электронная
Бесплатно
печатная A5
314
12+
Воронец в снегу

Бесплатный фрагмент - Воронец в снегу

Чудовище из легенд

Объем:
126 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-3315-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 314
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Пролог

Когда я была ещё маленькой, моя няня рассказывала мне, что далеко на севере есть страна чёрных людей, их души темны так же как и их волосы, а вместо сердец бьётся камень, который не знает, что такое любовь и радость. Это королевство злых колдунов, которые когда-то прогневили светлых богов, и те отобрали у них солнце, сделав те земли краем вечных снегов. А называется эта страна Хэйань, что на человеческий язык переводится как мрак или темнота.

Увы, два года назад бог смерти Мортус забрал мою няню к себе. А потом я узнала, что это страшное государство чернокнижников из сказок моего детства существует на самом деле и, в общем-то, рядом, граничит с нашим светлым королевством Люцемом.

А теперь я направляюсь в этот самый Хэйань. Не то чтоб мне так уж и хотелось этого. Вернее, совсем не хотелось. Но ведь в моих руках находится счастье всех жителей Люцема. Если я выйду замуж за принца Равена из этой чёрной страны, то это положит конец войне между нашими государствами, которая длится уже почти столетие.

— Не беспокойтесь, принцесса Актея, милостивая длань светлой богини солнца Солис не оставит вас, — ободряюще улыбнулась мне Вита, моя молочная сестра. Несмотря на то, что у неё, как и у меня, были золотистые волосы и голубые глаза, мы были совершенно непохожи. Она была намного крупнее меня и кожа у неё была темнее. Зато в чертах лица присутствовала строгость. Я бы даже сказала, что в её облике было некоторое достоинство, которого очень часто, по словам других, не хватало мне.

Но сейчас Вита заметно нервничала. И это было вполне понятно. Она вошла в ту немногочисленную свиту, что мне разрешили взять с собой. Вита, как и я, прощалась с нашим любимым королевством. От этих мыслей у меня, уже в который раз, на глаза навернулись слёзы, но я лишь улыбнулась. Ведь говорят, что новый путь надо встречать со счастливым лицом, тогда и дорога будет удачной.

А потом карета, в которой мы ехали, остановилась. Вот и всё. Мы наконец-то добрались до границы, которая разделяла Люцем и Хэйань. Дождавшись, когда дверца откроется я вышла наружу, с трудом сдерживаясь, чтобы с наслаждением не потянуться, всё-таки долгая дорога в постоянно трясущейся на ухабах карете меня очень утомила.

Но взглянув в сторону процессии из Хэйаня, которая должна была меня встречать, я замерла на месте. Я, конечно, слышала об этом, но, как оказалось, совсем другое увидеть это воочию. Всё вокруг меня освещали ласковые лучи солнца, зеленели трава и деревья, я даже видела двух весело порхающих бабочек. Но всего в несколько шагах словно проходила невидимая стена, небо за которой закрывали тяжёлые сизые тучи, а землю укрывал белый снег. И сейчас мне предстояло отправиться туда, в это королевство, почти не знающее милость солнца.

Я поёжилась, а потом, всё-таки не выдержав, оглянулась, позади меня, раскинув свои зелёные поля, лежало королевство Люцем. Увижу ли я его когда-нибудь ещё?

***

Я слушала слова, которые говорили все эти люди, но не вникала в их смысл. Все мои силы уходили на то, чтобы не разрыдаться на глазах у всех. Мне хотелось залезть обратно в карету и крикнуть кучеру, чтобы он поскорее разворачивался и увёз меня отсюда. Но вот несколько шагов навстречу людям в белых меховых одеждах, и мои ноги уже по щиколотку утопают в снегу. И холод. Такого холода я не испытывала, даже когда однажды в ветреный день тайком пробралась на вершину обзорной башни. Моя кожа тут же покрылась мурашками, и я успела подумать, что сейчас мне вряд ли поможет и мой любимый жакет из плотной ткани. Правда, меня почти сразу укутали в такие же тёплые и пушистые одеяния, какие хэйаньцы носили сами.

