электронная
216
печатная A5
328
16+
Весёлые жизненные рассказы от учителя-блогера

Бесплатный фрагмент - Весёлые жизненные рассказы от учителя-блогера

Повторите, что я сказал?

Объем:
48 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8835-2
электронная
от 216
печатная A5
от 328

Предисловие

Я с детства обожала книгу. Любую. Я с книгой засыпала и с книгой вставала. Самым лучшим подарком для меня была книга, а самым лучшим местом на свете — библиотека.

В юности я тратила последние деньги на книги. Они до сих пор стоят у меня на полках. Многие из них с пометками, закладками и следами слёз.

Наверное, вы уже поняли, друзья, что я стала учителем русского языка и литературы, а книга — мой рабочий инструмент, поэтому я и начала свой рассказ с неё.

Хорошая книга обязательно вызывает у человека эмоции: смех или слёзы.

Я никогда не забуду случай, который произошёл на уроке литературы, когда я в 10 классе обсуждала с учениками роман Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание».

Одна из десятиклассниц сказала мне, что, читая роман, она плакала.

— А какая сцена вызвала у тебя такие эмоции? — спросила я девушку.

— Когда Раскольников, совершив преступление, в горячке идёт прятать драгоценности, а потом оказывается на мосту. А там пожилая купчиха и девушка приняли его за нищего и подали ему двугривенный со словами: «Прими, батюшка, ради Христа». А небо было без малейшего облачка, и вода в Неве такая чистая и прозрачная, и купол собора блестел, и воздух был сладок. А у него было так плохо на душе, и боль сдавила грудь. Раскольников понял, что он дошёл до точки невозврата, потому что прежнее прошлое было внизу, и прежние мысли, и прежние задачи, и прежние темы, и прежние впечатления, и вся эта панорама, и он сам. Я почти ощущала его боль, мне очень жаль, что так случилось. Это страшно.

Я увидела, что глаза Тани наполнились слезами. Впервые за все мои годы преподавания литературы ученица плакала, читая «Преступление и наказание» Достоевского. Это дорогого стоит.

Но в жизни учителя есть не только серьёзные моменты, но и смешные тоже, поэтому в своей книге я собрала как раз самые смешные случаи, которые наблюдала в своей практике или слышала от своих коллег и друзей.

Как я избавилась от своего буйного класса

Я никогда не думала, что буду учителем. Всё своё детство и юность я мечтала о том, что стану актрисой, буду сниматься в кино, придёт слава и меня снимет сам Федерико Феллини или Марчелло Мастроянни.

Но, по не зависящим от меня обстоятельствам, я актрисой не стала, а стала учителем русского языка и литературы, о чём иногда всё-таки жалела, особенно в начале своей учительской карьеры.

Получив диплом об окончании педагогического института, я отправилась к месту работы. Молодую и неопытную учительницу сразу нагрузили по самое горло: свалили всё, что не нравилось и не хотелось другим учителям. Дали даже несколько часов географии и, конечно, классное руководство в самом трудном 7 классе.

Что такое 7 класс? Это 38 безумных подростков, которые ещё не взрослые, но уже не дети. С девочками ещё можно в этом возрасте договориться, но с мальчиками найти точки соприкосновения очень трудно. Они меня не воспринимали совсем: опаздывали на уроки, курили, дрались друг с другом, обзывали девочек и тоже с ними дрались, не готовили домашние задания, не носили дневники и учебники, матерились в классе, в коридорах школы, на стадионе.

Когда я видела директора школы в коридоре, мне хотелось провалиться сквозь землю, потому что он с ходу начинал орать:

— Опять ваши ученики разбили стекло в спортзале? Вы будете с ними работать или нет?

Я вызывала родителей в школу, проводила всякие беседы, классные часы, орала на них как сумасшедшая, а потом плакала, писала замечания в дневниках — всё бесполезно. Они меня достали!

В середине учебного года я поняла, что беременна. У меня был маленький сын и рожать второго ребёнка в 24 года я не планировала. Что же делать? Как поступить? Мамы моей уже не было, следовательно, помочь мне некому. Я была в отчаянии. И вдруг мне приходит мысль о том, что я, родив ребёнка, избавлюсь от своего бешеного класса. Ещё и муж уверенно сказал, что будем рожать. А когда я выйду из декретного отпуска, мои сумасшедшие семиклассники будут уже девятиклассниками. Ура!

