электронная
173
печатная A5
299
16+
Вперёд в неизвестность

Бесплатный фрагмент - Вперёд в неизвестность

Автобиография

Объем:
112 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-9765-1
электронная
от 173
печатная A5
от 299

«Либо я буду собирать бутылки, либо я буду жить красиво — среднего быть не может!»

Введение

Есть такие люди, жизнь которых человечество просто ОБЯЗАНО запечатлеть на бумаге. Моя знакомая как раз одна из таких исключительных персонажей, но, услышав мою историю, она воскликнула: «Да по твоей жизни нужно фильм снимать! Можно даже сериал!» Возможно, она права, придет время, и по моей истории снимут фильм. Но начать я решил с написания книги. Почему? На это есть две веские причины: первая заключается в том, что мои друзья и знакомые с удивлением слушают, что со мной происходило; одни просто внимают с большим интересом, а другие еще долго не могут отойти от шока, будто они примерили мою жизнь на себя, но позже все-таки успокаиваются, глядя на то, какой я сейчас. Я нахожу эту историю полезной, после прочтения которой, можно поменять взгляды на жизнь в целом и начать действовать в свою сторону, и… наконец стать свободным! А вторая причина: я не люблю часто рассказывать одно и то же, ведь в разговоре нельзя описать все детали, хотя нет… можно, конечно, но на это понадобится далеко не один вечер. А также есть моменты, о которых мне до сих пор трудно говорить, поэтому я решил их написать, ведь, как говорил Воланд: «Рукописи не горят». Я не могу назвать это книгой. Скорее это моя автобиография. Мой путь к свободе.

Я большой любитель литературы о личном развитии, бизнесе, историях успеха, и обожаю пополнять банк своих знаний и навыков. Своими достижениями я обязан в первую очередь книгам. Вокруг меня не было успешных людей, которые могли бы направить в нужном направлении, поэтому своих наставников я нашел именно в книгах, я окружил себя ими и выполнял их советы, экспериментируя над каждой ситуацией, которая у меня возникала.

Когда я начал свой путь предпринимателя, стал вести дневник, где периодически делал записи в виде своих мыслей и ощущений от прожитого дня. Мечтал: когда добьюсь желаемых успехов, то, прочитав дневник и освежив память, смогу поделиться своим опытом с теми, кто в нем нуждается.

После общения со мной, все чаще и чаще меня стали благодарить за мои советы. Приятно, когда твои слова оказываются кому-то полезными, когда человек после беседы с тобой начинает меняться и делать свою жизнь лучше. Часто это происходит так: «Жень, а помнишь, как мы с тобой встретились, и ты сказал одну замечательную фразу, я взял ее за основу и спустя два года добился вот этого и вот этого». На самом деле, сила слова очень важна, а мы так мало придаем этому значения… Мы говорим без умолку и хорошие слова, и плохие, а проходящий мимо человек может их ухватить и принять эти фразы за образец, по которому он будет дальше жить. Я так же на лету ухватывал крылатые фразы незнакомцев, которые брал за основу. Думаю, каждый читатель извлечет из моей книги то, в чем он нуждается.

Начну с детства

Еще в детстве мне было интересно, как зарабатываются деньги. Мне нравилось складывать цифры и хотелось быстрее повзрослеть, чтобы применять это все на практике. В свои 5 лет я уже понимал цифры на ценниках в магазине. Понимал, что у родителей невысокий заработок, и поэтому в магазине никогда не требовал купить мне игрушку, жвачку и прочие прелести детства каждого ребенка. Если меня мама спрашивала, что хочу, то я выбирал самый экономный вариант. Родители всегда мне запрещали работать (странно, не правда ли?), но иногда интерес превышал запреты, и я в тайне расклеивал объявления в отдаленных районах города. Я рано научился читать и считать, мама очень удивлялась, с какой легкостью мне это удается, но… до поры до времени. Во втором классе пропало все желание к обучению, ведь моим учителем стала молодая нервная женщина, которая в истерике рвала тетради. Недолго она проработала в той школе, но мне хватило: я благополучно скатился на тройки. Дальнейшей моей задачей стало: доучиться, чтобы не выгнали за неуспеваемость. Но по окончании 9-го класса моих родителей вызвали в школу и предупредили: «Наша школа в следующем году получает статус лицея и троечники, такие как ваш сын, не доучатся здесь». Ну, что ж поделаешь… Трое моих одноклассников пошли в школу, где проще всего учиться. Школу, откуда не выгоняют. Предложение звучало заманчиво, и я решил присоединиться к ним. Два года полной халявы, и вуаля: почти отличник.