На самом деле церемония ещё не закончилась. Но от меня больше ничего не требовалось, просто молча стоять уже на этой стороне. Такова была древняя традиция, говорили, что она уходит своими корнями в те времена, когда Хэйань ещё не вступил на дорогу зла. И теперь дальше до самого дворца меня должны были сопровождать люди принца Равена.

Сказать, что мне не было страшно, значит соврать, а люцемцы этого делать не должны, в конце концов, правду от богини Солис не спрячешь. Хэйаньцы даже внешне не походили на людей, к которым я привыкла. Черты их лиц были намного резче, а тёмные глаза, казалось, пронизывали насквозь. И учитывая всё, что я о них знала, я даже думать боялась о том, что будет дальше.

Правда, прямо сейчас меня больше занимали покрасневшие от холода руки и мёрзнущие уши, а ног я уже вообще почти не чувствовала. Теперь я понимала почему хэйаньцы такие мрачные. Если у них всё время такая погода, это неудивительно. Больше всего я хотела спрятать ладони в рукавах, но этого делать было нельзя. И самое неприятное было в том, что я знала, что стоит мне только сделать шаг, и я опять окажусь под ласковыми лучами солнца. Но в конце концов мне всё равно пришлось повернуться спиной к Люцему и направиться к карете, которую для меня приготовили хэйаньцы.

И я-то наивно полагала, что меня больше ничем не удивишь!

— Что это? — невольно вырвалось у меня. У этой хэйаньской кареты совсем не было колёс. И как на ней ехать-то можно?

— Это сани, принцесса Актея, — ответил мне молодой мужчина, который, по-видимому, был тут самый главный. Конечно, настоящих хэйаньцев я только сегодня увидела, но если бы меня попросили показать самого типичного жителя этой страны я бы, несомненно, указала на него. У него были темные глаза и длинные чёрные волосы, стянутые в тугой хвост. Они очень сильно контрастировали с его белыми одеждами. Я ещё удивилась, как ему не холодно с непокрытой головой, так как чувствовала, что мои уши уже готовы были отвалиться. — Можете называть меня Неро.

В ответ я кивнула. Но это объяснение «сани» мне ничего не сказало, я всё равно не понимала, как они могут ехать без колёс. И я хотела бы подробнее расспросить об этом, но у всех этих людей были такие мрачные лица, что я не решилась.

На удивления сани легко двинулись вперёд. А я-то думала, что лошадям будет тяжело их тащить. Наверное, это была какая-то чёрная магия или ещё что-нибудь. Было у меня и ещё одно опасение. Эта хэйаньская карета была с открытым верхом, и я всерьёз боялась, что к концу поездки превращусь в фруктовый лёд, который у нас подавали по большим праздникам. К счастью, неразговорчивая и строгая на вид служанка, которая назвалась Джу, надела на меня меховую шапку и сапожки и дала муфту — ещё одна странная вещь хэйаньцев, но рукам в ней было тепло.

Но теперь мне только и оставалось, что глазеть по сторонам, хотя смотреть, в общем-то, было не на что: кругом один только снег — и размышлять, каким будет мой будущий супруг. Я предполагала, что Равен скорее всего будет похож на этого Неро и таким же угрюмым, как все здесь. Но в душе я не хотела верить в это, наверное, пока я его не увижу, я всё равно буду надеяться, что он окажется весёлым златовласым юношей, как в тех балладах, что пели менестрели. В конце концов, даже среди хэйаньцев должны быть исключения.

Но это всё, что могла сейчас сделать, надеяться. Сейчас мне и поговорить было не с кем. В этих санях я ехала одна, даже Виты со мной не было — хэйаньцы настояли на этом.

Ещё раз окинув скучающим взглядом однообразный пейзаж, я заметила впереди всадников. Гадая, кто это мог быть я с нетерпением стала ждать, когда они приблизятся. Хоть какое-то развлечение! Можно, например, пока попытаться отгадать, кто они такие. Всё что угодно сойдёт, лишь бы не предаваться пустым и грустным мыслям.

