будто «перелистнул страницу». Но я не забыла, что последней моей записью было «Лес — потрясающий, тебе приходилось гулять в нём?». На что был ответ: «Да, в каждом его сантиметре». Ответ меня впечатлил. Я знаю, глупо хотеть гулять на природе, когда ты итак окружён деревьями и прочей зеленью. Но таинственность леса притягивала. Мне снова хотелось прогуляться в нём, но пропадать без вести пока не входило в мои планы. В этот раз я не стала здесь задерживаться. Был конец октября, мелкий дождь на улице и быстро темнело. Домой я добралась под вечер. Дилан готовил ужин.

— Не думал, что готовить так трудно.

— Ничего, со временем научишься, — сказала я с сарказмом.

— Но перед этим испорчу кучу продуктов, — сказал он, улыбнувшись.

На первый взгляд кажется, что моя новая жизнь начала приобретать ясный смысл и налаживаться, но в последний момент всё начало рушиться.

В пятницу занятия начались с утра. Я зашла в аудиторию и, как обычно, начала искать глазами Дэмиена, но так и не нашла. Решила позвонить. Но трубку никто не брал и я подумала, что он вот — вот зайдёт в аудиторию. Когда он пропускает занятия, он предупреждает меня заранее. После первой пары, на которую он так и не явился, я решила снова его набрать, но на этот раз он сбросил мой звонок. Я даже начала немного переживать. Обедать одной не хотелось, поэтому в столовой я взяла себе только батончик и решила дождаться начала урока на заднем дворе университета. Народу было немного, поэтому как только я завернула на задний двор, моё внимание привлекла одна пара. Это были Дэмиен и Лиз. Я знала, что они нравятся друг другу, но не думала, что общаются настолько близко. Мне на секунду стало так обидно и я не заметила, что всё ещё пристально смотрю на них. Дэмиен тоже меня заметил и помахал мне рукой. Он даже не подошёл! И это после того как он сбросил мои звонки! Я расстроилась и пошла в аудиторию. Вскоре группа начала собираться и вошёл Дэн. Он, как обычно, сел на заднюю парту справа от меня. Заметив моё настроение, спросил:

— Всё нормально, Скай?

Но в этот момент заиграла музыка, извещая о начале урока. К счастью, мне не пришлось ничего отвечать ему, говорить вообще не хотелось. А после занятия я собралась и мы молча вышли из аудитории. Я прошла всего метра три от двери, когда кто — то ударился об моё плечо. Это уже начинает входить в привычку. Конечно, это был Элайджа. Он резко повернулся и я заметила как изменилось выражение его лица. Это было удивление или что? Я так и не поняла.

— Ты… — протянул он. Это прозвучало не будто «снова ты», а, скорее, некое озарение. Он сверлил меня взглядом до тех пор, пока не вмешался Дэн.

— Эл, это уже не смешно, — но тот кинул на него испепеляющий взгляд и ушёл под руку с Дженевьевой.

Я была не в настроении кричать ему в след, так что просто направилась к выходу. Когда мы вышли из здания, пробормотала что — то вроде: «Пока, Дэн» и пошла к воротам. Он догнал меня:

— Ты куда — то торопишься?

— Да, мне нужно домой.

— Ну так я подвезу.

— Не стоит, я хочу прогуляться, — сказала я, и снова попыталась уйти.

— Что — то не так? — спросил он. -Давай отойдём.

И мы отошли ближе к стене здания, где не толпился народ.

— Я же вижу, что что — то не так, не хочешь поделиться? — настаивал он.

— Я не хочу сейчас говорить, давай завтра, — не отступала я.

Он не ответил, и удостоил меня долгим пристальным взглядом. Затем рассмеялся.

— Только не говори, что ты обиделась на то, что я не ответил на твои звонки.

Я молчала.

— Да брось, Скай, это же мелочь.

Я знала, что это мелочь, но всё равно это задело мои чувства. Я, конечно, не стала говорить об этом вслух.

— В следующий раз, соизволь написать сообщение, что гуляешь с подружкой и не можешь ответить на мои звонки.

— Да если бы я знал, что ты так отреагируешь, я бы ответил. Лиз тут не причём.

— Кстати, о Лиз. И сколько вы с ней общаетесь?

— Почти неделю.

— А я думала мы друзья… — выпалила я.

— А разве не так?

— Ну раз ты не можешь доверить мне свою личную жизнь, получается не так.

Выражение лица Дэмиена резко изменилось и я пожалела о сказанном.

— Ты либо молчишь, либо говоришь об Эле, либо у тебя хорошее настроение, которое я не хочу омрачать своими проблемами или успехами. И когда я должен был тебе об этом рассказать, Скай? — разозлился Дэн. — Мы только и делаем, что говорим о тебе или о чём — то другом, кроме меня.

— Раз дружить со мной так паршиво, зачем возишься? — не унималась я.

— Потому что мне тебя жаль, — последовал ответ.

Было видно, что он тут же пожалел о сказанном, но уже поздно. Теперь понятно, что он обо мне думает. Прекрасно! Был единственный друг, и нет его!

Я отвернулась и ушла прочь. Не помню как дошла домой, очнулась когда сильно захлопнула входной дверью и поднялась наверх. Дилан, как обычно был дома. Он поднялся за мной. Вошёл, даже не постучав.

— Что случилось, Скай?

— Хватит задавать мне этот вопрос! — крикнула я в ответ. На глаза наворачивались слёзы. -Я не хочу разговаривать, пожалуйста, выйди.

— Нет, я итак не задавал тебе лишних вопросов, вот до чего это дошло, — уже громче сказал Дилан и сел на табурет перед комодом. — Я хочу поговорить.

— Поговорить? Хорошо, давай поговорим. Я думала, что всё наладится здесь, но ничего не меняется. Боль не уходит! Это было ошибкой уехать из Далласа.

— По другому мы бы не смогли!

— Я по ним скучаю! — сказала я сквозь слёзы.

— Ты думаешь, я не скучаю? Мне также тяжело, как и тебе. Но я стараюсь держаться ради тебя!

— Ты только и хочешь от меня, чтобы я вернулась к нормальной жизни!

— Так это ведь правильно.

— Может я не хочу? Может эта новая жизнь не для нас, не для меня?! Пока не поздно, нам стоит вернуться в Даллас.

— Ты быстро сдаёшься! Мы не будем возвращаться к началу.

— Тогда я уеду одна!

— Ты никуда не поедешь! Мы оба останемся здесь!

— Лучше бы ты умер! А не они. Лучше бы ты…

Слова уже было не вернуть.

Я выбежала из комнаты и спустилась вниз. Взяла свою куртку и вышла вон из дома. Направилась к гаражу, взяла фонарь, висевший на стене и выехала на велосипеде в привычном направлении. На улице было холодно, а мой разум затуманен, так что я ничего не чувствовала. Доехала до опушки леса и оставила велосипед среди каких — то кустов. Я не думала ни о чём, мне просто хотелось уйти подальше от всего этого и от всех, так что я включила фонарь в телефоне и вошла в лес. Шла, спотыкаясь и не разбирая дороги. Спустя десять минут пути, увидела сырой ствол дерева, лежащий на полу и решила присесть и подумать.

Как только мы переехали сюда, я надеялась, что будет уже не так больно. Всё это время эта боль стояла комом в горле. Я убеждала себя, что мне просто нужно немного перетерпеть. Но уже не было сил сдерживать эмоции. Дэмиен был тем, кто вселял в меня надежду на обретение нормальной жизни. Я общалась не только с ним, но и с другими ребятами, но только с Дэном мне всегда было комфортно, но как оказалось — это не взаимно. Я никого кроме себя в этом не виню, мне нужно было быть внимательнее к чувствам и настроению своего друга. Странно, что какая — то мелочь, переросла в большую ссору между нами. А Дилан? Он, наверное, сейчас ищет меня. Как я вообще могла такое сказать, ума не приложу. Не знаю, как после этого буду смотреть ему в лицо.

И тут что — то прервало мои размышления. Это был шелест листьев. Я резко повернулась и направила фонарь в сторону, откуда доносился шум. Было темно, ничего не видно. Вдруг я осознала, что мёрзну. Мне стало страшно. Я не имею понятия каким образом пришла сюда, всё казалось мне одинаковым. Мой страх постепенно переходил в панику. Может это ветер? Или какой — нибудь зверёк? Тут снова раздался шелест листьев, я начала крутить головой и смотреть во все стороны, но тщетно. Ничего не было видно. Я не знала что делать, боялась идти в любом направлении. Вдруг пойду ещё глубже, а потом и вовсе не смогу найти обратную дорогу? Я решила оставаться на месте. Какая же я глупая! О чём я только думала?

Глава 3

Только я начала успокаиваться, как услышала новый звук за спиной, он был ближе. Это было дыхание животного. Большого животного! Я не осмелилась повернуться, так и стояла неподвижно, отпустив руки. Может он не заметит меня? Хотя, что за бред я несу? Он начал двигаться вокруг меня. Боковым зрением я начала различать его черты. Это был медведь. Хотя нет, это что — то другое. Волк? Но он огромен для волка. Он теперь практически полностью был в моём поле зрения. При лунном свете я убедилась, что это был волк. Невероятно! Его глаза светились серым светом и были практически на уровне моих. Я оцепенела, меня охватила паника, я забыла как кричать. Мой голос не повиновался мне. Я не знала, что делать. Зверь начал обнюхивать свою добычу. Когда он чуть коснулся меня своей мордой, я нашла в себе силы двигаться и начала постепенно отступать назад. Он продолжал идти на меня. Я не знала куда, но резко повернулась и побежала. Я слышала как он меня преследует. Не успела сделать и пяти шагов, как он сбил меня с ног своей лапой и оцарапал мне ногу. По ноге струёй потекла тёплая кровь. Я лежала на влажных листьях и попыталась ползти, но безуспешно. Он схватил мою куртку зубами и потащил в неизвестном мне направлении. В панике я еле выдавила.

— Пусти! — хотя знаю, что стараюсь зря.

Ссоры с близкими, видимо, было мало для худшего дня в моей жизни. А теперь хуже и не придумаешь. Я не хотела вот так вот умирать, быть в последние минуты своей жизни в обиде на близких мне людей. Мне было страшно как никогда в жизни, я не могла даже плакать. И что? Я буду съедена заживо? Таков мой конец? А как же Дилан? Он точно этого не переживёт! Мне было больно. Кусты и камни царапали руки и лицо, которые не были закрыты одеждой.

Я потеряла сознание.

Когда очнулась, было тихо. Вокруг никого не было. Неужели этот зверь отпустил меня? Мне было жутко холодно, всё тело зудело. Нужно как — то выбираться. Я стала постепенно подниматься, и тут меня напугал чей — то голос.

— Не так быстро, дорогуша, — голос принадлежал мужчине, крепкого сложения с кучерявыми волосами до плеч. Это всё, что я смогла разглядеть. Он вышел из — за дерева.

— Что… что вам нужно? — заикаясь спросила я?

— Я ищу человека, и ты знаешь где он.

— О ком вы говорите?

— Не нужно притворства, если хочешь остаться в живых, скажи мне где он!

— Я, я не понимаю, правда… Слушайте, здесь ходит огромный зверь. Давайте уйдём отсюда и мы разберёмся и найдём того, кто вам нужен, — выдавила я. Он сначала рассмеялся, затем его лицо резко приобрело серьёзный вид. По крайней мере, я так подумала.

— Не играй со мной! — рявкнул он.

— Я и не думала, правда! — я прижалась к дереву позади себя. «Какой длинный день», — пронеслось у меня в уме. Ну и кого я ещё сегодня встречу?

— Ладно, я проголодался. С чего начнём? Может по классике, с пальчиков?

— О чём это вы? — недоумевала я. Он что маньяк? Потрясающе. Мои ночные приключения продолжаются.

Он быстро подошёл ко мне, я даже не успела сообразить, что происходит и грубо схватил мою руку, которая и без этого была вся в царапинах и ссадинах. Он посмотрел на меня. О, Боже! Его глаза, они светились серым светом. Как такое возможно? Это же не тот же волк, которого я встретила? Это человек. Мы всё — таки не в каком — нибудь сверхъестественном фильме. Но почему у них одинаковые глаза? Я схожу с ума, схожу с ума.

— Я чувствую его, так где же он? Спрашиваю в последний раз.

— Я, правда, не знаю о ком вы говорите, вы делаете мне больно. Прошу, отпустите!

Он оскалился. Это было страшно. По телу пробежали мурашки. Уж лучше бы я увидела приведение, тогда на опушке, чем это сейчас.

Он обнажил зубы и уже пытался укусить меня, как в этот момент, кто — то крикнул:

— Отпусти её!

Я посмотрела в сторону, откуда доносился уже знакомый голос Элайджи. Он, конечно, тот ещё придурок, но я обрадовалась его появлению.

Незнакомец рассмеялся, но повиновался ему.

— Ну, наконец — то. Я уж думал, долго придётся ждать.

— Как ты меня нашёл? — спросил Элайджа.

— О, поверь, я и не искал. Это была фантастическая случайность, — с энтузиазмом сказал незнакомец. -Сегодня мой день, а?

Он испытующе смотрел на Элайджу, тот, в свою очередь, терпеливо ждал ответа на свой вопрос.

— Проголодался я значит, — продолжил он с сарказмом, — и тут смотрю сидит девушка. Я не лез на территорию людей, а она сама себя подала на подносе, что я мог поделать? И тут я почувствовал твой запах, это спасло её, но привело к тебе. — Он громко рассмеялся и продолжил:

— Ты не представляешь, сколько лет мы потратили на твои поиски, и вот она — счастливая случайность. Кайл будет в восторге!

— Он не узнает, некому будет ему донести, — сказал Эл, затем обратился ко мне, дёрнув головой влево:

— Встань за мной, — я медленно зашагала в его сторону, но незнакомец неожиданно оказавшись рядом, вытянул руку и ударил меня в живот. Я пролетела несколько метров, прежде чем врезаться спиной о ствол какого — то дерева и рухнуть на землю. Почувствовала как по лицу течёт кровь. Похоже упала головой на камень. Я не привыкла испытывать одновременно такое количество физической боли. В глазах помутнело. Я еле разглядела Элайджу, который сделал несколько шагов в мою сторону и резко остановился.

— Если ты ещё раз к ней прикоснёшься, я оторву твою голову и скормлю твоим сородичам! — прорычал он.

Я всё ещё не понимала, что происходит, не понимала о чём они говорят и паника снова начала овладевать мной. Но незнакомец этим наслаждался, он только и делал, что ухмылялся.

— Подойди, не бойся, — снова сказал мне Элайджа.

Я тяжело встала, отошла подальше от этого незнакомца и направилась к Элайдже. Дальше всё произошло слишком быстро. Я услышала хруст сотен костей и увидела огромного волка, надвигающегося на меня, но второй волк напал на первого и завязалась драка. Это что, Элайджа и тот человек? О нет, я насмотрелась фантастики, либо просто сильно ударилась головой. Не верила своим глазам, могло быть только два объяснения: либо я сошла с ума, либо я сплю. Физическая боль была слишком ощутима, так что второе отпадает. Но могла ли я настолько сойти с ума? Хорошо, допустим это всё правда… Но кто есть кто? Не знаю в каком месте я моргнула, но откуда не возьмись появился третий зверь. Спустя пол минуты, мимо меня что — то пролетело. Я предположила, что это была чья — то голова. Когда повернулась удостовериться в своём предположении, снова услышала этот хруст и повернувшись обратно, увидела Элайджу и какого — то мужчину. Они обматывались разорванными тряпками. Видимо, это всё, что осталось от их одежды.