Родители мои со своих студенческих лет работали в строительном институте. Ныне он называется Сибирский Федеральный университет. Естественно, они хотели, чтобы я получил высшее строительное образование. Однажды за ужином они сказали, что пришло время задуматься о будущем и поступать в ВУЗ. На что я возмутился: «Посмотрите, в какой школе я учился, два года уже не знаю, что такое домашнее задание, я глупый и необучаемый». Но в ответ услышал твердые слова мамы: «Ты будешь ходить на занятия и хорошо учиться!». Поступить в институт мне особого труда не составило. Была выбрана специальность с самым малым конкурсом «Водоснабжение и водоотведение» и еще потребовалось немного смекалки. Меня знала половина института до самого декана. Враги моих родителей стали моими врагами, а их друзья — моими помощниками. Враги пытались завалить на экзаменах, чтобы мама или папа пришли унижаться и выпрашивать оценку. К счастью, до этого не доходило, там, где надо, я выкручивался самостоятельно.

2005 год.
Молодость

В апреле 2005-го года, когда я учился на первом курсе, из жизни ушел мой отец. У него был рак крови. Для меня это произошло совсем неожиданно, ведь мама не говорила, что папа болен смертельной болезнью. После случившегося мне пришлось резко повзрослеть: получить права на управление папиным автомобилем «Toyota Сaldina», чтобы не забросить нашу дачу, в которую было вложено много трудов за предыдущие одиннадцать лет. Мой старший брат был тогда уже второй раз женат и не особо хотел заниматься огородом и садоводством, предлагал ее продать. Но я вот не понимаю: как можно продать то место, где, заходя в дом, вспоминаешь, как каждая дощечка была прибита с любовью отца. К тому же я начал сильно переживать за маму, ведь теперь она стала единственным самым ценным и уважаемым для меня человеком.

После оформления на меня машины и дачи, я почувствовал себя намного самостоятельней и ответственней. Помню, как мы с мамой первый раз поехали на дачу. Я рулил, а она была моим штурманом. Правда не всегда приходилось верно пользоваться знаками приоритета, так как мама громко твердила, что мерседесам дорогу надо уступать всегда! И с улыбкой я продолжал ехать так, как было сказано. Из меня получился неплохой водитель, потому что еще в 10 лет папа посадил меня за руль предыдущей «Таврии», на которой мне пришлось учиться ездить по дачным переулкам. Позже мне даже понравилось приезжать на дачу, ковыряться в грядках, достраивать баню. В этом мне с удовольствием помогали мои друзья. Ночью веселье, а на утро работа, и при этом всех все устраивало. У меня был собственный кусочек земли, на котором я мог делать все, что захочется. Это чувство сильно отличается от того, когда раньше родители заставляли ехать на дачу, и хотелось сбежать. Тут наоборот: я привлекал друзей и родственников на всеобщий труд на взаимовыгодных и приятных условиях, и, ко всему прочему, следил, чтобы все находилось на своих местах.

Работать мама мне продолжала запрещать. Она боялась, что я могу поступить, как мой брат. Он быстро стал самостоятельным и отделился настолько, что с ним невозможно было общаться, он, будто, стал чужим. По поводу работы мама мне говорила: «Вот, закончишь институт, поработаешь у меня два года по своей специальности, а потом я буду тебя потихоньку учить, как управлять моей фирмой». У мамы был небольшой бизнес, деятельностью которого было проектирование зданий и сооружений. На тот момент недостатка в деньгах не было. Доход от маминого бизнеса приносил неплохую прибыль.

Первый курс я закончил на удивление самостоятельно, хоть и на тройки. Задачей было закрыть сессию и не важно, с какими отметками. Ведь и без этого было много других забот: сдать на водительские права (экзамен был во время сессии). Очень нужны были корочки на управление папиным автомобилем, так как на электричке ездить на дачу было очень некомфортно, и в рюкзаке многое не унесешь, я ночи напролет проводил в изучении правил дорожного движения, и в итоге я сдал экзамен в ГИБДД с первого раза. Со временем папины враги в институте стали ко мне равнодушными, а его друзья продолжали меня выручать, когда я их просил, но я старался обращаться к ним за помощью в особо редких случаях. А когда были совсем тупиковые ситуации, я перед сном, лежа в кровати, звал на помощь своего отца… До сих пор удивляюсь, как на следующий день после этого, я закрывал долги по учебе. Папа всегда мне помогал. И даже когда он ушел из жизни, я чувствовал его руку. С мамой дела обстояли по-другому: она в своей жизни всего добивалась сама. Она считала, что и ее дети должны надеяться только на себя и стараться не обращаться ни к кому за помощью.