Очень скоро я поняла, что их было, наверное, человек двадцать. А аура их предводителя была настолько мрачной, что казалось, подавляла даже Неро. В дополнение ко всему он и одет был во всё чёрное.

— Принц Юншэн! — по голосу Неро даже я догадалась, что он очень сильно удивлён встретить этого человека здесь.

Но Юншэн… Это ведь было вторым именем принца Равена. Я с нескрываемым интересом взглянула на него. И он тут же ответил мне тяжёлым взглядом. Образ светлого юноши, воспетого в балладах, был безжалостно разбит вдребезги, передо мной стоял настоящий сын Хэйаня, чудовище из легенд.

Замок Фелиции

Пир зверей

С прибытием принца Равена вроде бы ничего не изменилось, по крайней мере, для меня. Очень скоро наша процессия опять двинулась вперёд, а я всё также продолжала сидеть в этих самых санях, одна. Хотя, насколько я могла судить, это было странно, что Равен здесь появился. Я должна была встретиться с ним лишь в столице Хэйаня — Вэйдатине. Впрочем, это же хэйаньцы, у нас часто говорили, что их поступки не поддаются логическому объяснению.

Но на самом деле жаловаться мне было не на что. Теперь мне вовсе не приходилось скучать, рассматривая однообразие снежной равнины. Правда, принц Равен ограничился только тем, что поприветствовал меня, а потом совсем перестал обращать внимание, словно я пустое место, что было немного обидно. Впрочем, этот факт не так уж сильно меня заботил. Теперь мне постоянно было нужно одёргивать себя, потому что мой взгляд то и дело устремлялся к хэйаньскому принцу. А у нас считается невежливым настолько открыто проявлять интерес к человеку — этим можно и смутить его. Хотя принц Равен вроде и не замечал моих взглядов. И из-за этого мне было ещё труднее сдержать своё любопытство. Ведь уже очень скоро этот мужчина станет моим мужем, и мне придётся провести с ним всю оставшуюся жизнь.

На самом деле, несмотря на то, что я привыкла к людям совсем с другим чертами лица, я не могла отрицать того, что принц Равен был красив, на свой хэйаньский резковатый манер: чуть раскосые глаза, чётко очерченные скулы и прямой нос. И у него, как и у Неро, тоже были длинные чёрные волосы, забранные в хвост. Но сказать, что он похож на других хэйаньцев, я не могла, было в нём что-то, что выделяло его среди других. Возможно, мне так казалось из-за его манеры держаться, которая заставляла других подчиняться ему беспрекословно. Наверное, исходя из того, что он всё-таки уроженец этой тёмной страны, можно было сказать, что мне повезло, даже несмотря на то, что он, по-видимому, то ли сознательно меня игнорировал, то ли не знал самых элементарных правил приличия.

В то же время было кое-что в нём, что меня немного пугало, хотя я и твердила себе, что это глупо. Просто я не могла отделаться от мысли, что именно таким я и представляла себе злого хэйаньского колдуна Корвиса из наших легенд. Говорили, что он родился несколько веков назад и всегда одевался во всё чёрное. Тогда он ещё был просто генералом Хэйаня. Но однажды он увидел прекрасную принцессу из Люцема и похитил её. Уж не знаю, зачем он это сделал, в легенде об этом не говорилось. Но узнав о преступлении генерала из Хэйаня, жители Люцема очень опечалились и стали молить богиню Солис о помощи. Та вняла им и прокляла Корвиса. Но в итоге принцессу это не спасло, а хэйаньский генерал прекратил стареть и превратился в злого колдуна. Он до сих пор жив и продолжает похищать принцесс.

Естественно, это была только легенда. Да и не может же Равен быть на самом деле колдуном Корвисом! Но это было ещё одной причиной, почему я время от времени бросала взгляды на него.