— Зачем ты сюда полез, разве я не предупреждал тебя держаться от него подальше? — кричал мужчина. Я узнала его. Это был тот же мужчина, с которым тогда, на опушке, спорил Элайджа.

— Он бы убил её!

— А теперь жертв будет больше!

— Нет, не будет. Мы уберёмся отсюда, — сказал Элайджа уверенным тоном.

— Беги к Джен, соберите вещи и уходите, а я позабочусь о девочке.

— Ты остаёшься? Нет, ты не можешь!

— Ты уже накликал беду на этот город, мы не можем оставить этих людей вот так.

Они продолжали ругаться, будто меня здесь и нет.

— А как же кодекс? — они не посмеют напасть на город!

— Я бы не был так уверен. Слишком уж ты им нужен.

— Я никуда не уйду без тебя!

— Я повторяю! Не строй из себя героя. Я обещал твоему отцу, что позабочусь о тебе…

— Не хочу ничего слышать, — перебил его Элайджа и пошёл в мою сторону:

— Пошли, — сказал он.

Из леса все вышли молча, погрузившись в личные размышления. Мне было тяжело идти, поэтому шли мы медленно. Я остановилась, они прошли несколько шагов и повернулись ко мне с вопросительным выражением лица.

— Спасибо, полагаю вы спасли мне жизнь. Дальше я сама. Я оставила здесь велосипед, доеду домой на нём.

— Ты собираешься появиться перед родителями в таком виде? — строго спросил меня, всё ещё незнакомый мне мужчина. Его вопрос разбил мне сердце.

— Я живу с папой. С ним мы поругались. Поэтому я просто пройду к себе в комнату и не покажусь ему на глаза.

— Поругались? Так это хорошо! — сказал он, но потом быстро добавил:

— Ты ведь можешь позвонить и сказать, что останешься у подруги, а за это время мы тебя подлатаем.

Я согласилась.

— Где именно твой велосипед? Я загружу его в машину, — сказал Элайджа.

— Вон в тех кустах, — я указала налево.

Я должна была бояться их, или хотя бы ненавидеть Элайджу за его выходки в университете, но не могла. У меня не было сил, мне просто хотелось окончания этого кошмарного дня.

Когда мы подошли к машине, Элайджа открыл багажник, достал оттуда куртку и какую — то канистру. Затем что — то взял в бардачке и ушёл в сторону леса со словами:

— Нужно замести следы, я скоро буду.

Алан, так звали второго мужчину, помог мне сесть в машину. Затем, протянул телефон, чтобы я позвонила папе. Я взяла его и разблокировала. Мне высветилось время — почти полночь. Из дома я ушла в восьмом часу, получается прошло всего лишь несколько часов, а по ощущению будто вечность. Я набрала номер.

— Да! — услышала в трубке обеспокоенный голос.

— Пап, это…

— О, Боже, Скай. Ты где, детка? Я уже собирался обращаться в полицию, — начал он дрожащим голосом.

— Я не буду сегодня ночевать дома.

— Я звонил Дэмиену, ты не у него…

— Да, я у другой подруги, просто знай, что всё хорошо.

Я положила трубку. Знаю, он беспокоится, но я не могла вот так пойти домой.

Элайджа вернулся минут через пятнадцать, положил что — то в багажник и сел в машину.

— У тебя выпал телефон в лесу, — сказал он и отдал мне его. Совсем про него забыла. Наверное, он выпал из кармана, после того, как я потеряла сознание. В ответ молча кивнула головой, в знак благодарности.

Ехали мы также тихо, а в воздухе висело напряжение. Вскоре мы остановились у большого красивого дома. Он не был роскошным, но производил хорошее впечатление. В принципе, я не удивилась, мне говорили, что семья Арджентов довольно состоятельная. Когда смотрела на фасад дома, заметила, что кто — то смотрит на нас через окно и узнала Дженевьеву. Заметив моё внимание, она поспешно задвинула штору. Первым в дом вошёл Элайджа, а за ним я. Ничего не сказав, он сразу же поднялся по лестнице вверх. Я уже пожалела, что приехала сюда. На пороге нас встретила Дженевьева.

— Всё в порядке, Алан? — спросила она. Было заметно её волнение. Она начала осматривать его — Ты не ранен?

— Всё хорошо, Джен, — произнёс Алан уставшим голосом, — а вот ей, понадобится помощь, — добавил он, кивнув в мою сторону. Дженевьева, наконец, удостоила меня своим вниманием:

— Она видела? — спросила она, глядя на меня. Судя по всему, вопрос был адресован Алану.

— Да, но у нас нет времени на эти бессмысленные разговоры. Помоги ей, чем сможешь, и иди собирать вещи.

— Уже поздно.

— Делай как я сказал! — вдруг вспылил Алан. Мы всё ещё стояли у входа. Затем он обратился ко мне:

— Проходи в гостиную. Она сделает всё, что от неё требуется, а мне нужно одеться.

Я молча кивнула. На нём была какая — то тряпка, обмотанная вокруг бёдер. А само тело было заляпано кровью. У Элайджи был такой же вид, перед тем как он поднялся наверх.

Я прошла в гостиную.

— Садись, — сказала Дженевьева, указывая на диван. Я села.

— Ты ведь, Скайлар? — спросила она.

— Можно просто Скай.

— А я Джен. Вы ведь недолюбливаете друг друга с моим сводным братом, как так получилось, что вы оказались вместе?

— У меня тоже много вопросов, но я не хочу сейчас говорить об этом, — еле выдавила я, но после долгой паузы задала ей вопрос, мучивший меня с того момента, как я заметила её за шторой:

— Ты тоже такая, как они?

Мы встретились взглядом и она помедлила с ответом, будто тщательно его продумывая.

— Я и забыла, что тебе досталось больше всех. Ты пока приляг, а я схожу и принесу всё необходимое.

Конечно, я заметила как она сменила тему, но не стала докучать ей своими вопросами. Если честно, мне было страшно находиться под одной крышей с этими людьми. Разум говорил мне, что я должна выпрыгнуть в окно или убежать через дверь, но только не оставаться здесь. Однако моё физическое состояние приковало меня к этому дивану. Даже если бы я попыталась сбежать, далеко бы не ушла.

Вошла Джен, в руках у неё был поднос, на котором лежали две керамические чаши и аптечка. Когда она подошла ближе, я почувствовала запах, исходящий из одной из чаш — не из приятных. Во второй была простая вода. Я спросила:

— Что это? — но мой вопрос был проигнорирован.

Сначала она смачивала бинт в воде и вытирала засохшую кровь на лице и руках. Затем начала смачивать бинт в той, неизвестной мне, жидкости и прикладывать к моим ранам. При этом что — то приговаривая себе под нос на непонятном мне языке. Зрелище было очень странным. Я не понимала зачем всё это, но не стала больше ничего спрашивать. Боль начала отступать и мне сразу полегчало. Что бы ни было в этой чаше — оно явно шло мне на пользу. В итоге она заклеила пластырем пару моих ран. Когда я подумала, что она закончила, вдруг она пристально посмотрев на меня, сказала:

— У тебя рана на ноге, почему не сказала о ней?

Я и сама забыла о ней. Но как она догадалась? Наверное, Алан сказал… Не скрывая удивление, я молча обнажила свою рану на ноге, пришлось порвать низ штанов. Она проделала все те же манипуляции и забрала поднос.

Вдруг я услышала мужские голоса, они приближались. Это Элайджа с Аланом спускались по лестнице и вошли в гостиную.

— Как ты? — поинтересовался Элайджа. Он удивил меня своим тоном — мягким и спокойным, будто ему и правда есть до меня дело.

— Уже лучше, спасибо… Элайджа.

— Эл, — поспешил поправить он.

— А теперь, объясни мне, девочка, что ты потеряла в том лесу в такое время? — грубо спросил Алан, усаживаясь в кресло рядом со мной.

— Алан, сейчас не время, — перебил его Элайджа.

— Я и тебе хочу задать вопрос Эл, каким образом от её куртки несёт твоим запахом? Только я прикасался к ней сегодня.

После пары секунд раздумий, Эл резко посмотрел в мою сторону и спросил:

— Ты сегодня целый день была в этой куртке?

— Да.

— Чёрт! Я задел её сегодня в университете.

— Кстати, мог бы и извиниться, — добавила я. Он улыбнулся, но ничего не сказал. Вместо этого вмешался Алан:

— Если бы не эта куртка, ничего бы сегодня не произошло! — кричал он.

— То есть, вы вините меня? Вот почему вы так грубо со мной обращаетесь? — я тоже не выдержала и повысила тон, Алан отвернулся и смотрел в окно. Я продолжила:

— Вы избавились от него, вам нечего бояться.

— Глупая, ты ничего не знаешь. Они вот — вот узнают, что мы здесь. Теперь им не составит труда это сделать.

— Поэтому ты хочешь, чтоб мы уехали? — вмешалась Джен, — но ты ведь знаешь, что без тебя мы не уедем? Я не позволю тебе жертвовать собой.

— Вас никто не спрашивал, это приказ! — он был вне себя от ярости, — отныне этот город в опасности. Может я смогу что — то сделать для него.

— Знаешь что, я устал бегать, Алан. Хватит с меня! Я тоже хочу защитить этот город, ведь это из — за меня он в опасности, — сказал Эл уверенным тоном.

— Нет, ты будешь спасать свою шкуру, щенок! Я сдержу своё слово, данное моему брату.

— На этот раз я буду решать! — твердо сказал Эл. И я заметила, как у него на миг загорелись глаза голубым светом. Алан принял поражение. Он схватил лампу с абажуром, стоящую рядом с ним на полу и швырнул в другой конец комнаты. Та, ударившись о стену, с грохотом рухнула на пол и разлетелась на кусочки.

— Если бы ты не сунулась в лес, если бы…

— Никто не просил меня спасать! — не выдержала и выпалила я.

— Это твоя благодарность?

Я была в ярости, но смогла сдержать себя и ничего не ответила. Вместо этого просто развернулась и направилась к выходу. Я благодарна, что они спасли меня, но уж лучше бы не спасали, раз сейчас так жалеют.

— Оставь куртку, потом уходи, — осмелился крикнуть мне в след Алан. Я только собиралась снять её и швырнуть на пол, как подбежал Эл:

— Успокойся, ладно? Давай, я провожу тебя в твою комнату.

— Нет, я тут и минуты не задержусь. Зачем ты меня спас? Чтоб меня винили в том, что осталась жива? Или чтоб я винила себя в том, что из — за меня теперь у кого — то проблемы? Эл схватил меня за предплечье.

— Я тебя ни в чём не виню, — уверенно сказал он. Я была уже почти у входной двери и могла уйти, но сложно было не поверить этому парню с ангельским личиком. Он действительно ни в чём меня не винит, я успокоилась и он провёл меня вверх по лестнице. Пока мы поднимались, он сказал:

— Вообще, Алан очень хороший, просто слишком сильно печётся о моём благополучии. Был бы он на моём месте, не задумываясь сделал бы тоже самое, что и я…

— Спас бы меня… — мы уже поднялись на второй этаж и стояли в коридоре. Справа была большая комната без дверей, с панорамными окнами в пол. Судя по обстановке мебели, это была комната отдыха. Здесь было много стеллажей с книгами, а на другом конце комнаты вообще стоял бильярдный стол. Комната показалась мне уютной.

Слева было несколько дверей. Элайджа открыл одну из них и пригласил меня внутрь. Она была обставлена со вкусом. Мебель была белого цвета, почти как и вся остальная в доме. Стены и постельное бельё были пастельно — бежевым цветом, а картины — тёплых тонов.

— Останешься здесь, если что — нибудь понадобится скажешь. У тебя отдельная ванная, — он указал на дверь в противоположной стене. -Я попрошу Джен принести тебе пару вещей.

— Ты не такой каким кажешься, — выпалила я. Он остановился у двери и повернулся в мою сторону.

— Удобно быть самовлюблённым, грубым и богатым парнем. Можешь отшивать всех подряд и не заводить друзей. У меня, конечно, ещё был выбор быть изгоем, но ведь Джен вместе со мной. А подростки такие жестокие, говорили бы ей много гадостей. А я не потерплю такого отношения к ней.

У нас начал получаться разговор и я подумала, что он — то ответит на мои вопросы, но как только открыла рот, он тут же перебил меня.

— Поговорим завтра. Спокойной ночи.

Я прекрасно знала, что «ничего» мы не поговорим. Никто из них не собирался давать мне отчёт о прошедших событиях.

Я закрыла за ним дверь и прошла в ванную комнату. Стянула с себя куртку и кинула на кафель, она была вся изодрана. Ну ещё бы, мною, наверное, половину леса вспахали. Боли уже не чувствовала, её не было вообще. Я подошла к зеркалу и начала отклеивать пластырь у себя на лбу. Всё равно он бы отвалился в душе. Так что я решила ускорить процесс. Однако, сильно удивилась, когда не обнаружила даже и царапинки под пластырем. Всё зажило! Слишком много невероятного для одной ночи. Зашла Джен.

— Скай, я принесла тебе пару вещей, — она начинала мне нравится. Дверь в ванную была открыта так, что ей было видно меня. Смотря на себя в зеркало, я спросила:

— Мне стоит интересоваться, почему моя кожа сейчас как у младенца? Потому что минут сорок назад я была вся в крови от мелких ран. Она улыбнулась и я продолжила:

— Стоило попытаться, — я вышла из комнаты.

— Слушай, лучше тебе не знать, спокойнее будешь спать. Хотя ты уже узнала то, чего не должна была.

— Оборотни значит? Объясни хотя бы то, что я уже видела.

Она помедлила с ответом, но в итоге сдалась:

— Да, оборотни. Вы, люди, наснимали кучу фильмов, считая, что легенды это всего лишь выдумки.

— Кто такой Кайл? Его упоминал тот… которого уже нет.

— Так, я принесла тебе пару своих вещей. Они будут в пору. В ванной есть полотенце, можешь пользоваться.

— Спасибо за всё, Джен, ты очень милая, — мои слова снова вызвали у неё улыбку. Мы пожелали друг другу спокойной ночи и она удалилась.

Я приняла душ и сразу легла спать. Было уже поздно и я очень устала. Заснуть, правда, удалось не сразу. В голове крутились события этой ночи. Никогда не забуду, когда в ответственный момент, я не могла пошевелиться и говорить. Это страшно, когда ты не в состоянии позвать на помощь. Не хочу больше попадать в подобную ситуацию. В итоге, я крепко уснула. Кошмары, к счастью, не снились. Наверное, за это стоит благодарить мою усталость.

Глава 4

Когда проснулась, часы на стене показывали восьмой час. Я быстро оделась. Волосы были растрёпанными. В ванной не было расчёски, поэтому пришлось собрать свои лохматые волосы в хвост, игнорируя все петушки на макушке. Я тихо открыла дверь, на моём этаже никого не было, и начала спускаться вниз. Так как лестница была у входа, я хотела просто тихо уйти. Как только подошла к входной двери и взяла её за ручку, у меня за спиной появился Алан:

— Куда — то собралась?

— О, да. Я ухожу и, думаю, вы будете рады этому, — сказала я.