В тот же миг я поняла, как я хочу этого ребёнка, как хочу побыстрее уйти в декрет и что декрет, Слава Богу, неизбежен. Я стала спокойнее ко всему относиться. Ученики, наблюдая за моими переменами, невольно тоже менялись. Они меньше стали вредничать, делать назло, я всё реже и реже на них кричала, почти не писала замечаний в дневниках и не вызывала родителей. Директор школы, увидев меня в коридоре, смотрел на мой округлившийся животик и махал рукой: мол, сам разберусь, без вас.

Я родила дочь, просидела с нею целый год дома. 10 августа я должна была выйти на работу, но не вышла, так как мы переехали на новое место жительства.

Сейчас моей любимой доченьке уже 36 лет. Она никогда не была проблемным ребёнком, наоборот, помогает решать проблемы другим членам семьи. Она — связующий мостик между тремя братьями, всегда найдёт для них нужные слова, всегда поможет. А от моего первого 7 класса у меня не осталось даже фотографии, только вот такие воспоминания.

День, который запомнился на всю жизнь

Все мы когда-то были учениками, студентами, все сдавали экзамены, все тряслись и пили валерьянку перед аудиторией, где решалась наша студенческая судьба.

Я тоже имела счастье быть студенткой педагогического института. Начиная со школы, я всегда очень добросовестно готовилась к экзаменам, заходила в первой «пятёрке», уверенно тянула билет и уверенно отвечала.

Но однажды я отвратительно подготовилась к зачёту по «Истории КПСС» и очень его боялась. Сдавали мы этот зачёт на последнем курсе в зимнюю сессию, у меня к этому времени был уже трёхмесячный сын, из-за которого я и не смогла подготовиться к зачёту как следует. Он приболел, и я, естественно, всё время уделяла ребёнку. Сын выздоровел, и подруга предложила пойти на зачёт с ним.

— Ты зайдёшь в аудиторию, а я буду со Славиком стоять возле двери. Ты сдашь зачёт, — заверила она меня.

Я с дрожью в коленках зашла в аудиторию, взяла билет и стала готовиться. Подошла моя очередь, я зачитала первый вопрос и с ужасом поняла, что больше сказать мне нечего, но тут за дверью заплакал ребёнок.

— Это что такое? Чей ребёнок плачет? — строго спросил преподаватель.

— Это мой маленький сын, — сказала я, — он там с подругой.

Со страху я не сразу сообразила, что преподаватель попросил зачётку. Через секунду я в коридоре уже кормила сына, довольная и благодарная своей подруге Тане.

Самое удивительное, что через много лет я напомнила Тане этот случай. Она была страшно удивлена, так как у неё этот день в памяти не отложился.

Who is it?

Представьте себе школьный двор, залитый тёплым весенним солнышком. Шёлковая майская травка привлекает к себе не только детей, но и животных, живущих поблизости.

На зелёную травку пришли с соседнего двора две беленькие козочки и козлёнок. Они бегают, веселятся, щиплют вкусную и сочную травку. Школьный двор для них привычен и знаком.

А в это время в кабинете, окна которого выходят как раз на эту часть школьного двора, занимаются ученики 5 класса. Окна распахнуты настежь, дверь на улицу тоже открыта. Идёт урок английского языка. Детям не хочется сидеть на уроках, они отчаянно завидуют козочкам, которым английский язык не нужен, и мечтают о заливистом звонке, который освободит их от занятия.

Кабинет английского языка находится в одном здании со школьной библиотекой временно: не хватило кабинетов в основном здании. Здание школьной библиотеки одноэтажное, невысокое, старой постройки. В библиотеку ведут три узеньких порожка и маленькая прихожая, в которой стоит трельяж, непривычный для школы предмет мебели. Это трельяж привезла библиотекарь Татьяна Викторовна, когда он ей надоел дома.

Всякий раз, когда ребята заходят за книгой или на урок английского языка, они обязательно заглядывают в зеркало, особенно девочки. Старшеклассницы, собравшись группой, украдкой даже глазки подкрашивают на переменах и губки мажут блеском, но только не на виду у Татьяны Викторовны. Она этого не любит.

Итак, идёт урок английского языка. В кабинете всего 8 учеников, в классе стоит рабочая тишина, так как ребята усердно что — то пишут в тетрадках. И вдруг послышались чёткие шаги: кто–то поднялся по порожкам.

Учительница и дети повернули головы к окнам, но никого не увидели. Между тем, шаги уже слышались в прихожей библиотеки, а гостя всё не было.

— Who is it? — спросила учительница громко, но никто не отвечал, а только слышно было, как посетитель топтался на месте. Учительница повторила вопрос ещё громче, но он опять остался без ответа.

Тогда она попросила мальчика с последней парты посмотреть, кто топчется в прихожей.

Через секунду в коридоре послышался смех. Когда учительница, а следом за ней и дети вышли посмотреть на гостя, они тоже не смогли сдержать улыбок: перед зеркалом в прихожей крутилась козочка. Она посмотрела удивлённо на ребят, развернулась, цокнула копытцами и выбежала в распахнутую дверь к своим сородичам.

Будь проклят тот день, когда я поступила в пед

К нам на работу пришла молодая учительница математики Анна Алексеевна. Девушка романтичная, очень чувствительная. Она всей душой любила своих пятиклассников, которых ей вручили в первый год её работы в школе.

Аннушка (так звали её коллеги) возилась с ребятками, как курица с цыплятами: возила их на выставки, ходила в походы, устраивала конкурсы и викторины, бегала и прыгала на стадионе и в спортивном зале. В общем, работа ей нравилась, а пятиклассников своих она просто обожала. Называла их не иначе, как Машенька, Коленька, Витюша, Ларисочка.

Машеньки и Коленьки тоже души не чаяли в Анне Алексеевне. После уроков их нельзя было вытолкать из кабинета, они толпились вокруг учительского стола, задавая вопросы и рассказывая учительнице о своих проблемах.

На уроках математики иногда, правда, случались казусы: то Коленька карандаш отберёт у товарища, то Катенька списывать без разрешения пытается, то Сашенька тайком в телефоне что-то смотрит.

Однажды Анна Алексеевна заметила, как Сашенька бросил Катеньке записку. Она перехватила её, заметила ученику, что записки на уроке бросать нельзя и продолжила объяснять детям урок.

А на перемене Аннушка решила посмотреть, что же написал в записке Сашенька. Лучше бы она этого не делала! Она покраснела и побледнела одновременно, в висках застучало, во рту пересохло. «Будь проклят тот день, когда я пошла в пед. Что мне теперь делать с этой запиской? Родителей вызвать или завучу показать?» — думала Анна Алексеевна.

Наконец она решила вызвать Сашку, и чтобы непременно с дневником пришёл. Саша вошёл в кабинет и трясущимися руками подал дневник любимой учительнице.

— Как ты мог такое написать, Саша? –строго спросила Анна Алексеевна и показала ему записку, в которой детским почерком было написано: «Даш мене засиську».

Испуганный пятиклассник смотрел на записку и ничего не мог понять, а потом еле слышно промямлил:

— Я хотел, чтобы Катя мне свою сосиску отдала, когда мы обедать будем. Она их не кушает.

После этих слов Сашенька заплакал. Аннушка кинулась его успокаивать, обнимать и пообещала ребёнку, что заниматься будет с ним теперь не только математикой, но и русским языком.

Рисуем яблоко, дети

Дети, наверное, думают, что учителя всегда строгие и серьёзные, но в жизни учителей бывают и смешные моменты, когда хохочет вся учительская. И один из таких моментов связан с уроком рисования во 2-ом классе, в котором учительница была не лишена юмора, умела смешить сама и неловкую ситуацию могла сгладить так, что никто и не замечал подвоха.

Звали мою коллегу Татьяна Ивановна. Учителя начальных классов, как известно, ведут не только математику с русским языком, но ещё и физкультуру, и труды, и рисование, и музыку, даже если у них нет никаких способностей к музыке, к рисованию и к рукоделию. Татьяна Ивановна петь могла, бегать и прыгать тоже, а вот рисовать никто её не научил, но урок вести надо. Тема урока: «Яблоко».

— Дома я долго тренировалась это яблоко рисовать, — рассказывала она. — И так его, и сяк поверну, но вижу, что вовсе не яблоко у меня получается, а кое-что другое)) Ладно, думаю, дети маленькие, не заметят моих «способностей» Начинаю урок, объявляю тему, на столе разложила яблоки, картинку с яблоком перед детьми и собой повесила, но по плану я ещё и сама должна детям показывать, как рисовать это яблоко.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 216
печатная A5
от 328