2008 год.
Полный переворот

Осенью 2008 года моя жизнь перевернулась кардинально. Ушла из жизни и моя мама. И я остался совсем один. Мне было всего 21 год, и я только перешел на пятый курс. Я изо всех сил старался уберечь свою маму, но и ее настигли раковые опухоли.

Но горевать долго не получилось. Все события начали развиваться как в жутком фильме. Меня стали жалеть, а кто-то, воспользовавшись моментом, хотел поживиться на моем горе. Старший брат, говоря всем, что я мал и несамостоятелен, хотел взять все под свой контроль. Тогда он очень хитро и подло поступал. Мне казалось, что он относится к людям, как к живому мясу. Скорее не казалось, а так и было. Но время уже сделало свое дело, и все, что тогда происходило, осталось только в моей памяти.

Нам по наследству от мамы досталось две трети доли трехкомнатной квартиры, в которой я прожил всю свою жизнь. Двухкомнатную квартиру, которую мама незадолго до смерти купила мне, понимая, что наступит время, я женюсь и захочу жить отдельно, на тот момент мы сдавали ее в аренду. И еще в наследство входило мамино проектно-архитектурное бюро, которое она открыла в 1989 году под эгидой КИСИ — Красноярского инженерно-строительного института (нынешнее название СФУ — Сибирский федеральный университет). А в 1993 году мама стала независимой, создав свое ООО под названием «Пропорция». Всю душу мама вложила в эту фирму и за свое время спроектировала множество зданий по всему Красноярскому краю. В общем, «Пропорция» тоже входила в наследство. Так же была некоторая денежная сумма, о которой знал только я, так как, по словам моей мамы, она ее скопила на первое время моей будущей сиротской жизни…

Вечером, в день похорон, ко мне подошел мой брат и стал говорить условия, по которым я буду жить. Он стал расписывать мое будущее: фирму продадим, я пойду к нему работать мастером на стройку, а сейчас нужно «вскрыть» сейф и пересчитать все деньги, которые в нем лежат, он их заберет себе и ежемесячно будет выдавать фиксированную сумму, чтобы я не потратил их бездумно. Брат стал искать себе союзников, кто бы еще мог меня уговорить на это, среди тех, кто был на поминках. Заботливый у меня брат оказался. Помню его возмущенный взгляд, когда он узнал, что наша мама сама обо всем позаботилась и написала завещание, где мне была завещана ее доля квартиры, в которой я жил, и «Пропорция», а брату двухкомнатная квартира. Мама была очень мудрой женщиной. Помню, как она в предсмертном состоянии сказала мне: «Наша квартира тебе и так достанется, а дальше выбирай: либо двухкомнатная квартира, либо фирма». На что я ответил, что мне нужны только ценности моих родителей, а та двухкомнатная не являлась ею, она была просто куплена для меня. Мама стала продолжать: «Смотри, квартира стоит два миллиона четыреста тысяч рублей, а фирма около трехсот тысяч, и через полгода ее может не быть». Я пообещал, что буду биться головой о землю, но «Пропорция» будет жить. Так я совершил первый, по-настоящему смелый, поступок в своей жизни. Подписав завещание, через три дня мама ушла из жизни.

После мамы со мной осталась жить ее младшая сестра, она обещала маме, что последующие два года она будет за мной присматривать. Но не прошло и двух недель, как я, придя домой, обнаружил, что она меня обокрала, даже все мои шерстяные носки унесла. Мамины родственники всегда с завистью смотрели на нее, даже не догадываясь о том, каким трудом она сделала себя обеспеченной. Нужно было этого ожидать, и мое доверие к людям стало теряться. После этого случая я понял, что надеяться остается только на себя.