— Слушай… я хотел извиниться за то, что обвинил тебя во вчерашних наших приключениях, — его слова звучали искренне и удивили меня. — Элайджа всё сделал правильно, спасая тебя. Но нам нужно обсудить вчерашние события, поэтому я сомневаюсь, что ты можешь уйти сейчас.

Он был прав. Ведь я не знала, что делать с той информацией, которой теперь обладала.

— Пойдём завтракать, Джен уже накрыла на стол, — сказал Алан.

— Завтракать? Вы едите обычную еду? — он рассмеялся.

— Да, мы едим обычную еду.

— А там не будет сырого мяса или чего — то подобного?

— Эээ, вот как ты нас себе представляешь? Нет, всё законно, это обычный завтрак.

Мы прошли на кухню, в которой уже возилась Джен.

— Доброе утро, я думала ты проспишь пол дня, почему так рано встала? — спросила она меня. Я заметила ухмылку Алана. Я то фактически собиралась сбежать с утра пораньше. Глупо получилось однако.

— Рано проснулась и не могла уснуть, — в этот момент вошёл Эл. Он пожелал всем доброго утра и добавил:

— Сегодня выходной, Алан, так почему ты нас поднял в такую рань?

— Нам есть, что обсудить и сделать. Не будем с этим тянуть, — затем он обратился ко мне:

— Итак, Скайлар, что мы будем делать с тобой?

— Если вы боитесь, что я могу кому — то выдать ваш секрет, то не переживайте. Я всё равно в долгу у вас за моё спасение, этим и отплачу.

— Хорошо, отцу скажешь, что была у подруги. Но вернись домой уже сегодня, пока не начали искать твою несуществующую подругу.

У меня было куча вопросов, но мне пришлось их фильтровать. И я задала тот, на который, в принципе, не страшно ответить.

— Вас теперь будут искать, что вы планируете делать?

Они втроём дружно переглянулись, Алан сделал глубокий вдох. Так что я поторопилась добавить:

— Просто хочу быть уверена, что вы будете в безопасности.

— Мы попытаемся обезопасить себя, у нас свои методы, — отозвался Эл.

— Свои методы? Вы о колдовстве сейчас говорите?

— Ладно, мы поняли, что ты умеешь думать. Да, речь идёт о колдовстве. И больше никаких вопросов.

— Если позволите, у меня есть последний вопрос… Почему они охотятся на вас? Или точнее, на Элайджу…

Они снова переглянулись.

— Завтракай скорее, тебе пора домой. А нас ждут дела, — Джен, как обычно тактично сменила тему. Как ей это удаётся? Даже не возразишь.

Алан подвёз меня до половины пути до дома. Дальше я поехала на своём велосипеде. Когда зашла домой, Дилан сразу появился передо мной.

— Слава Богу ты дома, Скай. Я беспокоился, — в пол голоса сказал он. У него был уставший вид или он так постарел за день? Я так и не разобрала.

— Я говорила, что буду у подруги, — ответила я, снимая куртку.

— Всё равно мне было не спокойно… — тут он немного помедлил и добавил:

— Слушай, Скай, прости за вчерашнее, я…я, правда, перегнул палку.

— Брось, пап, это ты меня прости! Я вообще не имела ввиду то, что говорила. Не знаю как так вышло, — я подошла и обняла его. Вчера вечером я могла только мечтать об этом моменте, а сейчас стою и обнимаю своего отца. Он прижал меня сильно к себе, и только сейчас мне, действительно, стало тепло. Я заметила как он что — то стёр с лица, видимо слезу, но сделала вид, что не заметила этого.

— Ты не в своей одежде, — заметил он.

— Да, моя одежда промокла под вчерашним дождём, вот мне и одолжили… Ладно, я пойду к себе, хочу поспать, если ты не против, пап.

— Да, конечно. С меня обед.

Здорово, что мы помирились. Я ведь могла и не вернуться домой после вчерашнего вечера, тогда Дилан бы винил себя во всём. Так что, постараюсь с ним не ругаться, потому что не знаю, что будет завтра.

Когда поднялась к себе, по привычке начала копаться в своём телефоне. Там было 32 пропущенных звонка. Половина от Дилана, другая — от Дэна. Не хочу душить его своей дружбой, которая ему не нужна. Я пролежала целый час, смотря в потолок. Когда поняла, что не смогу уснуть, поднялась на чердак и начала рисовать. Спустя несколько часов работы, на моём холсте красовалась голова волка, со светящимися серым цветом, глазами. На следующий день, попросила Дилана помочь мне повесить её ко мне на потолок, прямо над кроватью. Знаю, это безумие. Ну и пусть, я буду каждый день просыпаться и смотреть в глаза этому монстру. Я хочу каждый день помнить о том, что когда — то чуть не лишилась жизни. Мне дали шанс и я не буду тратить её на подростковые страдания.

Бред.

Уборку никто не отменял. Обычно я занималась этим по субботам, но вчера мне хотелось провести время с Диланом, поэтому отложила на воскресенье. Когда очередь дошла до моей комнаты, я долго и пристально всматривалась в картину на потолке. Вместо того, чтобы вселять в меня страх, она излучает уют. Такое ощущение, будто её там не хватало. Я любовалась ею перед сном, по утрам или когда просто вспоминала о ней находясь в комнате.

В понедельник я, с жуткой неохотой, отправилась на учёбу. Сегодня таки решила поговорить с Дэном, если он того захочет. Но дружба будет уже не та, что раньше. Я успела зайти в аудиторию как раз со звонком. Тут же почувствовала сверлящий взгляд Дэмиена на себе, он провёл меня вплоть до моего места, слева от него. Но даже после того, как я устроилась на своём месте и вытащила из рюкзака свои принадлежности, он всё ещё продолжал на меня смотреть. Я не выдержала:

— Знаешь, мне будет легче, если перестанешь вот так смотреть на меня, — сказала я шёпотом, даже не взглянув в его сторону. Боковым зрением заметила, что уголки его губ расплываются в улыбке.

— Хотя бы говоришь со мной, пусть даже не смотришь. Я думал будет хуже, — сказал он, и с облегчением откинулся на спинку стула.

Оставшуюся часть пары, мы не разговаривали. Я пыталась сконцентрироваться на занятии, но чувствовала как Дэн кидает на меня мимолётные взгляды. Может он снова хотел заговорить… Не знаю. На перемену мы вышли вдвоём, он шёл молча рядом. Неловкость между нами начала расти с ещё большей скоростью и с этим надо было что — то делать. Когда мы поворачивали за угол, перед нами неожиданно появились Элайджа и Дженевьева. Благо, в этот раз мы не задели друг друга, но удивились точно. Похоже, я даже тихо вскрикнула. Дэмиен едва начал возмущаться, как Элайджа опередил его:

— Оу, без обид. На этот раз не специально.

Дэн оцепенел, ибо совсем не ожидал этого. Меня это тоже немного удивило. Не успела я ничего ответить, как Элайджа быстро пробежав по мне взглядом, спросил:

— Ты в порядке? — он, скорее всего, имел ввиду: в порядке ли я после моих пятничных приключений.

— Да, я в норме.

— Хорошо, — ответил он, кивнул в сторону Дэна и взяв Джен за руку, прошёл мимо нас.

Дэмиен всё с тем же недоумением смотрел им в след.

— А как же «смотри куда идёшь?», или что — то в этом роде?

— Не знаю, может он не такой уж и грубиян.

Дэн резко посмотрел на меня с удивлённым выражением лица.

— Не понял, это только что ты сказала?

Я просто улыбнулась в ответ и пошла на следующую пару. Пыталась избавить Дэна от своей компании, но он сам навязывался ко мне. После второй пары, все направились в столовую. Это означало, что мы, как обычно, будем обедать с Дэмиеном. «Ну нет уж, не хочу устраивать сцену перед толпой», — подумала я. В столовой взяла себе батончик, хотя знала, что не наемся, но лучше уж так. Как и предполагала, Дэн, который стоял после меня в очереди, заметил мой заказ и взял себе то же самое. Мы вышли на задний двор, там практически никого не было. Уже холодает, ребята предпочитают оставаться в тепле. Мы не стали садиться на влажные лавочки, поэтому предпочли просто гулять.

— Я волновался за тебя. Звонил твой отец в пятницу, думал, что ты у меня. Тебе, в принципе, идти больше не к кому, — начал разговор Дэмиен.

— Я бы лучше осталась на улице, чем пришла к тебе, — мы остановились.

— Слушай, я не хотел говорить этого, просто вырвалось.

— Вырвалось то, что тебе жаль меня? О, нет, я думаю как раз таки наоборот. У тебя накипело — вот и высказался. Но, могу поблагодарить за твою прямоту.

— Скай, я не думаю так о тебе, правда. Я не думаю, что ты нуждаешься в жалости.

— Думаешь, раз сказал.

Он опустил голову. Было видно, что он не знал, что ответить. Но он казался таким искренним. Он был действительно огорчён этой нашей ссорой. Я нарушила, наступившую тишину:

— Тогда я спрошу снова, зачем возишься со мной? С той, которая не может выслушать тебя и поддержать в трудный период?

— Ты не такая как все, Скай. Ты искренняя, я знаю, что могу положиться на тебя, доверять… По сути, причина нашей ссоры была просто мелочью. Я переборщил, сказав тебе, что ты постоянно говоришь о себе, о своих проблемах… Ты на самом деле об этом вообще не говоришь. Возможно, поэтому я тоже не хотел говорить тебе о Лиз…

В глаз либо что — то попало, либо я действительно расчувствовалась. Я молча смотрела на него. Ну что я могла ответить? Он был прав. Я, вроде, что — то ему рассказываю, но не совсем важное и у него, наверное, сложилось впечатление, что я ему не доверяю. В ответ я всего лишь улыбнулась. Он обнял меня. На душе стало тепло, спокойно. Я осознала, как мне повезло с другом. Я поняла, что пользовалась только его присутствием, но не всем остальным. Сентиментальность — это не про меня, поэтому я медленно оттолкнула его и решила сменить тему.

— Ну так что на счёт вас с Лиз?

— Нет больше никаких «нас», — с едва заметной печалью, ответил Дэн.

— Я думала у вас всё серьёзно и не будет проблем…

— Я тоже…

— Не хочешь рассказать, что произошло?

Он помедлил с ответом.

— После нашей с тобой ссоры я расстроился, звонил тебе много раз, пытался даже приехать к тебе. Она не пустила, видите ли, её не устраивали мои с тобой отношения. Я так и не понял, что плохого она видела в нашей дружбе… В итоге, она предоставила мне выбор…

— О, нет, Дэмиен… Она ведь так нравилась тебе.

— Уже нет, всё нормально. Не люблю когда мною манипулируют. Я сам в состоянии выбирать круг общения.

Я мягко похлопала его по предплечью.

— Нам пора, скоро начнётся занятие. Хотя, может…

— Дэмиен Хейз, я не позволю тебе плохо на меня влиять. Мы идём на пару!

По дороге к зданию, Дэн спросил:

— Так где же ты была? Отец сказал, что вы повздорили и ты ушла. Если честно, я подумал, что ты пошла в лес.

Тут до меня дошло, что соврать Дилану было несложно, а вот что делать с Дэном? Я не могла раскрыть ему чужой секрет. Тем временем, он продолжал:

— После неотвеченных звонков, даже пошёл тебя искать, на всякий случай. На опушке встретил — угадай кого? Элайджу!

— Что? Ты… ты был в лесу?

— Не совсем. Когда я приближался к нему, откуда не возьмись появился Элайджа и спросил, что я здесь делаю и зачем иду в лес — таким тоном, будто эта земля принадлежит ему. Я был не в состоянии пререкаться с ним, поэтому сказал, что возможно ты там блуждаешь, а ориентации у тебя совсем нет. Он схватил мою руку и взбесился. Я вообще не понял, что происходит. Затем он сказал мне, что давно там, что якобы вышел на пробежку. А когда он удостоверился, что я ухожу, сам пошёл в сторону леса. Мне показалось странным его поведение.

Я всё ещё молчала, не знала, что ответить…

— Скай, ты тут? Я тебе говорю, — к этому времени мы уже почти подошли к аудитории.

— Поговорим после занятия.

Но ни о каком занятии не могло идти и речи. В голове бушевали разные мысли. Если сложить два и два, получается, на самом — то деле, меня спас Дэмиен. А я всё гадала, как там оказался Эл, ведь я не кричала… Остаётся вопрос: что он делал на опушке? Отвечать, конечно, мне никто не будет.

Пары закончились и Дэн предложил посидеть в кафе «У Джона». Мы вышли на парковку и направились к машине Дэна. Пока мы шли, я снова увидела Джен, сидящую на капоте своего суперкара и Элайджу, стоящего к нам спиной. Джен увидев меня, улыбнулась и, кажется, помахала мне рукой. Я улыбнулась в ответ. Кажется, Дэмиен это заметил. Ну вот опять, у него появились вопросы и сомнения. Но я не растерялась.

— Эй, Дэн, Я на минутку, — я уверенно свернула в сторону своих новых знакомых. И похоже Джен это понравилось — она шире улыбнулась.

— Привет… ещё раз, — начала я. Элайджа ответил быстро и с серьёзным выражением лица:

— Я думал ты поняла почему мы не заводим друзей и почему ты должна держаться от нас подальше.

Я решила проигнорировать его слова и как ни в чём не бывало, с той же уверенностью и улыбкой, продолжила:

— Джен, мы тут с Дэмиеном хотели зайти в кафе «У Джона», решила пригласить вас, — я улыбалась, мне было всё равно на сверлящий меня взгляд Эла. Пусть притворяется кем хочет, мне всё равно.

— Нет, мы не идём, — ответил Элайджа недовольным тоном. Улыбка исчезла с лица Джен, но она не стала возражать.

— Ты можешь не идти, но я очень хочу пригласить Джен.

Та посмотрела на брата, ожидая одобрения. Я продолжила, но обращаясь уже к ней:

— Пожалуйста, Джен. Хочу угостить тебя чем — нибудь. Благодаря тебе у меня сейчас приличный вид, без шрамов и прочих ран.

— Знаешь что, я с удовольствием приму твоё приглашение, — с сияющей улыбкой ответила она.

— Нет, не примешь! — прорычал Эл.

— Извини, братик, но сегодня я уж поживу как хочется мне, — Джен поцеловала его в щёку и пошла в сторону Дэна.

Элайджа окинул меня испепеляющим взглядом. Я развернулась и пошла с Джен. Сказать, что Дэмиен был удивлён — ничего не сказать. Мы втроём сели в машину и начали выезжать. Когда проезжали мимо Элайджи, он резко поднял руку вверх и жестом остановил машину. Когда мы остановились, он открыл дверцу переднего сиденья и молча сел в машину. Мы с Джен сидели сзади и переглянулись победным взглядом. Дэмиен всё ещё прибывал в недоумении и не проронил ни слова, пока мы ехали. А я поблагодарила Дженевьеву за то, что она не отказала мне.

Когда мы сели за столик, все всё ещё молчали, иногда лишь поглядывая и улыбаясь друг другу, естественно, кроме Элайджи. Он сидел с угрюмым лицом. Я думаю, наше поведение со стороны выглядело нелепо и даже смешно. К нам подошёл официант и мы заказали кофе с десертами. Пока нам несли заказ, Джен начала разговор:

— Уютное место, не была тут ни разу.

— Правда? Я тут бывал очень много раз, так что почти как дома, — поддержал беседу Дэмиен. -Странно, вы тут живёте давно и не были тут ни разу?