Где-то через час мы подъехали к какому-то замку. После этих саней от хэйаньцев я уже ожидала увидеть что угодно. Но замок оказался на удивление обычным: по крайней мере, высокие серые стены с квадратными зубцами, надвратные и дозорные башни выглядели точно такими же, как строили и у нас в Люцеме. Правда, в дополнение к этому на стенах я видела какие-то тёмные то ли пятна, то ли подтёки, словно кто-то что-то лил сверху. Мне было очень любопытно, откуда они взялись. Но сейчас рядом со мной не было никого, кого я могла спросить об этом.

Даже въехав во двор, я не могла отделаться от мысли, что этот замок построен люцемцами. До сих пор архитектуру хэйаньцев мне видеть не приходилось, но однажды я слышала, что их дома очень отличаются от наших. Но пока не было ничего, что подтверждало это.

Встретить нас вышел какой-то человек, почему-то на нём были хэйаньские доспехи, сделанные из чёрных пластин, а ещё, в отличие от других мужчин, что окружали меня, у него были длинные усы. Я сразу предположила, что он хозяин этого замка. Впрочем, мне он не представился. Да и говорил он на том самом непонятном хэйаньском языке, который мы называем тёмным. А на меня он если и взглянул, то так, как смотрят на пробежавшую по двору кошку. Да, это не Люцем, где рады каждому гостю. Из-за этого я сразу почувствовала себя здесь лишней, и ещё было очень неловко. В Хэйань со мной отправилось всего три человека, наверное, окажись кто-то из них рядом, мне было бы легче. Но, как я ни оглядывалась вокруг, не могла их найти.

— Что случилось, принцесса Актея? — спросил меня Равен. За всё время это был в первый раз, когда он по-настоящему обратил на меня внимание.

— О… — признаться в том, что мне просто немного обидно из-за пренебрежительного отношения ко мне, я не могла, а поэтому, мысленно попросив у богини Солис прощения, я произнесла: — Я просто думала, что хэйаньцы строят другие замки. И крыши у них вот такие, — и я показала жест, который для наглядности сделал Флавиан, когда рассказывал мне про их дома. Хотя на самом деле я не очень-то представляла, что он там имел в виду.

— Так и есть, — подтвердил Равен, чем удивил меня и мне даже захотелось увидеть эти самые крыши. — Но этот замок построили люцемцы.

— Зачем? — я действительно не понимала, зачем кому-то из наших делать подобное. Это же земля тьмы, тут только хэйаньцы и могут выживать.

— Возможно, лишь затем, чтобы этот замок, в конце концов, попал в наши руки, — в голосе Равена слышалась откровенная насмешка. — Принцесса Актея, вам стоит отдохнуть с дороги. Через час подадут ужин в большом зале. Но если вам неприятно присутствие хэйаньцев, можете поесть и в своей комнате. Джу, отведи принцессу в её комнату.

Я не успела ничего ответить ему, потому что после этих слов принц Равен развернулся и куда-то ушёл. Всё-таки хэйаньцы вежливыми манерами себя не обременяют, ни один нормальный люцемец так бы не поступил.

В любом случае единственное, что мне сейчас оставалось, это подняться в комнату, что мне отвели. То, что она располагалась на верхнем этаже, говорило о том, хэйаньцы, несмотря на довольно-таки неучтивое отношение ко мне, всё-таки считаются с моим положением. А то я уже всерьёз начала опасаться, что меня отправят куда-нибудь к прислуге.

Комната, предназначенная для меня, тоже была вполне в люцемском стиле: стены обшиты деревянными панелями, а на полу плитка с узором из листьев папоротника. Только на коврах были изображены не привычные мне травяные узоры, а какие-то люди в хэйаньских доспехах. Но, как и ожидалось, здесь было довольно холодно, даже несмотря на то, что ставни окна были плотно закрыты. Я грустно посмотрела на поленья, аккуратно сложенные возле камина. В таких вещах, как розжиг огня, я совершенно не разбиралась. Как-то однажды попробовала, и весь верхний зал почему-то заволокло дымом. Повторить тот же фокус здесь мне не хотелось. Но Джу, которая привела меня сюда, сразу же сослалась на какие-то дела и ушла, эти хэйаньцы вообще любят куда-то исчезать. А Виты и Фелиши, моей служанки, здесь не было.

И всё же, несмотря на то, что я всё ещё была в той же одежде, что дали мне хэйаньцы, просто сидеть было холодно. И потом, я по пальцам могла пересчитать, когда я оставалась одна. А делать в этой комнате совершенно было нечего, разве что предаваться пустым и грустным мыслям о Люцеме. Я ещё раз взглянула на дрова и решилась.

— Принцесса Актея! — раздался испуганный голос Виты у меня за спиной, когда я попыталась засунуть в камин одно поленье. И вот так всегда, стоит мне только придумать что-нибудь интересное, как сзади обязательно кто-нибудь появляется и делает такое лицо, словно я совершаю ужасное преступление.

— Принцесса Актея, оставьте это дело нам, — следом за Витой в комнату влетела Фелиша. На её веснушчатом лице со вздёрнутым носиком сияла улыбка, а сама она походила на маленькое солнце, возможно, такое впечатление складывалось из-за её ярких рыжих волос. Фелиша совсем недавно была назначена мне в служанки, и я была очень удивлена, что она решила последовать за мной в Хэйань.

Я улыбнулась ей в ответ и оставила дрова в покое.

Наблюдая за тем, как в камине постепенно разгорается огонёк, я вспомнила слова Равена.

— Мне кажется, что этот замок построили люцемцы, когда здесь ещё не было снега, — произнесла я вслух, словно продолжая тот разговор. Хотя полностью понять, что именно подразумевал под своими словами хэйаньский принц, я не могла.

Вита удивлённо на меня глянула, будто говоря, с чего я так решила. Но Фелиша согласно кивнула и сказала:

— Да, ещё двадцать лет назад эти земли принадлежали нашему королевству, а потом их захватили хэйаньцы. А как известно, за ними всюду следует зима.

Вот как. Я знала, что земли Хэйаня всегда покрыты снегом. А оказывается, что и захваченные ими территории постигает та же судьба. Этого мне никогда не говорили. Впрочем, я и не спрашивала. Но если подумать, о самой войне между Люцемом и Хэйанем я тоже почти ничего не знаю, да и никогда не интересовалась этим по-настоящему. И тут я припомнила книгу, в которой описывался штурм замка, и которую у меня очень быстро обнаружили и отобрали. Но там была картинка, где несколько людей выливали что-то из огромного чана вниз на взбирающихся по лестнице людей. И… неужели те тёмные следы, что я видела на замковой стене это свидетельства последней битвы?

— А что тут произошло двадцать лет назад? — спросила я.

— Я ничего не знаю об этом, — покачала головой Вита.

— Да и я тоже, мне тогда было всего четыре года, — ответила Фелиша и её улыбка погасла. — Но отсюда родом мои родители. И этот замок назывался Фелиция Соспита. Теперь хэйаньцы, наверное, переназвали его на свой манер. И насколько я помню, с тех пор как этот замок захватили, крупных сражений не было.

— Значит, эти земли ещё совсем недавно принадлежали роду Парма? — Вита даже не спрашивала, скорее утверждала.

Конечно, даже я знала, что Фелиция Соспита или Фелиция-Защитница была их прародительницей. И ещё, я взглянула на пол, на гербе рода Парма был изображён папоротник. Всё сходится.

— Я почти не помню, как здесь всё было, — Фелиша, кажется предалась воспоминаниям. — Но тут точно не было никакого снега. Всё было зелёное, во дворе замка даже был небольшой садик. Но… как эти хэйаньцы вообще выживают, если у них ничего не растёт? Земля смерти какая-то.

— Это всё чёрная магия, — убеждённо ответила я. По крайней мере, меня так учили, да и других объяснений я не находила.

— Принцесса Актея, где вы будете ужинать? — раздался голос Джу, в котором проскакивали нотки недовольства. Мы так увлеклись разговором, что не заметили как она вошла.

— Внизу, конечно, — ответила я. В конце концов, вечно скрываться по комнатам я всё равно не смогу. Хотя хотелось бы.

Уже следуя за Джу, я всё же не удержалась и спросила:

— А как называется этот замок?

— Баохушэнь, — ответила Джу, а потом добавила немного помолчав: — Думаю, это можно перевести на ваш язык, как святой защитник.

Я решила, что Фелише это будет интересно узнать, но тут же все мои посторонние мысли улетучились, я оказалась в главном зале.

Я слышала, что хэйанцы едят пищу сырой, потому что в их вечной мерзлоте деревья не растут, и огонь им разводить нечем, а иногда они свирепеют настолько, что поедают зверей ещё живыми, а уж про правила приличия и говорить нечего. У нас даже была поговорка: не веди себя за столом как хэйанец, а то богиню Солис разгневаешь. И теперь мне предстояло убедиться в этом воочию. Но слова про поедание животных живьём меня откровенно пугали. Я лишь однажды видела мёртвого голубя в саду, и то служанки сразу же заставили меня уйти из этого места, говоря, что я на такое смотреть не должна. Интересно, что бы они сказали, если бы тогда узнали, что я окажусь в таком месте.

Поэтому вполне естественно, что в большой зал я входила с опаской. Там было уже полно людей и из моей хэйаньской свиты, и тех, кого я видела впервые, но при моём появлении разговоры как-то притихли, хотя можно было бы подумать, что я разобрала бы их тёмный язык.

И первым делом я внимательно оглядела большой зал в поисках чего-нибудь, что указывало бы, что это действительно пиршество злобных хэйаньцев. Хотя уже был вечер, зал был неплохо освещён сальными свечами и масляными лампами, что были прилеплены к стенам и потолку, но всё равно ничего подозрительного мне обнаружить не удалось. И пусть вся еда оказалась непривычно порезана на мелкие кусочки, сырой она не выглядела. А так всё остальное было вполне по-люцемски. Даже, как я и привыкла, длинные столы были выставлены в два ряда, а на возвышении стоял отдельный, явно предназначенный для хозяев замка и важных гостей. Меня, похоже, отнесли к последним, потому, что за него и усадили. Я оказалась рядом с Равеном с одной стороны и Неро с другой. Ещё за этим столом сидел тот самый усатый «хозяин замка», чьего имени я так и не узнала, а ещё незнакомый мне хэйанец и женщина. Её я сначала приняла за люцемку из-за её светлых волос и черт лица свойственным больше нашим людям, но она свободно говорил на тёмном языке, и, вообще, было не похоже, что она чувствует себя здесь как-то стеснённо.

А потом я поняла, что при первом осмотре все же пропустила одно демоническое приспособление хэйаньцев. С виду это были обычные деревянные палочки, но все вокруг почему-то использовали их, чтобы есть. И мне ничего не оставалось, как попробовать делать то же, что и они. Да, сами хэйаньцы ловко орудовали этими палочками, но у меня они то и дело норовили или разъехаться в разные стороны, или как-нибудь коварно соскользнуть, и в итоге еда просто падала вниз. Мало этого Равен вдруг прекратил свой разговор с усатым «хозяином замка» и теперь просто смотрел на меня. Из-за этого у меня вообще перестало получаться, даже то малое, что ещё удавалось. И почему он обращает на меня внимание только тогда, когда я чувствую себя очень неловко? Наконец я не выдержала, отложила эти демонические приспособления хэйаньцев и голодными глазами уставилась на еду, размышляя, а сильно ли все присутствующие тут рассердятся, если начну есть руками?

Я видела, что Неро порывался мне что-то сказать, но он тут же был остановлен взглядом Равена. Принц Хэйаня явно чего-то ждал от меня.

Но у меня в запасе был только один ход, просто ничего больше мне в голову не пришло. Я подняла глаза на Равена и спросила:

— А можно мне ложку? — Хотя не была уверена, что они у них вообще имеются.

— Конечно, — коротко ответил он и, кажется, опять потерял ко мне интерес, так как снова возобновил беседу с усатым «хозяином замка».

Но я тихонько вздохнула с облегчением, Равен был последним человеком, чего внимания мне бы сейчас хотелось. Всё-таки не зря при первой встрече он напомнил мне колдуна Корвиса. Одного только его взгляда было достаточно, чтобы вывести меня из равновесия.

Но теперь, когда мне наконец выдали ложку, я смогла нормально понаблюдать за окружающими. Хэйаньцы, как я и слышала, действительно не умели веселиться. Будь сейчас здесь люцемцы, велась бы оживлённая беседа, слышался бы смех и обязательно были бы приглашены музыканты или ещё кто для развлечения. Но атмосфера, которая царила здесь, была наполнена холодностью и строгостью. Хэйаньцы лишь тихо переговаривались между собой, причём с таким видом, словно обсуждали проблемы государственной важности. О музыкантах не могло быть и речи. Зато мне было слышно, как за окнами тихо завывает ветер. Сейчас я, как никогда, чувствовала, что в этом месте я чужая. Да, хэйаньцы оказались вовсе не такими страшными, как я их себе представляла, но я их совершенно не понимала.

Предупреждение Флавиана

В Люцеме считается, что спать в одежде, значит гневить бога сна Сомнума. Но едва я только хотела снять свою нижнюю рубаху, как Джу тут же заявила, что так я замёрзну, и что в Хэйане никто так не делает. И это, конечно, не понравилось Вите. Немного послушав их препирательства, я всё-таки решила поступить так, как это принято в Люцеме. В конце концов, Джу я только сегодня узнала, а Вита заботилась обо мне с самого моего рождения, хотя и была старше меня всего на семь лет.

— Как хотите, принцесса Актея, — завила мне Джу, поджав губы. Было видно, что она очень недовольна. Но я решила не обращать на это внимание, потому что в противном случае расстроилась бы Вита. Угодить двум сразу я не могла.

Но вскоре я очень пожалела о том, что не послушалась Джу. Было холодно, даже несмотря на то, что, пытаясь согреться, я свернулась калачиком и полностью залезла под одеяло. В конце концов я не выдержала и, отодвинув тяжёлый балдахин, слезла с кровати. По комнате гулял холод, естественно, не тот, что на улице, но всё равно достаточно неприятный. Поэтому я побыстрее натянула нижнюю рубаху, а потом и предусмотрительно оставленный Джу какой-то длинный халат с красивыми вышитыми цветами.

После этого стало значительно теплее. Но всё равно я ещё долго не могла заснуть. Меня страшило то, что меня ждёт. Лишь три месяца назад я узнала, какое будущее мне уготовили боги. А до этого я жила себе вполне спокойно, заранее зная, что в счастливом и благословлённом богами Люцеме, принцессе просто не могут выбрать в мужья недостойного человека. Конечно, назвать принца Равена злодеем я не могла… Но он был такой же холодный и неприветливый, как само это ледяное королевство. И мне теперь придётся провести рядом с ним и другими хэйаньцами всю оставшуюся жизнь. Такая перспектива удручала. И почему из всех принцесс я оказалась самой невезучей?

Конечно, этот вопрос я задавала себе уже бессчетное количество раз. Но раньше всегда рядом была Вита. К тому же в Люцеме со мной даже ночью оставался кто-нибудь из служанок, и когда мне было неуютно или снился кошмар, я просто могла разбудить кого-нибудь из них. Но здесь Хэйань, у которого совсем другие традиции. И впервые ночью рядом со мной никого не было. Это было ново и немного пугало. Одиночество, которое, я ощутила во время ужина, вновь вернулось ко мне. И, прислушиваясь ко всё усиливающемуся ветру, мне хотелось немедленно вскочить с кровати и отыскать Виту или хотя бы Фелишу. Но я не знала, где они, не могла же я бегать по всему замку в их поиске. Поэтому мне только и оставалось, что забраться под одеяло, надеясь, что эта ночь пройдёт как можно быстрее.

Естественно, я не выспалась и наутро чувствовала себя совершенно разбитой. Наверное, сейчас я больше походила на хэйаньку, чем на люцемку из-за своего немного угрюмого настроения. Зато мне снова не пришлось позориться с этими палочками, потому что за утренней трапезой мне сразу выдали привычную ложку.

После еды я намеревалась отправиться в свою комнату, но Равен, который с самого утра ограничился лишь коротким приветствием, а после, по своему обыкновению, делал вид, что меня и вовсе не существует, вдруг обратился ко мне:

— Подождите, принцесса Актея, я хочу с вами поговорить.

— Я слушаю, — ответила я, надеясь, что он не заметил, что всё это время я его разглядывала исподтишка. Да, Равен вовсе не был героем моих грёз, но что-то притягивало меня в нем. Но, наверное, это просто был лишь интерес из-за того, что он как-никак мой жених, и с этим человеком мне придётся провести всю оставшуюся жизнь.

— Простите, что вмешиваюсь, принц Юншен, — к нам подошла та самая женщина, что так была похожа на люцемку. — Но, возможно, вам будет удобнее разговаривать в малом зале, — и добавила, словно извиняясь: — Просто мой муж уже распорядился, чтобы убрали столы отсюда. Но если хотите…

— Не нужно, — ответил Равен. — Идёмте.

Естественно, последнее слово было обращено ко мне. Но приказной тон, которым это было сказано, мне совершенно не понравился. Я не привыкла, чтобы со мной так обращались, но решила, что на этот раз лучше не высказывать своего недовольства. В конце концов, отправляясь в Хэйань, я мысленно была готова, что мне со многим придётся смириться. Только, кажется, на деле это будет намного труднее, чем я себе представляла.

Малый зал находился этажом выше, и поэтому нам пришлось подниматься по крутой и узкой лестнице. Я шла позади Равена и буравила взглядом его спину, пытаясь унять свою злость. Но это не очень-то хорошо у меня получалось.

— Вы решили своей ненавистью проесть в моей спине дыру? — поинтересовался Равен, оказавшись на самой верхней ступеньке. — Не думал, что лютемцы способны на такое чувство.

— Может, это место на меня так влияет, — ответила я, глядя на него снизу вверх. От того, что он так просто прочитал мои чувства, я совсем потеряла контроль над собой и забыла о нормах приличия.

— Вы о Хэйане? — в голосе Равена слышалась сталь.

— Да, — ответила я. — Всем известно, что Хэйаньцы само воплощение тьмы!

— Для нас как раз люцемцы олицетворения зла.

Я уже пожалела, что вообще ввязалась в этот разговор. Равен в этот момент смотрел на меня так, что будь его руках оружие, он, несомненно, убил бы меня. Хэйаньцы звери. В этот момент я была совершенно уверена, в полной справедливости этих слов.

Но уступать Равену я была не намерена. Я всеми силами старалась придумать достойный ответ, но как всегда в такие моменты ничего путного мне в голову не приходило.

— Принц Юншен, вы должны простить принцессу Актею, она ещё многого не знает, — оказывается, что в малом зале уже был Флавиан, третий человек, который добровольно отправился со мной в Хэйань. Он был моим троюродным братом, но пять лет назад он решил полностью посвятить себя Солис и стал жрецом. А ещё он был упрямый как осёл, иначе бы его не отпустили бы со мной.

— Оно и видно, — ответил Равен и окинул меня неприятным взглядом. Так на меня ещё никто никогда не смотрел. Наверное, это и было то, что называют презрением. — Да, я хотел вам сообщить, что погода ухудшилась, мы пока не сможем тронуться в путь.

После этих слов он наконец позволил подняться мне по лестнице. Я с недоумением взглянула на него. Сказать о том, что нам придётся остаться в этом замке ещё на некоторое время, он мог и внизу. Но Равен не собирался ничего объяснять мне. Отвернувшись, он быстро ушёл.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 314
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: