18+
Вертикальный барак

Бесплатный фрагмент - Вертикальный барак

Мышкина

Объем: 44 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее
О книгеотзывыОглавлениеУ этой книги нет оглавленияЧитать фрагмент

Мышкина

Милана Каримовна Мышкина, 29 лет, не замужем, детей нет. Живёт одна, в обычном и стандартном, сердце дорогом, захолустье, в коммунальном спальном райончике, в серой, треснутой пополам, панельной, цветущей плесенью убогой девятиэтажке. Скромно расположившись на цокольном подтапливаемом этаже, она уютно прозябала лучшие свои годы. Из серых окон были видны пыльные туфли прохожих, которые всё время куда-то бежали, а из спальни, даже можно было разглядеть целого человека. С этого ракурса любой человек казался несколько величественным и само-собой, всенепременно важным, что несомненно накладывало неизгладимый отпечаток на психическое становление хозяйки, столь неудачной квартирки, да и всего окружающего пространства в целом.

Большую часть своей никчемной угрюмой жизни домосед-Милана проводила в своей тесной душной однушке, подаренной родителями на окончание Универа. У сомнительного заведения спустя месяц, после выпуска счастливой обладательницы синего диплома, отобрали лицензию, что «радостно» гарантировало выпускнице «беззаботную» безработицу.

Она так и не сделала ремонт, в своей опостылой уставшей квартире, но вот уже шестой год, как безуспешно собиралась, планируя и отсрочивая безумные собственные креативные проекты.

Мышкина — маниакально-компульсивный перфекционист, сильно акцентированная на искусственном порядке. Возможно ей не хватает внимания со стороны особей мужского пола, но тупая гордость вытеснила любые рамки приличия и вежливости и уже на этапе знакомства, адекватными претендентами ставился жирный крест на данной кандидатуре. Так она неосознанно для себя отбраковывала нормальных, а весь брак притягивала к себе.

Она одинока и упивается поводом погрустить за рюмкой чая. Разведенной её назвать нельзя, поскольку замужем не была, но и фраза: «юная дева», к ней не применима. В плеяде мимолетных романов, имела серьёзные отношения. Крайние, те что самые серьезные, с автомехаником Артёмом, оборвались банальной бытовой притиркой. А ведь даже общего кота «Витю», успели завести. Но, видимо, её будущему, так и не состоявшемуся жениху, не удалось заземлить свою пассию, то ли от её природной глупости, то ли от его дефицита собственной мудрости, быть может от взаимной инфантильной эгоистичности… Кто же их разберёт в этом клубке взаимных обид и претензий. Но это не их вина — это всего лишь, синдром отложенного взросления. Когда-то они были брошены и проигнорированы родителями, недолюблены и недосмотрены. Вполне себе закономерно, педагогическая запущенность съела их счастливое будущее.

Внезапная, нежелательная беременность, неизвестно от кого, только усугубила её плачевное психическое состояние. Аборт избавил Милану от тяжкого бремени, с прицепом сложней обустроить свою личную жизнь, ведь, деградировать налегке, как-то комфортней и проще. Она чуть не променяла свои радужные мечты на простых, обычных детей.

Чтобы хоть как-то мало-мальски соответствовать стандартам эпохи, Милана вынуждена была дерзко фотошопить все свои соцсети, но явные изъяны психики вылазили даже на фото и никакие волшебные приложения, призванные обожествлять изображения не в силах были скрыть неприятные искажения. Она самозабвенно, на исключениях и случайностях строила свои воздушные замки. И чем более убеждённой она была в своих мутных иллюзиях, тем к более красочному позорному столбу она себя приколачивала.

Мышкина слегка застенчива, слишком наивна, до степени инфантильности, да, что греха таить: любит прибухнуть, ну и, что не удивительно, верит в судьбу, магию и прочую херобору. Сей красочный персонаж, купающийся в лучах нашего внимания, неукоснительно соблюдает предписания гороскопа, перекладывая свою личную ответственность на туманные созвездия и мутные приметы. Вопреки или благодаря, умудряется вляпываться в истории на ровном месте. Мракобесием всю эту чушь не считает, более того, глубоко убеждена, что за «херомантией» светлое будущее, даже, где-то в глубине души, свято верит, что возглавит разум вселенной. Метафизическая интоксикация расплавила ей мозг. И как же ей живётся с плавленным сырком в черепной коробке?! Странно, что эти детские фантазии ещё не привели её к мозгоправу.

Мышкина, ну впрочем как и любой человекообразный, всего лишь зеркало окружающего пространства. Всё что попадало в поле зрения, гипнотизировало и внушало, а затем кромсало и лепило новую уникальную личность, из ширпотребных серийных молекул, как и у прочих семи миллиардов, ныне живущих.

Милана Каримовна — фрилансер, и очень гордится этим, с периодичным успехом продавая свои незатейливые фото на стоки, в основном загородные пейзажи в снт. Берёзка и модные натюрморты, сделанные там же, в этом распрекраснейшем садовом товариществе.

В свободное от работы время, имеет обыкновение, размашисто распивать забористое пиво или вино в коробке, со своей единственной и очень близкой подругой — асексуальной и бесформенной, но всезнающей-всекритикующей, имеющей на всё своё категоричное мнение.

Обожает препарировать своих потенциальных «сокамерников» для пожизненного заключения в тесные панельные однушки. Подруги-собутыльницы в подавляющем большинстве аппетитно давали не лестную оценку событиям и душным субъектам, вяло текущим мимо их персон, жалуясь друг другу на свою патологическую никчёмность, объясняя это, само-собой, магическими проделками подлых завистников.

Секрет ее бесхребетного хомячкового существования заключался в приспособлении и смирении, но смирении не осознанном, в смирении слабого, дрожащего, ограниченного мракобеса.

Становление Мышкиной в атмосфере жуткого навязывания искаженных стандартов, слепило ожидаемого, ну что уж там, скажем как есть — настоящего урода. Часто лагающая психика Мышкиной, заботливо определила её скромное место в социуме, освободив от излишних обязательств.

Милана, живущая в соцсетях, детских иллюзиях и прочем виртуальном пространстве, увидела в чебурнете рекламу, на агрессивном всплывающем вирусном окне: «ЭЛИТНОЕ ЖИЛЬЕ. ЖСК БУРАТИНО».

После слогана: «Вложи монету — получи квартиру!», она ещё, хоть как-то сомневалась, ёрзая «коловой» «филешкой» на протёртом диване, но увидя слоган: «Ну-ка мышка не тупи — скорей хату получи!», почему-то, вдруг, вспыхнула, импульсивно приняв решение в пользу слогана. Примитивный механизм рефлексии был запущен, лимбическая система доминировала, как впрочем и всегда — префронталка отвалилась напрочь! Она побежала на подземную парковку, судорожно кликая на дозвон продавца. Жадность — эмоция липкая, которая обманывает рассудок, а если нет рассудка, то коварная эмоция беспрепятственно управляет «манекеном».

Чёрные маркетологи достаточно поднаторели на выработке автоматических условных рефлексов, «гоняют слюну» болванам на раз-два, цепляя их за корявые триггеры. И им это, вполне себе, великолепно удаётся.

Мышкина села в своё ненавистное, серое, мятое, местами грунтованное, а кое-где шпаклёванное Пежо. Её, уже теперь, бывший спутник Артём, так и не доделал битую колымагу. Систематически пьяная и беспечная езда за рулём, была причиной того, как выглядело её средство передвижения, да как впрочем и сама её жизнь. Некогда ранее, новенькое Пежо радостно сияло, подаренное ей в идеальном состоянии, на поступление в платный сомнительный универ, её престарелыми, бескрайне любящими её родителями. Но она безнадёжно ускоряла процесс распада всего с чем тесно взаимодействовала.

Милана договорилась о встрече и выехала в нужном направлении. В нужном направлении сиюминутной слабости, но в диаметрально противоположном направлении своего личного прогресса в долгосрочной перспективе.

Мышкина подъехала к большому серому офисному зданию. Офис располагался на окраине тихого, спального района, на тринадцатом этаже, тринадцати этажного здания, что нисколько не смутило Мышкину, вопреки её стабильно прогрессирующему хроническому обсессивно-компульсивному расстройству и прочих нервно-психических жирных «тараканов» с большими усами.

Прекрасный, вечнозелёный Кипарис, украшенный большими, с виду, стеклянными ёлочными шарами, завораживал своим роскошным шармом. Яркие разноцветные шары, играя на солнце, вытаскивали прекрасные детские воспоминания. Вначале данная инсталляция, во главе с живым деревом, казалась нелепой, но внимательнее всматриваясь в творческий шедевр, она всё больше обреченно вовлекалась в эстетическое гурманство. Пугающе трезвые сотрудники паркинга тревожно настораживали. Неожиданный, непонятно откуда появившийся швейцар, так и вообще, мгновенно отутюжил мятое самолюбие Мышкиной, учтиво распахнув высокую готическую дверь. Мышкина осторожно просочилась внутрь помещения, споткнувшись о собственную челюсть, отвисшую от удивления, от такого сервиса. Она очутилась внутри громоздкой бетонной коробки, с большими лифтами и с длинными коридорами немного закруглёнными, что не давало возможности увидеть, что же в конце «туннеля».

Мышкина, всегда возмущённо и капризно требовала, что бы громадная и неповоротливая объективная махина-действительность, приспособилась под её маленькие, всё чаще, случайные импульсивные фантазии-иллюзии. Ей иногда казалось, что вселенная настолько дружелюбна, что ей ничего ни стоит подвинуться под её маленькие прихоти. Жажда наживы поглотила мнительность и прочие вязкие навязчивые мысли и, даже страхи Миланы были частично парализованы. Она шла, да что там шла — рвалась к своей мечте, как ей тогда казалось. Давясь воздухом псевдовозможностей, отравляя иллюзиями свою суть. Она спотыкалась на ровном месте, роняла ключи, но эти телесные подсказки не были услышаны ей. Остатки мозга были задушены жадностью, которая разбухла при виде рекламы. Ну а в голове созрела коммерческая схема действий, копеечная стоимость недвижимого имущества, с привлекательной перспективой перепродажи, удобным «пазлом» втемяшилось в её мировосприятие. Хорошая маржа убивала остатки логики, рассудительности и критического мышления. Ну а поскольку всякий обычный человек склонен к массовому безумию, это вполне себе, оправдывает содеянное. Мышкина боялась не успеть урвать свой жирненький кусочек халявы. Она ведь, как тополиный пух — куда дует ветер пропаганды туда она и летит. А весь этот «пух» с шерстью хомячьей — всегда в пух и прах…

На огромной железной двери красовалась табличка: «Агентство недвижимости „ТеремОк“». Помимо таблички в верхнем левом углу маленькими буквами читалась надпись производителя: «Пьяный столяр».

Постучав в дверь и не дождавшись ответа, Мышкина ворвалась в офис, как вихрь.

МЫШКИНА: Добрый день!

ЖАБОНЯН: Здравствуйте!

МЫШКИНА: Извините за вторжение в личное пространство.

ЖАБОНЯН: Ну что вы, офис-то для чего? Да и время приёмное.

МЫШКИНА: Тоже верно. (Смеется).

ЖАБОНЯН: А что вы в маске, у вас короновирус?

МЫШКИНА: Да нет, обычная осторожность.

ЖАБОНЯН: Но вы же кашляете?

МЫШКИНА: А, да это тефлоновый кашель, в Корее на фабрике два года работала.

ЖАБОНЯН: О боже! Какая экзотика!

МЫШКИНА: Да уж.

ЖАБОНЯН: Какой ужас!

МЫШКИНА: Согласна. Но, там рабство, представьте, дороже, а здоровье так же, как и в Челябе, сохатится.

ЖАБОНЯН: Бедный ребёнок…

МЫШКИНА: Ну да, прям дитятко — тридцатник шарахнет в крайнем месяце сего года.

ЖАБОНЯН: Ой, да что вы, у меня дочери 32 — с радионяней ходит.

МЫШКИНА: …Ну, да ладно, отвлеклись мы…

ЖАБОНЯН: Согласна…

МЫШКИНА: Кто в долгострое живёт? Кто в коробке бетонной живёт? (Простодушно смеётся).

ЖАБОНЯН: Да вы с юмором, проходите присаживайтесь. (Сканирует жертву).

Квартиру уже выбрали? (Начинает окучивать).

МЫШКИНА: Ой, да главное дом выбрать. (Инфантильным жестом, махнув рукой, эмоционально подтвердив сказанное, с придыхом, восторженно заключает блаженный покупатель).

Жабонян ошарашенно смотрит на Мышкину, сначала радуется, затем сомневается в её дееспособности, и как следствие, тревожится о возможном возникновении проблем, связанных с признанием ничтожности сделки. Но всё ж, рискуя только потерей времени, продолжает впаривать старый заплесневелый бетон, малохольной особе.

ЖАБОНЯН: А, ну да, ну да, это правильно, всё даже проще, чем я думала.

МЫШКИНА: Что, простите?

ЖАБОНЯН: Да я говорю, легко с вами дело иметь, не привередливый вы покупатель. Деньги, я так понимаю, при вас.

МЫШКИНА: Ну да, конечно, все до копеечки.

ЖАБОНЯН: Просто подарок судьбы! С вами приятно иметь дело, люблю деловой подход. Вот, договор купли-продажи, ознакомьтесь. Ой, а зачем это вы перчатки черные одели, бургер есть собрались?

МЫШКИНА: Да нет, я деньги пересчитывать собралась.

ЖАБОНЯН: А перчатки зачем? У трупа деньги отобрали?!

МЫШКИНА: Да не! Шутите?! Я брезгую, мало ли, какие: обрыганы, сифилитики, трасовухи, прокажённые…

ЖАБОНЯН: Ну ладно-ладно, можете не перечислять… Синонимы… Тоесть, я их голыми руками должна брать, после того, как вы, почему-то к ним не хотите прикасаться, как-то это не этично, мягко говоря. Но, да ладно, срать на комплексы, деньги они и в храме деньги.

Жабонян закинула несколько пачек с тоненькой стопочкой купюр в ящик стола.

МЫШКИНА: Просто у меня аллергия, без обид!

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.