В тот же вечер я сел на диван и стал записывать свои ресурсы, потребности, возможные траты. Я даже не понимал, сколько денег у меня будет в месяц уходить на еду, так как столкнулся с этим впервые. Мне пришлось прописать все до мелочей, даже учитывая, что чайник примерно сломается через год, а стиральную машину придется менять через три — пять лет. Вышел на балкон, закурил, и с печалью пробормотал: «Эта зима будет холодная, очень холодная…». Я четко осознал, что моя жизнь начинается по-настоящему с чистого листа, с учетом имеющихся ресурсов. Впереди меня ждала полная неизвестность…

Так как фирма по законодательству не может существовать без директора, а назначить было некого, директором была назначена женщина Марина (по устному маминому согласию), которая около двенадцати лет проработала в «Пропорции». Я тогда никакого представления не имел, как этим всем управлять. Марина тоже ничего не понимала. Мама никого не посвящала в свои дела. Марина тоже оказалась из хитрых, да причем еще и из глупых. Видимо, она, как и многие, завидовала маме, так как спустя три месяца все деньги с расчетного счета фирмы испарились, а было чуть больше миллиона рублей. Часть ушла по назначению, а часть директору на зарплату. Деньги перестали приходить на расчетный счет еще и потому, что старые заказчики, наблюдая ситуацию, стали тоже придумывать свои истории о финансовых затруднениях. А новых заказчиков не было, так как Маринадумала, что они приходят сами по себе. И, ко всему, наступал мировой финансовый кризис 2008 года.

Срок окончания действия лицензии на выполнение работ стоял 05 апреля 2009 г… Государство выпустило новый закон «о саморегулируемых организациях», в котором говорилось, что с 2010 года все лицензии на строительные и проектные работы будут недействительны. Лицензии заменят СРО (Саморегулируемая организация). Просто государство решило снять с себя ответственность и отдать ее Некоммерческим частным партнерствам (до этого лицензии выдавал государственный орган). Никто и понятия не имел, что ждет строительный рынок, так как закон скоро должен был вступить в силу, а никаких Некоммерческих партнерств еще не было. Я пришел к своему однокласснику Паше, и мы полезли в Интернет. Стали изучать все, что говорилось о СРО. Было много юридических сайтов, слова, которых я не понимал, будто не умею читать. Оказалось, что юридический язык отличается от того, чему меня учили в школе и институте. Понятно было только то, что нужно вступить в НП СРО и заплатить вступительные взносы и компенсационный фонд в размере ста пятидесяти тысяч рублей. А также для того, чтобы открывшемуся Некоммерческому партнерству получить статус СРО и выдавать свидетельства о допуске к работам, ему нужно набрать минимум 50 вступивших проектных мастерских. Тогда Паша высказал свое мнение: «Продавай фирму и займись чем-нибудь другим, это слишком сложно для твоих мозгов, да и кругом царит обман, ты только потеряешь деньги». Меня тогда окружало много «советчиков», которых я не хотел слушать, ведь они сами ничего не достигли. В декабре мне позвонил дядя Миша, мамин студенческий друг, я знал его с пеленок, и сказал, что у нас в городе создалось три Некоммерческих партнерства, и что мне нужно быстро вступать в НП НПСР проект. Ко мне в офис приехал невзрачный мужичок — директор НП НПСР проект. К нему, на тот момент, уже вступило девять проектных организаций. По его глазам я увидел, что даже ему, высококвалифицированному юристу, до конца непонятно как будет работать эта система. В следующую среду я приехал уже к нему на общее собрание, где собирались те девять руководителей проектных фирм, которые вступили в НП НПСР проект, там же был и дядя Миша. Общие собрания проводились каждую среду и на них решались вопросы о будущих положениях Некоммерческого партнерства, а самый важный вопрос был — где взять еще сорок одну проектную организацию? Все боялись афер, но эти организации нужно было привлечь как можно скорее, чтобы быстрее получить свои свидетельства о допуске к работам, которые заменяли лицензии. Для меня этот вопрос был более актуален, так как в апреле срок моей лицензии истечет, и я остался бы без рук. Я стал десятым вступившим в НП НПСР проект, и оплатил все взносы. Благо не весь миллион тогда ушел с расчетного счета «Пропорции».

Была еще одна проблемка. Две сотрудницы были беременными, и вскоре должны были уйти в декретный отпуск: одна в феврале, вторая в апреле. Кроме этого, уже была в декрете Надежда. Она была самым ярким сотрудником, ее мама и хотела сделать директором, если бы не беременность. В общем, нужно платить пособия, и все острее вставал финансовый вопрос.

Денег в фирме становилось все меньше, а приходов не предвиделось. Было три крупных заказчика, с которыми мама долго работала. Но и они повернулись «задом», обвиняя в ошибочном выполнении проектной документации. Один обанкротился и, обвиняя в этом нас, стал готовить бумаги в суд. Второй вошел в большое доверие к Марине и не желал общаться со мной. А третий учил, как правильно мне поступить, и пытался войти в доверие ко мне. Было трудно понять, кому доверять можно, а кому нет. В общей сумме, после выполнения начатых моей мамой проектов, нам должны были оплатить чуть больше 6-ти миллионов рублей. На тот момент это были громадные деньги.

Работа выполнялась, напряжение росло. Деньги заканчивались, а новых приходов не было. Были только обещания. Маринаочень бдительно следила за мной, в то же время делая неприступный вид. У меня не было опыта общения и переговоров такого плана. Я боялся сказать не те слова и поэтому очень редко их произносил. А если произносил, то в голосе четко выражалась моя неуверенность. Марина себя облагораживала, поджимая к себе коллектив. Сотрудники на меня смотрели так, будто я путаюсь под ногами и все порчу. Мне казалось, что против меня готовится тайный заговор. На самом деле он и был, но только я не знал его масштабов.

По вечерам, когда в офисе никого не было, я украдкой доставал различные папки с бумагами и изучал их. Учредительные документы, бухгалтерские отчеты, зарплатные ведомости, договоры и т. д. В большинстве бумаг я не мог разобраться, а Интернетом на тот момент пользовался очень неумело. Поэтому приходилось делать копии и бежать консультироваться у знающих людей. Со временем у меня появилось 5 основных независимых советчиков: бухгалтеры, главные инженеры и технические директора проектных мастерских.

Однажды я ехал в машине и обнаружил, что в поездке нечего послушать. По радио крутились скучные песни, а все диски с музыкой, которые были с собой, были прослушаны неоднократно. Я достал из кармана флешку, думая, что может хоть там есть что-нибудь новенькое. Но на ней оказались аудиокниги. Я не помню, как они попали ко мне. Я книги-то читать не любил, а слушать и подавно. Но слушать было нечего, и я не стал выключать магнитолу. Первая книга была «Психология достижения целей», автор Брайан Трейси. Даже одно название дало мне задуматься, что эта книга полный бред. Ездить по городу мне надо было много, и за пару дней я прослушал эту книгу. Там говорилось об известных людях, которые добились великих успехов. Ну что ж, подумал я, повезло им, а я же простой парень, мне не может так повезти. Но некоторые моменты мне захотелось услышать еще раз, и я включил книгу по второму кругу. После второго прослушивания я сделал вывод, что этим успешным людям не повезло, а они добились своих успехов своим упорством! После того, как я ее прослушал в третий раз, я закричал: «Я сделаю это! Я тоже буду успешным!». Я стал выполнять упражнения из книги, самым сложным заданием было всех простить. Я простил своих родителей, брата, себя и всех, кто не давал мне покоя. Это было нелегко, но после массового прощения, я стал чувствовать себя легче и свободнее. Весь мой гнев испарился, и я мог более четко сфокусироваться на решении насущных проблем.

Позже, я стал изучать Брайана Трейси и смотреть его семинары, на которых собиралось по 4 тысячи человек. Казалось, мне нужна целая вечность, чтобы заработать на посещение его семинара. До этого я твердо считал, что все богачи жуткие воры и обманщики, но я поверил в то, что тоже стану богатым, только совсем другим, я буду добрым богатым.

Вторая книга, которая была на моей флешке, называлась «Психология влияния», автор Роберт Чалдини. В ней говорилось о различных экспериментах и способах воздействия на людей. Влиять я тогда совсем не умел, да и клиентов у меня не было. Но эта книга помогла мне отличать ложь от правды в переговорах с заказчиками-должниками, а также выбрасывать из головы бред, который они мне навязывали. У меня не было наставника, к которому я мог обратиться. Я не знал, как устроен бизнес и как им управлять. Оставалось только находить новые аудиокниги успешных бизнесменов и следовать их рекомендациям. В одной из следующих книг я услышал фразу: «Учиться и развиваться надо всегда, иначе станешь отставать, так как мир всегда развивается». Тогда мне страшно стало от этой фразы, так как я считал, что последнее место учебы — это мой институт, в котором я учился. После я понял, что все знания, которые мне дали в школе и институте, в моей ситуации имеют пустое место.

Приближался Новый год. На улице температура держалась не выше -38 градусов. При этом постоянно дул сильный ветер. Зима и правда была настолько холодной, что старики из нашего дома говорили, что с 1954 года не помнили такой зимы. Настроение у меня было совсем не праздничное. Один из моих друзей посоветовал подарить своим сотрудницам по большому будильнику и цинковому ведру, чтобы на работу приходили вовремя. Так как не люблю думать над подарками, я им и на самом деле купил будильники. Самый большой я подарил самой главной — Марине. Только спустя полгода я понял, что им не по душе были мои подарки, так как при переезде из офиса я обнаружил их в тумбочках под столами.

Начало 2009 года.
Кто, если не я?

Все новогодние праздники я просидел дома в состоянии апатии. Я с детства хотел работать. И тут самостоятельная жизнь. Начиная с сентября, я приезжал каждый день в офис, ездил к заказчикам на встречи и на консультации к своим советчикам. На лекциях в институте я постоянно рисовал в своих тетрадях планы действий, глобальные стратегии, графики и различные варианты событий. Самое нелюбимое время суток для меня было после 17:00, когда все завершали свой рабочий день, а также обеденное время, в которое я стеснялся кого-либо беспокоить своими звонками. Я жаждал работать, ведь о работе мечтал с детства. А в остальное время, находясь в одиночестве, мне приходили в голову негативные мысли. Я ложился спать в 8 вечера, так как ненавидел сидеть без дела в ожидании нового рабочего дня. До сих пор завидую тому своему стремительному настрою. А тут целая новогодняя неделя безделья. На носу была сессия, которую я с нетерпение ждал. Я хотел движения и общения. Но в праздничные и выходные дни я сидел дома, и не хотел видеть никого из своих друзей, родственников и знакомых. Я ненавидел отвечать на вопрос «Как дела?», потому как дела были отвратительными. А если бы рассказывал все подробности, то выслушивал бы слова жалости, которые я ненавижу. Я был похож на человека, живущего в своем футляре.

Сессию я сдал на ура, вперед всех. У меня была только одна четверка, выделявшаяся из семи пятерок. Не удивительно, ведь я с нетерпением ждал этих экзаменов. После сессии стало резко скучно. Сначала я помогал своим одногруппникам, но и они вскоре все сдали. За окном минус сорок два и жуткий ветер…

В феврале, сидя дома на кухне, я искал выход из безвыходного положения. Однозначно надо было менять директора. Иначе мамины слова о том, что «Пропорции» к марту может не быть, могли сбыться. Никто не соглашался возглавлять «Пропорцию», отвечая, что «им не нужно мое неуправляемое утиное озеро». Даже Надежда, которая была в декрете, выставила мне ряд требований, которые мне надо было выполнить, чтобы она согласилась.

Требований было три.

Первое, это уволить Марину.

Второе, переехать в более комфортный и привлекательный офис, так как мы находились в здании бывшего завода телевизоров, где никакой привлекательностью и не пахло. Но хоть офис был и страшненький, зато не приходилось за него платить, так как мы в нем находились по соглашению моей мамы с Сибирским федеральным университетом.

А третье требование я уже и не помню.

Я продолжал перебирать варианты, кто может спасти «Пропорцию», и внезапно в мою голову влетела мысль, которая сразу прозвучала моим голосом: «Кто, если не я???». Сразу стало страшно. Я не был готов к такой ответственности. Я никогда и не думал быть директором. Мой отец работал обычным наемным сотрудником в институте и зарабатывал меньше мамы. Я тоже думал, что моя жена будет больше меня получать. У меня была такая модель семейной жизни, которую скопировал от родителей. А тут, в таком молодом возрасте, и уже такая ответственность! Причем директором становиться надо было как можно скорее. Тогда, сидя на кухне, я дал себе обещание, что стану директором ООО «Пропорция» в мае, а до этого момента меня ждет серьезная подготовка.

Записанная цитата: «Я сжег все корабли и обрубил все мосты. У меня нет пути назад. Либо я буду собирать бутылки, либо я буду жить красиво, среднего быть не может». Эту фразу я записал в тот день в свой дневник, сидя на кухне и размышляя о том, что будет дальше.

На днях ко мне заезжал мой родной брат, и я ему рассказал о своем решении. Он сказал, что это глупая затея, так как он никогда не видел таких молодых директоров. На что я тихо ответил: «Придется увидеть».

На тот момент самым большим моим недостатком была боязнь общения по рабочим вопросам. Перед важным телефонным звонком я записывал речь на листок, а потом несколько раз проговаривал его, чтобы при разговоре не запнуться и казаться уверенным. Такие телефонные разговоры проходили примерно так:

— Здравствуйте, Сергей Александрович, меня зовут Касьянов Евгений. Я звоню по рекомендации Елены Владимировны, хотел бы у Вас проконсультироваться. Когда можно к Вам подъехать?

— Здравствуйте, Евгений. А по какому вопросу Вам нужна консультация?

— Нууу… у меня такая ситуация… в общем, давайте я при встрече расскажу.

У меня было четкое понимание того, что мне надо, но из-за волнения у меня заплетался язык и терялись слова. Поэтому я решил записаться на тренинг по ораторскому искусству. До этого я никогда на тренинги не ходил, и часто слышал, что это отмывание денег, что на них ничему не научат. Но выхода другого не было. Чтобы лишний раз уйти от критики своего окружения, я никому не сказал, куда собрался.

На тренинге нам выдали все те же методы, которые есть на каждом тренинге на тему ораторского искусства, но для меня эти инструменты казались самыми необходимыми, так как эта информация для меня оказалась совсем новая. Я был самым молодым участником. Каждый рассказывал свою причину, почему он пришел туда, а я не знал, как это описать, чтобы не упомянуть о своей горькой правде. Даже на этом этапе я засыпался.

Одной из моих проблем были телефонные звонки. Когда я звонил своим советчикам, то не сразу мог понять, как решить интересующий меня вопрос. Начиная выполнять сказанное, я очередной раз попадал в тупик, и мне приходилось звонить снова. Особенно неловко было, когда это повторялось по 3—4 раза подряд. Мне было жутко неудобно, казалось, что я отвлекаю от важных дел своего переговорщика. Так же было неудобно спрашивать заказчиков, когда они оплатят выполненную работу. На тренинге меня убедили, что ничего страшного в этом нет. После этого я стал на порядок увереннее, и появилось желание звонить всем серьезным дядькам, которые мне должны денег.

На следующий день я начал действовать. Один из заказчиков пообещал перевести 300 тысяч в ближайшее время. Но тут возник второй вопрос: если деньги переведут сейчас, то они уйдут не в то русло. И тут я понял, что директором надо становиться сейчас же! Но как подойти к Марине и сказать ей о том, что я перевожу ее на другую должность? Выхода не было, и я каким-то образом проговорил ей эти слова. А прослушанная мною аудиокнига Наполеона Хилла «Думай и богатей», придала мне дополнительной уверенности. Юридически были некие затруднения в оформлении, и через две недели подходил срок оформления наследства. Все же пришлось согласиться подождать две недели, но тогда мне нужно было выполнить очередной рискованный шаг. Если Марина уходит с престола, то не факт, что заказчик не повернется ко мне задом. И надо было принять решение: сказать заказчику, чтобы переводил деньги сейчас, или попросить задержать платеж на две недели. По Марине было видно, что ей эта ситуация явно не нравится, так как она была уверена, что деньги придут сейчас, и даже специально по этому поводу лично поехала на встречу к заказчику, где (по моей тайной просьбе) он ее выругал матом и выставил за дверь. Молодец заказчик, но как бы он не сделал со мной то же самое, когда я стану директором…

Я всегда боялся рисковать и никогда не думал, что буду совершать рискованные поступки. Но в это время мне приходилось идти на такие риски каждый день. Через месяц рисковать мне уже было привычно, а еще через месяц я уже не мог жить без риска.

17 марта 2009 года.
Взять всю ответственность на себя

Тот день до сих пор остается для меня значимым. В тот день я подписал решение о назначении себя Генеральным директором ООО «Пропорция». Забавно было подписывать себе трудовой договор. Единственный участник общества с ограниченной ответственностью «Пропорция» Касьянов Евгений Иванович принимает на должность Генерального директора Касьянова Евгения Ивановича.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 173
печатная A5
от 299