— Мы предпочитаем рестораны, Дэн, — последовал высокомерный ответ Элайджи. Я не позволю так разговаривать с моим другом, так что я ударила своей ногой ногу Эла под столом. Судя по его молниеносному взгляду — попала я точно в цель.

— Но и здесь ничего, — безуспешно попробовал исправиться Эл.

Нам принесли наш заказ. Снова начало нарастать молчание и я решила что — то с этим делать. И как бы между прочим сказала Дэмиену:

— Кстати, Дэн. Я так и не ответила где была в пятницу, и тебе, наверное, интересно, почему мы это сидим тут все вместе.

— Да, а ещё больше интересно, почему это вы с Элом не грызётесь, как обычно?

Элайджа закатил глаза, мне стало смешно, но я попыталась придать лицу серьёзный вид.

— В общем, как ты знаешь, в пятницу у меня был не лучший день в моей жизни и ты правильно угадал — я пошла в лес.

Дэн поднял брови от удивления и положил чашку на стол. Я, в свою очередь, продолжила:

— Я не знаю как и куда добралась, но точно знала, что потерялась. Когда осознала это, было уже темно, холодно и всё ещё капал дождь. Затем я начала слышать шелест веток и это начало жутко меня пугать.

Мне кажется, лицо Элайджи в этот момент побелело. Он не был в восторге от моего рассказа. Но я не останавливалась.

— Если честно, я была уверена, что не выберусь уже оттуда и начала отчаиваться, но тут появился Элайджа. Он хорошо ориентировался в лесу, и без труда вытащил меня оттуда. Затем отвёз к себе и Джен помогла мне прийти в себя. Вот поэтому мы сидим за одним столом и не грызёмся.

Я заметила как плечи Элайджи расслабились, а вот Дэн, наоборот, выглядел взволнованным. Я максимально пыталась рассказывать без эмоций, но на него всё-таки произвёл впечатление мой рассказ.

— Значит, ты… ты была в лесу? Я был прав! Прости, Скай, мне надо было найти тебя, прости.

— За что ты извиняешься Дэн? За то, что спас мне жизнь? За то, что сказал Элайдже обо мне?

— Но тебе ведь не угрожало ничего?

— О, нет, конечно, нет.

— Я и забыл тебе сказать, — вмешался Эл, — что я пошёл проверять есть ли там кто — то, после того, как встретил Дэмиена. А как ты узнал, что она там?

— Она часто рассказывала, как хочет побыть в лесу, и ей… и она больше никуда бы не пошла.

— Она могла бы пойти к тебе…

Лицо Дэна стало таким виноватым, что я поспешила сменить тему.

— Ой, бросьте. Мы же не будем говорить об этом целый день. Я просто хотела уточнить некоторые моменты вот и всё.

— Согласна, — отозвалась Джен.

— Я отойду ненадолго, — сказал Дэн и ушёл. Как только он отдалился, Эл вспылил:

— Что ты делаешь?

— Мне нужно было что — то ему сказать и я не хотела врать. Поэтому решила сказать правду, не упоминая о некоторых вещах.

— Ну и рассказала бы, зачем позвала нас сюда? Играть в друзей?

— Брось, Эл, — заступилась за меня Джен, — она хотела как лучше. Мне уже надоело жить среди людей, отгораживаясь от них.

— Сейчас, как никогда, ты должна отгораживать себя от них. Возможно, ты сохраняешь этим им жизни. Посмотри на меня. Я просто задел девчонку, а она чуть было не стала ужином.

— Как раз — таки от того, что ты просто задел девчонку, она и не стала ужином, — вмешалась я. Они оба посмотрели на меня. Джен незаметно подмигнула, затем снова повернулась к брату.

— Послушай, если бы они напали на наш след, уже бы появились, но их нет. Давай, продолжим жить, а не просто существовать.

К столику приближался Дэн, поэтому Элайджа не стал отвечать сестре. Дэн заметил резкое молчание и перемену настроения.

— Эммм, я вам не помешал? — спросил он, неуверенно усаживаясь на место.

— Нет, всё прекрасно. А я уже говорила, что десерт просто потрясающий? — попыталась вернуть былую обстановку, Джен.

Мы с ней как — то пытались вести беседу, чтоб и парни в ней участвовали, но безуспешно. Я подумала, что всем пора разойтись по домам. Но тут Дэмиен обратился к Элайдже.

— Я слышал, в университете собирают баскетбольную команду. Пойдёшь на пробы?

— Нет, баскетбол — это не моё, — уже дружелюбней ответил Эл, — а ты?

— Пойду. Всегда любил баскетбол, но не играл в команде. Удивлён, что ты отказываешься. Помню, как ты играл в школьной команде. Осмелюсь сказать, что восхищался твоей игрой. И после этого ты говоришь, что баскетбол — не твоё? Да брось!

— Восхищался моей игрой? Что ж, я рад, что она доставляла тебе удовольствие, но уже как — то надоело.

— Подумай ещё раз, может появится снова интерес, — настоял Дэн.

Элайджа лишь кивнул в ответ и даже слегка улыбнулся.

Я была рада, что никто не испортил этот вечер. Мы посидели ещё немного и разошлись. Дэн подвёз их до университета, где они оставили машину, а меня домой. Ехали мы молча, потому что наговорились за целый день. Но один раз, он всё — таки не выдержал и нарушил тишину:

— А Дженевьева, милей, чем казалась на самом деле, — как бы между прочим сказал он.

— Я знаю её всего лишь несколько дней, поэтому не могу сказать с уверенностью. Но пока она ничего.

Когда мы подъехали к моему дому, я спросила:

— Зайдёшь?

— Давай, как — нибудь в другой раз, Скай. Спасибо за приглашение, — как только я собиралась уйти, он добавил:

— Я рад, что у нас теперь всё нормально. Ведь никаких проблем?

— Никаких проблем, — ответила я с улыбкой. Ему пора перестать быть таким милым.

Глава 5

Я зашла в комнату и тут же почувствовала, как устала. Решила сразу пойти в душ, потому что если бы села, то потом вставать пришлось бы тяжко. Струи воды немного взбодрили меня так, что я была в состоянии сделать уроки. Как только всё закончила, решила пораньше лечь спать. Я удобно устроилась в постели и собиралась выключить единственный источник света, лампу у кровати, как заметила рисунок на потолке. Меня снова окутало знакомое чувство: я опять думаю, что всё начало налаживаться. Неужели завтра, или может на следующей неделе всё пойдёт под откос?! Снова! Может эти серые глаза накручивают мне подобные мысли? Я постаралась скорее их отогнать и, наконец, уснула.

К счастью, эта неделя минула без происшествий. Я всё это время ждала чего — то плохого, но к концу недели расслабилась. В мои планы не входило превращаться в параноика. С Джен и Элом мы просто пересекались в университете и обменявшись парой слов, расходились. Это совсем мне не нравилось. Я знаю, Джен очень хотелось общения, поэтому, думаю, это Элайджа запрещает ей сближаться с нами. Строит из себя того, кем не является. Слишком много высокомерия и самоуверенности в одном флаконе. Если честно, я уже начала забывать его настоящего и верить в его образ местного горделивого принца. Как можно игнорировать все эти поедающие взгляды со стороны девушек и завистливые — со стороны парней? Все те же взгляды приковывались и к Дженевьеве, но она, по крайней, мере не вела себя как королева бала. Конечно, всем хотелось с ними дружить и это раздражало. Я не скрываю, мне тоже хотелось этого, но не из — за их популярности, а из — за любопытства. Мне хотелось узнать их больше. Узнать их настоящих.

В воскресенье мне позвонил Дэмиен. Я всё ещё была в кровати.

— Доброе утро, Скайлар! — прокричал он в трубку. Настроение у него было что надо.

— Слишком громко Дэн, я сплю, позвони позже.

— О, нет, собирайся Соня, у нас сегодня планы.

— Я что — то не припоминаю.

— Я выезжаю из дома и еду к тебе, собирайся. Буду ждать внизу.

— Дэн… — не успела я что — то сказать, как услышала короткие гудки. Потрясающе! Что он задумал? Я посмотрела на часы. 9 утра! Меня охватила злость.

— Ну я ему устрою, не дать мне выспаться в выходной день, — сказала я в слух, вставая с кровати. Нужно было ещё сходить в душ и высушить волосы. На улице был ноябрь месяц, не хотелось заработать простуду. А Дэн пусть ждёт, чем дольше, тем лучше. В следующий раз, пусть подумает, перед тем как меня будить.

После того, как я вышла из душа, посмотрела в окно. Машина Дэна уже была припаркована возле моего дома. На сборы у меня ушло чуть больше часа. За это время Дэн ни разу не позвонил. Я спустилась вниз, когда Дилан готовил завтрак. Он очень удивился, увидев меня в верхней одежде.

— Доброе утро. Ты это куда? — спросил он.

— Доброе. Ещё не знаю. Дэмиен что — то задумал.

— Перекуси, потом пойдёшь. Пусть немного подождёт, — тут я засмеялась:

— Он достаточно ждал. Всё, я ушла!

Я вышла из дома и направилась к машине. Дэн стоял, прислонившись к ней и широко улыбался мне. Ни следа возмущения на лице. «Надо было позавтракать».

— Ты мне должен завтрак, — сказала я ровным тоном и села в машину. Он тоже сел в машину, всё ещё улыбаясь:

— На заднем сиденье.

Я посмотрела назад и увидела пакет. В нём оказались круассаны. Затем Дэн протянул мне стакан и сказал:

— А это твой кофе. Правда он остыл — твоя вина.

Я молча взяла свой кофе и приступила к завтраку. Как только проглотила последний кусок, поинтересовалась:

— А куда мы едем?

— Сначала в Ваш магазин, он ведь сегодня открыт?

— Да, но зачем тебе магазин спорт товаров в такое время? — я посмотрела на него вопросительным взглядом, но он не ответил. Когда мы вошли в магазин, он уверенно шёл в каком — то направлении. Пока я не понимала что происходит, он остановился возле стеллажей с коньками. «Только не это», — подумала я.

— Сюрприз! — крикнул он, указывая на коньки и обнаруживая мне все свои 32 зуба, будто я дантист. -В нашем парке открыли потрясающий каток. Мы едем туда на весь день.

Я долго стояла в ступоре, ожидая, что он сейчас также воодушевлённо крикнет «Шутка!», но этого не случилось.

— Эммм, Дэн, я даже стоять на коньках не умею. К тому же я не люблю холодную погоду. Я замёрзну, в конце концов! Мне будет совсем не до веселья.

— Я тебя научу. А на счёт погоды не переживай. Когда мы туда доедем, будет уже теплее. Я всё предусмотрел и посмотрел прогноз погоды. Ну а если вдруг замёрзнешь, рядом есть кафе. Будет где согреться.

Он казался таким счастливым, будто ребёнок, и мне совсем не хотелось портить ему настроение. Так что из магазина мы вышли с коньками.

Оказалось всё не так плохо. Мне даже понравилось. Сначала людей было немного, но постепенно начало прибавляться. Я думала, что не так сложно кататься на льду, но сильно ошибалась. Дэн, как мог, учил меня как правильно двигать ногами, но всё тщетно. Я ни разу не упала, потому что он хорошо меня поддерживал. Зато научилась твёрдо стоять на ногах. Тогда, я сказала ему, что постою в сторонке, пока он сам вдоволь не покатается. Стоять одной было страшно, потому что рядом на бешеной скорости катались другие.

Обедать мы не пошли, предпочли остаться на льду. У меня уже получалось медленно кататься самостоятельно. Я была рада, что всё — таки пришла. Да и Дэн был счастлив. Шёл шестой час вечера и начало смеркаться. Я уже давно замёрзла, но не хотелось прерывать веселье Дэна. Вскоре, он сам проявил инициативу и предложил поужинать и согреться в кафе. Мы сели у окна, откуда был виден каток. На улице включили фонари. Стало достаточно светло, поэтому на катке никто не собирался расходиться. Мы молча следили за этими людьми. В кафе тоже было много народу, все смеялись. Веяло уютом. Я думала о сегодняшнем дне, он был восхитительным.

— Спасибо, Дэн, за сегодня. Не думала, что будет настолько весело.

— Пустяки.

— Жаль, что я таки не смогла научиться нормально кататься…

— Научишься. Сезон только открылся, придём когда захочешь, может даже возьмём ещё кого — нибудь.

— Например, Дженевьеву, — сказала я ему с сарказмом. Он даже смутился, хотя поторопился это скрыть.

— А ты бы хотела, чтобы с нами пошёл Элайджа.

— С чего бы это?

— Да ладно тебе, признайся, он тебе нравится.

— Слушай, всё совсем не так, как ты думаешь.

— Мне почему — то показалось, что всё именно так.

— Ключевое слово — «показалось».

— Хочешь сказать, что ты его терпишь по доброте душевной?

— Ты невыносим.

Нам принесли еду. Так что Дэмиен, решил наконец — то замолчать, Мы оба были голодны, поэтому первые несколько минут молча жевали свои стейки. Меня раздражала мысль о том, что Дэмиен совсем неправильно истолковал мой интерес к Арджентам. Ведь, на самом деле, я просто была благодарна этим людям за спасение моей жизни. Они оказались совсем другими, чем все думали. Совсем! Они, возможно, вовсе и не люди даже. Поэтому становятся ещё большим объектом моего любопытства. Я всё ещё не могла рассказать об этом Дэмиену, но нужно было прояснить моё отношение к Элайдже. Я положила приборы на стол и уставилась на Дэмиена.

— Что? — спросил он, так и не отправив в рот очередной кусок мяса.

— Мне совсем не нравятся твои намёки, касательно Элайджи. Давай всё проясним. Да, я им нередко интересуюсь, а в последнее время хорошо к нему отношусь. А как бы ты относился к своему спасителю? Возможно, «спаситель» — слишком громко сказано, но он вытащил меня из леса. Я хочу подружиться с Арджентами и не вижу тут ничего криминального. Тобой я ведь тоже интересуюсь, а у нас дружеские отношения. Не вижу разницы между вами.

— Хорошо. Извини, что неправильно понял, — широко улыбнулся Дэн, затем добавил:

— Я не против общения с ними. Можем ходить в кафе «У Джона» хоть каждый день.

Тут я вспомнила о том, что Дэн, практически, не говорил об Элайдже ничего плохого. Когда я отзывалась о нём не очень хорошо, Дэн всего лишь повторял — «не обращай внимания».

— Да я и не думала, что ты будешь против, — но после некоторой паузы, я продолжила:

— Причина моего хорошего отношения к Элайдже ясна, а вот в чём твоя?

— В каком смысле?

— Ты только раз назвал его богатеньким парнем, который ведёт себя отвратительно с окружающими и больше слова плохого о нём не сказал. Хотя стоило бы.

— А, ты об этом…

— Именно.

— Был случай в старшей школе. Он мне здорово помог. Вот и всё.

— Помог в чём?

— В школе я не особо был популярен, а он был капитаном баскетбольной команды. Таким же высокомерным. Как — то раз, три парня с его команды напали на меня в раздевалке, потому что я общался с девушкой одного из них. Мы с ней просто общались, да я и не знал, что у неё есть парень. Так вот, я лежал на полу, когда они пинали меня с трёх сторон. Сломали мне одно ребро, было жутко больно. А они и не собирались останавливаться. В этот момент вошёл Эл и попытался отцепить их от меня. Когда понял, что пытается впустую, избил всех троих, своих же, и донёс меня на спине до медицинского кабинета. После этого я пролежал в больнице пару недель, а медсёстры рассказали о том, что какой — то парень несколько раз навещал меня, пока я спал. По описанию, этот парень был похож на Элайджу. Правда, когда я вернулся в школу, он даже раз в мою сторону не посмотрел. А я ведь его таки и не поблагодарил. Знаешь, после этого я часто задавался вопросом — «может он мне тогда жизнь спас»?

— А что стало с теми парнями, что тебя избили? Их отчислили?

— Нет, я не выдал их. Но они, по неизвестной мне причине, покинули команду и держались от меня подальше. Может это Эл их запугал — этого я тоже так и не узнал.

Я не сильно удивилась рассказу Дэмиена, но его рассказ всё глубже топил меня в раздумья. Как же мне хотелось разгадать загадку Арджентов. В чём логика их поведения, образа жизни? Тогда, у них дома, Элайджа избежал ответа на этот вопрос и я не стала настаивать. Но любопытство оказалось сильнее. Может задать им прямолинейный вопрос? Хотя, не думаю, что кто — то на него ответит.

Шёл уже восьмой час. Дэмиен подвёз меня домой. Я снова поблагодарила его за сегодняшний день и он уехал.

— Как провели время? — спросил Дилан, как только я вошла. Он читал книгу, сидя на диване.

— Потрясающе, но я очень устала. Лягу пораньше.

— Чем занимались — то?

— Ни за что не угадаешь. Катались на коньках.

— Ты и коньки? Я правильно понял? — Дилан посмотрел на меня исподлобья не верящими глазами.

— Да. Не смогла отказать Дэну. И знаешь что? Было здорово. Планируем сходить ещё.

Дилан всё ещё продолжал на меня смотреть, но уже исследуя меня с ног до головы.

— И? Ничего не сломала? Не ушиблась?

— Нет, спасибо Дэмиену. Не дал мне упасть даже раз.

На этот раз Дилан ничего сказал, всего лишь улыбнулся и продолжил читать. Не знаю, что значила эта улыбка, но она явно была не простой. Я очень устала, поэтому не стала докапываться до истины и поднялась к себе.

Постель была не заправлена, поэтому одев пижаму, я сразу легла спать. Немного покопалась в телефоне, включая будильник, и отложила его на прикроватную тумбу. Тут мой взгляд снова приковал себя к этим глазам на потолке. Но в этот раз меня неожиданно посетила другая мысль: я уже давно не хожу в своё «убежище» у леса. Не рисую, даже дома. Всё свободное время занимает подготовка к экзаменам и Дэмиен. А вдруг там новая записка на окне? После долгих раздумий, решила, что завтра после уроков прогуляюсь до леса. Даже планирую там немного задержаться и нарисовать пару скетчей.

Утром, я не забыла собрать в рюкзак блокнот и карандаши для скетчей и отправилась на учёбу в хорошем настроении. Дэн тоже был в ударе. Так что мы не скупились на шутки и смех за обедом в столовой. Но, я пару раз ловила взгляд Лиз. Она долго и пристально за нами наблюдала, но как только я поворачивалась в её сторону, она тут же отводила взгляд. Что это? Ревность? Ненависть? Сожаление? Я так и не поняла.

После уроков, я сказала Дэну, что пойду домой пешком, потому что он, как обычно, настаивал подвезти меня на машине. Как ни в чём не бывало, я пошла в сторону дома, но как только машина Дэна исчезла за горизонтом, направилась в обратную сторону. Меня распирала радость по неизвестным мне причинам.

Я вошла в это серое, но уютное для меня здание и первым делом решила проверить окно. Я помню, что в последний раз спросила своего собеседника: «Лес — потрясающий, тебе приходилось гулять в нём?». На что был ответ «Да, в каждом его сантиметре». После этого больше ничего не писала. Но тут была выведена маркером новая запись, уже знакомым мне аккуратным подчерком: «Зачем ты снова пришла? Уходи и не возвращайся больше». Температура моего тела резко упала и спина покрылась мурашками. Я перечитала запись, чтобы убедиться в её реальности. Я что — то не так сделала? Это сообщение точно для меня предназначено? Голова наполнилась множеством вопросов.

Вдруг меня осенило. Неужели мой собеседник был здесь в ту ночь и был свидетелем всего происходящего? Он думает, что здесь всё ещё может быть опасно и предостерегает меня? Я огляделась вокруг и прислушалась, нет ли посторонних звуков. Было тихо. Взяла свой рюкзак и медленно вышла, оглядываясь по сторонам. Убедившись, что никого нет, быстрыми шагами пошла прочь от леса.

По дороге домой, я остановилась на одном повороте. Этот поворот вёл к дому Арджентов. Что мне делать? Предупредить их? Сказать, что их могли раскрыть? А если они найдут этого свидетеля, что они с ним сделают? Опять эти вопросы…

Начался дождь и я, ускорив шаг, направилась домой. Конечно, весь вечер меня преследовали одни и те же вопросы, но в итоге я приняла решение.

На следующий день, на первом занятии, я всё думала: как поговорить с Элайджей так, чтобы рядом не было Дэмиена. В принципе, всё оказалось просто. Во время первого перерыва, я просмотрела доску расписаний и узнала в какой аудитории будет Эл. Конечно, я притворилась, что смотрю на наше расписание, чтобы Дэн ничего не заподозрил. Хотя, мне было стыдно перед ним. Мне не нравилось скрывать от него что — то.

В середине второй пары, я отпросилась в уборную и направилась в аудиторию, в которой был Эл. К счастью, дверь была стеклянной. Мне не пришлось ещё и его отпрашивать с пары. Эл сидел рядом с Джен на задней парте, но смотрел то ли в тетрадь, то ли в книгу. Джен слушала преподавателя и смотрела на него. Я не знала как привлечь их внимание. Тут меня заметила другая девушка, сидящая впереди. И я указала на Дженевьеву, чётко выговаривая её имя, в надежде, что меня поймут по губам. Но безуспешно. Затем я намотала локон своих волос на палец, изображая кудри. Бинго! Девушка улыбнулась мне и повернулась к Джен. Та посмотрела на меня с удивлённой миной. Но Джен не было в ту ночь с нами, поэтому я указала на Эла. Она меня поняла, позвала Элайджу и что — то ему шепнула, кивнув в мою сторону. Наконец, он меня заметил. Я жестом позвала его к себе. Он уже встал и направился ко мне. И тут до меня доходит, что я не готовила свою речь. Я не знаю с чего начать и как сказать: кратко или подробно. Он вышел за дверь и сразу спросил:

— Что ты здесь делаешь?

— И тебе привет, я тоже рада тебя видеть.

— Я не рад, так чего тебе?

В этот момент мне хотелось развернуться и уйти оттуда. Что за отношение? Может быть на самом деле он и есть плохой, а то что было тогда, в их доме — это сплошное притворство? Я молча смотрела на него и почти передумала что — то говорить. Если у него будут проблемы, мне то что? Но я всё же решила сказать, ведь он мне жизнь спас.

— Красивый?

— Что?

— Я говорю, долго будешь на меня смотреть, или скажешь зачем пришла? — он был очень груб, так и нарывался на пощёчину, но я взяла себя в руки.

— В ту ночь, я думаю кто — то мог быть там, в лесу. Кто — то мог видеть или слышать всё что было.

Его выражение лица итак было суровым, но тут оно стало ещё хуже.

— Нет, не может быть. Я бы почувствовал чужое присутствие, также как почувствовал Дэмиена.

— Но моё присутствие ты ведь не почувствовал?

— Это другое, ты пришла немного раньше меня. За это время дождь и ветер не оставили от твоего запаха и следа.

— Там кто — то был, говорю тебе.

— С чего ты это взяла? — он задал вопрос, которого я боялась.

— Этот кто — то предостерёг меня, чтобы я больше не ходила в этот лес.

— Так ты его знаешь?

— Слушай, возле леса есть маленькая хижина. Он оставил там записку. Неважно, какая тебе разница откуда я знаю? Я просто хотела тебя предупредить. У вас могут быть проблемы.

Тут мне показалось, что он немного расслабился, но продолжал быть серьёзным.

— Хорошо, я возьму твои слова на заметку и постараюсь что — то выяснить, — сказал он и собирался уйти. Вот придурок! Не выдержав, я сказала ему вслед:

— Не за что.

А что? Мог бы и поблагодарить! Но куда там? Он даже не обернулся. Ведёт себя как Лорд. Я в бешенстве направилась на свой урок.

— Вы что — то долго, леди, — заметил преподаватель, когда я вошла.

— Да, извините. Я задержалась у доски с расписаниями.

Я прошла на своё место, а Дэмиен подозрительно на меня посмотрел. Конечно, он понял, что я соврала.

— А где ты была на самом деле? — спросил он шёпотом.

Мне не хотелось врать, поэтому я сказала почти правду:

— Столкнулась с Элайджей в коридоре. Пришлось обменяться парой фраз.

Дэмиена это позабавило:

— Теперь понятно, почему у тебя пар из ушей идёт.

Я хотела ему ответить, но преподаватель сделал нам замечание, так что пришлось замолчать.

«Зачем ты снова пришла? Уходи и не возвращайся больше», — эти слова всё время крутились у меня в голове. Я уверена в том, что это было предостережение. А значит — свидетель был! Кто — то видел всё происходящее. Я вдруг вспомнила тот вечер, когда сидя в хижине, слышала как спорили Алан и Элайджа. Помню, что в самом разгаре спора, Элайджа вдруг повернул голову налево и посмотрел вниз. Думаю, он тогда почувствовал меня или мой запах, хотя нас разделяло несколько метров. Ведь сразу после этого он прошептал что — то Алану и они поспешно ушли.

В ту страшную ночь, Элайджа сказал, что бегал. Но, если он бегал, он точно должен был пробегать мимо хижины и почувствовать чужое присутствие. Он ведь и Дэмиена почувствовал с большого расстояния. Что — то не стыкуется. Вдруг меня посетила нелепая мысль. Не уж — то мой собеседник по переписке на стекле был Дэн? Нет, он бы не стал скрывать о том, что видел меня. О том, что видел нас. Или стал бы? Тогда он потрясающий актёр, раз ведёт себя как ни в чём не бывало.

Я и не заметила, что долго смотрю на него.

— Эй, Скай. Ты в порядке?

— Что? Да — да.

— Ты что — то хочешь сказать или спросить?

— Нет.

— Тогда почему так смотришь? Красивый?

Я закатила глаза. Откуда они такие самоуверенные берутся? В этот момент заиграла музыка. Вся группа направилась в столовую. Дэн дурачился вместе с Кевином, а я молча наблюдала за ним. Не знаю, может я просто пыталась его раскусить, уличить во лжи…

Не успели мы дойти до столовой, как к нам подбежала Беатрис и сказала, что последней пары не будет. Так что большинство группы решили сразу идти домой.

— Дэн, я домой, ты идёшь?

— Нет, у меня сегодня тренировка. Пойду пораньше.

— А, точно. До завтра.

Глава 6

Я обрадовалась тому, что нас пораньше отпустили с уроков. Очень хотелось заняться рисованием. Последние две недели, я была очень загружена учёбой, подготовкой к сессии, времени практически не оставалось. Так что, сразу после сытного домашнего обеда, поднялась к себе на чердак и провела там весь остаток своего дня. Сначала взялась за домашние уроки, затем села рисовать. Рисовала различные скетчи: всё что приходило в голову. Впервые за долгое время, я не думала о чём — то постороннем и сверхъестественном.

Я настолько расслабилась, что забыла настроить будильник. И, естественно, утром меня разбудил звонок Дэна. Я быстро собралась и поспешила на учёбу. Ещё и на вторую пару умудрилась немного опоздать.

— Совсем на тебя не похоже, — шепнул мне Дэн, когда я садилась на своё место.

Я не стала испытывать терпение учителя и решила молча слушать лекцию, игнорируя Дэна. Однако по пути в столовую, во время большого перерыва, объяснила, что рисовала допоздна и не настроила будильник. Когда мы вошли в столовую, практически все места были заняты. Но Дэн не растерялся: взял меня за руку и потащил в какую — то сторону. Затем я увидела, сидящих за одним столом Элайджу и Дженевьеву. В последнее время они ходили только вдвоём без своей привычной компании. Мы направились прямо в их сторону. Я попыталась высвободить свою руку.

— Дэн, я не хочу садиться за их столик.

— Брось, Скай. Ты ведь сама говорила, что хочешь с ними подружиться.

Не успела я ничего ответить, как мы уже стоим возле их столика.

— Вы не против? — спросил Дэн.

— О, конечно, нет, — с улыбкой ответила Дженевьева.

Я бросила испепеляющий взгляд в сторону Элайджи, а он даже бровью не дёрнул.

— Ты садись, Скай. Я принесу нам поесть, — сказал Дэн и ушёл. Я села рядом с Элайджей. Джен была напротив.

— Ну, как дела? Давно не общались, — начала разговор Джен.

— Эммм, в принципе, как обычно… Вы лучше скажите, вы нашли того свидетеля?

— Какого свидетеля?

Эл поперхнулся соком в этот момент. И теперь он бросил на меня испепеляющий взгляд. Разве это был секрет? Почему он так смотрит?

— Вы об этом тогда говорили? Когда ты пришла к нам во время урока?

Я не решалась что — то отвечать. Судя по всему, Эл ничего не рассказал Джен, а может и Алану. Возможно, он просто не хотел их пугать.

— И долго вы будете смотреть друг на друга?

— Скайлар просто вдруг решила, что за нами могли следить в ту ночь. Поэтому я подыграл ей вчера, что якобы это возможно. Но нет, я уверен, никого там не было. Расслабься Скай, я просто пошутил.

Как же мне захотелось расцарапать это ангельское лицо, но Дэн пришёл вовремя. Поэтому я молча принялась за еду.

— Скай, ты уже поздравила Эла? — неожиданно спросил Дэн. Я посмотрела на него непонимающим взглядом и он продолжил:

— Один из игроков баскетбольной команды получил травму, вместо него пробовался Эл и его взяли в команду.

— Ты же не хотел играть в баскетбол, что случилось? — спросила я у Элайджи.

— Теперь хочу, ещё вопросы?

— Грубиян!

— Эй, тише вы. Эл, это и вправду было грубо, извинись, — вмешалась Джен.

Мы с Дэном уставились на неё. Она с невозмутимым лицом смотрела на Элайджу и ждала его извинений. Вроде не глупая, но верит, что он извиниться. Но каково было наше удивление, когда это всё — таки случилось.

— Извини, — сказал Эл, даже не взглянув в мою сторону. Ну и ладно, и то прогресс.

Скорее всего, земля начала вертеться в обратную сторону. С каких пор Элайджа слушает, что говорит ему сестра? Или это было всегда, а мы этого просто не замечали?

— Но мне нужно прийти немного в форму, рассчитываю на твою помощь, Дэн, — сказал Эл. Тот перестал жевать на пару секунд и неуверенно ответил:

— Да, конечно. Буду рад.

— Если ты свободен, начнём на этих выходных.

— Хорошо, а где будем тренироваться? В школе на выходных не получится, не пускают на стадион.

— Можем тренироваться на опушке нашего леса.

— Что? — в один голос прокричали мы втроём.

— Там несколько недель назад было нападение на животных, не хочется быть чьей — то добычей, — сказал Дэн.

— Мы ведь будем на опушке, а не в глуши. К тому же я там часто бегаю, никаких проблем. Да и негде больше.

— В парке.

— Нет, там слишком людно. Соберутся зрители, а то и добровольцы в команду.

— Да, ты прав.

— Вы же не думали идти без нас? — вмешалась Джен. Затем она изменилась в лице, замешкалась, но продолжила:

— Скай, ты пойдёшь? Просто если боишься после прошлого раза и не пойдёшь, тогда я тоже не пойду.

— Нет, всё нормально. До этого я никогда не интересовалась тренировками Дэна, мы их даже не обсуждали, а сейчас мне выпала возможность увидеть их лично. Так что, я однозначно с вами.

— Тогда решено! — с широкой улыбкой заключила Джен.

Когда мы вышли из столовой, Дэн с Джен прошли немного вперёд и что — то обсуждали. Мне выпала возможность задать, интересующий меня вопрос, Элайдже:

— Почему ты соврал Джен? Почему не рассказал о записке? Я ведь не придумала всё это!

Он посмотрел вперёд и, убедившись, что Джен нас не слышит, тихо сказал:

— Я всё проверил, и уверен, что никакого свидетеля не было.

— А как же записка?

— Ты, скорее всего, неправильно её поняла.

Мне нечего было ответить. Возможно, та запись на стекле действительно несла в себе другой смысл. Но какой? В принципе, уже было не так важно.

Следующие несколько дней, нам с Дэном не довелось пообщаться с Арджентами. Они начали странно себя вести: общаться с окружающими, не грубить им. Во время перерывов, рядом всегда кто — то околачивался. Девушки приставали к Элу, а парни к красотке Джен. Дэмиену это совсем не нравилось. Мы уже и думать перестали о тренировке на выходных, как в пятницу, во время последнего занятия мне пришло сообщение на телефон: «Завтра, в 3 часа на опушке леса, как договаривались. Джен».

Думаю, не здороваться — у них семейное.

В субботу, Дэн заехал за мной в 2 часа. Сказал, что давно не был там, всегда проезжал мимо, поэтому хотел немного прогуляться. Мы были одеты в спортивную, но тёплую одежду. Я одела шапку и Дэна заставила сделать тоже самое.

Когда мы приехали, сразу вышли из машины. Дэн, облокотившись на машину спросил:

— Я рассказывал как мы приходили сюда с отцом?

— Нет.

— Мне тогда было лет 13. Мы кормили мелких зверей, устраивали пикники… Помню, как он соорудил мне лук со стрелами из гибких веток и шпагата. В общем, здорово проводили время вместе. Но что — то вдруг пошло нет так, после того как лес стал запрещённым. Отец не уделял мне столько времени, как раньше. Мама итак вся была в работе — она у меня врач, а тут ещё и папа…

— У тебя плохие отношения с родителями?

— Нет, не плохие. Просто их по сути нет. Они были мне родителями до 13 — 14 лет и потом начали отдаляться. Я как — то спросил у них, почему они не проводят со мной время, на что мне ответили — «Ты уже взрослый». Но я сейчас уже привык и иногда мне нравится, что они не лезут в мою жизнь.

Я должна была что — то сказать ему, но меня перебили:

— Привет ребята, свидание? — сказал один из незнакомцев, выходящих из леса. Их было двое — высоких парней крепкого сложения, лет 22- 23. Оба были брюнетами, в кожаных куртках. В целом, производили эффектное впечатление.

— Нет, а у вас? — с сарказмом спросил Дэн.

— О, нет. Что ты… мы просто вышли подышать свежим воздухом, — они уже были на расстоянии чуть больше вытянутой руки. У говорящего на переносице был сильно заметный, но аккуратный шрам. Второй, который стоял молча, странно смотрел на Дэмиена. Вдруг он очень близко подошёл к нему и будто вдохнул его запах.

— Что — то не так? — спросил Дэн, на всякий случай, оторвавшись от машины.

— Приятный парфюм, — ответил незнакомец хриплым голосом.

Атмосфера накалилась, так что парень со шрамом поторопился отодвинуть своего друга от Дэмиена.

— Меня зовут Аарон, а моего приятеля Эрик, — широко улыбаясь, представился парень со шрамом. А у второго, Эрика, на шее виднелась татуировка. Сложно было сказать что это, большую её часть закрывал ворот куртки.

— Вы не отсюда, зачем вы здесь?

— Как грубо, даже не представились…

— Им и не нужно, — сказал молчаливый друг Аарона — Эрик. — Это точно она, но от него несёт только парфюм.

— И что это значит? — непонимающе, спросил Дэмиен.

Отвечать они не собирались. Всего лишь переглянулись и обнажили оскал. Могу поклясться, что в этот момент, глаза у них на миг посветлели до серого цвета. Однако быстро вернулись в свой прежний, почти чёрный, цвет. По коже пробежали мурашки.

— Ладно, ребята. Было приятно познакомиться, но нам пора уезжать, — сказала я.

При этом, я знала, что Дэн начнёт возмущаться, и может вслух назвать имена Эла и Джен, поэтому, незаметно прижалась к нему боком и сильно потянула за рукав. По крайней мере, я думала, что делаю это незаметно.

— Что — то случилось? — спросил Аарон, глядя на мою руку.

— Нет, просто нам и правда нужно уходить.

— Не уж — то мы вас напугали? — он рассмеялся. От его смеха, будто кости начали трескаться. Жуть.

— С чего нам вас бояться? — спросил Дэн.

— Вот именно… — ответил Аарон, но тут его перебил Эрик:

— Вы одеты по — спортивному… Зачем?

— Думали сыграть в баскетбол, но… что — то похолодало, мы, наверное, поедем, — Дэн вёл себя очень смело. Конечно, он же не знал, что за звери, на самом деле, стоят перед ним.

— Вдвоём? — уточнил Эрик. -И что — то я кольца не вижу…

Дэн немного замялся.

— Да, хотели просто разогреться.

— Замечательно! Давайте поиграем все вместе.

А вот это было неожиданно. Да и вообще, я и баскетбол — это же просто неудачный анекдот.

Выбора не было. Если бы мы настояли об уходе — это было бы слишком подозрительно.

— Ладно, вы пока разминайтесь. Я схожу за мячом, — сказала я и постояла ещё пару секунд, убедившись, что все отвернулись и отдаляются от машины. Мне нужно было предупредить ребят, чтоб они сюда не приближались. Их могут почуять. У меня не было номера Элайджи, но благо Джен вчера отправила мне сообщение. Надеюсь, сделала она это со своего личного номера.

Я открыла багажник машины и убедилась, что меня не видно. Быстро открыла чат с Дженевьевой и начала печатать: «Всё отменяется. Не приближайтесь…» — не успела толком объяснить ситуацию, как раздался голос:

— Тебе помочь? — это был Эрик, жуткий тип. Я поспешно убрала телефон, но всё — таки отправила то, что успела напечатать.

— Нет, — я взяла мяч и закрыла багажник. Мы направились к Дэну с Аароном, Эрик шёл сзади. Меня начало трясти. Ещё бы, по моим пятам шёл зверь. Я представила себе как он сворачивает мне шею, или просто разрывает мне её своими клыками.

— Замёрзла? — спросил Эрик.

Я кивнула и продолжила идти. Вдруг меня осенило: а сегодня полнолуние? А в прошлый раз было полнолуние? А на их превращения вообще влияет полнолуние? Какая вероятность того, что сегодня полнолуние? Может нам повезёт…

Как только мы дошли до Дэна и Аарона, я поймала себя на том, что инстинктивно попыталась встать за Дэмиеном. Глупо с моей стороны.

— Я вот что подумал, — громко начал Эрик. — Давайте я соберу телефоны, мало ли упадут, разобьются, жалко ведь.

— Точно, — сказал Дэн. -У Скайлар карманы с замками, свой я положу к ней.

Он только что назвал моё имя вслух. Если мы выберемся отсюда невредимыми — я его убью!

— Скайлар значит, а ты…

— Дэмиен, — ответил Дэн.

— Скайлар, тебе будет неудобно играть, телефоны так и будут болтаться в карманах.

— Мне комфортно… — начала я, но тут Эрик резко подошёл близко и прошипел:

— Не играй со мной!

Дэмиен отреагировал молниеносно, попытался оттащить Эрика от меня, что, конечно, не получилось.

— Ты что докопался до неё? Сами же хотели играть с нами, а сейчас что несёшь?

— Спроси у своей подружки, — ответил Эрик и не отводил от меня свой сверлящий взгляд.

— Ребята, успокойтесь, — вмешался Аарон. Он говорил так, будто его близкие друзья затеяли ссору. Хотя нашему знакомству и двадцати минут — то нет.

— Эй, приятель, а ты глянь в её телефон. Ставлю голову на отсечение, что там есть «запретные» сообщения. Надеюсь, ты понимаешь о чём я.

До сих пор, дружелюбный и вечно улыбающийся Аарон, резко метнул свою голову в мою сторону. От его усмешки не осталось и следа.

Похоже Дэну всё это надоело.

— Ладно ребят, как — нибудь в другой раз. Мы уходим, Скай, — он взял меня за руку и мы направились к машине.

Не прошли мы и нескольких шагов, как сзади раздался голос Аарона:

— У меня несколько вариантов, парень, загибай пальцы: либо ты глуп, либо смелости — хоть отбавляй, либо ты действительно ничего не знаешь или знаешь и надеешься на кого — то.

На последних словах Аарону пришлось повысить тон, потому что мы с Дэном прилично отдалились от них. Дэн остановился на секунду, и теперь уже я его тянула за собой. Он не задавал вопросов. Пока не задавал. Но он прекрасно понял, что я умалчиваю о чём — то. Ну и что я ему теперь скажу? Мы сели в машину и Дэн завёл её. Как только он нажал на газ, ему пришлось резко остановиться. Этот маньяк — Аарон встал прям перед машиной. Дэн поменял передачу и поехал назад, но мы опять остановились, потому что сзади нас поджидал Эрик. Ничего удивительного. Тут — то и надо было паниковать. Аарон направился к двери Дэна, а Эрик к моей. Нас вытащили из машины грубым образом. И никакого уважения к девушке!

— Да кто вы такие, чёрт побери? — кричал Дэн на Аарона, который удерживал его руки за спиной. Я была в том же положении. Но это ещё не самое страшное. Нас вели прямо в лес. Потрясающе!

— Стойте! — прокричала я. -Он ничего не знает. Отпустите его, я пойду с вами.

В начале нашего знакомства, Эрик сказал что — то вроде: «Это точно она, но от него несёт только парфюм». Так что не было смысла врать им, что я ничего не знаю. Я предположила, что Эрик унюхал мой запах в лесу. Но вот, что странно. Тогда был дождь и ветер, запах должен был выветриться за это время. Так говорил Элайджа. Так что у меня шансов не было, возможно, меня ждёт ночь хуже той. А вот Дэмиена надо вытащить.

— Какое самопожертвование! Говорил я тебе, Эрик, время уже не то. Нынче девушки за парней заступаются, — заметил Аарон.

— Либо вы его отпускаете, либо я ничего не говорю. Решайте сами.

Эрик резко остановил меня. Взял за волосы и потянул к себе. Мои волосы были собраны в хвост, так что больно было всей голове. На глаза наворачивались слёзы. Но я не намерена показывать этим зверям свою слабость.

— Руки убери! — начал кричать Дэн и попытался броситься на Эрика. Но мёртвая хватка Аарона, практически не дала ему сдвинуться с места.

— Ты не в том положении, чтобы указывать, — сказал он Дэну, затем повернулся ко мне и сказал мне в ухо:

— К тебе это тоже относится.

— Я ничего вам не скажу, — процедила сквозь зубы я.

— На то нам и нужен твой бойфренд. Он будет в роли катализатора. Ты же не думала, что мы будем возиться с тобой целый день, — на этот раз мне ответил Аарон. Непринуждённость и спокойствие его тона пугала.

Глава 7

Я не знаю сколько мы шли по лесу, пол часа, либо чуть больше. Ноги сильно устали, а этим маньякам хоть бы что. Дэн, пытался вырываться, поэтому его силы тоже иссякли. Наконец, мы остановились. Эрик, отпуская мне руки, шепнул мне на ухо:

— Сдвинешься с места, твоему дружку свернут шею. Надеюсь я ясно выразился.

Руки жутко болели, ноги устали. Очень хотелось сесть. Но я не решалась. Тут Дэн начал тихо говорить:

— Беги, Скай, что стоишь?

— Я тебя не брошу.

— О, вот только избавьте меня, пожалуйста, от этой сопливой сцены. Я вас умоляю, — сказал Аарон иронично. Ему бы в театре выступать, а не тут с нами торчать.

В это время, Эрик убирал ветки, под которыми оказалась машина. Он немного покопался в ней и вернулся к нам, но с верёвками в руках. Мы с Дэном сели на холодную землю и облокотились на ствол дерева. Нам связали руки и ноги.

— Слишком туго, мне больно, — прокричала я. Но кого это волнует?

— Чем быстрее мы с тобой договоримся, тем лучше, — сказал Эрик, ещё туже затягивая верёвку.

— Мы уже подошли к тому моменту, где вы нам рассказываете байки о том, что отпустите нас? — мои слова заставили улыбнуться этого маньяка. Но вместо него ответил Аарон, таким тоном будто ребёнку что — то объясняет:

— Конечно, если ты расскажешь всё, что мы хотим услышать.

— А что вы, собственно, хотите услышать? — спросил Дэмиен.

— Поздно ты начал задавать вопросы, сейчас твоё дело — молчать. Так что будь добр… — затем Аарон повернулся ко мне:

— Итак, я тебя слушаю.

— Что ты хочешь услышать?

— Мы тут потеряли своих давних друзей, будем рады воссоединению. Любая информация приветствуется, — Аарон продолжал говорить своим страшно спокойным голосом. Это начинает раздражать.

— Они уехали. Сразу после того случая. Я думаю, вы оба прекрасно понимаете о каком случае идёт речь. И, кстати, считайте, что вам повезло. Думаю, быть обезглавленными — не очень приятное чувство.

Видимо, я сказала лишнее, потому что Аарон вышел из себя и грубо схватил меня за подбородок. Дэн попытался приблизиться ко мне, но Эрик остановил его.

— Слушай меня, девочка. Не советую испытывать мои нервы. Добром не закончится, поверь. Сейчас я даю возможность тебе и твоему бойфренду уйти отсюда на своих двух — невредимыми.

— Оставь её в покое, ты ублюдок! — прорычал Дэн.

Крики Дэмиена проигнорировали.

— Раз они уехали, тогда кого же ты собиралась предупредить? — сказал Эрик и полез в мои карманы. Он вытащил телефон, на котором стоял графический пароль. Естественно, он выпытал у меня его и полез в мои чаты.

— Итак, последнее сообщение некой Дженевьеве. Нет, я просто уверен, что это сообщение той самой Дженевьеве. Посмотрим, что ты успела написать этой маленькой ведьме… Её новое имя, кстати, ничего.

Говорил только Эрик. Я не знала, что делать дальше. Дэн и вовсе не понимал, что происходит.

— «Всё отменяется. Не приближайтесь…». Вот так сюрприз, приятель. Они должны были прийти прямо к нам. Эх, надо было дождаться, — с воодушевлением сказал Эрик, обращаясь к Аарону.

Аарон снова взял меня за подбородок и сказал, дыша мне в лицо:

— Вот видишь, а ты говорила, что они уехали. Жаль, правда, что твой дружок нам не понадобился, а то руки так и чесались кому — нибудь навалять. Да и есть хочется…

— Не переживай братец, скоро разомнёмся. Как думаешь? Я думаю невозможно не унюхать наш с тобой запах, — подметил Эрик.

— Может вам абонементы в бассейн подарить? От вас и правда жутко несёт, — раздался голос непонятно откуда — это была Дженевьева, которая скоро появилась из — за деревьев. Впереди неё шёл Элайджа.

— Кто назвал мою сестру маленькой ведьмой? — спросил он.

— Невероятно… — начал Аарон. — Передо мной стоит легенда! Если честно, я сомневался в твоём существовании.

Аарон и Эрик смотрели на Элайджу как на экспонат в музее, а тот на них как на добычу. Наступила короткая пауза, которую нарушил Дэн:

— Вы что знакомы с этими маньяками?

— Успокойся Дэмиен, если этим маньякам важно, чтобы их голова оставалась на плечах, они развяжут вам руки и мы все спокойно уйдём.

— А кто сказал, что мы будем драться? — спросил Аарон. -Эрик, дружище будь добр…

— С удовольствием.

Эрик, который стоял рядом с Дэмиеном, присел и расстегнул замок его ветровки.

— Эй, что ты делаешь? — Дэн начал отбиваться ногами, но безуспешно. Эрик с лёгкостью разорвал его футболку руками, так, что грудь Дэна теперь была обнажена.

— Я не хочу долго церемониться, Аарон. Думаю начну сразу с сердца, — при этих словах коготь указательного пальца Эрика стал длиннее и острее.

— Не прикасайся к нему! — заорала Джен. Однако, Эрик уже начал проводить своим когтем в области сердца Дэмиена. Тот закричал от боли. Кровь начала струиться по груди. Я сидела рядом и ничего не могла сделать. Судя по количеству крови, рана была не сильно глубокая. Я метнула голову в сторону Элайджи. Джен держала его, чтоб тот не сорвался.

— Итак, думаю понятно, что — одно лишнее движение и попрощайтесь со своими друзьями. Ну или кто они там вам… Девчонке свернём её тонкую шею, а её бойфренду вырвем сердце. Красивая будет картина.

— Чего вы хотите? — спросил Элайджа. Было видно, что он еле сдерживает себя, чтоб не наброситься на этих зверей… кем является и сам.

— Тебя — это же элементарно, — Аарон продолжал говорить в своей спокойной манере:

— Вот только любопытно: Кайл захочет взять тебя живым или нам отправить ему только голову? В процессе разберёмся. Сначала, вас нужно привязать.

Пока Эрик стоял над нашими головами, Аарон привязал Джен и Элайджу к дереву. Те молча повиновались. И всё из — за нас. Нам даже повезло больше. Нас привязали верёвками, а их цепями. Причём настолько туго, что те впились им в кожу. Джен было очень больно, но она старалась не подавать вида.

— Вы хотели получить меня. Так вот он я, теперь отпустите их всех.

— Да брось. Вместе веселее, — сказал Аарон.

— Как вы вообще нас нашли?

— Я должен был встретиться здесь со своим другом — Питером, — начал Эрик. -Ты снёс ему голову и сжёг тело. Помнишь? Так что, когда я пришёл, увидел только кучу, ещё не остывшего, пепла. Лил дождь, но я всё — таки успел учуять твой запах и запах этой девчонки, там был ещё один, еле ощутимый, запах — думаю это был наш старенький дядюшка Алан. Кстати, если он сейчас объявится и попытается геройствовать — последствия вам известны. На чём я остановился? Ах да… Питер был хорошим бойцом, вы оба побороли его в нечестном бою… Так что я позвал Аарона. Спасибо, он не отказал мне. Теперь мы планируем обрадовать нашего старичка Кайла, который разыскивает тебя почти… сотню лет.

— Как вы узнали, что это я? Вместо меня мог быть другой волк…

— Сотня лет? Волк? Что вы несёте? Блин, это, наверное, какая — то шутка. Это так, Эл? Ты позвал нас сюда и нанял этих клоунов? — Дэн долго молчал и слушал, но его чаша терпения переполнилась, так что он не смог больше сдерживать свой гнев.

— Не сейчас Дэн, я тебе потом сама всё объясню, — попыталась успокоить его Джен. Дэн хотел что — то возразить, но передумал.

Я, конечно, знала о том, кто на самом деле Элайджа, но то, что ему около сотни лет — было через чур. Но я всё также молча сидела, облокотившись на дерево и будто смотрела очень реалистичный фильм.

Элайджа ждал ответа на свой вопрос. Эрик, тем временем, ответил ему своим вопросом:

— Разве дядюшка Алан не говорил тебе, что твой запах смешан с эльфийским?

Так. Дэн всё — таки прав. Что несут эти полоумные? Какой ещё эльфийский запах? Я знаю, что хотела узнать подробности о семействе Арджент, но сейчас сомневаюсь в своём желании.

— Говорил, но он был уверен, что об этом больше никто не знает, — сказал Эл.

Вдруг Аарон, который всё это время молча наблюдал со стороны и жутко ухмылялся, резко посерьёзнел и, подняв палец на нас, прошипел:

— Шшш, — затем улыбнулся и громко сказал:

— Алан, приятель, я знаю, что ты здесь. Чую твой запах, несмотря на твой дорогой одеколон. Покажись!

— Да я и не собирался прятаться, придурок. И, кстати, я тебе не приятель, — сказал Алан, показавшись из — за деревьев.

— Можешь сразу присоединиться к своему семейству. Кстати, умно было взять к себе ведьму. Из — за неё — то вас и не могли найти.

Алану не понравилось, что он говорит о Дженевьеве, он сжал кулаки. Но, поборов себя, улыбнулся и продолжил диалог:

— Я и подумать не мог, что вы всё ещё приятели, — сказал он Аарону и Эрику. Те переглянулись непонимающим взглядом, а Алан всё говорил:

— Брось ломать комедию Аарон, мы взрослые люди, ставлю сотню — ты знаешь о чём я.

Аарон, в свою очередь, изменился в лице, но затем, рассмеялся.

— Не будем ворошить прошлое, совсем неуместно. Народ заскучает, — сказал он.

— О, я уверен, что Эрик точно не заскучает…

Аарон быстро подошёл к Алану вплотную.

— Не смей ничего говорить…

На этот раз напрягся Эрик, его любопытство взяло вверх. Он сделал несколько шагов в их сторону.

— Ты что — то хочешь рассказать? Я с удовольствием послушаю, — сказал Эрик Алану.

— Да не слушай его, брат. Уверен, что он будет нести бред. Не будем тратить попусту время, — сказал Аарон, всё также стоявший напротив Алана.

Алан смотрел на своего оппонента с вызовом и начал говорить:

— Эрик, ты помнишь 1857 год? Хотя, не отвечай. Знаю, что помнишь. Тогда у тебя были проблемы со стаей Северных волков. Ты знал, какими кровожадными могут быть северяне, и не стал подвергать опасности свою стаю. Это было очень благородно с твоей стороны и я помог тебе сбежать. Оказалось, твоё благородство оценил только я. А ты знал, что именно твоя стая сдала твоё местоположение северянам? И то, только потому что Кайл побоялся пары клыков. За тебя не заступился даже Питер, который был тебе практически братом. А Аарон так вообще был именно тем, кто говорил с ними, кто им тебя сдал.

Дальше всё произошло слишком быстро. Был слышен хруст костей, затем перед нами появились два огромных волка: коричневый и чёрный. Чёрному понадобилось несколько секунд, чтобы оторвать голову второму. Затем мы снова услышали хруст костей. Я быстро отвернулась. Я знала, что этот чёрный волк — Эрик, остался без одежды.

Алан снял с себя плащ и отдал ему, тот его даже поблагодарил. Я совсем запуталась. Тем временем, Дэн пододвинулся ко мне ближе и прошептал дрожащим голосом:

— Ты тоже это видела или я сошёл с ума?

Я кивнула ему в ответ. Тут к нам подошёл Эрик с застёгнутым плащом, смотрел на нас пару секунд, затем наклонился ко мне. Реакция Дэмиена не заставила себя долго ждать:

— Убери свои лохматые руки от неё!

Оказалось, Эрик развязывал мне руки, затем развязал их Дэну, который смотрел на него странным взглядом. То ли это было изумление, то ли страх, не знаю. Алан освободил Элайджу и Дженевьеву. Эл сразу же попытался наброситься на Эрика, но Алан его остановил.

— Возьмите ребят и идите домой, — сказал он.

— Я не оставлю тебя наедине с ним, — проворчал Элайджа, затем тихо продолжил:

— Он не должен вообще жить, он может сдать нас.

Алан, будто ничего не расслышав, сказал:

— Мы уладим дело с телом и тоже придём, а теперь идите.

Элайджа был в ярости, но повиновался. Когда мы уходили, Дженевьева шёпотом уточнила:

— Он сказал «придём»?

Мы все сели в машину Эла. Дженевьева достала из сумки носовой платок и зажала им рану на груди Дэмиена. Никто из нас не понимал, что вообще произошло. Эрик хотел перекусить нами, так какого чёрта Алан одолжил ему свой плащ? Зачем нужен был этот дружеский жест? Почему Эрик вдруг взял и так легко нас отпустил? Когда мы приехали домой к Арджентам, Джен сразу взялась лечить рану Дэмиена. Наверное, тем же способом, каким лечила меня тогда. Так что, Дэн скоро будет как новенький.

Мы сидели в гостиной. После того, как Джен обработала Дэна, она спросила меня:

— А ты в порядке?

— Да, на мне ни царапинки.

Джен расслабилась, а вот Дэн похоже разозлился.

— Почему только я один в шоке? Почему только меня трясёт? У меня сложилось впечатление, будто вы видите эту картину каждый день… А ты, Скай? Почему ты так спокойна?

Я пристально посмотрела на Элайджу. Уже не было смысла врать Дэну. Это была не моя тайна, но теперь Дэн имел право знать. Элайджа еле заметно кивнул в знак согласия.

— Я уже видела это однажды. В ту ночь, когда Элайджа нашёл меня в лесу.

Я вкратце рассказала, что было на самом деле в ту ночь. Дэн, естественно, разозлился, что я ему не рассказала раньше. За меня заступилась Дженевьева и сказала, что у меня не было выбора. Затем наступила пауза и я не выдержала.

— Значит вы оборотни, а ты, Джен — ведьма. Мне можно было и самой догадаться. Оказывается, вот чем объясняется моё невероятное исцеление. А я — то думала, что это какие — то волшебные травы…

Тут вмешался Дэн и резко спросил:

— Сколько вам лет?

— Думаю нет смысла говорить, что нам 19? — спросила Джен и продолжила:

— Мне 133 года, а Элу — 97.

Мне захотелось закричать от удивления, но я еле сдержав себя, выдавила:

— Хорошо сохранились.

Джен улыбнулась и добавила:

— Давайте не будем издеваться над нашим возрастом, вы ещё не знаете сколько лет Алану — вот он действительно пенсионер. Да и вообще, в нашем мире мы считаемся ещё совсем молодыми.

— В вашем мире? — спросил Дэн.

— Да. Вы его называете сверхъестественным, — ответила Джен. — И, кстати, уже пошёл седьмой час. Вам, наверное, надо позвонить родным и сказать, что вы будете ночевать у друзей.

Элайджа метнул взгляд в сторону Джен.

— Не думаю, что это безопасно, — сказал он.

— Этот… Черныш не посмеет их тронуть. Если что, мы сможем их защитить.

Наши телефоны Эрик вытащил ещё в лесу. Так что я позвонила папе с телефона Джен. Затем мы поужинали. Дэну стало лучше: как физически, так и морально. Как только мы расслабились и уже начали говорить на другие темы, Алан вернулся домой со своим новым другом.

— Ты что, серьёзно привёл его домой? — спросил Элайджа, как только они вошли.

— Ему есть, что сказать, Элайджа. Поверь, он заслуживает доверия.

— Ему я не верю… Но я доверяю тебе. Хорошо, давай послушаем, что он скажет.

— Сначала проводим твоих друзей… — начал было Алан, но Элайджа его перебил:

— Их чуть не убили сегодня из — за нас. Опять. У них тоже есть свои вопросы и я хочу на них ответить.

Алан смотрел на Элайджу несколько секунд, ожидая, что тот передумает, но быстро сдался.

Таким образом, в гостиной собралось три оборотня, два человека и одна ведьма. Эрик начал говорить:

— Для начала, хочу извиниться перед вами, неудобно получилось. Я просто делал свою работу, надеюсь, вы меня поймёте.

— Переходи сразу к делу, что ты хочешь нам рассказать? — резко спросил Эл.

— Я расскажу всё, что происходило с момента твоего рождения по сей день. Так как наши смертные друзья остаются с нами, начну с самого начала, чтобы они понимали о чём я говорю. Информация будет полезной, а история долгой, советую всем присесть.

Глава 8

— На нашей планете существует не только человеческая и животная раса, есть ещё много других, — начал свой рассказ Эрик. -Вы их называете мифическими существами. Конечно, нельзя верить всей мифологии, но её часть — правда. Неужели вы думали, что люди способны додуматься до такого и выдумать столько невероятных существ? Ещё в 500 — е годы, задолго до нашего рождения, люди и мифические существа жили бок о бок, но были и такие, которые убивали людей, питались ими. Люди начали бояться всю мифическую расу. Они начали воевать со всеми, не разбирая их на хороших и плохих. Нас погибло много, большинство рас вообще исчезли с лица земли. Тогда нам пришлось, несмотря на вражду между расами, объединиться, чтобы противостоять людям, но до большой войны дело не дошло. Мы заключили сделку с людьми, выгодной она не была, но мы не хотели потерять ещё больше своих. Люди нам отдали остров в середине Тихого океана, мы называем его — Цитадель. С того времени это наш дом. Нам было разрешено иногда покидать его пределы, но питаться людьми нам было категорически запрещено. В этом случае, сделка была бы расторгнута. Возможно мы бы смогли победить их тогда, и сейчас земля была бы нашей, но их преимущество было в количестве. Даже наши ведьмы не смогли бы управиться со всеми ими. В общем, мы не стали рисковать и отступили. С годами люди начали думать, что наши виды вымерли, а после многих — многих лет мы превратились в миф. Сейчас мы всё чаще покидаем Цитадель, но всегда возвращаемся.

На острове у нас есть свои правила. Мы не убиваем друг друга, живём в мире и согласии. Мы даже создали школу, где наши дети учатся контролю своих сил и их использованию. С годами мы научились доверять друг другу, но были и такие, которые не сдерживали свой гнев и аппетит. Они попадали на местный суд, в котором их наказывали или казнили. Позже, расы начали смешиваться и создавать семьи. Однако, в таких семьях дети не рождались — это было невозможно. Они могли брать на попечение детей, которые остались без родителей при каких — то обстоятельствах. Сейчас Цитадель — отдельная цивилизация, где у каждой расы есть своя работа. Сирены, например, добывают рыбу, эльфы отвечают за растительность, мы — оборотни строим дома и т. д. Кроме этого, у каждой расы есть лидер.

В начале 1800 года появился слух, который с годами превратился в легенду. Легенда гласила, что у оборотня будет союз с представительницей другой расы и у них появится сын. Этот ребёнок родится на свет уже будучи альфой, при этом создавая большую конкуренцию существующему. Было сказано, что ребёнок этот будет обладать силой обоих видов, потому ему и не будет равных и, что его нельзя убить тем способом, которым убивают оборотней. С того времени альфы всех стай запрещали оборотням союзы с другими видами. Они это жёстко контролировали. Однако, оборотням было сложно устоять перед обаянием Сирен и Эльфиек. Если выявляли виновников, то убивали обоих. Естественно, об этом никто не знал, кроме ближнего круга альфы. Их считали пропавшими без вести. Думали, что они мирно живут за пределами Цитадели, — здесь Эрик остановился, вместо него продолжил Алан:

— Когда на трон взошёл Кайл, он также строго контролировал союзы своей стаи. Однако, один союз он всё же упустил. Это были эльфийка — Элайя и мой брат, Джаред. Когда они поняли, что у них будет ребёнок — было уже поздно. Живот Элайи начал расти, но она не обращала на него внимания, потому что не могла себе и представить, что у неё будет ребёнок от оборотня. А когда у неё появились подозрения, они появились и у остальных. Тогда Элайя и Джаред решили сбежать. Уплыть за пределы Цитадели им не удалось, потому что везде стояли люди Кайла. Они были вынуждены скрываться в самом острове. К эльфам они пойти не могли, развязалась бы война между двумя расами. К счастью, мне удалось помочь им, несмотря на то, что за мной была слежка. Я устроил их в маленькую пещеру, из которой они не выходили. Еду и питьё тоже приносил сам. Старался за раз принести много запасов, чтоб долго не появляться. Не мог допустить, чтобы мой свежий запах привёл врагов к их пещере.

Попросил Джен, которая на тот момент была близкой подругой Элайи, чтобы та дополнительно защитила пещеру магией. Таким образом, им удалось прятаться около пяти месяцев. Снова и снова прочёсывая остров, оборотни стали искать тщательнее и смотрели чуть ли не под каждый камень. Мне нужно было что — то срочно предпринимать, потому что поиски приближались к их пещере, но выбора никакого не было. К сожалению, я даже не мог пойти к ним и предупредить. Щенки бы учуяли мой запах и процесс поиска ускорился бы. Я не мог ничего предпринять.

Я приходил к Элайе и Джареду раз в две недели, ни на день позже. В день, когда я должен был прийти в очередной раз и не явился, Джаред понял ситуацию. До родов ещё было время, но быстро передвигаться Элайя уже не могла. Так что у них тоже не осталось выбора. Они не могли сбежать, но попытались спасти хотя бы ребёнка. Я думаю, несколько дней Элайя старалась вызвать роды самостоятельно, что, в итоге у неё получилось. Я не знаю, успели ли они назвать ребёнка? Успели ли хоть немного насладиться им? Я только помню, что их поймали в другом месте, далеко от пещеры. Тогда Кайл собрал все стаи и их альф на самой высокой скале. А меня приказал заковать цепями, чтобы я не устроил проблемы. Однако, я смог вырваться, хоть и не сразу и пришёл, но было уже поздно… Я стоял сзади и видел как мой брат и его возлюбленная стоят на краю скалы… И как после торжественной речи Кайла о том, что такой конец ждёт каждого, кто ослушается его слова, обоим оторвали головы и отправили на съедение тихоокеанским акулам. Я хотел отправиться за ними, хотел умереть, потому что у меня больше никого не осталось. Я винил себя в том, что не смог их защитить, был уверен, что должен наказать себя. Но, в какой — то момент, до меня дошло, что у Элайи не было живота. Я понял, что она родила. Поэтому их поймали в другом месте — они попытались выиграть время для своего дитя ценой своих жизней. Они рассчитывали на меня, рассчитывали, что я уберегу их ребёнка. Так что я помчался к своему племяннику. Нашёл я его не сразу, потому что его спрятали за камнями. Он так тихо и мило спал, что я даже не знал как мне его взять на руки. До этого я никогда не держал в руках младенца, но времени для раздумий не было, так что я взял его как смог. Он, конечно, проснулся, но продолжал оставаться спокойным, что меня обрадовало. Между лоскутками, которыми его пеленали, я заметил бумажку — это была записка. Столько лет прошло, а я всё ещё помню её наизусть.

«Брат, спасибо за всё, что ты для нас сделал. Но, нам придётся попросить тебя о большем. Спаси нашего сына. Скажи ему, что мы полюбили его сразу, как он появился на свет. Береги его», — Алану стало сложно говорить. Элайджа тоже не выдержал и подошёл к окну. Ещё бы, мне на глаза тоже наворачивались слёзы. А вот Джен не стеснялась своих эмоций. Спустя несколько минут, Алан нарушил всеобщее молчание и продолжил:

— Когда я собирался уходить оттуда, встретил Джен. Она увидела ребёнка у меня на руках и уверенно сказала: «Я иду с вами». Она была молодой ведьмой из Южного клана. Без семьи и детей. Ничего её на острове не держало. Так что я кивнул, без лишних слов. К тому же, нас бы преследовали магией. Без её защиты мы бы не обошлись.

— Я помню, как стоял на пристани, когда увидел Алана и Дженевьеву, — начал Эрик. У обоих было по небольшой сумке. Тогда я спросил у них:

— Куда направляемся?

— Если ты не заметил, сегодня убили мою семью. Мне нужно уехать отсюда временно. Сложно оставаться здесь, зная, что не можешь отомстить за них, — ответил Алан довольно грубо.

— А она тебе зачем? — снова спросил я, указывая на ведьму.

— Слишком много вопросов.

— Это моя работа, так что ты должен ответить.

— Мы поплывём вместе, а на суше разойдёмся.

— Что ж, счастливого пути, — сказал я и отпустил их. Как только они отошли на пару метров, я услышал короткий детский плач. Мы резко переглянулись. Я разглядел капли пота, выступающие на лбу у Алана, он был взволнован. Мы долго стояли и смотрели друг на друга. Алан ждал моей реакции, а я смотрел на него невозмутимым взглядом. В итоге, мне это надоело и я сказал:

— Долго ещё будете здесь стоять? Корабль скоро отправляется.

Они неуверенно посмотрели друг на друга, ища подвоха. Затем ушли. Подвоха, в принципе, и не было. Я сделал вид, что ничего не слышал, — закончил свой рассказ Эрик. Затем начал говорить Алан:

— Да, было безответственно перевозить младенца в дорожной сумке, но я пытался спасти ему жизнь. Когда раздался детский плач, я уже был готов ко всему и мысленно извинялся перед братом за то, что не уберёг его дитя. Однако, взглянув на Эрика, понял, что мне дали шанс. Ну а дальше было проще. Мы много переезжали, потому что люди могли заметить, что мы медленно стареем. В основном, переезжали в городки рядом с лесами, потому что эльфийская сущность Эла не могла долгое время находится далеко от них. Каждый переезд был опасен. Чтобы создать мощную магическую защиту, уходят месяцы. Поэтому первые месяцы мы по очереди были на страже. А что касается ребёнка, то я дал ему имя и Элайи и Джареда. Подумал, что будет справедливее, если маленький Элайджа будет носить частичку имени обоих родителей. По крайней мере, это было единственным, что от них осталось.

— И за это — я тебе бесконечно благодарен, сказал Элайджа, а потом обратился к Эрику:

— Почему ты меня не выдал?

Это было интересно всем, учитывая, что буквально час назад, он хотел отправить его Кайлу по частям.

— Меня растили как солдата и у меня есть свои принципы. Если бы я тогда знал, что меня предала моя собственная стая Северным волкам, я бы поплыл вместе с ними, но Алан не сказал. Он знал, что я стану мстить и, что, скорее, умру в этой схватке. Это было благородно с его стороны. А что касается ребёнка. Да, я прекрасно понял, чей там сын, но промолчал. Я был возмущён тем, что Кайл испугался младенца. Если ты Альфа, ты должен постоять за свою власть, а не дрожать от предсказания старой ведьмы об истинном альфе. Я рассчитывал на то, что малыш подрастёт и сразится с Кайлом в честном бою. Меня не волновало, кто одержит победу. Я просто хотел, чтобы альфа принял предстоящий бой с честью, а не убежал от него, поджав хвост. Конечно, до сегодняшнего дня у меня были обязанности перед ним, которые я выполнял как полагается, но с меня хватит. Я не хочу быть частью трусливой кучки щенят.

Наступила тишина. Нам с Дэмиеном понадобилось время, чтобы переварить рассказ Эрика. Эльфы, сирены, оборотни… Что нового мы ещё услышим? Надеюсь, что Эрику больше нечего добавить, информации итак слишком много. Элайджа всё ещё стоял, смотря в окно. Алан с Джен глубоко задумались, будто нырнули в старые воспоминания. А Эрик, в своё время, терпеливо и с уважением отнёсся к нашему молчанию, но в итоге был вынужден прервать его.

— Вам больше нельзя здесь оставаться. Простите, это моя вина, — он отвёл глаза вниз.

— О чём ты говоришь? — удивился Алан. -Мы уладили проблему с Аароном и машиной, следов нет.

— Есть, я оставил один большой след, который рано или поздно приведёт Кайла сюда.

В один момент лицо Алана приобрело злобную гримасу. Он действовал быстро. Схватил кинжал, лежащий на комоде в качестве декора, поднял Эрика с места за шиворот и прижал его к стене, приставив кинжал к горлу. Тот даже не сопротивлялся.

— Я доверился тебе! Доверил тебе свою семью, впустил в дом! И ты ещё спокойно об этом говоришь? — прорычал он.

— Всё не так как ты думаешь, позволь объяснить, — еле выдавил Эрик. Алан, который до этого сильно прижимал его горло рукой, немного ослабил хватку.

— Даже не думай водить меня вокруг пальца, глазом не успеешь моргнуть, как я отправлю тебя вслед за Питером и Аароном, — сказав это, Алан совсем немного поцарапал шею Эрика кинжалом, тоненькой струйкой пошла кровь. Тот очень громко зарычал от боли. Странно было слышать такие вопли от Эрика, который всё это время стоял без страха в глазах, да ещё и от такой маленькой царапинки.

— Это серебро? — неожиданно спросил Дэмиен. Ему ответил Элайджа:

— Да.

— Значит, вас действительно можно убить серебром?

Элайджа неуверенно посмотрел на Алана, который не отворачиваясь от Эрика сказал:

— Конечно, не всё, что пишут в книжках — правда, но с этим не ошиблись. Да, нас убивает серебро. С собой мы его не носим, так как можем пораниться, это оружие, скорее, для смертных. Мы и голыми руками можем оторвать голову врагу.

— Я понял твой намёк, Алан. Я всё скажу, как есть, — сказал Эрик. Алан ничего не ответил, так что Эрик продолжил:

— Это было неделю назад, пока я ждал прибытия Аарона. Я знал, против кого иду, поэтому решил подстраховаться. Девчонке, похоже, от Питера досталось больше всех, потому что на коре одного из деревьев были её капли крови. Я отодрал эту часть коры и вместе с ней пошёл в общее место встречи. Самое ближайшее в двух днях ходьбы отсюда.

— Что за общее место встречи? — перебила я.

— Это бар, которым владеет сирена. Посещают его не только смертные, но и жители Цитадели. Мы ходим туда, либо просто встретиться, либо что — то передать друг другу. Это место безопасно для нас. Сирены обладают телепатией — чтением мыслей. Если смертный на грани раскрытия нашего секрета, сирена, прочитав его мысли, влияет на него своим пением так, что у того стирается вся лишняя информация. Это очень полезный дар. По большей части, благодаря сиренам мифические существа остаются нераскрытыми по сей день, — ответил Эрик.

— Значит, ты кому — то передал тот кусочек коры? — с нетерпением спросил Алан.

— Да, и записку вместе с ней. Там я написал о том, что произошло с Питером, о вас и о девчонке. Сказал идти по её следу, если вдруг нам не удастся.

Алан бросил кинжал в сторону, затем повалил Эрика на пол и начал бить его по лицу. Он был в ярости. А Эрик всё также не сопротивлялся. Элайджа попытался разнять их. У него с трудом получилось. Эрик медленно встал, а Алан в бешенстве метался по комнате. Элайджа поднял кинжал с пола и спросил у Эрика:

— Ты нас подставил?

— Нет. Точнее, да, но это было неделю назад. Сейчас я хочу помочь вам, правда, — затем он обратился к Алану:

— Ты знаешь, что я не опускаюсь до вранья. Я навлёк беду на ваши головы, так позволь мне сделать хоть что — то. Согласен, я до сегодняшнего дня хотел сдать вас Кайлу, но понял как сильно ошибался.

Алан испепеляющим взглядом посмотрел на Эрика, он медлил с ответом. Так что вмешался Элайджа:

— Я устал убегать, Алан. Что он может мне сделать? Не забывай, что я непобедим. Это мне следует беспокоиться о вас, а не вам обо мне.

— Не будь таким самоуверенным, — сказал Эрик, затем долго и испытующе смотрел на Дженевьеву. Вдруг она начала меняться в лице, вид у неё был испуганный.

— Так это правда? — спросила она. Эрик осклабился. Вид был не из приятных, потому что зубы его были в крови, да и пол лица разбито. Тем временем, Джен разволновалась. Её руки немного дрожали, хотя она пыталась это скрыть. Не выдержав, она ушла на кухню, но вскоре вернулась с влажной тряпкой в руке.

— Садись, — сказала она Эрику. Тот повиновался. Она начала медленно вытирать кровь с его лица дрожащими руками.

— Алан, я как — то спрашивала, уверен ли ты, что Элайю и Джареда выкинули со скалы? — вдруг начала она. -Ты помнишь?

Теперь Алан начал меняться в лице, он начал громко и глубоко дышать, будто ему не хватало воздуха.

— Этого не может быть… — еле выдавил он.

— Да что происходит? — спросил Элайджа. Он был озадачен странным поведением своей семьи. И без того, ничего не понимающие, я и Дэн чувствовали себя лишними в этом доме, в этой беседе. Но чем больше они разговаривают, чем больше углубляются в сверхъестественное, тем больше нам хочется уйти отсюда. А на выходе повесить табличку «Дурдом».

Элайдже никто не ответил, Алан сел на диван, держась за голову, а Джен даже не смотрела в его сторону. Тогда Эл попытался рассуждать сам:

— Так, я считаю, по крайней мере считал, что я непобедим. Что меня нельзя убить. Это вы мне так говорили. Я точно помню ваши байки про ту самую легенду, в которой это всё говорится. Но, сейчас наш, непонятно кто — друг или враг, Эрик, намекает, чтоб я не был таким самоуверенным. А к вам, в свою очередь, вдруг снизошло какое — то озарение. Значит, я всё — таки уязвим? Я правильно понимаю?

— Неужели ты думал, что природа создаст настолько бессмертное существо? Это же абсурд, — сказал Эрик.

— Но если даже моё видение правильно, то оно уже не имеет значения, — сказала Дженевьева, бросив кровавую тряпку на журнальный столик в центре комнаты.

— О каком видении идёт речь? Ты же не ведунья, ты просто ведьма… — начал было говорить Эл, как его перебил Эрик:

— Нет, она не просто ведьма. Я всегда подозревал, что в этом, совсем ещё юном теле, несвойственная ему сила.

— А как ты узнал, что у меня будет это видение? — спросила Джен.

— Долгая история, расскажу после ужина. А мы вообще будем ужинать?

— Не испытывай мои нервы, Эрик, — сквозь зубы процедил Алан.

— Я уже устал говорить… Ну хорошо, похоже выбора у меня нет.

Было видно, что Эрик сам по себе не любит много говорить, а тут он уже около получаса говорит почти без остановки:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 528
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: