электронная
20
18+
Варенье из кактусов

Бесплатный фрагмент - Варенье из кактусов

Европейскими маршрутами

Объем:
428 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5119-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Курс школьного учебника по географии, наряду с раскрашиваемыми контурными картами и глобусом оставил в памяти глубокий след, также как и перечитанная повесть «Фрегат «Паллада» А. Гончарова. Жизнь так стремительно меняется и то, как автор сто лет назад описывал для россиян, на что похож банан, вызывает сегодня лишь улыбку. Мне показалось, что сейчас редко, кто готовит, варенье из плодов дикой опунции базилярис (кактуса). Может, лет через сто фичи будут продаваться в наших супермаркетах и вытеснят с полок бананы и яблоки.

В своих заметках я постарался максимально поделиться информацией о тех местах, в которых удалось побывать и о «подводных камнях», с которыми сталкивались. В ней перечислена стоимость продуктов питания, услуг, проезда, проживания, а также даны ссылки на сайты, помогавшие во время поездок.

Tenerife_go

Весной, разговорившись с друзьями, вернувшимися с Канарских островов, решили повторить их путешествие. Получили от них ссылку на русскоязычный сайт бронирования недвижимости. Фотографии и предложения, выложенные на его страничках, нам понравились.

В июне куплены билеты через испанскую авиакомпанию «Iberia», предлагающей рейс до северного аэропорта Тенерифе, с пересадкой в Мадриде. В июле отправлен депозит агентству недвижимости.

В августе самостоятельно оформлена мультивиза в испанском визовом центре (очень оперативно: пятнадцать минут потребовалось, чтобы подать документы и через три дня десять минут, чтобы получить их). Практически за месяц до отлета у нас было всё готово. Решили, что забронируем двухкомнатные апартаменты на тридцать два дня в октябре-ноябре. Изучая русскоязычный сайт www.gotenerife.ru, я так и не понял, что же представляют собой эти острова. Мнения противоречивые. Но недовольных не обнаружил.

Честно говоря, опасались, не надоест ли нам такой продолжительный морской отдых. Обычно семи, десяти дней на побережье нам бывало достаточно для того, чтобы позагорать и покупаться, и на экскурсии съездить. Но интуиция подсказывала — не должно. Даже, несмотря на дефицит «интеллектуальной» экскурсионной программы. К тому же наткнулся на сайт казахских велогонщиков, которые на Тенерифе частенько устраивают спортивные сборы.

От агентства недвижимости несколько раз приходили электронные письма. Подтверждалась наша бронь для визы, предлагался трансфер из аэропорта (75 евро), и напоминалось о поездке.

В визовом центре Испании произошла заминка. У меня не было требуемой суммы на счету. Посещение страны ЕС требовало гарантии в 171 евро в сутки на нашу семью. Глупость конечно европейская, так как даже в дорогих городах (Осло, Цюрих, Вадуц) мы тратили в разы меньше. Хорошо, что помог друг, который одолжил для банковской выписки несколько сотен евро.

За два дня до вылета мне позвонили и поинтересовались датой и временем прилёта, а также необходимости встречи в аэропорту. Я вежливо отказывался от последней услуги, несмотря на заверения дамы, что прямого автобусного сообщения между северным аэропортом и Лас-Кристианос нет. Решил, что доедем с пересадками. Расстояние по карте, небольшое — даже ста километров не наберётся.

Для подстраховки загрузил из Интернета расписание движения автобусов.

Перелёт

День начался с раннего подъёма. В 3:30 мы уже сварили себе утренний кофе. Через час приехал наш приятель Алексей, чтобы отвезти нас в Домодедово. Не понимающая происходящего Таисия, не протестовала, вопреки нашим ожиданиям. Последние приготовления и проверка вещей. Всё равно что-нибудь, да забудешь. Ведь в той спешке, в которой мы собирались накануне вечером, невозможно всего отследить. Казалось, что работа не закончится. Лишь в половине десятого я дописал последнюю историю болезни и ушёл паковать чемоданы.

В Домодедово мы отправились на регистрацию. Времени, кажется, что ещё много, но оно уплывает незаметно. Пытаемся узнать из справочной и у представителей авиакомпании «Iberia» место получения билетной квитанции, но тщетно. Привычные мрачные молчаливые лица пограничников и таможенников, уставшие от ночной смены, не реагирующие на наше «доброе утро». Но и то хорошо, что пропускают без проволочек.

«Duty free» несколько разбавляет и скрашивает наши хождения по аэропорту. Московский аэропорт — самый дорогой аэропорт в мире! Такой лозунг напрашивается в качестве рекламного щита для прибывающих и отъезжающих. Это же можно сказать в отношении сотовой связи от московских операторов, несмотря на заверения о бесплатных минутах в роуминге.

В 7:20 объявили посадку, и мы облегчённо вздохнули. Игра началась! Или, как сказала Надя, «game оpen».

Улыбчивые стюардессы и стюарды, выспавшиеся за ночь, со словами «доброе утро, сеньор» встречают на борту аэробуса. Перелёт предстоит долгий. Пять часов до Мадрида, там трёхчасовая пауза и ещё два часа до Санта-Круз — столицы острова Тенерифе. Тасе предложили две книжки-раскраски и коробочку с цветными карандашами. В целом перелёт прошёл относительно благополучно. Мы не спеша сориентировались в мадридском аэропорту, прогулявшись по его закоулкам и магазинчикам. В 15:30 приземлились в Санта-Крузе. Обещанной жары нет, небо хмурое, прохладный ветерок. Радует обилие тропической растительности, пальмы, кактусы и цветущие олеандры. Значит тепло где-то рядом.

Узнали в справочной службе время отправления нашего автобуса до Лас-Америкас или Лас Кристианос (я первую неделю путал эти два города). Заметил, что с английским языком у улыбчивой испанки не всё благополучно. Пришлось продублировать вопрос и ответ письменно, что придало гарантию точности. Возле аэропорта томились в ожидании пассажиров ленивые таксисты. Никакой навязчивости с их стороны. Некоторые из прилетевших пользуются их услугами, другие берут напрокат авто, третьи, такие как мы, выбрали автобус. Минут через пятьдесят он должен подъехать, об этом сигнализировал электронный таймер на автобусной остановке.

На внутреннем авиарейсе нас не кормили. Поэтому решили прогуляться к видневшемуся через автостраду супермаркету. Но автобан перейти оказалось не так-то и просто. Ограничитель скорости на шоссе 120 км/час, дополнительно оно окружено металлическим забором, преодолеть который было даже мне не под силу.

Ещё раз оценив меню в буфетах аэропорта и не найдя ничего подходящего, я решил пробежаться вдоль автодороги, чтобы найти переход через автостраду или другой продуктовый магазинчик. Примерно через десять минут обнаружил поворот, и ещё через девять минут я был в супермаркете, на крыше которого изображён улыбающийся амигос в розовом сомбреро. Это был магазин оптовых закупок, так как цены были указаны за шесть-десять единиц товара. Галопом схватил сыр, воду, кексы, сок, яблоки и к кассе. Времени в обрез.

Надя в ожидании меня и автобуса, запаслась рекламными буклетами — предложениями по отдыху и путешествиям, а также бесплатной картой автобусных маршрутов острова.

С десятиминутной задержкой подошёл наш автобус. Уплатив водителю семнадцать евро за двоих, мы заняли свои места в автобусе транспортной компании Titsa. Салон выглядел достаточно комфортным: мягкие кресла, чистые окна, видеоэкран, мощная система кондиционирования, от которой мы даже замёрзли за час пути. По пути позвонил нашему агенту Сергею, который должен был привезти ключи от апартаментов и показать квартиру. Договорились, что встретимся через час.

Простирающийся пейзаж нас несколько обескуражил. Не таким мы представляли Тенерифе, не таким видели его с красивых фотографий. С одной стороны, полупустынная каменистая местность чередовалась с огромными серыми теплицами, в которых просматривались банановые заросли и ветряные мельницы — генераторы электрического тока. С другой — синеющая кромка Атлантического океана и шумящий прибой, волнорезом которого выступали небольшие тёмно-коричневые скалы. От цветущего аэропорта отличие значительное. Заехав по пути в южный аэропорт, через час с небольшим, мы добрались до конечной станции Лас Кристинос.

Жара заставила снять свитера и кофты. Отдыхающий народ в шортах, бодро шагающий в пляжных тапочках, выглядел подзагоревшим, некоторые даже обгоревшими. Узнать местоположения наших апартаментов «Parque Tropical» у автобусной информационной службы и случайных прохожих не представлялось возможным. Сергей сказал, что необходимо ориентироваться на вторую улицу от побережья. Накануне на картах Google я рассматривал его местоположение. Резиденция «Parque Tropical»` находилась практически сразу у подножья гор и в двухстах метрах от линии океана. Расстояние от центра города — полтора-два километра. Сергей не знал названия улицы и предлагал заказать такси.

— Это недорого. Три-пять евро, — резюмировал он в телефонном разговоре.

Но мы уже прошли почти километр, и ради оставшихся пятисот метров брать такси не хотелось. Вот показались жёлтого цвета дома, как сказала Тася: «Домик из пряника» — из детской сказки. Действительно, это был красивый четырёхэтажный дом, с просторными лоджиями, увитый лианами, окружённый цветущими розовыми и белыми олеандрами, вперемешку с древовидными кактусами и фикусами высотой под три метра. Крыша была из черепицы оранжевого цвета. Внутри дома просматривался экзотический сад и ярко-голубые бассейны с фонтанчиками. Балконы были прикрыты уютными однотипными шторами, защищающими окна от прямых солнечных лучей.

Сергей — спортивного вида мужчина лет сорока пяти — поджидал нас в серебристом новеньком «Nissan». Вместе с ним поднялись на лифте на второй этаж, он открыл добротную металлическую дверь и показал нам нашу квартиру на предстоящий месяц. Мы ожидали какой-то подвох от того, что видели на картинке в интернете, когда просматривали сайт агентства, и того, где нам предстоит жить. Оказалось, что картинки в реальности совпадают.

Может быть, метраж не дотягивал до заявленных семидесяти пяти метров, так же, как и терраса до шестнадцати, но ненамного. Открывающийся вид океана и прибрежных скал компенсировал «недостающие» метры. Мы знали, что агентство предлагает услугу смены номера, но решили, что нас здесь всё устраивает. Район спокойный, вокруг тишина. Нет назойливого городского шума.

Сергей оставил распечатку туристических маршрутов на испанском языке, попросил занести оплату за месяц проживания в офис, в понедельник. Порекомендовал подключиться к испанскому оператору сотовой связи «Movistar». На мой вопрос об аренде велосипеда и поездки на остров Ла Гомера, он ответил как-то невразумительно:

— На набережной вы найдёте много предложений по велосипедам… Зачем куда-то плыть? И на Тенерифе леса не хуже… А океан он везде одинаковый…

Больше мы его не стали теребить вопросами, ведь времени у нас — месяц. Ознакомились с квартирой, состоящей из спальни и гостиной, в которых располагались два диванчика, комод, кленовый шкаф, телевизор, спутниковая установка и стол. Есть небольшая кухонька, совмещённая с гостиной и раздаточным окном. В шкафу несколько наборов чистого постельного белья и полотенец. Есть совмещенный санузел, в котором установлен электротитан. Есть прихожая. Но больше всего нам понравилась терраса, где размещался летний столик, кресла и два шезлонга. В отделке квартиры и в мебели — много деревянного массива.

В кухонном шкафу обнаружили пакетики с чаем, заварной и растворимый кофе, сахар, соль, специи.

Когда искали наш дом, то по пути заметили супермаркет «Hyper Dino» с эмблемой маленького зелёненького динозавра, работающего без обеда и выходных, куда мы и отправились за первыми покупками.

Непривычное отсутствие охранников, камер хранения, турникетов, грозных надписей. Желающие оставляли тяжелую поклажу на полу у кассы, многие заходили в торговый зал с продуктами, купленными в других магазинах. Никто на входе не измеряет тебя взглядом, выискивая потенциального вора, не заставляет сдать вещи в камеру хранения или обернуть их в целлофановый пакет. Хороший ассортимент фруктов и овощей, сыров и колбас.

Вечер завершился семейным ужином на террасе. Дом уже спал. Лишь в отдельных окнах горели ночники. После грохочущей столицы с полуночными водителями и трамваями под окнами чувствуешь себя на другой планете. Неужели так бывает? Вдалеке светился уходящий в тёмную ночь паром, двигатели которого пели колыбельную засыпающему океану. Сегодняшний день у нас был продолжительностью двадцать часов. Для полной гармонии не хватало лишь пары свеч и чашки хорошего чая.

Тенерифе. День второй

Проснувшись и позавтракав, мы отправились в поисках пляжа нашего городка Лас Кристинос. Ближайший к нам пляж не приглянулся. Валуны, беспорядочно разбросанные по побережью. Вход в океан показался небезопасным из-за штурмующих берег волн. Прогулявшись по набережной, «поговорив» с навязчивыми индусами об электронных гаджетах, мы расположились на центральном городском пляже. Он был достаточно шумный из-за того, что всю линию горизонта занимал пирс, к которому постоянно причаливали океанские паромы, а также другие малогабаритные судёнышки. Имелся ограничитель для пловцов в виде натянутых жёлтых буйков. Временами пахло переработанным дизельным топливом. Но вода в целом тёплая и прозрачная, несмотря на начало октября.

После тихого часа Таисии мы продолжили знакомство с этим городом, изучая улочки, магазинчики и достопримечательности, коих оказалось не так уж и много. На улицах много тропической зелени, цветов, но отдельных парков мы не обнаружили. С востока и севера наш район окружали горы. На первый взгляд, невысокие и не очень крутые. После пробежки Нади я решил изучить их. Этому способствовало наличие проложенных пешеходных трасс.

Выбрав ту вершину, что побольше, я, в семь вечера начал её штурм, преодолевая камни, кактусы и ложбины. На одном из этапов, решил повернуть назад. Но, посмотрев вниз, испугался предстоящего крутого спуска. Даже, несмотря на то, что уже вечерело, продолжил путь наверх и через тридцать минут осматривал огни нашего города и ближайших окрестностей. Эхом низких басов доносился шум отплывающих из порта океанских паромов. Город накрывали сумерки. Это меня подбодрило и я начал спуск вниз по более пологому маршруту. Временами, казалось, что бегу по тропе, временами выбирал её сам. Хорошо, что с собой мобильный телефон, в котором есть фонарик, GPS-навигатор и словарь. Это придавало уверенности. Через час импровизированного спуска обнаружил тропу, и под отблески ночного города, вернулся домой.

День третий

Понедельник. На телефоне — с десяток пропущенных вызовов. Кому-то нужна была моя помощь. Всю ночь снилась работа. Её напряжённый график ещё долго оставлял отпечаток на характере сновидений.

Как и договаривались с Сергеем, сегодня мы навестим офис компании, чтобы оплатить наше проживание. Деньги, которые были пересланы через банк в виде депозита, он пообещал вернуть при выселении и передаче ключей. В офис мы не спешили. Взяв карту, мы через час ходьбы достигли города-соседа. Границы, где заканчивается один населенный пункт и начинается другой, мы так и не заметили.

Лас Америкас отличался от Лас Кристиноса, и больше походил на синтетический симбиоз отелей, магазинов и мест для развлечений. Что-то было в нём действительно американское и отдавало неким глянцем или гламуром. Лишь вывески на магазинах «говорили нам», что мы находимся в Испании.

Без труда нашли офис, расположенный в отеле «Конкистадор». Платёжный терминал, на стойке, отказывался принимать альфабанковскую «Mastercard». Пришлось снимать деньги в ближайшем банкомате. Русскоговорящая приветливая соотечественница поинтересовалась нашими планами на отпуск. Нам показалось несколько подозрительным её навязчивость в предложении различных экскурсий, также нас отпугивала и их цена. В своём разговоре она ссылалась на ту же фирму, что и Сергей. Решили не спешить с выбором, так как времени было ещё предостаточно. «Сиам парк», «Лоропарк», парк обезьян — рекламные буклеты этих заведений мы встречали на каждом углу, подворотне, в каждом туристическом офисе. Они нас почему-то смущали, да и несколько отпугивали цены. Хотелось попасть в обычный зоопарк, такой, какой мы встретили в Праге или, скажем, в ботанический сад.

Дама не советовала посещать вулкан Тейде, так как фуникулёр был закрыт на профилактические работы на ближайшие десять дней. Поблагодарив её за предоставленную информацию, мы ушли из офиса.

В планы предстоящей недели не входили какие-нибудь вояжи. После напряжённого рабочего ритма хотелось расслабиться, позагорать на солнышке, покупаться в океане, потренироваться в своё удовольствие и освоиться в новой среде обитания.

Тенерифе. Неделя позади

Прошла неделя нашего отбытия с Родины. Вот некоторые из впечатлений «вынужденного» проживания (отдыха) на острове Тенерифе.

В первый же день морского отдыха Тася перекупалась в океане. После прохладной Москвы мы попали в субтропический рай. Вода двадцать два, воздух двадцать шесть. Вот уже четвёртый день дочку беспокоят кашель, насморк, осиплость голоса. Долго объяснял провизору местной аптеки, какой препарат нам необходим. Точнее, наоборот, это она устроила мне допрос по жалобам, анамнезу и клиническим проявлениям. В итоге дала итальянское лекарство в виде сиропа от кашля. Пьём трижды в день, но пользы нет. Насморк лечим морской водой. Помогает, но не сильно. Согреваемся песком, делаю постуральный массаж. Думаю воспользоваться страховым медицинским полисом и вызвать врача. В принципе я и сам знаю, что ей назначить, но здесь этого не продадут без рецепта. Спустя два дня заболела и Надя — тоже простыла от купания. Или адаптационный кризис? Нагрузки ей приходится преодолевать немалые. Бег, плавание. Дважды брал её в горы на штурм местных вершин и камней. В один из походов взяли ещё и Тасю. Спуск получился достаточно экстремальным, даже для нас. А ребёнок это расценил, как некоторое приключение с фотосессией. Зато мы наблюдали вблизи подготовку к полёту парашютиста на гондоле (не знаю, как этот вид спорта называется, некий аналог дельтапланеризма). Думал, что меня «пронесёт» с болезнью, но через два дня и я заболел.

Отдыхающий народ здесь преимущественно спортивно-ориентированный. Это нам нравится. Бегуны, велосипедисты, аквалангисты… Я тоже к ним присоединился. Бегаю, много плаваю, лазаю по горам на время, хожу спортивной ходьбой. Ограничитель высоты в подземной парковке приспособил под турник.

Планирую взять шоссейный велосипед напрокат и съездить к действующему вулкану Тейде — самой высокой точке Испании. Надеюсь, что извержение меня не застанет. Аренда велосипеда колеблется от семи евро до двадцати евро в сутки, в зависимости от его категории и продолжительности аренды. Шоссейные стоят дороже горных. В горах как-то наблюдали спуск двух отчаянных сеньоров.

Нашли магазинчик, где можно прикупить «бэушный» или новый шоссейный велосипед. Раздумываем, так как по стоимости это дешевле аренды за три недели. В итоге, к концу недели мы не удержались и после пятнадцатиминутного тест-драйва купил новенький испанский шоссейник «Massi Master». Продавец выписал гарантийный талон на два года, показал, как управлять этим агрегатом (переключать скорости, рулевой хват, тормоз), настроил положение седла, сцепление и подарил от себя ещё двадцать пять евро и фирменную флягу.

Во время одной из беговых тренировок побывали на местном стадионе (в Лас Америкас). О нём мы узнали во время горной вылазки, когда изучали окрестности с высоты птичьего полёта. Удивились тому, что абсолютно бесплатно можно использовать его беговую дорожку, тренажеры и прыжковую яму. Качество красного тартанового покрытия и зелёного газона даст фору Лужникам. Только сиденья представлены лишь бетонными ступеньками. Вообще тартан здесь широко используется не только на стадионе, но и на многих детских площадках, где также устанавлены спортивные тренажеры.

В целом, здесь нравится. Хорошие добротные апартаменты. Просторная двухкомнатная квартира с большой видовой лоджией. Везде чисто и светло. Мебель из шведского магазина «IKEA». В доме отсутствуют батареи отопления, также как и сплит-система. Климат мягкий, среднегодовая температура составляет плюс двадцать два. В квартире есть вся необходимая бытовая электроника (стиральная машинка, вытяжка, три различных кофеварки, холодильник) и посуда всё той же «IKEA». На крыше установлена спутниковая антенна. Но последней не пользуемся. Нет времени. Завтрак, обед, полдник и ужин проходят у нас на террасе, с видом на океан. Когда нет ветра, ещё зажигаем свечи. В кафе и рестораны не ходим. Хотя цены приемлемые. Завтрак четыре евро, обед десять евро. В некоторых ресторанчиках, если стоимость заказа превышает пятнадцать евро, то предоставляется бутылка недорогого вина бесплатно. Но нам нравится готовить самим. Также отпугивают зазывалы.

Вчера было небольшое короткое замыкание — в квартире погас свет. Выяснилось, что выключился рубильник электрощитка. После нашего звонка Сергею — совладельцу компании, приехал испанский мастер, по имени Давид. Осмотрев щиток и розетки, он сказал:

— Электротитан устарел. Ему уже два года, и такие модели уже не выпускаются. Сегодня куплю, а завтра утром я приеду и установлю новый… Вам в какое время будет удобно, чтобы я завтра подъехал?

— Часов в одиннадцать приходите, — ответили мы ему. От изумления чуть не открылись рты.

На следующий день он приехал, рассмешил Таисию, подарил шоколадку, наговорив ей массу комплиментов, и установил новый электротитан. Завершив работу, самостоятельно убрал за собой: помыл пол и стены, вынес испорченное оборудование в комнату для хранения мусора. В нашей памяти ещё свежи недавние приходы хмурых московских сантехников, электриков в ремонтируемую квартиру (работающих за государственную зарплату, частные гонорары и без гарантий, а также обязательств, при этом никогда не снимающих обувь, пачкающих стены и норовящих что-нибудь ещё и прихватить с собой).

Местный народ здесь очень приветливый. В магазинах всегда здороваются, благодарят за покупку, упаковывают купленный товар в бесплатные пакеты. В одном из универсамов Таисии подарили коробку с тридцатью восемью цветными карандашами. С непривычки можно даже растеряться. Кажется, что попал в какую-то детскую сказку из прошлого.

Из минусов можно отметить невозможность употреблять в пищу водопроводную воду. Она пахнет детергентом. Покупаем воду в магазинах. Восемь литров питьевой воды стоит один евро. Иногда на наш балкон третьего этажа забираются вечерние гости — маленькие ящерицы, но, как правило, завидев нас, стремглав бросаются вниз. Никаких ночных насекомых нет, поэтому наш «Фумитокс» лежит без надобности. Комары и мухи представлены в ограниченном количестве. Иногда приползают маленькие муравьи, но их немного. Однажды встретили тропического таракана, но рассмотрели его, как тропический сувенир, к тому же Надя в это время читала Таисии стихотворение Корнея Чуковского «Таракан». Мы решили, что он выполз послушать о себе любимом и, как в финале сказки, поплатился за это жизнью.

Продукты здесь сравнительно недорогие и очень хорошего качества. Поход в магазин обходится в среднем 10—15 евро. Нашли для себя несколько сетевых универсамов, которые мы периодически навещаем («Mercadona», «Spar», «Hyperdino»). На некоторых из них есть отметки «super sol», что означает «супер-выгодно». Также ряд товаров производятся под торговой маркой «Hacendado», что, по-видимому, аналогично «супер сол». Фрукты и овощи выгоднее покупать в специализированных магазинах — фруттериях. На них бывают существенные скидки — «оферта». Каждый день ассортимент меняется. Продовольственных рынков в нашем городке мы не встречали. Много экзотических тропических фруктов, которые с удовольствием пробуем.

Дороговато стоит лишь сметана и свежее пастеризованное молоко (наверное, это связано с дефицитом пастбищ). Один литр свежего пастеризованного молока (0,8—1,2 евро) стоит дороже литрового пакета дешёвой «Сангрии» (0,7 евро) или вина в картонной упаковке (0,6 евро). Нет творога, ряженки, кефира. Сливки привозные, преимущественно из Германии. Также непривычно, что овощи и фрукты в одну цену, а то и подороже (баклажаны, капуста, кабачки). Всё остальное — дешевле, чем в Москве. Цены на фрукты и овощи начинаются с одного евро (бананы, яблоки, картошка, баклажаны, арбузы, дыни) и заканчиваются в районе четырёх евро (лонган, маракуйя, кивано, питахайя, карамболь, ананас). Фрукты и овощи очень отличаются по вкусу от тех, что покупаешь в Москве. Начиная с бананов, яблок и ананасов, заканчивая апельсинами, и папайей. Даже картошка совершенно другая. Правда, местные жители ей предпочитают батат. Ещё не пробовали, но думаю, что прочитаю рецепт в Интернете и приготовлю. Иногда покупаем что-то непривычное, переводим со словарём в смартфоне и готовим.

О гастрономических направлениях острова Тенерифе можно рассуждать достаточно долго. Также как и о винном изобилии. Стоит завидовать их высокоразвитому сельскому хозяйству, которое, вместе с туристическим бизнесом, поддерживает здесь высокий уровень жизни. Единственный минус — нет заварного чая. Много сортов местного недорогого кофе среднего и низкого качества. Ещё больше какао, которое, видимо, произрастает здесь.

А вот чай представлен лишь какими-то травяными пакетиками. Мы нашли его лишь в китайской лавке, долго показывая фотографии продавщице, что мы хотим, так как английский она не понимала. Шоколад представлен преимущественно испанскими или канарскими производителями.

В каждом магазине есть свои минипекарни, в которых выпекается разнообразные багеты, крендели, кексы, круассаны и прочая снедь. Чёрного хлеба нет. Испании, по-видимому, меньше всего будет угрожать экономический кризис. Большинство продуктов питания выращены и произведены здесь.

Очень спокойно. Во всём городе, так же как и в нашем доме есть запрет на громкую музыку (её разрешается включать с 11:00 до 18:00). Также в 22:00 завершаются все посиделки на террасах нашего дома (или, быть может, они просто переходят на шёпот?). Запрещается слушать музыку, кушать, торговать, курить на пляжах и в общественных бассейнах. О последних я узнал только здесь. Наш четырёхэтажный дом обнесён аккуратным заборчиком и трёхметровыми, аккуратно подстриженными фикусами Бенджамина, чередующимися с цветущими олеандрами. В доме есть охрана, подземный гараж, два бассейна (детский и взрослый), садовник, который поддерживает сад в образцовом порядке (сплетение лиан, кактусов, фикусов, цветов, альпийских горок), есть свой чистильщик бассейна (каждое утро мы наблюдаем его за работой с «водным пылесосом»).

Соседи очень приветливые и спокойные. Здороваются, прощаются, улыбаются, даже, когда видят тебя с соседних балконов. Ближайшие к нам двое молодых парней (один из них турецкий легионер), по видимому футболисты, если судить по цифре семь, вытатуированной у одного из них ниже пупка, и спортивной форме, периодически просыхающей на балконе, а также бутсам, оставляемым на террасе. Часто ловим себя на мысли, что мы — самые беспокойные в этой «коммуне». То Таисия песни с балкона начинает петь, то мы её капризы утихомириваем. Дома — это как-то привычно. Шум трамвая и шоссе заглушает. А здесь тишина. Даже океан под вечер успокаивается.

На улицах порадовали ограничители скорости. Если на шоссе между городами ограничитель скорости 120 км/час, то внутри города верхний предел скорости 40 км/час, о чём свидетельствуют указатели на асфальте. Большинство автомобилистов соблюдают эти нехитрые правила, и останавливаются перед пешеходной «зеброй». Машин немного, хотя по городу разбросано множество компаний, предлагающих разнообразные авто. Стоимость бензина в среднем один евро за литр высокооктанового. Аренда машины соизмерима с арендой хорошего велосипеда — двадцать евро в сутки. Но это существенно экономит средства, так как проезд общественным транспортом недёшев.

Из столицы острова Санта-Круз до города Лас-Кристинос — расстояние восемьдесят километров. Мы доехали на автобусе за семнадцать евро на двоих (такси 85). По проездному вышло бы в два раза дешевле, но тогда мы ещё об этом не знали. Стоимость проезда на такси между населенными пунктами острова представлена в виде сводных таблиц, вывешенных на стоянках. Имеется десятипроцентная скидка на ночной тариф (с 22:00 до 6:00).

Заметили, что климат северной и южной частей этого небольшого острова отличаются. На севере было пасмурно и сравнительно прохладно (+18C), на юге жарко (+25C) и солнечно. Складывалось впечатление, что вулканические горы задерживают своими вершинами грозовые облака и холодный воздух.

Также мы заметили кастовость в распределении бизнеса. Самую низшую касту занимают выходцы из Африки. Они торгуют на набережной дешевыми очками, бижутерией и воровато прячут свой товар в пакеты при виде полицейских в шортах. Их дамы, расположившись тут же на набережной, щёлкая семечки, предлагают заплести африканские косички. Я даже предположил, что они из Свазиленда, так как в нескольких интернет-кафе заметил выгодные предложения на звонки в эту африканскую страну.

Чуть выше расположены индусы. У этих уже есть магазинчики на набережной и несколько кафе с индийской кухней. В своих ларьках они допоздна торгуют китайской электроникой по смешным ценам. Так цифровой фотоаппарат известной марки предлагается за 15—20 евро. Можно торговаться. Я искал у них «зарядку» для аккумулятора своего фотоаппарата (впопыхах забыл дома). Начали торговаться с одного миллиона евро (это они так шутят). В итоге цену опустил до пятнадцати евро. Но так и не купил. Лучше потратить двадцать евро на оригинал.

Следующую нишу занимают китайцы со своими чайна-фудами и отдельными продуктовыми магазинчиками. Они неприметны. Даже зазывал в свои рестораны набирают из числа европейцев. Их кафе-рестораны, пожалуй, самые недорогие, о чём свидетельствуют вывешенные меню перед входом. На днях открылся ресторан монгольской кухни, с которой я немного знаком по службе в Забайкалье. В течение недели рекламные буклеты заполняли городские тротуары. Ничего из этого далёкого края там не было. Китайские утки, японские суши, жареная картошка а-ля рус.

Чуть выше стоят местные, которые держат средний бизнес (ресторанчики, транспорт).

Верхняя крыша этой своеобразной в моём понимании «пирамиды» — американцы, англичане и немного русских. Недвижимость, банки, крупный туризм. Но опять же — это взгляд со стороны.

Большинство отдыхающих туристов здесь также представлено гражданами с туманного Альбиона. Иногда встречаются праворульные машины с жёлтыми английскими номерами. Недавно, прогуливаясь по набережной, наблюдали массовый просмотр телевизоров на отборочный матч сборной Англии по футболу. Тогда как местная команда транслировалась лишь в одном месте.

В городских кафе активно рекламируется английский завтрак (сосиски, тосты, варёное яйцо, сок). Иногда складывается впечатление, что между общепитом идёт состязание за то, кто дешевле накормит, так как многие ресторанчики чуть ли не под нос предлагают свои меню-раскладки, а основным аргументом зазывал является цена.

Заметно, что возрастной ценз отдыхающих — это семидесятилетние граждане. Говорят, что сейчас не сезон. Много инвалидов (или просто уставших от ходьбы?), которые буквально караванами разъезжают на своих компактных электромобильчиках по тротуарам. (Данный вид транспорта активно предлагают в аренду ряд компаний). Некоторые из них, сменив кресло е-мобиля на кресло в ресторане, попивают пиво, любуясь океаном. Не знаю, действует ли на них запрет о вождении в нетрезвом состоянии. Думаю, что им здесь везде «зелёный свет».

Недалеко от нашего дома расположена гостиница, санаторий и магазин для людей с т.н. ограниченными возможностями, а также инвалидов с детства (в том числе с болезнью Дауна). Заметил, что с ним даже пытаются разговаривать, прислушиваются к «гортанному рыку» и радуются каждому движению. Это я про сопровождающих. Мы же удовлетворяем любознательность нашего ребёнка в отношении столь необычных для неё особ доступными для детского понимания терминами.

Регулярно посещаем Интернет-кафе. Обойдя несколько заведений, обнаружили местечко, где за один евро в час можно и по Skype поговорить и почту проверить. К испанскому «Microsoft Office Word» быстро привыкаешь. Установлен ограничитель исходящего трафика, о чём я косвенно догадался, так как фотографии на сайт не загружаются. В экстренных случаях пользуемся GPRS, прибегая к услугам сотового оператора «Vodafon». Меню на испанском, но понятно. Конкурент «Movistar» запросил у нас номер банковского счета, и его использование отпало само собой. Бесплатных точек доступа Wi-Fi в городке маловато.

Из минусов, пожалуй, можно отметить дороговизну экскурсионного обслуживания. В среднем поездка с русскоязычным гидом стоит пятьдесят евро на человека, или сто двадцать пять евро на семью. Ищем какие-то альтернативные пути. Цены на экскурсии на остальных европейских языках отличаются в меньшую сторону. Хотя это касается не только экскурсий. Гуляя по городу, обнаружили итальянскую компанию, предлагающую в аренду двухкомнатные апартаменты по цене в два раза ниже, чем от наших соотечественников. Перезвонили, уточнили. Чуть позже мы встретили предложение отдыха для англичан «Две недели за три тысячи фунтов стерлингов в двухкомнатных апартаментах», но в центре города.

Тенерифе — остров беспошлинной торговли. Цены здесь такие же, как в аэропортовых «duty free». Хотя косметику и парфюм, нам показалось, выгоднее приобретать в США, через сайт www.ebay.com. Но кое-что даже выходит и дешевле. Пройдя с два десятка магазинов и перемеряв множество моделей, купили для Нади часы «Longiness», из «устаревшей» коллекции «Dolche vita», с сорокапроцентной скидкой, по цене в три раза отличающейся от московской! Продавец показывал нам фирменный каталог швейцарской компании и при нас отсчитывал на калькуляторе предлагаемую скидку. На острове принято устраивать скидки на коллекции уходящего сезона.

Об океане. Он не бывает спокойным. Постоянно слегка штормит. Вода чистейшая. Я опробовал плавание с маской и трубкой и очками. Животный мир выглядит скромнее, чем в Красном море, но богаче и ярче, чем в Чёрном или Азовском морях. Иногда наталкиваешься на косяки диковинных рыбок, которые не боятся шумных всплесков и проявляют интерес ко мне. На дне заметны гроздья чёрных морских ежей. Медуз нет. Кораллов тоже. Есть подводные гроты и следы застывшей лавы, которые интересно рассматривать под водой. Когда плывёшь, возникают фантазии, как сто пятьдесят тысяч лет назад перестраивалась земная кора и лава, стекая в океан, оставляла причудливые раскаты. Хотя на Тенерифе, это, возможно, происходило и относительно недавно.

Пляжи из чёрного вулканического песка и громадных валунов. На некоторых есть белый песок и лежаки, но там шумно и есть ограничители в виде буйков для пловцов. Аренда лежака с зонтиком стоит девять евро. Можно арендовать отдельно зонтик за шесть.

Интересно и непривычно наблюдать за океаническими приливами-отливами. Во время отлива отдыхающие собирают дары океана, что остались под камнями и в образовавшихся лужицах. Кабинок для переодевания на пляже нет, но это никого не смущает. Есть бесплатные душевые и туалеты. Также в нашем городе есть небольшой порт. За пятьдесят минут можно на современном пароме добраться до соседнего острова Гомера или просто покататься на катамаране два часа вдоль береговой линии за восемнадцать.

Заметили, что на побережье местных детей инструкторы обучают технике управления яхтами. Затем они погружаются на миниатюрных суденышках и уходят в бухту. Многие из отдыхающих, независимо от возраста, загорают топлесс, а мужчины — «ню». Это никого не смущает и не шокирует. Очень популярен татуаж и пирсинг. Загорающие иногда нарушают запреты и тайком покуривают сигареты. Но ещё никто не пил пиво и не жарил шашлыки на пляже или в кустах.

Приводить с собой собак, кошек, играть в футбол, волейбол, бадминтон, ставить палатки на пляжах запрещено, о чём свидетельствуют красноречивые плакаты, установленные у входа.

Радует, что никто не предлагает купить горячих пирожков и вареной кукурузы, холодного пива, жареных семечек, раков, чурчхелы, прочей ерунды и нет навязчивости сервиса. Для этого есть магазины и ларьки. Также как нет вездесущих плавающих бананов, батутов, скутеров и прочей шелухи, как Надя сказала — «символов дешевого счастья».

Побывали в испанском госпитале Sur. Тася всю ночь не спала — кашляла, а утром выглядела беспокойной. Созвонившись с нашей страховой компанией, мы договорились о посещении врача. Страховой агент из компании «Ингострах» предложила эту услугу на дом, но мы отказались, так как всё равно были в центре города. Обслуживание предлагалось бесплатно. Пешком дошли до госпиталя, располагающегося возле городского стадиона.

На входе нас встретили одетые в зелёную униформу эвакуационные сёстры. Хотя на сестёр они были меньше всего похоже. Скорее на офисных менеджеров. На английском языке коротко опросили по жалобам и анамнезу, параллельно заполнили электронную историю болезни.

Отсканировав паспорт Таисии, страховой медицинский полис, нас препроводили в ожидальню. Через десять минут — в крохотную диагностическую палату для детей (госпиталь был многофункциональным). О том, что палата для детей, свидетельствовал пластиковый жираф-ростомер и миниатюрная кушетка.

Через пять минут пришла дама в синем комбинезоне, и повторно опросила нас по жалобам. Я её принял за врача. Чуть позже выяснилось, что это медицинская сестра. Она измерила электронным градусником температуру, электронным тонометром артериальное давление, через пальчиковый сканер определила частоту сердечных сокращений, сатурацию кислорода. Всё оказалось в норме.

Затем пришёл врач — загоревший коренастый мужчина, лет сорока, одетый в белую униформу с высокой статной англоязычной переводчицей, которая больше походила на школьную учительницу. Его опрос по жалобам, анамнезу был более детальный и тщательный. Переводчица, видимо она по совместительству секретарь, записывала наши ответы на своём электронном планшете. Далее Тасю полноценно осмотрели: шпателем проверили ротоглотку и состояние миндалин, отоскопом уши, выполнили аускультацию, пальпацию живота, взвесили. Вердикт был следующим: острый бронхит, острый средний отит, пиелонефрит. Предложили сделать рентгенографию лёгких.

Затем в течение часа и пятнадцати минут в этой же палате проводили санацию носо- и ротоглотки методом ингаляций. Казалось, что про нас забыли, и мы развлекали себя фотографированием интерьеров и записью видео.

После того, как аппарат истощил запасы газовой смеси, нас пригласили на второй этаж, где выполнили обзорную рентгенографию органов грудной клетки. Я заметил, что испанские врачи предпочитают проводить инфузионную терапию своим пациентам через многоразовые кистевые катетеры. Что, видимо, объясняется эксикозом, быстро возникающим на фоне жары, и удобством для персонала. Ведь постановка катетера — врачебная процедура, и сестре необходимо лишь ухаживать за ним, да присоединять трубочки с растворами.

Ещё двадцать минут мы ожидали результата выполненной рентгенографии. В периоды ожиданий рассматривал работу приёмного отделения, сравнивая его с отечественным аналогом (в Ханкалинском госпитале я шесть месяцев совмещал работу начальника приёмного и психоневрологического отделений). Оперативно построена сортировка больных ещё на входе в госпиталь, когда приёмщицы-переводчицы, вбивая посетителей в базу, определяют очередность и распределяют по специалистам и подразделениям. Высокий уровень компьютеризации, — персонал имел наладонные компьютеры, соединённые между собой беспроводной сетью. Многофункциональность врачей, так как на этапе приёмного отделения нужны базовые знания, чтобы выставить диагноз. Хорошая диагностическая оснащённость. На крыше вертолётная площадка. По городу редко встретишь пугающую сиреной карету скорой помощи. Зачем? Пробок то нет, да и в сознании местного водителя прочно вжилось уступить дорогу тому, кому это сейчас нужнее. Порадовало отсутствие бахил, вжившихся в обывателя за последние десять лет. Приветливость персонала. Я всматривался в добродушные интеллигентные лица и задавал себе вопрос: «кто передо мной, — медсестра, санитарка или врач?» или «почему они такие вежливые?».

Спустя три часа нашего пребывания в госпитале, нам выдали в пакете результаты проведенного обследования, распечатку истории болезни с рекомендациями по амбулаторному лечению и рецепт с перечислением четырёх препаратов (всё — на испанском языке, но большинство терминов понятны). Невольно сравнивал наш главный госпиталь и местечковый испанский. Думаю, что обмен опытом был бы полезен обоим.

В аптеке рецепт отсканировали, выдали порошкообразный цефалоспорин третьего поколения (антибиотик), антигистаминный сироп и лекарство от кашля. От покупки жаропонижающего мы отказались.

Это приключение нам понравилось. Решили, что при необходимости обратимся ещё раз (или если будет плохая погода). На фоне начатого лечения последующая ночь прошла достаточно спокойно.

Тенерифе. Часть вторая

Прошла ещё одна неделя островного пребывания. Постепенно становятся заметны минусы здешней жизни. Или это от пресыщенности? Но обо всём по порядку.

Здоровье. Вся наша семья перенесла симптомы простуды. Возможно, это акклиматизация так проходила. Принимали прописанные Тасе испанским педиатром антигистаминные препараты, а Надя — ещё и сироп от кашля, который наша дочь окрестила «пирожным», видимо, из-за его своеобразного вкуса.

С появлением шоссейного велосипеда добавились дополнительные нагрузки. Первая поездка закончилась спустя пять километров проколом колеса. Но владелец веломагазина по имени Тони сказал, что это довольно частая поломка. Его подмастерье за десять минут устранил её, заменив проколотую камеру на новую. Эта услуга стоила пять евро. И с новыми силами я исследовал шоссе на ближайшие двадцать километров.

По пути встречались тренирующиеся спортсмены, кивком головы приветствующие меня. Некоторые из автомобилистов также подавали знаки. Они всегда уступали мне дорогу, даже когда я бывал не прав.

Доехав до посёлка сёрфингистов, я сменил направление маршрута. Впереди маячила фигура велосипедиста на итальянском велосипеде, к которому удалось пристроиться. Так вместе, поочередно меняясь, мы проехали ещё двадцать километров, добравшись до горного городка Сан Мигель. Мой спутник отправился дальше покорять горный склон. Мне же и так пришлось отклониться от своего маршрута. Зато испытал всю прелесть горного спуска на семикилометровом отрезке. В итоге вышло пятьдесят километров.

Уже в городе, где-то на развороте, потерял свой велокомпьютер, который входил в комплектацию велосипеда при покупке. Так что на следующий день я повторно навестил Тони и выбрал новый одометр.

— Хороший велосипед, не правда, ли? — поинтересовался Тони во время моего очередного визита.

— Да, спасибо! Велосипед хороший, скоростной.

Я тогда ещё не догадывался о его скоростях. Но и того, что он выдавал, мне было достаточным.

На следующий день я решил отправиться на разведку к вулкану Тейде. Как сказал Тони, спортсмены с хорошим уровнем подготовки преодолевают его за два часа, со средним — за три. У меня, наверное, был начальный уровень. За полтора часа я преодолел двадцать два километра. Мне этого показалось достаточным. Уже вечерело, а до Тейде оставалось ещё тридцать три километра.

Температура, судя по моему одометру, отличалась на одиннадцать градусов от той, что внизу. Перекусил двумя красными плодами кактуса (опунции базилярис), по вкусу отдалённо напоминающих киви. Набрал их в пакет для своих девочек. Сфотографировавшись на фоне гор и заката, я отправился вниз. За пятнадцатиминутный спуск я так и не прокрутил ни разу педали. Главным элементом управления выступали руль, тормоза и руки. Они от физического напряжения постоянно немели. На крутых виражах, с трудом справляясь с управлением, я нажимал на рычаги до отказа.

Вспоминались родные и близкие мне. Зачем я выбрал такой экстрим? Хотелось посмотреть на текущую скорость, но страх отвлечься от дороги и её постоянных виражей, перекрывал всё. Хорошо, что обгоняющих машин не было, и имелась достаточная ширина для манёвров. Лишь спустившись к побережью, передохнул. Радость заполняла мою грудь. Здорово! Казалось, что преодолел что-то необычное в своей жизни! Вынимая вместе с Надей колючки опунции из рук, делился впечатлениями от своей поездки. Решили, что как-нибудь, из этих плодов сварим варенье. Очень удивился максимальной скорости своего спуска: монитор зарегистрировал отметку 62 км/час!

А на следующее утро нижняя треть предплечья отекла и покраснела, что означало тендовагинит — воспаление сухожилий сгибателя. В тот день у меня было три тренировки: часовое плавание; часовая спортивная ходьба с ускорениями по стадиону; полтора часа езды на велосипеде. Своеобразный триатлон, который в дальнейшем, после паузы, удалось закрепить.

Поездка в Санта-Круз

Погода с утра выглядела подозрительно хмурой, и мы, сложив свои свитера и кофты в рюкзак, решили отправиться знакомиться со столицей Тенерифе — городом Санта Круз. В планы входило: купить зарядное устройство для аккумулятора нашего фотоаппарата (покупать её у индусов принципиально не хотелось), найти классический чай и просто развеяться, набравшись новых впечатлений.

На автобусной остановке, из информационного табло, выяснили номера маршрутов, идущих в столицу — 110-й и 111-й. Прикупили в киоске многоразовый проездной билет «Bono bus», за тридцать евро.

Через десять минут подошёл 110-й маршрут. Пройдя по очереди через валидатор и сообщив водителю конечную точку нашего маршрута, мы заняли места в комфортабельном автобусе компании «Titsa», из окна которого можно было любоваться ухоженностью полей южной части этого острова. Дождей здесь практически не бывает (облака задерживаются горами на севере), и лишь человеческие руки поддерживают жизнь в этом цветущем и плодоносящем оазисе. Спустя час мы заехали в довольно симпатичный, европейской направленности город Санта Круз.

Наши опасения, по поводу холодного севера не оправдались. Солнце подняло температурный столбик до тридцатиградусной отметки. Ещё когда въезжали в город, заметили рекламу супермаркета электроники «Saturn». Этот магазин нам известен ещё по Германии. Там можно купить качественную технику и по приемлемым ценам. От центральной автобусной станции мы дошли к нему за пять минут. С помощью продавца выбрали универсальное зарядное устройство. Я не удержался от новенького фотообъектива, привлёкшего меня своей функциональностью и относительной дешевизной. Для домашнего пользования и моей работы приобрели ещё две гейзерные кофеварки (с подобным типом заваривания мы познакомились здесь, и нам очень понравилось).

В «Сатурне» удалось через открытый и бесплатный доступ к беспроводной сети Wi-Fi супермаркета, а также с помощью программы «Skype», установленной в моём смартфоне, поговорить с друзьями из России, а также проверить электронную почту. За двадцать евро я подключился к европейскому сотовому оператору «Vodafone». Но скорость трафика на нём оставляла желать лучшего.

В поисках чая зашли в соседний восьмиэтажный торговый центр «El Hyero», в супермаркете которого были представлены лишь пакетированные варианты с ароматизаторами. Однако на выходе заметили магазин необычных продуктов, где наряду со всевозможными сортами сыров, вин, кофе, был представлен чёрный чай «English breakfast» английской фасовки. Задачи по покупкам на сегодняшний день были выполнены и даже перевыполнены, и мы, перекусив на набережной, отправились знакомиться с городом дальше. Он стоил того, чтобы провести в нём день, а может быть и больше. Гармоничное сочетание современных небоскребов и полуразрушенных от времени домов испанского стиля, тропической зелени и скоростного футуристического трамвая, необычных фонтанов и памятников, тепла и чистоты.

Мы посетили бесплатный общественный музей, ряд магазинчиков на торговой улице, сфотографировались и к вечеру добрались на автовокзал, который по совместительству выступал ещё и морским вокзалом. Как следовало из бесплатного расписания-карты острова, выдаваемого всем пассажирам, наш автобус совершает рейсы в Лас Кристинос каждые десять минут. Лишь в ночные часы перевозки становятся относительно редкими — рейс в один-два часа.

Также с пересадками и более быстрым — беспересадочным рейсом можно добраться с северного аэропорта на южную оконечность острова. В кассе морского вокзала мы уточнили стоимость экономного морского круиза на остров Ля Гомера, куда мы планировали заехать в период нашего отпуска. Оказалось, что за шестьдесят семь евро на двоих туда и обратно, примерно за полтора часа можно добраться на комфортабельном морском пароме компании «Fred Olsen» к столице острова Гомера — городу Сан Себастьян. Это нас устраивало (стоимость экскурсии — сто сорок пять евро).

Так как теперь у нас появилась зарядка к аккумулятору фотоаппарата, то можно не бояться упустить какой-нибудь интересный момент. В планах было посещение вулкана Тейде (El Teide), хотелось бы ещё и с восхождением на кратер, но поисковики в Интернете не выдавали полезной информации.

Пока мы это обсуждали в автобусе, Тася познакомилась с малышом, который сидел на переднем сиденье, и демонстрировал ей все имеющиеся у него шесть зубов. Его старший брат что-то обсуждал с папой на «американском» английском, а мама поддерживала внимание малыша к Таисии. Если поначалу мы думали, что перед нами американская семья, то вскоре удивились хорошему русскому. Разговорившись, узнали от них, что на Тейде необходима предварительная запись через сайт национальных парков Испании с указанием своих паспортных данных. Отказов нет, но количество посетителей строго ограничено, как временем, так и количеством — не более десяти человек за два часа. Наш новый знакомый — Томас дал сфотографировать нам ссылку на сайт записи и сообщил, что будет подниматься к жерлу вулкана через три дня. Наташа, его жена, в прошлом москвичка, с ностальгией человека, покинувшего страну десять лет назад, вспоминала далёкую Родину, сославшись, на то, что у них на Западе «всё не так…". Почему-то, лишь когда человек лишается Родины, он начинает осознавать всю её ценность и неповторимость. Поблагодарив их за ценную подсказку, мы распрощались на автостанции Лас Кристиноса.

Следующим утром забронировали себе места на Тейде. Ссылка оказалась полезной, и спустя десять минут, я распечатал на принтере два подтверждения брони своего будущего восхождения (предстояло пройти двести метров по ступенькам, чтобы увидеть воочию кратер действующего вулкана и самой высокой точки Испании, а также с кругозором триста шестьдесят градусов осмотреть весь остров). Осталось лишь одно место на субботнее утро. Для Нади выбрали среду, так как все другие дни уже были забронированы.

В следующий день на тренировке заглянули на морской вокзал Лас Кристианоса. Недолго думая купили билеты на морскую прогулку к острову Ла Гомера по эконом-тарифу.

После травмы сухожилия сгибателей от горных заездов на велосипеде отказался. Остались лишь щадящее плавание да спортивная ходьба по шоссе. Заметил прогресс скорости в этом относительно новом для меня увлечении. Если поначалу темп был сродни с Надиным бегом, то теперь приходится немного притормаживать, поджидая её и давать волю на ускорениях по дорожке стадиона. Вспомнились навыки спортивной ходьбы двадцатилетней давности.

Эль Тейде

И вот настала суббота — день поездки к вулкану Эль Тейде. Наполнил термос чаем и флягу водой, памятуя о проблеме дегидратации, возникающей в горах. Бутерброды и домашнее печенье, плитка шоколада, тёплая одежда, спортивная шапочка и перчатки. Узнать погоду на высоте 3 712 метров не представлялось возможным. Прикинул, что где-то в районе нулевой отметки. Автобус к вулкану следует один раз в день, также как и от вулкана (поездка туда-обратно стоит шесть евро). Можно конечно воспользоваться туристическим оператором и выкупить за пятьдесят евро экскурсию, но она без подъёма (покатают вокруг по плато, покормят и отвезут ещё куда-нибудь в нагрузку).

Большинство экскурсий предлагают «нагрузку» в виде обеда на природе, аквапарка, посещения магазина украшений или иного довеска.

В автобусе встретил недавних знакомых — семейную пару. Рассказали, что прилетели лоукостером из Лондона на неделю. У Томаса со старшим сыном восхождение с 13:00 до 15:00, у меня — с 11:00 до 13:00.

Автобус медленно поднимался вверх, подбирая на своём пути колоритных любителей горного велосипеда — даунхилла и нордической ходьбы. Ребята разодеты в спортивную амуницию, пластиковые латы на голенях и со шлемами, защищающими челюсти. Они не спеша грузили своих железных монстров в автобусные багажные отсеки, сняв передние колёса. До вершины они так и не доехали, сойдя на половине пути, чтобы погонять между сосен и скал. Я же с тревогой смотрел на часы, так боялся опоздать к своему часу.

За окном менялись пейзажи. Пропали пальмы, затем исчезли сторожа Канар — опунция, базилярис и эритрофорбия канариас. На смену им пришли канарские сосны, знаменитые своими огромными мягкими иголками, которыми они впитывают влагу из воздуха.

Вот показалось и плато Тейде, а вместе с ним и вершина вулкана, возвышающаяся над лунным пейзажем из песка и застывшей лавы. Множество «джипов» для сафари заполнили автостоянку. Водитель автобуса на двух языках (испанский, английский), сообщил о том, что он остановился на двадцать минут для отдыха и фотографирования. Возможно, это необходимо для техники, которая должна «передохнуть» от подъёма. Но никак не для меня. Через полтора часа заканчивается мой лимит, отведенный на восхождение вулкана.

— Сколько отсюда до Телерифико? — спросил я у него.

— Пять километров по шоссе, — любезно ответил он на английском.

Телерифико — наша следующая остановка. Там находится фуникулёр, по которому можно подняться до отметки 3 500 метров. Есть ещё и пеший маршрут, но на его поиски уже не было времени. Пожелав своим попутчикам удачи, я отправился бегом к проглядывающемуся Телерифико. Заметил табличку на обочине 2 250 метров. На такой высоте ещё не бегал. Дорога шла с уклоном вверх. Не бежалось, также как не дышалось. Вспомнил сегодняшний сон, в котором с трудом переставлял свои ноги, пытаясь помочь себе руками. Он практически оказался вещим. Решил, что попрошу помощи у сердобольных европейцев, которые аккуратно объезжали меня на своих джипах. Но никто не реагировал. Лишь за двести метров до предполагаемого финиша, когда я уже перестал поднимать руку, притормозил пикап, и шофёр дважды предложил мне сесть в салон.

Купив билет на фуникулёр, занял свое место у входа на посадочную площадку. Пожилой англичанин, стоявший в очереди в кассу, высказал своё восхищение по поводу спурта. Это меня воодушевило, так как казалось, что скорость бега была черепашьей.

Заметил, что табличка возле кассы показывала температуру двенадцать у подножия вулкана и плюс два — на вершине. Вскоре подошла кабинка, в которую загрузилось человек сорок, и мы начали подъём. Красиво, но как-то скучновато. Большинство пассажиров после подъёма ушли на смотровую тропинку, я же обнаружил ещё одну дверь-турникет. Показав молодому испанцу свой паспорт, отдав один экземпляр разрешения и выслушав короткий инструктаж о том, как себя вести, ушёл на подъём.

Что такое пройти двести метров по ступенькам? Оказывается, — это бывает сложно. Я вспоминал свой академический опыт испытания себя нагрузкой в барокамере «Тобай» на высоте пять тысяч метров. Тогда мне предстояло крутить педали велотренажера. Сознание периодически отключалось. Здесь до этого не доходило, но приступы головокружения и слабости периодически давали о себе знать. К тому же решил максимально быстро пройти эти две сотни метров. Но мягкого ковролина, как в барокамере, под ногами здесь нет. Есть только острые зубцы застывшей лавы, чёрного и коричневого цвета, и ощущения нереальности происходящего. Кажется, что я попал в другой мир. Нет растений, насекомых, только звуки ветра.

Ярко-голубое небо, на котором в зените расположилось солнце. Облака остались где-то далеко под ногами, и тропинка — больше похожая на деяние рук природы. Заметно похолодало, и я надел на себя все три кофты, шапочку и перчатки. Вот запахло серой, и появились клубы восходящего газа, который согревал собой окружающую атмосферу и камни.

Вот и сам кратер вулкана, дно которого в виде воронки уходит на несколько десятков метров вниз и исчерчено полосами застывшей грязи. Предыдущие десять дней вулкан был закрыт для осмотра. Видимо, здесь было неспокойно, судя по цвету и свежести «грязи». Говорят, что это впервые за десять лет, как действует экспозиция.

— Вас сфотографировать? — спросил на английском мой соотечественник, видя мои потуги с автоспуском фотоаппарата.

— Спасибо! Ай'м спик ин рашен…

Действительно, вид с этой точки открывается великолепный. Ни слово, ни фото, ни видео не может описать тех ощущений, которые накатывают на тебя, когда стоишь у кратера действующего, но притихшего вулкана, когда подобно орлу рассматриваешь линию горизонта. Путеводители несколько приуменьшали широту обзора. В поле зрения попадали ещё ряд островов Канарского архипелага.

Чтобы добавить себе остроты ощущений, я спустился по камням на дно кратера. Запрещающих табличек и видеокамер я не заметил. Отколов кусочек застывшей серы в качестве сувенира, и сделав ряд фотоснимков, я отправился назад. По пути встретил Томаса с сыном, которые только начали свой подъём. Я же решил пройтись по обзорной тропинке, чтобы поснимать окрестности. Эта тропинка имела ответвление в виде терренкура под номером семь. Про себя решил, что пройдусь по ней, насколько это возможно. По пути встречались приветливые туристы, вооруженные палками для ходьбы.

— Олла!

— Олла! — в ответ приветственное слово.

Пейзажи с этой тропы открывались невероятно фантастические. Не сравнить со скоростным подъёмом на фуникулере. Спустя час напряжённого спуска я оказался у подножия горы. Где-то внизу вилась ленточка шоссе. Седьмой маршрут отклонялся влево. Моя же станция, как и автобусная остановка, находились правее. Решил сократить и пройтись по, казалось бы, безобидной горке, состоящей из битого кирпича размером с кулак. Это оказалось довольно интересным, порою небезопасным и достаточно спортивным занятием. Главное — расслабить голеностопные суставы во время такого спуска.

Спустя полтора часа спуск закончился, я вышел к началу седьмого маршрута, о чём свидетельствовал указатель. Здесь предлагалась информация о нём. Протяжённость седьмого маршрута — восемь с половиной километров, ориентировочная продолжительность подъёма семь часов, спуска — пять часов. От этой точки до автобусной остановки ещё пять километров, которые решил пробежать.

До отправления автобуса оставалось двадцать минут. Надеялся на испанскую непунктуальность. После спуска бежалось уже гораздо легче. Организм адаптировался к высокогорью. Лишь относительное обезвоживание, проявляющееся сухостью во рту, давало о себе знать.

На остановке встретил семью Томаса и Натальи. Старшему сыну (одиннадцать лет) во время подъёма на пик стало плохо — закружилась голова, младшего (двухлетнего) вырвало на смотровой площадке, у Натальи разболелась голова. Я показал им собранные на склонах кусочки застывшей лавы с антрацитовым отблеском. «Мой муж купил такие же в сувенирной лавке по три евро за штучку…» — сказала Наталья.

Восполнил запас воды чаем из термоса. Этого не хватило. Цены в кафе у фуникулера кусались. Четвертьлитровая бутылочка воды в кафе — два евро. Хотел спросить у бармена, сколько стоит пол-литра горячей воды, но подумал, что меня не поймут. Нашёл бесплатный умывальник.

Наш автобус сломался, как сообщили из обслуги базы Телерифико. На его смену выслали другой и машину технической поддержки. Некоторые пассажиры беспокоились во время полуторачасового ожидания. У меня сомнений не возникало в отношении надёжности испанской автобусной компании. Европа ведь!

На обратном пути обсуждали особенности отдыха на Канарах и жизни в двух разных странах. Ребята жалели, что завтра улетают в Лондон. Интересовались, не скучно ли нам будет отдыхать две недели.

Нам не скучно. Разнообразие спорта и активного отдыха жизни. Мои трейловые кроссовки «Mizuno» не выдерживают предъявляемых к ним нагрузок и потихоньку разъезжаются по швам. Радующая погода (за две недели ни одного дождя), тёплый чистый океан, качественные продукты питания, отличные условия для проживания. Да, конечно к концу второй недели раздражаешься от приглашений на набережной со стороны зазывал зайти в ресторан, несмотря на многочисленные отказы, от представителей негроидной расы, предлагающей присмотреть очки, часы или сделать африканские косички, от индусов, торгующих электронными подделками известных брендов, от вездесущих инвалидов на электромобилях, от изобилия татуажа на загорающих. Но это, скорее всего, какие-то временные капризы.

Ла Гомера

Ежедневно наблюдая курсирующие океанские паромы, а также, просматривающиеся в ясную погоду силуэты береговой линии соседнего острова, мы решили также воспользоваться этим видом общественного транспорта и прокатиться на ближайший к Тенерифе остров — Ля Гомера.

Из туристических справочников следовало, что этот остров — вулканического происхождения, но на нём никогда не было вулканической активности. Он знаменит тремя вещами: языком свистов гуанчей (аборигенов), которым они переговаривались между собой из-за больших оврагов, составляющих его ландшафт; реликтовыми растениями, произраставшими в Средиземноморье десять тысяч лет назад и добываемым здесь пальмовым мёдом. Кроме того, на острове также развито сельское хозяйство (выращивание бананов), рыболовство и конечно же туризм.

Как следовало из советов бывавших там, ехать необходимо с ночёвкой. Одного дня мало. Хотя, в принципе, за день перейти его возможно.

Всё из того же booking.com я обнаружил, что большинство отелей (апартаментов) предлагалось в рыбацкой деревне Плайя Сантьяго (четыре отеля), тогда как столица острова — город Сан Себастьян, с численностью более восьми тысячи жителей, предлагал лишь один отель. К тому же из этой деревни ближе всего добираться к национальному ботаническому парку и плато Горанхой, где произрастают реликтовые леса (пятнадцать километров).

В восемь утра с первым утренним рейсом мы на пароме «Bianchi» компании «Fred Olsen» отправились в океаническое плавание. Этот паром не берёт на свой борт автомобили, поэтому стоимость поездки на нем отличается в два раза от его большегрузных собратьев. К тому же он единственный, кто заходит в маленькие деревенские порты (проезд детей до четырёх лет на нём бесплатный).

Как следовало из приложения к билетам, на пароме имелся бесплатный Wi-Fi. Я так и не понял, засчёт каких передатчиков в океане обеспечивается бесплатный беспроводной Интернет со скоростью 54 мБит/сек, но в течение нашего полуторачасового плавания я проверял почту, через «Skype» разговаривал с друзьями и родственниками, показывая им бушующие океанические волны. Тася, почувствовав всю прелесть качки, заснула у меня на коленях. Надя мучительно переносила это плавание, так же, как и большинство пассажиров. Матрос заботливо периодически обходил наши ряды и предлагал нуждающимся бумажные одноразовые пакеты.

И вот мы в рыбацкой деревне Плайя Сантьяго. Также солнечно и тепло. В порту три десятка разнокалиберных суден. Деревенская набережная, деревенский пляж с угольно-чёрным песком и душевыми установками. Отсутствие навязчивых индусов, африканцев, китайцев, английских пабов и итальянских пиццерий. Колоритные кафе и ресторанчики, пансионаты и фонтаны. Сегодня воскресенье, и рыбаки, расположившись на открытых площадках ресторанчиков, попивают пиво, играют в шахматы и что-то бурно обсуждают между собой.

Спросив у работника встретившейся нам на пути кондитерской, как пройти к улице Santa Anna, мы оперативно нашли наши апартаменты Bellavista. Заметил, что мы незаметно вышли из деревни Santyago, состоящей из четырёх улиц, и перешли в ещё меньшую деревеньку Tetsa. Правда, о том, что ты находишься в деревне, напоминало лишь пение петухов, да плантации бананов, авокадо, папайи, вперемешку с апельсинами, окружающих их. А так всё ухожено и чистенько.

По пути заметили универсам «Spar», два отделения испанских банков, магазины одежды и сувениров, салон сотовой связи, стоянку такси, аптеку, госпиталь, в котором ведут приём психиатр, гастроэнтеролог, педиатр, ЛОР-врач, окулист. С десяток отелей и ресторанов, которые иногда выступают, как два в одном. По ходу, зашли в «tourist in-formation», где молодой человек подтвердил правильность выбранного нами маршрута и презентовал нам подробную карту острова и крупных его посёлков. Встречающиеся жители приветствовали нас словами «Ола»! Мы отвечали им взаимностью.

И вот мы в своём отеле, представляющем собой трёх-четырехэтажный особняк с внутренним садом и террасами на крыше. Вчера забронировал здесь бюджетный номер за сорок евро. Предполагалась доплата за ребёнка шесть евро. Отель нас привлёк сравнительно небольшой ценой и бесплатным Wi-Fi.

— Мистер Дегтяренко? — спросила у меня пожилая леди на английском, отвлёкшись от работы за компьютером, когда мы зашли на «ресепшен».

— Yes, I am!

— Ваш номер сто первый. Есть ли у Вас паспорт или иной документ?

— Конечно, есть. Вот, возьмите, пожалуйста.

Она отсканировала его последнюю страницу, распечатала мой счёт.

— Вы будет платить наличными или банковской карточкой?

— Карточкой, пожалуйста.

У нас оставалось наличными купюра пятьдесят евро, не хотелось их тратить на отель. К тому же отделения банков сегодня наверняка закрыты. Но её терминал упорно не хотел принимать мою карточку. Это довольно распространенная проблема на островах. Так что я не удивился, и отдал ей пятьдесят евро, получив сдачу одиннадцать. За ребёнка она не стала брать шесть евро.

Дама провела нас в просторный двухкомнатный номер с совмещённой кухонькой, оборудованной также всей необходимой бытовой техникой, телевизором со спутниковой антенной, тремя кроватями, диванчиком.

— Ваша терраса находится на крыше, на третьем этаже. Не забывайте закрывать дверь.

Поинтересовавшись у неё расписанием автобусов, едущих до Национального парка, мы остались довольны как номером, так и более чем исчерпывающей информацией по парку, проживанию в деревне, пользованием Интернетом и работой здешних магазинов.

Восполнить эту информацию, но в более подробном формате, можно было также из путеводителя, который предлагался проживающим.

На сегодняшний автобус мы уже опоздали. Следующий будет завтра в восемь утра. Надя плохо перенесла водную прогулку: приступы головокружения и слабости не проходили. Оставив девочек отдыхать в номере, собрав нехитрый провиант из воды, чая, шоколадки, я отправился на прогулку, к парку Горанхой.

Идти было тяжеловато, бег тоже не шёл. После вчерашнего спуска с Тейде беспокоила «крепатура» бедренных мышц. Несколько раз возникало желание вернуться, но постепенно азарт побеждал усталость. К тому же — что такое высота 1 700 метров, после вчерашних 3 700!

Обещал, что принесу с прогулки какую-нибудь еду. Но на моём пути не было ни одного магазина. Редкие, встречающиеся на пути посёлки поражали своей ухоженностью и чистотой. Так же аккуратно выглядели горы, которые кто-то заботливо причесал каменными оградами. Очень колоритно выглядело небо. Оно то покрывалось мрачными тяжёлыми тучами и, казалось, что вот-вот сейчас сорвется дождь, то, откуда ни возьмись, проглядывало яркое солнце, освещая собой вездесущие пальмы. Последних было очень много. Видимо из них и добывали пальмовый мёд. Редкие автомобили обгоняли меня.

Никто не предлагал своей помощи, также как и я не просил о ней. Вот аэропорт с двумя взлётно-посадочными полосами. За весь день в небе над Гомерой я видел лишь один самолёт, напоминающий кукурузник. Как следовало из таблички: «въезд в аэропорт с 18:00 до 8:00 запрещён!». Вот из-за облаков проглядывается пик Тейде с соседнего острова. Хорошая видимость. До него ведь не меньше чем с полсотни километров. Вот испанская сеньорита на рекламном щите «а-ля шестидесятые» приглашает посетить придорожное кафе. Вот предлагают купить полуразрушенную хибару с провалившейся черепичной крышей, но с видом на океан.

Вместе с проходящими километрами менялись пейзажи и температура. Периодически налетал порывистый ветер, и я начинал жалеть о том, что не прихватил с собой спортивной кофты. Голод удовлетворялся по пути встречающимися плодами кактусов (одна из иголок так и осталась в моей губе до прихода домой), дикими миндалем и инжиром, которые принес домой на полдник.

Вот появилась утопающая в цветущих розах деревня Адейже, от которой до парка ещё пара-тройка километров. Спустя три часа, пройдя пятнадцать километров по шоссе, я натолкнулся на указатель национального ботанического парка. Здесь же, на стоянке, туристический автобус, пассажиры которого устроили шумный пикник на обочине. Желающие разогревали для себя сосиски-гриль в специально оборудованных мангалах, при входе (выходе) в парк. Мы поприветствовали с пассажирами друг друга, и я ушёл по довольно крутой каменистой тропинке вверх. Ничего необычного, кроме проплывающих буквально над головой облаков, я так и не заметил.

Пройдя ещё четыре-пять километров, я оказался уже в самих облаках. Погода резко изменилась. Порывистый шквальный ветер обдавал меня холодной влагой. Периодически из облаков моросило. Видимость также резко ухудшилась. Тропинка то уходила в лес, то перебегала через шоссе. Где же реликтовые леса? Вокруг какие-то можжевельники и пихты, стволы которых покрыты мохнатыми растениями-паразитами.

Однако приглядевшись внимательней, я заметил, что эти деревья (кусты) скорее принадлежат к голосеменным растениям. Мелкие иглы, нежная ярко-зеленая хвоя. Чем-то напоминают араукарию (домашнее хвойное растение). Отдельные экземпляры были представлены кустами. Видимо, такими и были леса на планете десять тысяч лет назад.

«Жаль, что я не ботаник…", — подумалось мне, — «а как фотографу делать здесь сегодня нечего…". Погода продолжала стремительно ухудшаться. Чай с шоколадом спас меня лишь на короткое время. От холода сводило руки, и зубы стучали друг по дружке. Пройдя ещё несколько сот метров по шоссе, которое, судя по карте, тоже пересекает парк, я повернул обратно. До заката оставался час с небольшим. Надо ещё успеть домой, и придумать что-нибудь на сегодняшний ужин.

Спустя десять минут ходьбы и торможения попуток меня подобрала пожилая швейцарская семья, снимающая апартаменты в Сантьяго. За полчаса пути мы успели обсудить и отдых на Канарах, сравнить жизнь в России и в Швейцарии.

— Taxi, servise! — сказал пожилой швейцарец, паркуя свой «Опель» на стоянке для такси Сантьяго.

— How much? — поинтересовался у него.

— Nothing! — рассмеявшись, ответил он.

В последующем мы ещё дважды встречали их и обменивались знаками приветствия.

Надя с Таисией только проснулись, и мы вместе ушли исследовать местный пляж, отдающий сверкающим антрацитом, и на разведку местных магазинов. Последние были закрыты, даже лавки-киоски. Искупавшись, мы решили испробовать испанской кухни. Привычных для Тенерифе зазывал здесь не наблюдалось, и можно безбоязненно проходить мимо заведений общепита.

Выбрав, как нам показалось, наиболее испанский ресторанчик, расположенный прямо на линии пляжа, мы заказали себе супчик дня из морепродуктов. Раньше у меня было своеобразное представление об этом блюде. Когда же нам принесли заказанное блюдо — три тарелки морепродуктов, слегка наполненных отваром и рисом, мы очень порадовались за местную кухню и наш выбор. Также посетителям предоставлялся бесплатно беспроводной доступ в Интернет. Ресторан по совместительству выступал велосипедным центром, и предлагал свои велосипеды, а также «экскурсоводов» для поездок по горам.

Вечер закончился чаепитием на террасе с видом на океан и звёздное небо. После семейного совещания решили отменить завтрашнюю поездку в горы. Рисковать здоровьем Таисии, чтобы исследовать тайны ботанического сада, не стоит.

Следующим утром мы просто гуляли по деревне, изучали ассортимент супермаркетов и сувенирных лавок, загорали и купались в ожидании нашего парома на Тенерифе. Пытались найти рынок, чтобы прикупить фруктов-овощей, но увы.

— Ближайший рынок, это Сан Себастьян, — сказала нам дочь вчерашней дамы с ресепшена. А фрукты вы можете купить в наших супермаркетах…

Цены в местных магазинах на продукты питания нам показались дороже на десять-пятнадцать процентов, чем в Лас Кристиносе, оно и понятно — дорога, объёмы торговли…

Ассортимент также не поражал воображение.

— Жаль, столько цитрусовых пропадает, — глядя на усыпанную желтыми плодами землю и засохшие на дереве мандарины, сказал я Наде, когда мы проходили мимо плантаций, — мы быстро решили вопрос с рынком. Рука компульсивно тянулась к ним, но закон о частной собственности останавливал запретные движения.

— Смотри, Слава, вот на том дереве установлена видеокамера, — показала мне Надя неприметное устройство на высокой папайе, — давай не будем рисковать!

Нам понравился местный авокадо, купленный в минилавке. Если его пробовать с закрытыми глазами, совсем не похож на авокадо, экспортируемый из Израиля, представленный на российских прилавках. Его сочную мякоть можно на батон намазывать, как бутербродное масло.

Здорово, что есть такие деревни, где может найти себе применение и молодой банкир, и работник сотовой связи, и туроператор, и водитель такси, и врач, и бизнесмен, и спортсмен. Наверное, молодежь так стремительно не покидает их, как в наших глубинках.

Возможно, что мы сюда ещё приплывем, так как остров не показал всех своих секретов. Язык гуанчей мы так и не услышали. Пальмовый мёд так и не попробовали. Ботанический сад остался скрытым в облаках.

На пристани, несколько удивились пассажирам, отплывающим с острова. Семейные пары и туристические группы уплывали на Тенерифе, чтобы… поиграть в гольф. У восьмидесяти процентов отплывающих были с собой сумки для гольфа, с выглядывающими из них разнокалиберными битами.

Обратный путь прошёл достаточно спокойно. Качка была минимальной, и спустя полтора часа мы ступили на землю соседнего острова.

Тенерифе. Часть третья

Позади третья неделя нашего канарского отдыха.

Мы полностью оправились от болезней и покрылись бронзовым загаром, а я ещё и бородой. Если поначалу беспокоились о том, что погода вот-вот испортится (конец осени), то в дальнейшем все опасения исчезли. За эти три недели дождь был однажды и то лишь ночью. Часто наблюдаем из-за гор отблески молний, как свидетельство дождей в северной части острова. Днём температура ниже двадцати пяти не опускается по показателям моего одометра.

Выбрали для посещения ближайший к нашему дому пляж. Здесь почти всегда слегка штормит. Песок представлен лишь маленькими чёрными островками. Большая часть — это громадные валуны, разбросанные природой. Каждый раз, когда захожу и выхожу из воды, испытываю неподдельный страх. Перед морскими ежами, которые после отлива остаются неподвижно сидеть на камнях, растопырив свои острые длинные чёрные иглы в ожидании своей добычи. В аквариуме это смотрится привлекательно, в природе — не очень.

На пляже, благодаря активности Таисии, мы уже практически со всеми перезнакомились. Она выучила три испанских слова: олла, грациас и адъюас, что в переводе: здравствуйте, спасибо, до свидания.

Многонациональный состав отдыхающих. Слышится английская, немецкая, французская, итальянская, испанская речь. Сегодня пожилая пара из Люксембурга с пуделем, загорающая под зонтом, спросила у нас, не из Беларуси ли мы. Не знаю, по каким параметрам они определяют белорусов (чуть позже мы выяснили значение слов bella russo — красивые русские). Мы их тоже вначале французами окрестили. И хоть правила гласят, что приводить собак, курить на пляже запрещено, эти запреты нарушаются часто. Но единственное, что мы заметили, несмотря на большое количество т.н. пограничных людей (татуированных, с пирсингом, пожилых и молодых нудистов), никто не употребляет алкоголь. Действительно, как можно в жару пить спиртное?

Тася легко знакомится с маленькими детьми, несмотря на языковое непонимание. Язык жестов и мимики у всех общий. Сегодня играла с ровесником-испанцем в дочки-матери. Испанец выбрал роль главы семьи. Занятно было наблюдать, как они вместе готовят блины.

Большинство из тех, кто более-менее регулярно бывает на этом пляже, здороваются между собой. Видел пожилого испанца из полиции нравов с двортерьером. Он периодически ходит по пляжу вместе со своей куцей собачонкой и заводит непродолжительные беседы с девушками, отдыхающими топлес. Я поначалу думал, что он подобным образом заводит знакомства. Но вскоре увидел, как представительница Испании запустила в него крупный булыжник и видимо обругала за его предложение надеть вторую составляющую её купальника. Досталось и ему, и его верному другу.

Радует, что в заплывах нет никаких ограничений. Ни моторных лодок, ни скутеров, ни «бананов». Лишь в выходные дни в небе появляется белого цвета а-ля кукурузник с огромным флагом — рекламой казино. Но и он ненадоедлив.

Во время тихого часа нашего чада мы уходим на тренировки. Выбрали маршрут, в который входит посещение местного стадиона. На нём играет футбольная команда из третьего дивизиона. Об этом мы узнали из рекламной афиши. А так большую часть времени стадион пустует. Иногда встречаются на нём любители, разминающиеся по искусственному газону, который опоясывает беговую дорожку на две трети (по ширине равен шести дорожкам). Может, дневная жара отпугивает. Хотя думаю, что нет. Два дня назад отдыхали на центральном пляже Лас Америкас с белоснежным песком. Там постоянно кто-то бегал, кто-то ходил спортивной ходьбой вдоль береговой линии, кто-то занимался гимнастикой, и это несмотря на тридцатиградусную жару.

В велошоссейных заездах, съездив в северном, западном, восточном направлениях, определился с маршрутом. На севере — гора Тейде и ещё свежи воспоминания в руках об экстремальном спуске. Удивляюсь местной экскурсии, предлагающей за 40 евро, спуститься с горы (35 километров). Наверное, у них тормоза другие.

На западе — автобан. Через десять километров он переходит в узкую горную дорогу, на поворотах, которой машины притормаживают, чтобы пропустить встречное авто. Там не разгонишься, и практически нет кромки на обочине. А вот в западном направлении — хорошее шоссе-дублёр автобана. На нём часто встречаются любители велоспорта разных уровней подготовки. Здесь можно, как хорошо поработать на подъёме, так и разогнаться на спуске до шестидесяти километров. Оно проходит через известный рыбацкий городок, славящийся своими рыбными ресторанами, Лос Абригос и посёлок виндсерферов -Медано, который ещё издали привлекает внимание разноцветными куполами сёрферов. Здесь — мне показалось — всегда ветрено.

Иногда на окружающей полупустынной местности встречаются любители мотосафари. В итоге выходит 50 км, что вполне достаточно для тренировки. На въезде в город есть холм, который я назвал про себя Беверли хиллз, по имени одноимённого отеля, который расположился неподалёку. Не знаю, штрафуют ли в Испании велосипедистов за превышение скоростного режима. Но на нём приблизительно полтора километра я чувствую себя на коне, по левой полосе обходя легковые авто, для которых на асфальте нарисовано «40».

Ознакомились с местными магазинчиками. Приняв для себя, что добротных вещей, обуви, электроники здесь нет, ограничиваемся походами в продовольственные, что иногда похоже на экскурсию. В тридцати минутах ходьбы от нас есть супермаркет «Mercadona», где я сегодня насчитал двадцать пять видов свежемороженой рыбы, ещё два десятка замороженной и множество даров океана в виде гребешков, кальмаров, осьминогов, крабов, устриц, креветок и прочего, чего я не знаю. А в рыбной лавке этого универсама «Pescaderia» продавец заботливо взвесила, почистила, удалила внутренности выбранного мной экземпляра и с улыбкой на лице спросила:

— Что вам ещё угодно, сеньор?

— Креветок, сеньорита!

Цены на свежую рыбу от двух до десяти евро за килограмм. Мы иногда балуем себя морскими гребешками (два евро за килограмм). Очень часто в магазинах устраивают скидки «оферта», о чём указывают ценники. Причём качество и свежесть здесь не оказывают никакого влияния.

Фрукты и овощи разделены на категории: первая и вторая. Последняя подешевле и похуже. Ознакомились с бататом. Таисия даже не отличила его от картофеля. Нам он показался сладковатым, и мы витоге приготовили из него блины. В лотке с бататом и картофелем лежат плоды юкки, но купить их не решались. В целом, цены на продукты питания дешевле московских аналогов, но дороже египетских или украинских. От посещения кафе, несмотря на настойчивые приглашения зазывал, мы отказываемся.

Многое «неиспанское» ориентировано на англичан. Пиццерии, пабы, английские завтраки, стейки — всё это на каждом углу. Англоязычные певцы предлагают репертуар для посетителей любого возраста. Да и стоимость чашки чая или кофе соизмерима, а чаще дороже покупки двухсотграммовой упаковки кофе в супермаркете.

Икод де лас Винос

Это город, название которого не сразу-то и запомнишь. Мы выбрали его в качестве следующей нашей поездки. Он значится в путеводителях и присутствует практически во всех экскурсионных программах. Город расположен в северной части острова. Решили его исследовать для себя. Знаменит он драконовым деревом, созвучным дереву парком и зоопарком бабочек. Также в нём есть множественные дегустационные залы вина и домашнего сыра. Самый простой способ — заказать экскурсию за 125 евро на троих, с обедом, но мы решили, что будем исследовать его самостоятельно.

Из автобусной карты следовало, что к нему из города Лас Америкас с интервалом рейс в два часа курсирует прямой автобус. Купив «боно бас» за 12 евро, мы, уплатив по 2,65 евро с человека, заняли свои места в полупустом утреннем автобусе.

Дорога шла серпантином, то поднимаясь высоко вверх, то опускаясь вниз.

— «Хорошо, что не исследовал эту часть острова на велосипеде», — подумал я про себя. Тут машинам-то тесно приходится, да и разогнаться негде.

За всю дорогу встретил только двух бесстрашных велосипедистов. Нечасто останавливаясь в городах сельского типа, периодически любуясь утренним океаном, с одной стороны и проступающей верхушкой вулкана Тейде, с другой, за полтора часа мы добрались до конечной остановки. Надю после такой поездки укачало, и она первые минуты ходьбы была несколько дезориентирована. Мы же с Тасей радовались представившемуся аттракциону.

Устремившись за туристами, вышедшими из нашего автобуса, мы дошли до входа в Драконов парк.

 Сколько лет вашей девочке? — спросила улыбающаяся толстушка-кассирша.

— Три года… скоро будет.

— С Вас, восемь евро за двоих, молодой человек.

Вместе с билетами она нам выдала карту, где крестиком обозначила все интересные места: драконово дерево, зоопарк бабочек, соборы, библиотеку, быстро комментируя это на английском. Контроля никакого нет. Толпы туристов гуляют без билетов. Зачем покупали?

Вот и драконово дерево. Окружено металлическим забором-оградкой. Высота — двадцать метров, ширина по периметру — десять метров, это было ясно из таблички. Огромные воздушные корни свисают из его ветвей. Экземпляр поменьше мы видели в Санта Крузе. Хотя название ему из моих познаний ботаники — фикус эластикус робуста. Из описания следовало, что ему уже тясяча лет, и оно обладало (ет) некой мифической силой у аборигенов острова. Но фикусы столько не живут!

Проходим храм, где видим большое скопление туристов. С деревом мы ошиблись. Драконово стоит в другом месте и не принадлежит к фикусам. Оно поменьше только что виденного фикуса, да и выглядит поинопланетней. Его ствол представлен сплетением засохших корней, а крона похожа на уложенную парикмахером прическу. Тут же, под деревом, продаются его семена по 3,50 евро за пакетик. Ореол таинственности пропадает. Так же, как и возникают сомнения по поводу его возраста. Думаю, что родом оно, наверное, из Мадагаскара, привезено лет двести тому назад на эту землю каким-нибудь мореплавателем. Латинского названия, также как таблички у него нет, а так можно было бы проверить через Википедию. Но рядом растут ещё три диковинных дерева, действительно завезённых с этого африканского острова.

Сфотографировав природу, решили зайти в храм. На входе табличка «Один евро». Мы проходим мимо за толпой туристов, устремляющихся в сувенирный магазин. Красиво и недорого. Вышивка, кружева, магнитики, чашки, футболки, открытки, семена растений, цветы в горшочках и под колпаком. Магазинчик имеет внутренний дворик, куда мы выходим и где обнаруживаем ещё несколько магазинов, которые предлагают продегустировать местные ликёры, вина, домашние сыры и приправы. От спиртовой продукции я отказался, так как она своим ядовито жёлтым цветом не внушала доверия. Да и зачем, если всё это есть в магазинах и стоит подешевле. Сыр я попробовал — вкусно. Но один килограмм — 15 евро. Вспомнил, что видел такой же, в супермаркете, но по двенадцать евро.

От приправ всех цветов радуги (кроме синего) захотелось пить. Почему-то к приправам была отнесена и варёная «сгущенка». Тасе она понравилась. Желающие могли намазывать приправы на сухарики. Толпившиеся вокруг англичане, подбадриваемые своими гидами, активно приобретали сувенирный товар. Мы же, несколько разочаровавшись навязчивостью сервиса, ушли знакомиться дальше с драконовым парком.

Завидев на крыше небольшого здания металлическую скульптуру бабочки, догадались о том, что здесь представлен рекламируемый зоопарк. Встретившая нас на входе девушка попросила купить дополнительные билеты. Наши оказались недействительны для посещения этого заведения. Тася уже была внутри и активно приглашала нас присоединиться к ней. Решили, что я пойду с ней и сфотографирую увиденное. В аналогичном парке бабочек мы уже были, в ботаническом саду в Амстердаме, и совершенно бесплатно. Здесь же — 8,5 евро с взрослого и 5 евро — с ребёнка (от трёх лет). Да, красиво, когда множество порхающих насекомых летают над головой, а некоторые ещё и садятся на тебя в поисках то ли сладости, то ли соли. Но наукообразностью не отличается. В школе нам больше давали в рамках учебной программы. Аттракцион рассчитан на детей младшего возраста. Спустившись в подвал этого заведения, натолкнулись с Тасей на видеолекторий, где с удовольствием посмотрели короткометражный фильм о жизни… ночных насекомых (комаров) и лягушек.

Через полчаса, как и договаривались, встретились с Надей на выходе, и ушли исследовать улицы старого города. Он действительно очень колоритен. Столько аутентичных домов, столько деревянного массива используется в отделке балконов, окон, дверей! Кажется очень натуралистичным.

Так незаметно мы приблизились к ещё одной кассе по продаже билетов и вывеске «Драконов парк». Мы преждевременно расстроились, что зазря купили билеты, которые понадобились только здесь. Четыре тропинки, длиной от ста до двухсот метров. Растения подписаны на латыни и испанском языке. Много эндемиков. Натолкнулись на банан с огромной зреющей веткой, манговый куст и апельсиновое дерево. Манго и бананы выглядели зеленоватыми. Не удержавшись, сорвал два громадных апельсина. Когда ещё удастся попробовать вкус свежесорванного цитруса? Местные апельсины не оранжевые. Они- смесь зелёного и жёлтого цвета, причём зелёного больше. Да и по вкусу отличаются, от поставляемых в Россию собратьев. Отойдя от «питательного» участка, заметили табличку, предупреждающую о том, что растения обработаны ядовитым веществом.

— Врут, Надя?

— Конечно, Слава.

— Действительно, Европа ведь. Они люди доверчивые и соблюдают правила поведения.

Помыв апельсины, тут же в парке, мы съели их за обеденным столиком, не выходя из него. Зачем выносить с собой улики? Плоды оказались на удивление зрелыми.

В парке зашли в искусственные пещеры, где, по-видимому, жили аборигены — гуанчи. Не впечатлила замаскированная мумия, так же, как и сама достаточно скромная обстановка.

Времени до последнего автобуса оставалось четыре часа, и после импровизированного обеда мы решили найти спуск к океану, а заодно исследовать город на предмет каких-нибудь рынков или иных достопримечательностей. Скудновато как-то на предмет последних, если не считать таковыми частные дома и виллы. Вспоминались европейские (отечественные) музеи и ботанические сады. Совсем другой размах!

Так в разговорах, встретив по пути открытую банановую плантацию, мы дошли до селения Сан Маркос (2 км от города). Дорожный указатель сообщал о том, что там есть зона для купания — пляж. Спуск был очень крутым. Дома отдыхающих напоминали собой ласточкины гнезда, прилепленные на почти отвесных скалах.

Пляж и бухта нам понравились. Спокойно, чисто, «по-северному» свежо. Лежащий на песке народ даже не раздевается. Плавают единицы. Много французской речи. Обратно до автостанции Айкода доехали на маршрутном автобусе, за евро с человека.

Возвращение в Лас Америкос оказалось очень красивым: сочетание заходящего солнца и отливающих от его света горных вершин.

Тася наше путешествие перенесла стойко. Лишь под конец прогулки она пожаловалась на боль в пятке. У ребёнка появилась мозоль. Уже вторая за прошедшие три недели. То ли стопы растут так быстро, то ли ходим много.

Ла Лагуна

Первый ноябрьский день. Накануне перевели часы на зимнее время. С утра на небе тучи, и пляж не манит. Решили, что сегодняшний день посвятим знакомству с первой столицей острова Тенерифе -городом Ла Лагуна, который расположен недалеко от Санта Круз, ставшей новой столицей островов, благодаря своему порту и выходу к океану. По образу и подобию этого города закладывалось большинство колониальных городов Испании. Насмотревшись на практически безликие курортные города южной части острова, хотелось чего-нибудь по-настоящему испанского.

Добравшись на 111-м маршруте до остановки «Intercambiador», по переходу достаточно современного автовокзала, мы вышли к конечному (начальному) пункту отправления городского трамвая, в названии которого превалировала приставка «metro». Вагон трамвая выглядел несколько футуристично: просторный, яркий салон, мягкие кресла, большие окна, кондиционер, двери на кнопке. Говорят, что им управляет компьютер, а вагоновожатый необходим лишь для видимости и порядка. Дважды пропустив через валидатор свою автобусную карточку, мы с удивлением обнаружили, что с неё ничего не списано. Оказалось, что в течение часа после пересадки с автобуса на трамвай — проезд бесплатный. Если без предшествующего автобуса, то стоимость проезда один евро с человека. Штраф за безбилетный проезд — 400 евро, о чём свидетельствовала грозная табличка возле входной двери (обычно, в Европе штраф 25 евро). Трамвай в Санта Крузе — приобретение относительно новое. Интервал движения пятнадцать минут. Маршрут один, его протяжённость 40 минут. На линии имеется двадцать оборудованных остановок. Последняя остановка называется Тринидад. Она расположена в городе Ла Лагуна, куда мы и направились.

Времени относительно много, периферийные районы Санта Круза не отличались привлекательностью, и я решил проверить рекламу, что находилась на потолке, говорящую о том, что в трамвае есть бесплатный Wi-Fi. Действительно, в этом составе он был, и причём скорость хорошего качества. На «Vodafon», к которому я подключился, скорость GPRS оставляет желать лучшего, и Интернет-звонки периодически обрываются. Накануне я подключил услугу — 200 минут звонков в Россию, за 4,5 евро, что явилось хорошим подспорьем, т.к. отечественный роуминг пока ещё находится в зачаточном состоянии и не отличается дешевизной. Со смартфона через «Skype» мы позвонили друзьям, на работу, родственникам, проверили почту и даже не заметили, как подъехали к конечной остановке. От Интернета нас отвлек загорелый дедушка в широкополой шляпе, обратившийся к нам на испанском языке. Я поначалу его принял за контролера, так как он что-то достал из своего бумажника и пригласил меня к валидатору и табличке-напоминанию о штрафе 400 евро. Я ему ответил, что мы уже оплатили свой проезд, и показал проездной. Он менял не понял (старшее поколение испанцев не в ладах с английским) и предложил выйти из трамвая. К тому же остановка была конечной, как выяснили мы. Он внимательно изучил обратную сторону «боно бас», где стояли отметки валидатора и, извинившись, вернул её нам. А может он и не извинялся. Ещё бы чуть-чуть — и он бы остался на пятнадцать минут, на этой остановке, в ожидании следующего трамвая.

Мы же, про себя поблагодарив такого вот «гражданского» контролера, пошли изучать первый город Тенерифе. Он находится на возвышении, и климат здесь отличался от столичного, и тем более от южного островного. Электронный термометр на трамвайной остановке выдавал двадцать градусов. Временами с гор набегали порывы ветра, временами накрапывал дождь.

Но мы порадовались, что есть другая Испания, которая отличается от всего того, что мы видели раньше. Я фотографировал растущие побеги кактусов на крышах домов, старинные фонари, в которых свечи заменены на энергосберегающие лампочки, деревянные резные балконы, окна, в которых ставни расположены изнутри.

Мы постояли на молебне в храме, зашли в дом Критостобара Салазара — типичного испанского вельможи-помещика времён XVII века, в котором обнаружили уютный внутренний дворик с фонтаном и апельсиновыми деревьями.

Когда прогуливаешься по улицам этого города, ощущаешь некоторую историческую сопричастность к временам постройки этих домов. Ушли конкистадоры, прошло много эпох, но остался след, который соединяет тебя с ними. И когда заглядываешь в подворотню или таверну, кажется, что вот-вот кто взмахнёт своей кирасой или прогремит латами.

Центральные улочки этого города практически все пешеходные и лишены автомобилей. Публика здесь более респектабельная, чем на курорте. Никто не зазывает тебя отобедать, нет выставленных на показ меню. Жаль, что большинство магазинов были закрыты. Может, этот понедельник в Испании — праздничный день?! Ведь вчера был «Хеллоуин», о чём напоминали вырезанные тыквы, выставленные на балконных перилах, да малыши в костюмах а-ля Дракула. На некоторых улицах вывешены полупрозрачные шары. Но это, скорее всего, уже идёт подготовка к предстоящему Рождеству.

Так, неспешно прогуливаясь, уделяя интересам Таисии по возможности достаточное время (а интерес в её возрасте — это горки и детские площадки), удивляясь то красивому балкону, то диковинному фасаду, то уютной кондитерской, мы дошли до большой площади, где обнаружили крытый рынок.

Пару недель назад мы побывали на открытом воскресном рынке Лос Кристианоса. Китайские подделки известных европейских марок, завышенные цены на всё местное, масса бесполезных вещей (универсальная ветошь, многофункциональная тёрка, всё отмывающее моющее средство, канарская косметика), аукцион какого-то ширпотреба, снимаемый на видеокамеру, всё те же африканцы с набережной, с дешёвыми часами и бижутерией, пара палаток с индейцами (гуанчами?). Мы ушли, несколько разочаровавшись, так как считали Испанию европейской цивилизованной страной.

Здесь же всё было натурально. Цветы, фрукты, овощи, отделы домашних сыров, свежего и солёного мяса, свежей рыбы и морепродуктов, солёной рыбы, специй, чая, булочек и масса остальных вкусностей. Он не был похож на рынок выходного дня, как в Лас Кристианосе. Всё добротно и продуманно. Продавцы, как я заметил, имеют платёжные терминалы и принимают к расчету банковские карточки (у испанцев на банковские карточки наносится фотография владельца).

Нам дали попробовать выбранного нами домашнего сыра, поблагодарили за покупку и завернули его в пищевую фольгу и специальную бумагу. Также мы нашли добротный развесной чай. Сфотографировав продавцов тарани и фруктов, разделку громадной рыбы, мы ушли дальше бродить по необычному городу, оставляющему после себя шлейф натуралистичности. И лишь усиливающийся дождь сократил время нашей прогулки.

Варенье из кактусов

Второй день мы живём без погоды. Тепло, но солнце не просматривается из-за нависающих облаков. И даже периодические порывы ветра не в силах нам его показать. Пока собирались на утренний пляж, солнце окончательно пропало из виду. Решили пойти на прогулку в горы. Недавно, катаясь по проселочным дорогам (они тоже асфальтированы) на велосипеде, заметил недалеко от нас парк обезьян, парк кактусов и амазонских животных, а также заросли плодоносящей опунции (съедобного кактуса).

Через три километра мы были у достаточно известного среди туристов, навещающих остров, лемурятника. Здесь можно кормить лемуров. Мы предполагали, что это как в Питере или Подмосковье. Покупаешь корм, даёшь зверушкам и любуешься ими. Польза и тебе, и зверям. Всё так же, только для того, чтобы зайти втроём и посмотреть на пять-шесть клеток с приматами, а также дать поползать по тебе лемуру, надо заплатить 25 евро за семью и по 2 евро за пакетик с сухариками. Объяснив Тасе, что это дорого, и в Москве по приезду сходим в зоопарк ещё раз, мы ушли к проглядывающемуся парку кактусов. Любят на Тенерифе каждый клочок земли называть парком. Это прямо таки традиция какая-то. Парк кактусов и амазонских животных находился в запустении и был закрыт. Мы смогли посмотреть на него сверху, когда поднимались по просёлочной дороге. Ничего необычного. Те же кактусы, которые здесь растут повсеместно, только красиво посажены, те же пески, те же камни и те же пальмы.

Так в разговорах добрались на места сбора сегодняшнего урожая. Ещё по пути зашли в супермаркет «Spar», чтобы присмотреть перчатки для мытья посуды. Их там не оказалось. Пришлось довольствоваться бесплатными перчатками из овощного отдела. Надев по две пары и вооружившись детской лопаткой и граблями из Тасиного рюкзачка, мы начали сбор потенциально опасного продукта. Ещё даже не зная, съедобен ли он или нет.

Завидев красный сок на своём пальце от расколотого фрукта, решил попробовать. Вкусно и отличается от того, что собирал ранее, на пути к Тейде или на острове Гомера. Цвет мякоти красивый, напоминает свеклу или смородину. Вкус? Своеобразный. Мелкие косточки вперемешку с сочной, окрашивающей мякотью. И всё было бы хорошо, если бы не злосчастные колючки, которые цеплялись за что угодно. Благо, что ребёнок понял для себя потенциальную опасность и остался на охране рюкзака и фотоаппарата, пока родители, пробираясь между колючками и остатками застывшей лавы, собирали урожай. Уже дома Надя вынимала их из моих ног, рук и даже языка.

Искупавшись в океане, мы прикупили два килограмма сахара в супермаркете. Следующим этапом было приготовление варенья. Не знаю, варят, ли из него варенье, но, на мой взгляд, варенье можно варить из чего угодно. А тут такой урожай — почти пять килограмм отборных плодов!

Вот моё ноу-хау. Промываешь кактусы под тёплой проточной водой. Вместе с водой уходит часть мелких колючек. Затем обматываешь дистальные фаланги пальцев фольгой из-под шоколада и надеваешь две пары перчаток для овощей на левую руку. Таким образом, большинство мелких колючек застревают в этом буфере. Правой рукой работаешь поочередно. Сначала аккуратно и не спеша разрезаешь ножом плод вдоль на две половинки. Затем чайной ложкой вынимаешь мякоть. У зрелого плода она легко отходит от кожуры. Главное — работать не торопясь и не отвлекаться.

Затем засыпаешь плоды сахарным песком из расчёта два килограмма сахара на три килограмма мякоти, настаиваешь один-два часа и варишь на слабом огне в 3 приёма, периодически снимая пену. Вкус потрясающий и ни с чем несравнимый. Нашему ребёнку плоды понравились, также как и варенье, несмотря на то, что он отказывается от манго, дыни и маракуйи (последнюю собираем у дома на кустах).

Вечером, после тренировки и посещения интернет-кафе (действительно мексиканцы употребляют в пищу некоторые сорта опунции), мы натолкнулись на дисконтные бананы во фруттерии, и я решил приготовить на десерт жареные бананы под кактусовым соусом.

Маска

Проснувшись рано утром, заметили, что солнце вновь напомнило о себе. В наших сегодняшних планах — посещение горной деревеньки Маска, что находится на северо-западе острова. Я из путеводителей прочитал о том, что это достаточно интересное и колоритное местечко, которое кроме этнографического своеобразия предлагало туристам живописные горные маршруты. Но никаких представлений об их сложности, протяженности мы не имели. Лишь известно, что детям до девяти лет эти прогулки не рекомендуются. Решили, что после осмотра деревеньки выберем тот теренкур, который заканчивается на побережье. Туристам также предлагались водные прогулки от пляжа Маски до Лос Гигантеса за десять евро с человека, но мы решили воздержаться. За час быстрой ходьбы дошли до автобусной остановки города Лас Америкас (своеобразная зарядка), по пути встречая множество спортивно ориентированных людей. Затем сели на 460-й автобус, на котором доехали до города Сантьяго-дель-Тейде. В автобусе вынимали колючки кактуса из нашего ребёнка (часть из них остались в её рюкзаке). Я беспокоился о том, что мы не успеем на 350-й маршрут, который шёл до Маски, так как наш автобус несколько опаздывал. В Сантьяго-дель-Тейде ощутили прохладное веяние горного воздуха, который свежестью наполнил наши легкие. Я сфотографировал на фоне католического храма скульптуру мужчины, напоминающего собой охотника. Но «маршрутка» нас поджидала и не торопилась с отправлением. Ещё бы, ведь большинство пассажиров перешло из большого автобуса в меньший. Заметили, что и при пересадке с автобуса на автобус, с карточки ничего не списывается.

Путь предстоял небольшой — пять километров. Ехали мы почти тридцать минут. Сначала мы не спеша поднимались, а затем, также не торопясь, спускались по петлистому серпантину горной дороги, шириной в одну полосу.

Водитель «маршрутки», при подъездах к крутым виражам, снижал скорость и подсигналивал. Лишь после этого он проезжал очередной поворот. Автобус пользуется приоритетом в горах, так как легковые авто притормаживали при виде нас. Дважды шофёр останавливался, чтобы пассажиры могли полюбоваться открывающимися панорамными горными видами, а фотолюбители запечатлеть на своих фотоаппаратах пейзажи долины, в которых среди пальм проглядывались черепичные крыши домов деревеньки Маска. Они красно-бурыми островками проглядывались через зелёный ковёр тропического леса. Казалось, что мы из одного климата спустя два с половиной километра перенеслись в другой — настолько был разителен контраст растений и температуры…

— Деревня Маска, сеньоры и сеньориты, — торжественно объявил водитель и остановился на автобусной остановке, по совместительству выступающей обзорной площадкой и стоянкой легкового автотранспорта.

Практически все пассажиры вышли. Дальше «маршрутка» следовала до Буэновисты, но туда поехало лишь два человека.

На часах одиннадцать утра. Мы прогулялись по горным деревенским улочкам, изобилующим сувенирными лавками, видовыми ресторанчиками, вперемешку с урожайными апельсиновыми и мандариновыми деревьями, плоды которых никто не торопился собирать. Большинство жителей, по-видимому, выбрали для себя туристический бизнес. Вот бабулька, вяжущая из тростника соломенные шляпы и сумочки, параллельно продающая мёд. Пальмовый мёд, кактусовый мёд, апельсиновый мёд… Удивляюсь местным пчёлам, которые так избирательно относятся к выбору нектара. Предлагает нам соломинки на дегустацию.

— Угощайтесь… Берите сеньор, не пожалеете… я уступлю, — вежливо предлагает она мне баночку с мёдом.

— Спасибо, сеньорита.

Мёд вкусный и даже недорогой — один килограмм обычного мёда стоит десять евро. Парочка средних лет родом из Англии покупает двухсотграммовую баночку.

По пути наталкиваемся на другую бабульку, торгующую аналогичными шляпами и гуаябой. Этот фрукт мы уже покупали в городе, но тут активно предлагают гуаябу из Маски. Даёт нам продегустировать ярко-оранжевую мякоть сочного плода.

— В какую цену гуаяба, сеньора? — спрашиваю у неё на английском. Она меня не понимает, но о смысле вопроса, кажется, догадывается.

— Два евро за килограмм, сеньор. Берите, для ребёночка вашего. Очень вкусная. И вам, сеньора, очень понравится, — обращается она к Наде, — сама выращивала. Тут в пакете у меня один килограмм.

— ОК. Нам на один евро, пожалуйста.

Вижу, что нас не понимают. Жестами показываю половину и говорю «уно евро».

— ОК, сеньор, — догадывается бабуля и делит семь плодов на две части.

Довольные торгом, мы уходим дальше исследовать деревеньку. Заметили три стенда с картами горных маршрутов и указателями продолжительности пути. Также часто встречался указатель «museo», что мы истолковываем как музей. По пути попадаются с рюкзаками за плечами спортивного вида европейцы, экипированные в горные ботинки. У многих в руках палки для трейла, рации, навигаторы.

В магазинах всё как обычно. Ассортимент продукции широкий: от сыров и вина до магнитиков и чашек. Лишь надписи местности меняются. Но здесь мы с удивлением обнаружили палки для трейла или -как их называют — палки для nordik walk, что слабо ассоциировалось с сувенирами,

Вот и небольшой домик с черепичной крышей и без окон. На нём висит табличка «museo», но дверь его закрыта. Судя по размерам, информации — мы потерялись. В 12:00 мы начали спуск в ущелье, по которому между скалами возможно пройти к побережью. Решили, что отклонимся от избитого туристического маршрута и зайдём в ущелье своим путём. Уверенности придавала также обнаруженная в зарослях высоких кактусов малоприметная тропинка. Наш спуск продолжался час. Было достаточно экстремально, даже если бы мы были без Таисии. По-очереди поддерживая её, то за руку, то за ногу, мы спускались вниз.

Вот уже и солнце исчезло за высокими скалами и густой растительностью. Стали встречаться заросли высохшего бамбука. Они произрастали на берегу реки, по весне видимо полноводной, превратившейся осенью в неприметный ручей. Пройдя несколько десятков метров по её засохшему руслу, нас настигло некоторое разочарование. Дальнейший спуск без альпинистского снаряжения невозможен. В этом месте река выбила в скальной породе водопад высотой 15—20 метров, который нам не преодолеть. Вверх подниматься было легче. Мы обучили Таисию на особо опасных участках то ползти, как черепашка, то становиться на четвереньки, как собачка, то держаться за папину шею, как обезьянка, и наш подъём превратился для неё в некую игру.

В 13:30 мы, наконец, выбрались на обхоженную тропинку, проделанную также в русле той же реки, и начали свой спуск к морю. Тася практически всё время шла пешком, лишь прыгала мне на руки, когда спускалась с больших камней. Дорога была непростой, хотя мы поначалу отнеслись скептически к предостережениям и экипировке европейцев. На карте значилось, что продвижение по этому маршруту займёт три часа. Учитывая нашу спортивную подготовку, мы думали, что за два часа справимся с этой задачей: искупаемся и вернемся обратно.

В 14:00 сделали привал на обед и потом пошли дальше. Я фотографировал природу, которая, казалось, имела неземное происхождение и сочетала в себе тропическую зелень с чёрными базальтовыми, практически отвесными многометровыми скалами. Когда поднимаешь голову вверх, кажется, что эти скалы нависают над тобой и сужают небосклон. Пожалел, что взял с собой лишь один длиннофокусный объектив, так как он годился лишь для макросъемки и не мог запечатлеть красоту природы. Да, наверное, никакой фотоаппарат не передаст всего природного великолепия. Иногда, очертания скал принимались за небоскребы, так как их стены были испещрены множественными выемками, и создавалось впечатление, что там когда-то жили люди.

Трасса была несложной, но требовала внимательности и собранности, так как здесь можно было попасть в глубокую расщелину. Временами встречались маркированные жёлтой краской цифры — указатели маршрутов. Не знаю, почему цифр было так много, а ущелье было одно. В нём конечно можно было найти несколько путей для прохода, но конечный пункт проглядывался один.

По пути нам встречались доброжелательные туристы, приветствующие нас словами «Ола». Некоторые делились впечатлениями о трудности предстоящего пути. Некоторые, судя по взмыленности и амуниции, увлекались ходьбой на время. Нам же казалось, что ещё чуть-чуть, ещё один поворот, ещё одна скала — и мы увидим синюю гладь океана. Тася по-детски стереотипно задавала один и тот же вопрос:

— Папа, куда идём?

— Идём к морю купаться, доченька.

— А я буду купаться? — продолжала она.

— Нет, ты болеешь, сегодня будешь только загорать.

В 16:00 встретившийся нам на пути мальчик лет двенадцати сказал, что нам лучше повернуть обратно.

— Вы говорите на английском? — спросил он у нас с явным акцентом.

В голове промелькнуло: «Может быть русский?»

— Да, мы тебя понимаем.

— Тогда вам лучше повернуть обратно, скоро стемнеет.

Мы, конечно же, не поверили его убеждениям, но вскоре подошли родители мальчика — пара лет сорока и с ними ещё один ребёнок лет десяти.

— У вас есть билеты на лодку? — поинтересовалась мама мальчика.

— Нет, у нас нет никаких билетов.

— Тогда вам лучше повернуть назад. Через два часа в горах будет темно.

— А на побережье есть какие-нибудь автобусные остановки? — продолжал я.

— Нет. Там только пляж и маленький причал.

— Может, мы всё-таки успеем? Далеко ли идти?

— Час…

Мы поблагодарили вежливую семью и решили сделать привал. Здесь и так в некоторых местах ущелья солнечный свет днём не проходит, а значит, что через полтора часа мы можем остаться в темноте. Есть, конечно, фонарик от мобильного телефона, но это не спасёт. Наши питьевые ресурсы, как и провизия — на исходе. Подкрепившись плодами гуавы и сорванным горным помидором, ополоснувшись в ручье, мы решили стартануть в обратном направлении без промедления. Тасе предложено было ехать на мне, так как приключение могло закончиться для нас печально. Подгоняемые быстро садящимся солнцем, мы мчались, как настоящие любители трейла. Я вспоминал зимний чемпионат Франции по трейлу, проходивший в Альпах. Там трасса, казалось, была полегче. Здесь же возможны лишь только прыжки с камня на камень. Таисия периодически жаловалась, то на мокрые брюки, то на мокрую кофту. Ещё бы, я так давно не работал: семнадцать килограмм Таисии и восемь килограмм рюкзак.

Также стереотипно она повторяла вопросы:

— Папа, а теперь куда мы идём? И почему мы не дошли до моря?

Что можно ответить ребёнку, рассчитывавшему увидеть сегодня море?

— Завтра сходим на море… а сейчас возвращаемся домой.

Через час пути мы настигли наших помощников, как выяснилось из их разговоров — немцев, несмотря на то, что мы дали им фору в тридцать минут, оставшись на привале.

— Туда не ходите, там тупик, — сказал как-то обреченно глава семейства, выходя из зарослей полузасохшего бамбука.

Взгляд по ущелью также не обнаруживал никакой тропинки над нами. Где же мы сбились с пути? Решили уже всемером продолжить наш трейл. Через десять минут мы нашли разветвление тропинок и в 17:45 были в деревне Маска. Здорово! Если бы мы с такой скоростью спускались, то к побережью бы могли дойти за два часа.

Я купил в придорожном ресторанчике полуторалитровую бутылку воды, и мы наконец-то расслабились, сидя на аккуратной пустынной сельской автобусной остановке.

Позади семь часов горных дорог. Через пятнадцать минут подошла пустая «маршрутка», как выяснилось из расписания — последняя. Лишь в ней Таисия вспомнила о том, что сегодня лишилась тихого часа и начала капризничать, вспоминая об оставшихся в деревне красивых цветочках. Это позволительно для её возраста. Мы были горды за себя и за своего ребёнка. Ведь сегодня, пожалуй, самый трудный день нашего отпуска. Как сказал мой друг: «Надо так отдыхать, чтобы, когда выйдешь на работу после окончания отпуска, мог бы передохнуть…».

P.S. Горная прогулка для нашего ребёнка оказалось целебной. По возвращению домой мы заметили, что у неё пропали и кашель и насморк.

Монтана Бланка (белая гора)

Четвёртый день на острове наблюдаем хорошую ясную теплую погоду. Временами кажется, что наступило «бабье лето», о чём косвенно могут свидетельствовать летающая паутина, да не по-осеннему припекающее солнце. Не знаю, есть ли у них такое понятие.

После посещения Маски решили дать нашему ребёнку возможность отдохнуть, да и самим восстановиться. К тому же, последующие два дня с гор дул ветер, успокаивающийся лишь к вечеру. Поэтому мы загорали, купались, тренировались. Увеличил продолжительность заплывов до полутора часов и тренировки в ходьбе. От велозаездов отказался, так как в районе Медано от порыва ветра я чуть не потерял равновесие на шоссе и лишь случайно не упал на асфальт. Да и с переводом часов времени на третью тренировку уже не хватает. Солнце садится в 18:00.

Мы продолжили знакомство с дарами моря, выбор которых продолжал впечатлять в «Меркадоне». Понравилась рыба dorada (в Испании также есть одноименное пиво), которую определили в любимые. Попробовали сварить свежих мидий по рецепту из Интернета. Увы, рецепт на сайте eda, ru оказался ошибочным. Как можно залить один килограмм мидий тремястами граммами белого вина, варить и ждать, когда ракушки раскроются? Хорошо, что купили литр — этого как раз хватило. Ели их с опаской, так как на бирке было написано «exp 04/11/», что я перевел, как «употребить до…". Но потом, зайдя в универсам, решил проверить. Там все мидии продавались с «истекшим сроком годности». Видимо, это дата улова.

Возвращаясь из Маски, решили, что следующим туристическим этапом будет парк Тейде. На вершине мы уже по очереди побывали, а вот в парке ещё нет (рассматривали также леса Монтаны, что на севере острова, но к ним долго добираться). Тем более что представлений о нём не было никаких. Когда въезжаешь в долину Канадис, видишь табличку «национальный парк Тейде». Но деревья (сосны) остаются позади тебя. Впереди простираются вулканические породы вперемешку с кактусами и кустарниками. Диаметр долины — семнадцать километров, и где находятся интересные места, мы не знали. Разбёремся по приезду!

Утренние приготовления: бутерброды, фрукты, три литра жидкости, тёплые вещи и — в путь. На автобусной остановке уже знакомые по прошлым разам лица любителей даунхилла. Сидя на асфальте, они, сняв передние колеса со своих двухподвесов, заполняют питьевые бачки в рюкзаках. Все приехали на автомобилях, но для подъёма в гору выбирают автобус.

Без опозданий подошёл наш автобус. Заметил на дверях надпись, что пожилым (от 65-ти) и молодежи (до 26-ти) предоставляются скидки на проезд девяносто пять процентов и сорок процентов от тарифа. Также автобусная компания предлагает месячный проездной за сорок евро. Сказал водителю, что нашим пунктом остановки является «национальный парк Тейде». Он пробил на своём портативном кассовом аппарате пару кнопок, и с нашего проездного списалось девять евро за двоих. «Подорожал проезд», — решили мы. Или, быть может, парк находится на конечной остановке — Эль Портильо? Так, в нерешительности, за полтора часа мы доехали до конечной остановки Портильо. С нами вышло ещё две супружеские пары.

Когда проезжали остановку Телерифико, Надя заметила, что желающих попасть на фуникулёр, также как машин на автостоянке, сегодня значительно меньше, чем было в будний день (она даже сфотографировала такой аншлаг). Я тоже был на фуникулёре в субботу, и очереди к кассе практически не было. Надя же прошла на фуникулёр без очереди по моему билету, который я использовал лишь на подъём. Мы так и не узнали, имеет ли он ограничение по времени, так как её и на спуск и на подъём пропустили по нему же, хотя он оба раза не срабатывал.

Пока Надя с Тасей надевали тёплые вещи (солнечно, но ветрено и прохладно), я исследовал местность. Нашёл три пешеходных маршрута, протяжённостью от полутора до четырёх часов. Везде градация «easy» (англ. легко). Перейдя через дорогу, обнаружил аккуратный кирпичный домик с солнечными батареями на крыше. «Бесплатный музей истории национального парка Тейде, его животного и растительного мира» — объявила мне на входе девушка из числа обслуживающего персонала.

Мы удивились, а заодно и порадовались, что приехали в нужное место. Музей выглядел современно и отличался наукообразностью. Голограммы на стенах, проекционные картинки, кинозал с демонстрацией фильма под названием «Спящий вулкан». Фильм предлагалось прослушать на пяти языках (русского нет). Также были очень наглядные срезы горных пород с указателем их плотности и веса. На музей мы потратили сорок минут, так как нам необходимо было ещё определиться с маршрутом.

Возле музея обнаружили маршрут для инвалидов в виде укатанной тропинки. Мы немного прогулялись по нему и порадовались за такую заботу. Также здесь начинался маршрут N 1 и маршрут N 6 на Монтана Бланка. Я перевёл это, как Белая гора. Это был уже маршрут потруднее — «medium» (анг. средний) — было написано на табличке под его схемой. Время в пути 2:30 в одну сторону, подъём с высоты 2 200 на 2 700 метров. Всего, как мы заметили, по парку предлагалось порядка тридцати пеших маршрутов. Проезд на велосипедах по ним закрыт, о чём предупреждают таблички.

Самый трудный «hard» (анг. тяжёлый) и длинный маршрут — N 7, он заканчивается практически у пика Тейде. Время подъёма по нему указано пять часов! Спуск — 3:30 (у меня, правда, вышло 1:20), перепад высот 2 200—3 500 метров. Также здесь давались советы для любителей трейла. Всюду предупреждения «Пользоваться солнцезащитным кремом», «Не ходить по ночам», «Не выходить на края скалистых обрывов» и другие.

Настроившись на что-то очень серьёзное, в 12:00 мы начали своё движение. Но уже с первых метров заметили, что если сравнивать с ущельем в Маске, идти здесь было значительно комфортней. Нет камней, речушек, лишь небольшой уклон вверх. Тропинка аккуратно сопровождается камнями, периодически встречаются самобытные скамейки из горной породы, стрелки-указатели, урны для мусора. Туристов немного.

Решили дать ребёнку почувствовать горный воздух и позволили ей пройтись сорок минут. Я в это время то фотографировал причудливые то ли деревья, то ли кустарники. Вот мотылёк приземлился на этой полулунной поверхности, вот заяц поскакал, вот дикая собака пробежала. Казалось, что даже птицы не боятся нашего появления здесь. Ещё бы, мы ведь — пришельцы! Также по пути собрали небольшой букет для домашнего гербария из местных цветов. Жаль, что кактус Тейде уже отцвёл. Но на одном из них я нашёл три розовых цветка (колючки у него не сравнить с опунцией, но тоже неприятные).

После сорока минут нашего движения решено было ускориться. Отправление автобуса в 15:15, и при такой скорости высока вероятность не успеть. Тася заняла своё почётное место на шее, сменив минорный лад на мажорный, и мы увеличили скорость практически вдвое. Надели на неё осеннюю курточку и шапочку, несмотря на то, что палило солнце. Ветер присутствовал практически постоянно.

— Далеко ли до пика Монтаны Бланка? — спросил я у плотного мужчины в английской панаме, повстречавшейся нам в группе из шести человек.

— До Монтаны Бланка один час. От неё, по седьмому маршруту, до шоссе ещё час пути, — вежливо ответил он мне.

Вероятность того, что мы успеем, увеличилась, так как мы уже хотели поворачивать назад. Дважды наш маршрут пересекался с другими маршрутами, о чём свидетельствовали указатели.

Вот уже вырисовалась сама гора, и подъём стал под большим уклоном. Я вспомнил, что когда возвращался с Тейде, штурмовал её по бездорожью. Тогда ещё не знал, что ходить вне тропинок запрещено.

— Фантастиш! — сказал мне встретившийся на пути ухоженной внешности пожилой турист с палками для горной ходьбы, вероятно немец, на моё приветственное «ола!». Ничего фантастического. Всё достаточно обыденно.

Через два часа мы организовали пикник на вершине горы, любуясь открывающимся видом восточного побережья и практически отвесным подъёмом на Тейде, взглядом провожая уходящих на седьмой маршрут. Окончание шестого маршрута упиралось в седьмой. Здесь была табличка-указатель, что вверх ещё четыре часа, а вниз один час по седьмому маршруту. Но наша задача на сегодня выполнена!

Пообедав, отправились вниз к шоссе. Седьмой маршрут, видимо, наиболее популярный, так как здесь туристических групп было на порядок больше. Многие из них были представлены студентами, некоторые даже в ярко-жёлтых касках. Встретили семью, в которой папа нёс грудного ребёнка в кенгурятнике. Ему в этом возрасте всё равно, а родителям, должно быть, приятно. Так и нам. Хотя Тася несколько раз интересовалась, зачем и куда мы идём, в целом поход перенесла стойко. На спуск к шоссе у нас ушло тридцать минут, и мы решили ещё прогуляться по нему до Телерифико. В итоге пришлось подбегать несколько сотен метров к обогнавшему нас автобусу.

Нам понравилось! Возможно в будущем попробуем подъём и по седьмому маршруту.

Завершение

Вот и пролетел месяц нашей канарской жизни. Нам он показался насыщенным и плодотворным. По оздоравливающему эффекту, пожалуй, Канары можно поставить на первое место. Здесь достаточно гармонично, как для отдыха, так и для занятий спортом. Последний велозаезд с улучшенным рекордом трассы, последний полуторачасовой заплыв, последнее посещение беговой дорожки стадиона. Здорово, что удалось подобным образом «продлить» лето. Здесь по-прежнему зеленеют газоны, цветут олеандры, зреют фрукты. Об осени лишь напоминают периодические порывы ветра, да переменная облачность. Дождей так и не было. Витрины супермаркетов, готовящиеся к Рождеству, украшенные заснеженными ёлками, Дедами Морозами, искусственными снеговиками, смотрятся несколько комично на фоне пляжной амуниции отдыхающих.

Оставшиеся два дня пребывания на Канарах нам показалось, что погода несколько подпортилась, и у нас появилась без ущерба для плавания и солнечных ванн возможность заняться шопингом и приготовлением к отъезду. Составлен план покупок, определены магазины, выбраны сувениры. Вино, оливковое масло и сыры. Не считаем себя ценителями, но Испания может ими гордиться!

Сравнивая цены на аналогичную продукцию в «duty free», — на острове покупать выгоднее. Фрукты и овощи (папайя, кактусы, маракуйя, батат и прочее) для родственников. Забегая вперёд, скажу, что брали их с собой в салон самолёта, и претензий со стороны таможни не было. Коробочки с трюфелями и щербетом. Текстиль в виде салфеток и скатертей с канарским узором. Хотя у меня возникло сомнение по поводу их островного происхождения в пользу Поднебесной, и я это высказал продавщице магазина, ссылаясь на надпись «made in China», пробитую на упаковке. Но она быстро отреагировала, и надпись была уничтожена и заменена на красивую фирменную упаковочную бумагу, а мне предложен маркер, чтобы я подписал подарки.

Для себя же на первом месте мы оставили природные сувениры: «геологические» находки на Тейде, гербарий, семена и орехи диковинных растений для домашнего зимнего сада, шишку араукарии, раковину моллюска — словом, всё интересное, что попадалось нам в поле зрения в течение месяца и рассматривалось, как аутентичное.

Множество вопросов возникало с предстоящей транспортировкой велосипеда. Ранее мы сталкивались с поездкой в Ярославль на велосоревнования и вынужденными неудобствами провоза «маунтинбайка», но здесь масштаб другой. Договорились с владельцем магазина Тони о дате упаковывания. Услуга эта стоит 15 евро. Утром, в понедельник, в течение десяти минут велосипед был разобран и упакован в картонный бокс. Дома мы вскрыли коробку и наполнили её ещё дополнительно мягкими вещами, не помещавшимися в наши сумки, и повторно заклеили скотчем.

Телефонный звонок — напоминание Сергею о времени для передачи ключей и депозита. Обмен впечатлениями с представителем агентства о проведённом месяце. Он повторил, что остров Гомера, пожалуй, менее интересен с туристической точки зрения из всех семи островов архипелага. Как любитель подводного плавания и подводной охоты, он выделил полузатонувший Ельгиеро — мекку дайверов. Также сказал, что с погодой очень повезло, так как для октября-ноября стояла на редкость устойчивая тёплая погода, чего нельзя было сказать по прошлому году, когда он открывал свой ресторан на день Хеллоуин. Самый холодный месяц — февраль. На вопрос о купании он ответил с улыбкой:

— Купаться можно всегда… есть гидрокостюмы… «двоечка, троечка»…

В северный аэропорт добирались автобусом. Наша коробка, три рюкзака и два пакета выглядели внушительно, и мне пришлось делать два захода к автобусной остановке (это была самая тяжёлая часть поездки в физическом отношении). Водитель рейсового автобуса, не выходя из кабины, нажатием на кнопку открыл багажный отсек. Места вдоволь! Провоз багажа, даже такого негабаритного -бесплатный. Мы удивились, когда по карточке «Bona-bus» с нас списали одинадцать евро за двоих. Также заметили, что в испанских автобусах не принято стоять. Всегда все пассажиры сидят.

Через час с небольшим мы были в аэропорту Tenerife Norte. Времени до начала регистрации оставалось ещё тридцать минут, и мы с Тасей отправились в виднеющийся через дорогу супермаркет «La Houcha». Я нашёл более короткий маршрут (по левую руку), и через семь минут мы уже изучали ассортимент товаров. В первый день такой возможности не было. Цены практически такие же, как и в других островных супермаркетах, а кое-что подешевле. Например, испанская кухонная посуда на двадцать-тридцать процентов меньше чем в Лос Кристианосе.

Надя переживала за наш багаж. Коробка выглядела устрашающе большой. Когда её взвесили — двадцать два килограмма! (Плюс пятьдесят килограммов личных вещей). Регистратор попросила отвезти её на тележке к лифту. Я оплатил за её перевозку 75 евро (негабарит и хрупкая) и встретились лишь мы с ней в Домодедово, по прилёту (целая и невредимая).

В аэропорту время идёт быстро. Нам показалось, что испанские таможенники менее щепетильны к осмотру пассажиров, чем наши соотечественники. То ли терактов у них меньше, то ли доверяют больше?

Мои поиски беспроводного и бесплатного Интернета в аэропортах Мадрида и Тенерифе не увенчались успехом. Услуга стоит один евро за восемь минут, или восемь евро за один час пользования. В аэропорту Мадрида (Барайяс) можно с успехом заблудиться. У нас было три часа сорок пять минут между рейсами, которые прошли довольно нескучно. В этом гигантском четырёхэтажном монстре мы нашли, наконец, настоящий кофе и кофейню — «Illy», получили от авиакомпании «Iberia» билеты с указанием их стоимости (чего не смогли добиться от соотечественников «Домодедово» на русском языке).

Случайно посетили молельные комнаты для верующих разных конфессий, обошли практически все магазинчики беспошлинной торговли, прокатились между терминалами на бесплатном гибриде поезда и трамвая и даже спустились в метро. В планах была вылазка в город. Но ответ дамы со службы информации мадридского метро остудил наши планы: «один час до центра города и две пересадки». При этом она снабдила нас бесплатной картой мадридского метро и даже подписала название детских магазинов, где мы хотели присмотреть для ребёнка тёплую обувку.

В аэропорту заметили много электрических розеток, предназначенных для путешественников. Есть небольшая проблема с водой. Поллитра воды в автомате стоит 2,6 евро, а с собой проносить больше ста миллилитров не разрешено. Вино в магазинах беспошлинной торговли в пересчёте на литр стоит дешевле. Кое-где установлены, правда, фонтанчики с питьевой водой.

В самолёте испанской авиакомпании уже пахло Россией. Злоупотребившие и продолжающие злоупотреблять соотечественники. Шум, переходящий в крик, несмотря на глубокую ночь, грубость отдельныхпассажиров. Пять часов на адаптацию!

Наше путешествие закончилось удачно. В шесть утра приземлились в Москве. Предположительно есть три часа, чтобы отвезти домой багаж, позавтракать и переодеться. Впереди ещё четырнадцать дней «интеллектуального» отпуска и — Питер, Рига, Милан, Париж, Осло, Тампере, но это уже другая история.

Европейские дневники

Приземлившись в Домодедово, мы оперативно получили свой багаж. Коробка с велосипедом долетела идеально, чего нельзя было сказать о рюкзаке. Молния наружного кармана была сломана, а содержимое утеряно. Некоторые из пассажиров также устно выказывали своё недовольство по поводу повреждённых сумок и чемоданов. Подавать жалобу у нас нет времени. В полдень вылетаем из Шереметьево в Санкт-Петербург.

На выходе из зала прилёта российский таможенник поинтересовался содержимым коробки.

— Что везёте?

— Шоссейный велосипед.

— Новый?

— «Бэушный».

— Откуда прилетели?

— Из Мадрида.

— Зачем вам в Мадриде велосипед?

— Тренировался.

— Профессионально?

— Практически…

— Ну ладно, проходите.

Погрузившись в машину встретившего нас Алексея, мы облегчённо вздохнули, что нас не задержали и не заставили оформлять таможенную декларацию или проходить ещё какую-нибудь нелепую, но отнимающую время, процедуру.

Как оказалось — преждевременно. Чем ближе мы приближались к Москве, тем сильнее нарастало напряжение, подобно температуре у лихорадящего больного. Но там всё проще: дал аспирин и жди понижения. Здесь — увы! — Москва, несмотря на смену руководства и заявления нового мэра, стояла. Парализованы Каширское шоссе, Варшавское шоссе, Садовое кольцо. Отчаявшиеся водители, выбрав задний ход, курсируют по встречной полосе. Мысли лихорадочно вертятся: собрать велосипед и добраться на своих колесах; выйти у ближайшей станции метро? Мозг просчитывает запасные варианты в случае возможного опоздания на рейс «Авиановы». Параллельные авиакомпании, поезд «Сапсан». Но на всё это необходимо время. В 20:10 этого же дня отходит автобус из Питера в Ригу.

Чем ближе к центру, тем плотнее поток. Хорошо, что нет аварий. Просто народ едет на работу. В 9:10 мы, наконец, влетели в квартиру. Распаковка чемоданов, смена декораций и в 9:20 сели в машину Алексея, который пообещал нас подбросить к метро.

В десять аэроэкспресс в «Шереметьево», следующий — через тридцать минут, но это уже поздно. К тому же между терминалами «Шереметьево» также часто бывают вездесущие пробки, от которых мы успели отвыкнуть в Испании.

Бегом по эскалатору, с ребёнком и двумя рюкзаками мы в 9:58 вскочили в вагон.

— Хороший зазор, Надя!

— Да уж, Слава!

— Может, пока едем, кофе закажем, позавтракаем?

— В аэропорту спокойнее будет.

— В аэропорту можем не успеть…

Аэроэскпресс заполнен пассажирами практически до отказа. Пройдя три вагона, с трудом находим свободные места. Автоматические двери вагонов с сенсорными кнопками работают через раз, двери туалетов не закрываются, вода не сливается. Раздатчица продуктов проливает какао на нашего ребёнка. Салфеток у неё, естественно, нет. И этот сервис стоит триста рублей! Но альтернативы нет. «Ленинградка» стоит ещё больше «Каширки».

В 10:35 мы в Шереметьево. Теперь следующая задача — добраться из терминала «А» в терминал «В». По шоссе — пять километров, но этим летом мы ехали на бесплатном автобусе (шатле) сорок минут. Говорят, что это не предел. Предприимчивые таксисты предлагают свои услуги — «проезд без пробок». Не знаю, по каким тропам они ездят, так как другого шоссе ещё не построено.

В терминале «А» перед посадкой в автобус нам предлагают пройти досмотр личных вещей. Зачем — неясно. Через пятнадцать минут выясняем, что автобус теперь следует из терминала в терминал по территории аэропорта. Здорово, даже несмотря на то, что водитель нетрезвый, багажные отсеки не открываются, а пьяные фанаты ЦСКА распивают бренди из пластиковых стаканчиков, сопровождая это речёвками… Россия — широкая душа!

В терминале «Б» мы ещё дважды проходим досмотр личных вещей и оказываемся в зале ожидания. «Авианова» — второй российский «дискаунтер». Перелёт на её самолётах стоит дешевле поездки в плацкартном вагоне при ряде условий (ранняя покупка билетов, использование акций, отказ от выбора места в самолёте, отказ от сдачи багажа в багажный отсек, отказ от страховки). Нас это устраивало, так как цена четыреста рублей и скорость перекрывали «неудобства». Но есть одно «но». У этой авиакомпании имеются проблемы с пунктуальностью. Помню, как этим летом Надя улетала в Питер с четырёхчасовой задержкой. Сегодняшний утренний «осенний» рейс в Волгоград перенесли на шесть вечера.

Облегчённо вздохнули, когда в 11:55 объявили выход на посадку для пассажиров, отлетающих в г. Санкт-Петербург. С собой в салон можно взять десять килограмм личных вещей, естественно без жидкостей и острых предметов. Вместе с нами в самолёт заходят пассажиры из шатла. Судя по шарфам — фанаты ЦСКА. Концерт, начавшийся в автобусе, продолжается в самолёте. Речёвки перемешиваются с циничными выражениями и откровенной матерщиной.

Вылет задерживают… Инфантильные дядюшки не хотят покидать салон, также как и успокаиваться. Бортпроводницы вызывают подкрепление в виде наряда милиции. Двоих самых ретивых выдворяют. С двадцатиминутной задержкой мы взлетаем. Уф, теперь можно передохнуть…

В Питере была запланирована встреча с родными, у которых должна была остановиться Тася, пока мы будем летать по Европе, оформление медицинской страховки, бронирование такси из Тампере, покупка билетов из Питера в Москву на обратный поезд.

В 20:10 автобусом компании «Ecoline», мы отъехали с площади перед Витебским вокзалом в неизвестную нам Ригу. Я, конечно, скачал немного информации из «Википедии» и отзывы туристов, но представления мы не имели даже несмотря на рассказы Нины (Надиной тёти), прожившей там одиннадцать лет. Салон выглядел достаточно комфортным. Широкие кресла, остановки, во время которых предоставлялась возможность для перекуров и коротких прогулок. Сна практически не было.

Граница России, выход из автобуса, проверка вещей, штампы в паспорта. На латвийской стороне у нас просто собрали паспорта, отпечатали штампы, и спустя пятнадцать минут мы ехали по дорогам когда-то братской союзной республики. В 8:20 мы были на автовокзале Риги. Прямо перед нами — рынок и фруктовые ряды. До заселения в отель ещё три с половиной часа и мы, умывшись в привокзальном туалете, отправились знакомиться с городом. Начали с рынка. Ещё бы, цена на домашние яблоки — 0,5 евро. Это не Испания, где дешевле одного евро за килограмм яблок не сыщешь.

Прошу у девушки на английском килограмм жёлтой антоновки. Протягиваю монету два евро, но она улыбается и напоминает мне о том, что у них в ходу латы. Забыли… Находим обменный пунктповыгодней. В некоторых заметили большую маржу, также как и комиссионный сбор за обмен валюты. Курс лата к рублю — 1:60. Курс лата к евро — 1:0,7. Наконец купили яблок. Заметили бабулек, торгующих шерстяными изделиями. За один лат купили стильную женскую вязаную шапочку. Удивляет! Проходим два павильона крытого рынка, как выяснилось, в прошлом — ангара для дирижаблей. Поражает разнообразие мясной и молочной продукции. Цены меньше московских. Замечаем, что большинство продавщиц — русскоязычные. За двадцать пять сантимов (около 15 рублей) нашли свежемолотый ароматный кофе. Заметили на рынке множество магазинчиков, торгующих кофе и развесным чаем. В подземном переходе не смогли удержаться, чтобы не посетить скромного вида кондитерскую с привлекательными кулинарными изысками. Ещё бы, когда мы вышли из неё, я насчитал семь десятков разнообразных пирожков, тортиков, пирожных, печенья. Всё свежее, ароматное.

На автовокзале обнаружили «tourist information», где нам презентовали карту центра города, а также показали место отправления «city bus» — так называемого автобуса с обзорной экскурсией (пороховая башня). Любуясь старой Ригой, ещё пока неизвестными башнями и храмами, мы нашли нашу башню — остаток средневековых укреплений.

До автобуса ещё час. В ней (башне) работает музей войн, как выяснилось бесплатный, где мы с удовольствием и пользой скоротали время. К сожалению, большинство пояснений лишь на латвийском и английском языках.

В одиннадцать часов подошёл лилового цвета автобус. Обменяли бесплатный купон, дающий пятидесятипроцентную скидку на проезд в нём — на билет (жаль, что взяли лишь один), уплатили пятнадцать лат за двоих. Продолжительность — полтора часа, есть русский язык. Но водитель нас несколько «огорчил»:

— Я могу отправляться, если у меня будет собрано двадцать лат. Не хотите пересесть в салон обычной легковой машины, где вам за те же деньги провезут аналогичным маршрутом, что будет сопровождаться теми же комментариями на выбранном вами языке?

— Хотим!

Действительно, через пять минут подъехал новенький «Suzuki» с надписью «taxi» и мы отправились знакомиться со старой Ригой. Водитель останавливался на видовых местах, вежливо сопровождал комментарии электронного аудиогида своими, отвечал на наши вопросы. По его представлению, в Риге проживают сорок процентов латышей, сорок процентов русских, и сейчас проблем с русским языком практически нигде нет. Тем временем барышня рассказывала нам о рижских архитектурных стилях, перед нами открывались то неоготика, то неовизантизм, то неоклассицизм.

Привлекательными показались дома юргендстиля (модерн), построенные отцом известного советского кинорежиссера Эйзенштейна. Периодически звучала убаюкивающая классическая музыка, и Надя погружалась к Морфею. Ещё бы — позади практически две бессонные ночи. Спросив адрес нашего отеля, водитель остановился у остановки «Цирк», где находился одноимённый отель. На входных дверях -табличка «ушла, буду через пятнадцать минут». Конечно, перевод приблизительный. Рядом заметили кафе, в котором звучало «Русское радио», где и скоротали время. Пенсионных лет дама с ресепшена -Елена Александровна, проверив нашу распечатку с booking.com, показала не очень просторный, но чистый и уютный номер. Удивились душевой кабине, стоящей в углу спальной комнаты. Всё необходимое есть, даже бесплатный Wi-Fi. Уточнила у нас: «что будем пить на завтрак и во сколько принести еду в номер». Гостиница — трёхзвездочная. Она в пяти минутах ходьбы от железнодорожного вокзала. Двухместный номер — двадцать пять евро в сутки, если бронируешь через Интернет. Завтрак включён. Очередное удивление.

Мы ушли гулять по средневековым улочкам старой Риги, несмотря на пасмурную погоду и периодически накрапывающий дождь. Площадь этой части города составляет лишь один квадратный километр, но, пожалуй, это довольно интересный километр из виденных нами. Соборы и храмы, колокольня святого Петра, дом с кошкой на крыше, фасады домов (Черноголовых), витрины магазинов и ресторанов, оформленных в средневековых стилях, мощёные улочки составляют неповторимую городскую мозаику. Мы сравнивали её то с Прагой, то со Львовом. Обратили внимание на стоянки туристических велосипедов и наличие велосипедных дорожек, на короткие номера автомобилей, порой состоящих из трёх букв, на чистоту и ухоженность улиц и парков. Из сувениров прикупили себе в гардероб латышского трикотажа, шоколадок «Laima», миниатюрную бутылочку Рижского бальзама.

Своеобразным пятном в городской архитектуре выделяется бывший музей В. И. Ленина, напоминающий своим видом громадный черный куб. В 1994 году он переименован в музей советской и нацистской оккупации Латвии (1940—1991 г.г.). Вход в него бесплатный. Существует на средства меценатов и добровольные пожертвования посетителей. Практически все экспонаты дублируются подписями на четырёх языках (есть русский). Я не историк, но анализируя факты, обнаружил много несостыковок у составителей экспозиций. Видимо, здесь также превалирует некоторый политический мотив, который однобоко выставляет исторические факты. Да и как можно относиться к девушкам, встречающих нацистов с цветами, к тому, что на фронтах немецкой армии воевало на порядок больше латышей чем в рядах Красной Армии и т. д. и т. п.

После него мы отправились в музей медицины. Вход в него — полтора лата. Предлагается ещё дополнительно посетить выставки: посвящённую Н. И. Пирогову и — демонических сил, от которых мы отказались. Любопытно было исследовать четыре этажа музея, где показана история развития медицинской науки от первобытнообщинного строя до эры трансплантологии и космической медицины.

После мы поднялись на двадцать седьмой этаж гостиницы «Рэдисон Латвия», где любовались огнями вечерней Риги. Дождь прекратился, туман рассеялся, и можно было смотреть на светящиеся крыши атриума, подсветку соборов и любоваться красотой этого города. Здесь же расположен бар в стиле «Хай-тек», но мы уже облюбовали для себя средневековый ресторанчик, где думали завершить вечер.

По пути встретили театр русской драмы, где сегодня шла комедия «Путь наверх». В театре предлагались пятидесятипроцентные скидки на билеты, купленные за час до начала спектакля. Билет в партер пять лат. Идём? Идём! Ведь об этом мы уже сегодня мечтали.

Театр понравился, также как и сам спектакль. Хороший добрый современный юмор. Тем более что это вышло экспромтом.

Без труда нашли ресторан «Rosengrals», где всё, начиная от посуды и живой музыки, заканчивая блюдами и одеждой официантов, напоминало средневековье. По крайней мере, так оно представлялось в фильмах и при посещении музеев. Освещение залов свечное. В одном из них был корпоративный праздник, и до нас доносились застольные гимны на латышском языке, что иногда диссонировало с выступлениями девушек, играющих на свирели, и мужчины, выстукивающем на прародителе барабана.

Небольшая пробежка по мосту через Даугаву, чтобы сфотографировать старый город с левого берега и в отель.

— А я уже вас собиралась выходить искать, — открывая нам дверь, сказала Елена Александровна, — думала, потерялись где…

— Да где же у вас можно потеряться? Пожалуй, скорее невозможно.

Здорово, что есть такие города, куда хочется приехать ещё раз!

Рига — Милан — Бергамо

Утром мы отправились на пробежку по утреннему городу. Трассу я проложил вдоль городского канала, по обеим сторонам которого разбит парк. В нём можно встретить множество скульптурных композиций. Вспомнилось, что эту часть города называют северным Парижем. По пути периодически встречались занимающиеся физкультурой горожане.

Позавтракав и поблагодарив гостеприимную бабушку с ресепшена, мы отправились в аэропорт. От железнодорожного вокзала каждые десять минут отходит автобус N 22. Стоимость проезда 70 сантимов, время в пути тридцать минут. Можно доехать и на такси, за 8—9 латов (фиксированные расценки). Но у нас времени достаточно. Электронную регистрацию я прошёл накануне по Интернету. Посадочный талон у меня скопирован на карту памяти. Багаж мы с собой берём в салон. Перевозчиком выступает ирландская авиакомпания «Ryanair» — одна из недорогих авиакомпаний Европы. Перелёт из Риги в Милан обошёлся нам в двадцать евро. Обычные условия: багаж в салон, не более одной единицы и десяти килограмм; без заказанных мест на борту; без страховки; стоимость билета при отказе от полёта не возвращается; раннее бронирование; без питания в пути, не очень удобное расположение аэропорта.

Мы ожидали какого-то подвоха или непредвиденных расходов в аэропорту. Спросили у девушки, что стояла за информационной стойкой этой авиакомпании, где можно распечатать посадочный талон. Она посоветовала обратиться в туристическое бюро. Эта услуга стоит три лата.

— Недёшево, — подумал я про себя, но деваться некуда.

Но девушка из «турист информешн» отказалась принимать мою карту памяти. Это запрещено. А распечатать с моего почтового ящика оказалось невозможным. Поэтому мы заняли место в достаточно длинной очереди на регистрацию. Одновременно шла посадка на римский рейс.

— В следующий раз не забудьте распечатать свой посадочный талон. В Италии это будет стоить достаточно дорого, — сказала нам девушка со стойки регистрации, протягивая бесплатные посадочные талоны.

Мы ещё раз удивились душевности рижан и ушли проходить таможенный контроль и исследовать магазины беспошлинной торговли. Цены в магазинах традиционно превышают среднегородские, иногда в два раза. На некоторые товары цены указаны четырежды (в латах, в евро, для граждан ЕС, для граждан не из ЕС).

С небольшой задержкой объявили посадку, и мы очутились в достаточно современном чистом и новеньком салоне «Боинга», раскрашенном в жёлтые и синие цвета авиакомпании. Мы заняли два свободных места, расположив свой багаж на полках. С пятнадцатиминутной задержкой самолёт взлетел в воздух. Большинство пассажиров — молодые люди. Предположили, что летят в Италию, на выходные. Часто слышится русская речь.

Стюардессы периодически предлагали воспользоваться услугами буфета или магазина. Цены достаточно высокие (чашка кофе 3 евро). Когда пролетали заснеженные горные вершины Альп, командир корабля по рации объявил о чудесном панорамном виде, открывающемся из окон иллюминаторов. Спустя два часа мы приземлились в аэропорту Бергамо. Как заметили из окон иллюминаторов, осень только пришла в Ломбардию и напоминала о себе слегка пожелтевшей листвой. Выйдя из самолёта, почувствовали осеннее тепло. Термометр показывал +14C.

В аэропорту быстро сориентировались. Бергамо находится в шестидесяти километрах от Милана. Множество автобусных компаний предлагают проезд до столицы Ломбардии за десять евро с человека. Взяв бесплатную карту города в отделе «турист информешн», я поинтересовался у девушки, насколько выгоднее ехать поездом. Она неуверенно ответила, что два-три евро мы, может быть, и сэкономим. Спешить нам особенно некуда. Решили устроить вылазку в этот небольшой итальянский город, который мне был знаком лишь по комедии «Труффальдино из Бергамо».

Карта города свидетельствовала о том, что в нём есть «Citta alta», отмеченная пунктиром, что я перевёл, как «высокий город». Также для туристов предлагался фуникулёр, что тоже было интересным. На городском автобусе (1,8 евро) мы доехали до железнодорожного вокзала, и ушли исследовать бульвар, который упирался в старый город. Ничто не указывало на провинциальность. Широкие улицы, красивая застройка, чистота, множество скутеров и велосипедистов. Субтропическая зелень свидетельствовала о мягком климате. Периодически встречались красивые деревья с неубранным урожаем хурмы. Листья с них уже опали и в осеннем солнце эти фрукты смотрелись очень аппетитно.

Старый город обнесён крепостными стенами. В своё время это был своеобразный бастион от непрошенных гостей с севера. Сейчас же его узкие мощёные улочки заполнены туристами, среди которых с трудом пробираются автомобили. Мы нашли его очаровательным.

Посетили ряд храмов. В одном кафе познакомились с кофе по-итальянски, подаваемом со стаканчиком холодной воды и презентом, в другом кафе испробовали пиццу (одну из тридцати), в третьем ощутили вкус конфет ручной работы, опять же с ароматным кофе. Нам показалось, что итальянцы больше чем кто-либо разбираются в жизни. Об этом свидетельствовали и ухоженные красивые виллы, и дома 500—700 летней давности, и магазины одежды, и кондитерские, ароматный запах которых задолго до их появления на нашем пути извещал об их близости. Как сказала одна из туристок «bella vita» -красивая жизнь!

Мы любовались ранним закатом, поднимаясь всё выше и выше, и практически встретили его в этом уютном маленьком итальянском городке. Очередной и приятный экспромт!

За четыре евро купили билет на поезд Бергамо-Милан и через час оказались в столице Ломбардии. Проезд нам обошёлся в два раза дешевле, чем если бы мы воспользовались самым простым вариантом в аэропорту. Зато провели для себя интересную экскурсию.

Прибыв на вокзал, решили найти «турист информатион». Не нашли. В привокзальном универсаме «Spar» цены кусались. Следующим этапом — поиск отеля. У меня была распечатка маршрута, но на машине, и из Бергамо. Есть адрес, но нет карты. Пытаемся разобраться по карте в магазине книг на вокзале. Улицы не находим. Видимо она маленькая, но находим расположение района. В метро увидели транспортную карту. Определяем по ней направление движения и, купив билет на городской транспорт (S) — некий симбиоз метро и электрички, через три остановки оказываемся в нашем районе, где проводим ориентировку на местности. Планировка Милана нам показалась достаточно запутанной, в дальнейшем это неоднократно подтверждалось. Спустя пятнадцать минут поиска и подсказки женщины с собачкой мы нашли свой отель с благозвучным названием «Zefiro».

Портье, проверив наши паспорта, выдал нам внушительный ключ. Номер был шикарный (просторный, чистый, стильный и современный), к тому же на него распространялась пятидесятипроцентная скидка.

Распаковав вещи, ушли искать себе ужин. Ночные минимаркеты с восточного вида продавцами предлагали минимум продуктов, как правило, африканского направления. Обнаружили пиццерию, в которой насчитали сорок девять видов пиццы. В ней отмечали день рождения, и мы предположили, что она закрыта. Но нас попросили присесть за столик. Пока мы незаметно разглядывали именинника и гостей, продавец как жонглёр подбрасывал кусок теста, практически в воздухе нарезал ломтиками начинку, а потом отправил всё в печь. Спустя шесть минут он приготовил пиццу с креветками и рукколой, которую мы решили взять с собой в номер. Немного потерялись в нашем районе, который с первого взгляда показался несколько неприглядным. Возможно, из-за громких подростков арабской наружности, которых мы старались обходить стороной. Так завершился наш первый итальянский день.

Милан

Планов на знакомство с городом было премного. Накануне читали хвалебные отзывы об этом городе и с нетерпением ожидали начала знакомства. Проснувшись в 11:00, отправились в ближайший супермаркет «Billa», который заметили неподалёку. В наше проживание не входила оплата завтраков. Цены и ассортимент в магазине значительно отличались от его конкурента «Spar».

В номере был холодильник в виде минибара. Выбрали твёрдый итальянский сыр (8,00 евро за килограмм). Обнаружили любимые в России сорта итальянского кофе «Lavazza», «Illy», по ценам в два раза отличающимся. Широкий выбор фруктов, овощей, молочных продуктов, булочек, кондитерской продукции. Остановились на персиковом компоте, Долго подыскивали тару для кипятильника (в номере были только пластиковые стаканчики). В воскресенье большинство магазинов в Милане закрыто. Так что мы сразу решили вопросы с завтраками и ужинами на два ближайших дня.

Позавтракав в 15:00 (по московскому времени), мы отправились в пешую прогулку по городу. Решили не пользоваться общественным транспортом, так как размеры города нам показались небольшими. Да и проезжая в метро или в его побратиме «S», многое останется неувиденным.

Через тридцать минут мы оказались в центре города, на площади La Scala, перед одноименным театром и памятником Леонардо да Винчи. Фасад театра не производил впечатления грандиозности. Множество молодых людей перекусывали на площади, расположившись на ступеньках или просто на газонах.

Пройдя торговый пассаж, мы очутились на широкой площади перед главной городской достопримечательностью — собором Dom. В принципе подобные соборы есть в каждом европейском городе. Как правило, строятся несколько веков, то же название, та же готическая архитектура, те же химеры на фасаде, есть обзорная площадка, стены либо чёрные, либо светлые (реже), меняется лишь размах строения. В Риге вход в него стоит два лата (мы не пошли). В Милане — бесплатно. Можно подняться на смотровую площадку за три евро, по лестнице. Решили, что перенесём это на позднее время. Как-то очень шумно и многолюдно было на его площади. Возведение сцены, постоянно летающие стаи голубей, множество фотографирующих людей, полиция, скорая помощь. Создавалось впечатление, что находишься в центре какого-то «броуновского движения», из которого хотелось поскорее выбраться, чтобы не попасть кому-нибудь под ноги.

Мы ушли на поиски начальной остановки двухэтажного автобуса компании «city sight bus», предлагавшей полуторачасовую обзорную экскурсию. Также хотелось найти офис «tourist information», чтобы раздобыть карту. Побродили по центру тридцать минут. Нашли кассу по продаже билетов в театр Ла Скала. Перед кассой представительного вида мужчина предлагал нам купить билеты на завтрашнее представление за пятьдесят евро. Может быть, в другой раз.

В это путешествие кроме джинсов и кроссовок мы ничего с собой не взяли. Вернулись обратно на площадь Dom, где была остановка обзорного автобуса под номером пять. Здесь тоже можно было приобрести билеты у девушки-кассира из автобуса. Билет на сутки стоил 20 евро, билет со скидкой на последний рейс стоил 10 евро. Выбрали второй вариант. Нам дали по паре наушников, и мы заняли места на втором ярусе. Экскурсия предлагалась на восьми языках. В городе рано темнеет (в пять вечера) и последний рейс отправляется в 15:45. Забегая наперёд, скажу, что разочаровались в русскоязычном аудиогиде.

Конечно, что-то прояснилось в отношении центра города и основных достопримечательностей. Дополнительно мы обзавелись картой центра города. Но голос девушки из наушников, то путал стороны, то опаздывал, то опережал места нахождения достопримечательностей, то пропадал, то появлялся, иногда заглушался шумом двигателя или городских улиц. Вид с наших мест открывался небольшой, что мешало делать интересные фотографии. Проехав по кольцу полтора раза, мы уяснили, что Милан — это столица мировой моды, в которой принято покупать одежду. Что в нём есть несколько средневековых дворцов, крепостей, множество музеев, пересохшие каналы, что миланцы любят давать прозвища не нравящимся предметам (памятникам, домам и т.п.), что символом города является свинья и др. Одновременно заметили ряд интересных магазинчиков и кафе, которые решили после окончания автобусной экскурсии навестить пешим образом. Очень замёрзли, пока сидели на открытой площадке, несмотря на 13С. Поэтому первым делом забежали в понравившееся кафе, чтобы выпить кофе.

— Добрый вечер, сеньор. Вам какой кофе? — спросил у меня улыбающийся молодой бармен.

— Два американо, пожалуйста.

— С вас два евро. В кассу, пожалуйста.

— ОК.

Уплатив два евро в кассу, мы получили две наполненные на треть чашки густого ароматного напитка. Также к ним предлагалось два стакана горячей воды, чтобы каждый мог самостоятельно разбавить его до необходимого вкуса. Решили пройти в соседний зал, но бармен на итальянском сказал, что туда нельзя, так как это уже другое заведение. Странно, а мы уже там были и даже успели продегустировать сыр. Присели за столики, менее симпатичные, напротив стойки. Он также что-то прокомментировал на итальянском, но мы не разобрали. Кассирша принесла счёт, на котором обозначалось «1.60 евро». Мы, вроде бы уже оплатили. Два евро кофе, пятьдесят центов конфета.

Согревшись, собрались уходить. Но кассирша что-то настойчиво говорила. По её жестам мы догадались, что она предлагает заплатить. Но за что? За столики? Я ей объяснил, что уже оплатил, а чек отдал бармену. Она не отпускает нас. Подошёл администратор. Он предложил то же самое. Так дело не пойдет. Если они не понимают английского, то язык математики должны понять, и я всё написал ему на бумаге. Тогда он показал меню, которое мы поначалу не заметили. Оказывается, что если пьешь кофе, стоя перед барной стойкой — цена один евро, если садишься за стол — 1,80 евро. Разница уходит на оплату услуг официантки. Только теперь я понял, почему в кафе большинство посетителей пьют кофе стоя. Уплатив евро шестьдесят, мы ушли гулять по вечернему городу. Накануне из автобуса заметили велосипедный магазин неизвестной мне ранее итальянской компании «Oldo». Решили его найти по карте, а заодно пройти пешим порядком наш маршрут, чтобы ещё раз осмотреть достопримечательности. Магазин оказался закрытым, но ассортимент из витрины понравился.

На часах 21:00. По пути зашли ещё раз на площадь Dom. Народу уменьшилось, но немного. Суетливо. Голуби улетели. Но блуждают африканцы и индусы, поражающие своей навязчивостью. Одни предлагают купить розы. Другие повязывают веревки на руки, и просят три-пять евро в помощь голодающим детям Африки. Третьи подбрасывают светящиеся в темноте мячи и также предлагают их приобрести. Есть ещё вариации с механическими игрушками, попкорном для голубей.

Сами же итальянцы нам понравились. Душевные, улыбчивые и отзывчивые. Хорошо одеваются. Смотрят в глаза. Заметили, что они любят разглядывать незаметно окружающих. Обращают внимание на обувь. Нам даже как-то стыдно стало за свои кроссовки, которые здесь так непопулярны в качестве прогулочной обуви. Ещё бы, столько кожаной обуви в магазинах и по приемлемым ценам!

Через сорок минут быстрой ходьбы мы уже были в отеле. Ужин по-итальянски включал в себя сыр (уже четвёртый вид за сегодняшний день), который невозможно было разломать руками (карманный нож с собой не брали из-за провоза багажа в салоне), помидоры, багетсы, маленькую бутылочку вина (штопора с собой нет, а стоит он в супермаркете три евро), чай и торт тирамису. Пообщались через «Skype» с родными, проверили почту, спланировали завтрашний день.

Ещё на Тенерифе через сайт www.marathons.ahotu.com выяснили, что в Италии в это воскресенье проходят три пробега. Причём все на севере страны. В Рива дель Гарда — полумарафон, в Ливорно -марафон и полумарафон, в Турине — марафон. Первые два варианта нас подкупали стартовым взносом — тридцать евро, второй расстоянием и удобством сообщения — два часа на региональном поезде. Но стоимость регистрации — 80 евро — отпугивала. К тому же ни я, ни Надя не собирались бежать марафон из-за слабой подготовки. Зайдя на сайты железных дорог Италии и автобусного сообщения, просчитали маршруты.

Чтобы добраться до горного городка Рива дель Гарда, необходимо выехать накануне вечером (поезд + автобус). Чтобы успеть на пробег в Ливорно (четыре — пять часов в дороге), необходимо воспользоваться услугами скоростного поезда, стоимость проезда на котором в три раза превышает проезд в региональном поезде, что тоже недёшево (60 евро). Решено, что поедем в Турин. Проезд -10 евро за два часа на региональном поезде. Это четвёртый по величине город Италии. Столица последней зимней Олимпиады. Марафоны проводятся в нём с 1897 года. В прошлом году марафон пробежало 1 700 человек. На сайте значилось, что все желающие могут принять в нём участие, выбрав для себя любую дистанцию и даже бесплатно. Необходимо предоставить лишь медицинскую справку, выданную не позднее 10 ноября 2010 года. Подробности решил узнать по прибытию.

Турин

Проснувшись в пять утра, вышли из отеля через тридцать минут — в просыпающийся Милан. Общественный транспорт уже начал свою работу. Но мы решили пробежаться в качестве разминки. По GPS-навигатору -2,7 км. Несколько раз отклонились от маршрута из-за запутанных городских улиц. На вокзал прибыли за пять минут до отправления поезда. Очередь в кассы, дефицит времени на изучение меню на итальянском языке в автомате по продаже билетов. Сели в поезд без билета. В региональных поездах не штрафуют. Если едешь «зайцем» предлагают купить билет от станции встречи с контролером, плюс оплачиваешь его услуги — 4,5 евро.

Спустя два часа, преодолев сто сорок километров, мы оказались в столице Пьемонта — Турине. Городе, являющимся столицей итальянского кинематографа, сердцем автоконцерна «Fiat», компаний «Lavazza» и «Vermouth». Не найдя на вокзале карты города, обратились к навигатору. До piazza Castillo — площади, где в 9:15 будет дан старт марафона, чуть менее километра. По пути встречаем судей и волонтёров, занятых последними приготовлениями.

Погода — марафонская (+12C), если не считать густого тумана и моросящего дождя. Чем ближе к месту старта, тем больше разминающихся. Афроитальянцы раздают бесплатные газеты, посвящённые сегодняшнему празднику. Автомобильное движение полностью перекрыто. За триста метров до площади обнаружили белую палатку, в которой участники заполняли регистрационные карточки. Это на марафон? Не похоже, так как бегуны, уплатив десять евро, получали бумажные пакеты с номерами и литературой. Чипов нет, рюкзаков и футболок тоже. Предположили, что это какой-то экономный вариант заявки. Заполнив карточки, получили два бумажных пакета с номерами, булавками и рекламными буклетами.

Из динамиков доносится громкая речь комментатора. Услышали, что в сегодняшнем забеге принимают участие бегуньи из России — сёстры Нургалиевы. Спустя пять минут увидели их разминающимися. Оперативно нашли места для переодевания, как нам показалось, мало приспособленные для такой погоды. Сдали вещи под навес, тут же на площади. На разминку времени не оставалось, и мы ушли в стартовый городок.

— Марафон побежишь, Слава? — спросила у меня Надя.

— Не хотелось бы. Две беговые тренировки за последние сорок дней… это больше похоже на авантюру. Начну бегом, а там закончу спортивной ходьбой. Круг один, сходить не хочется… А ты, что, на какую дистанцию решилась?

— Хотелось бы полумарафон, но раз нет, попробую за компанию с тобой.

Но судья, видимо, по нашим нагрудным номерам направил нас в другой стартовый городок, находящийся в трёхстах метрах от марафонского. По количеству участников и по невообразимому шуму он превосходил первый. Встречались дамы, закрепившие свои номера на домашних питомцах, разодетые в карнавальные костюмы, сограждане. Народ веселился. Наше волнение при виде них тоже прошло.

— Видимо, это дистанция-спутник, — предположил я.

— А сколько километров, ты не знаешь?

— Думаю, что десять. На сайте, кажется, читал об этом, но не уверен.

В 9:27 нашему забегу дали старт. Первый километр пробирался через плотную толпу бегущих со скоростью шесть-семь километров. Лишь спустя полтора километра удалось разогнаться. Появился указатель «2 км», но скорость определить сложно. Секундомер я в спешке оставил в отеле. Но мне нравится бежать, нравится обгонять, нравится слушать встречающихся чуть ли не каждые триста-четыреста метров барабанщиков и ударников. Зрителей немного. Видимо из-за относительно раннего времени и непогоды. Трасса пролегала по центру города и отличалась от марафонской. Вдвойне приятно, что организаторы и «спутнику» марафона уделили столько внимания. Под ногами громадные булыжники. В голове промелькнула мысль, что впервые я знакомлюсь с новым для себя городомодновременно с участием в забеге. Запоминаю интересные места, чтобы после финиша прогуляться по ним.

На одном из участков трассы встретился хвост сегодняшнего марафона в виде неспешащих пожилых людей да шагающих спортивной ходьбой ребят.

Мелькают указатели километров: 3, 4, 5, 6. Интересно, сколько ещё бежать? Скорость постепенно увеличивается, количество бегущих уменьшается, усталость прибавляется, ноги тяжелеют. Спрашиваю у бегущего со мной итальянца о протяжённости дистанции. Он не понимает. Повторяю, используя известные мне итальянские числительные. В ответ слышу «дуо», что значит «два». Видимо, это до финиша. «Граци» в ответ, что значит «спасибо».

Замечаю уже неподалёку лидера забега, считаю, что бегу в десятке. Но времени догнать не остаётся. Выбегаем на широкую площадь, где возвышаются надувные ворота финиша. Медаль на шею, фото на память, пакет с яблоком, водой и сухариками в качестве подкрепления. У соперника, финишировавшего в пяти метрах передо мной, спросил его время.

— Двадцать восемь минут.

— А сколько бежали?

— Семь километров шестьсот метров.

Временем доволен, учитывая, что много потерял на старте. Самочувствие и настроение отличное. Значит можно бежать, имея в арсенале подготовку в велотренировке, плавании и спортивной ходьбе, а также горные прогулки.

Через девятнадцать минут прибежала Надя, которой также понравилась царившая на пробеге атмосфера и наш беговой экспромпт.

Заметили, что одновременно проходит ещё и детский забег (до 16 лет) на дистанции 1 195 м. Здесь всем финиширующим предлагаются сладкие призы и воздушные шары. Также дети после финиша попадали в заботливые руки аниматоров, которые не давали им скучать без родителей. Сфотографировались, переоделись, посетили достаточно скромный Марафон «Экспо», где приобрели женскую спортивную кофту и ушли смотреть финиш лидеров сегодняшнего забега. Среди десятка стартовавших африканцев первенствовал светлокожий итальянец, что вызвало бурю оваций со стороны зрителей. Время — 2:15.05, что вполне неплохо для такой погоды и уровня (рекорд марафона — 2:07). С нетерпением ожидали финиша женщин. Но здесь представители африканского континента взяли вверх. Наши соотечественницы были лишь пятой и седьмой (награждали десятку сильнейших).

Гуляя по центру города, мы ещё долго слышали шум этого события. По пути нам встречались довольные марафонцы с медалями на шеях.

Мы нашли «турист информатион», где раздобыли карту центра города. Предлагалась обзорная экскурсия после пятнадцати часов за 15 евро. Решили самостоятельно начать знакомство, так как уже многое известно.

По пути встретили музей Египта, являющийся первым в мире. Зашли. Понравилось, так как столько мумий, саркофагов и предметов древнейшей цивилизации ещё нигде не встречали. Следующий этап -набережная реки По. С левого берега, на холме Капуччино, над городом возвышался древний храм. Ну и конечно же музей кино. Там мы провели два с половиной часа, узнав много интересного. Если бы не предстоящий обратный путь в Милан, можно было бы ещё развлекаться в его залах или лёжа в креслах смотреть на сцены из фильмов итальянских режиссеров. Его здание, напоминающее собой средневековый храм — визитка города Турин.

И, конечно же, не смогли не зайти в ароматные кондитерские и кофейни. Нам показалось, что в итальянских городах, если не считать Макдональдс, нет сетевых заведений. Каждое кафе, ресторан, кондитерская по-своему уникальны и неповторимы.

Милан — Париж

Сегодня последний день в Милане. Вечером мы улетаем в Париж. В планах было посещение музея науки и техники им. Леонардо да Винчи, велосипедного магазина «Oldo», поход в обувной магазин, который мы заметили накануне вечером, возвращаясь с вокзала в отель. С него решили начать, так как непрекращающийся дождь не оставлял шансов нашим кроссовкам.

Распечатав посадочные талоны на самолёт на стойке ресепшена, мы попрощались со «сладким» отелем «Zefiro». Но по пути заметили, что большинство магазинов закрыто. На дверях написано, что по понедельникам (lunedi) они открываются в 15:30. Но на наше счастье магазин «Cinti», марку которого я знаю уже больше пятнадцати лет, работал. В России этот бренд почему-то относится к дорогой обуви. Здесь же, судя по ценам — обувь среднего класса. Прикупив себе полуботинки и демисезонные сапоги, мы облегчённо вздохнули. Побывать в Италии и уехать без обуви — недоразумение. Хотя, как нам показалось, магазины Милана ориентированы на туристов, и цены в большинстве из них не отличаются от дисконтных московских цен. Может быть, время скидок вносит свои коррективы? Говорят, что есть аутлеты в окрестностях города, но на них у нас уже не было времени.

Добравшись до центрального вокзала, решили оставить сумки в камере хранения. Автоматической не обнаружили. В ручной — цена аренды ячейки четыре евро за сумку на пять часов, после чего — почасовая оплата.

Интересное бизнес-решение дополняет «кофе, сидя или стоя», «общий туалет для мужчин и для женщин». Для представительниц слабого пола на 20 евроцентов дороже. Мы ещё не знали, с какого вокзала будем уезжать, поэтому взяли багаж с собой.

Пока определяли направление движения по навигатору, в сторону веломагазина, поблудили по привокзальным улицам. Такого количества перекрёстков, пешеходных переходов, светофоров, закоулков мы ещё нигде не встречали. Из-за обилия светофоров приходилось часто нарушать правила дорожного движения, так как утомляли бесконечные остановки. А тут ещё непрекращающийся дождь.

Этим климатическим фактором оперативно воспользовались афроитальянцы и индусы. Сменив верёвочки и мячики на зонты по три евро, они навязчиво предлагают их прохожим (даже если у тебя он уже есть).

В итоге, мы вышли на широкую улицу под названием via Moscova (не знаю, имеет ли она отношение к нашей столице, но считается самой длинной в Милане — 1300 метров) и здесь уже, казалось, были у промежуточной цели — офиса автобусной экскурсионной компании. Решили сократить маршрут и опять заблудились. Так, чередуя навигатор, карту, интуицию и редкие подсказки прохожих, мы бродили по Милану.

В офисе компании нам не смогли сказать, где находится музей науки и техники, несмотря на то, что он был отмечен на их карте (там его не было), и посоветовали обратиться в городской туристический центр (тоже где-то спрятан).

Посетили расположенный в центре города спортивный магазин «Декатлон», где немного обновили себе и ребёнку гардероб. Ассортимент товаров, представленных в нём, нам понравился. Значительное различие с российским аналогом. Прежде всего это касается спортивного разнообразия. Заметно, что итальянцы более искушённые в спорте. Много принадлежностей для гольфа, верховой езды и других достаточно редко встречающихся видов спорта в России. Здесь произошёл небольшой инцидент: когда мы расплатились за покупки, обнаружили, что цены в магазине на товар, отличаются от пробитых в чеке. Решили разобраться. Но администратор, её помощница и кассирша меня не понимали. Пришлось опять применить математические выкладки. Таким образом мы «отвоевали» свои законные пять евро. Не хотелось бы обобщать, но тенденция прослеживается.

Так, отмахиваясь, словно от навязчивых мух, то от продавцов зонтов, то от просящих милостыню чернокожих (под различным предлогом), мы дошли до Домского собора. Вход в него бесплатный. Двое полицейских и один военнослужащий проверяют сумки граждан. Внутри достаточно просторно, несколько темновато. Собор — типичный представитель готической архитектуры. Это подтвердилось и при беглом внутреннем осмотре.

Магазин велотоваров мы обнаружили закрытым, что противоречило режиму работы. Поэтому, зайдя напоследок в супермаркет, чтобы докупить себе итальянских сувениров, мы отправились на вокзал, с которого «отправляются девяносто тысяч пассажиров ежедневно», как поведала русскоязычный аудиогид во время экскурсии.

На площади перед вокзалом возведён своеобразный памятник, в виде разноцветной иголки (двадцать восемь метров высоты) с ниткой в ушке. Благо, что он рядом, следуя той же карте-подсказке.

Увы, здесь нас постигло разочарование. Это был северный вокзал, с которого не могли отправляться девяносто тысяч пассажиров. Времени на пешую прогулку уже не оставалось, и мы опустились в метро. Наземные вестибюли станций метро отсутствуют, поэтому нужно быть достаточно внимательным, чтобы заметить красного цвета букву «М», которую издалека можно спутать с вывеской Макдональдса. Ветки подземки так же, как и в Москве, имеют цветовую и числовую индикацию. На крупных станциях есть информационные бюро, где можно получить исчерпывающие ответы на вопросы пассажиров. В очереди, судя по талону, мы — девятнадцатые. Поэтому уходим на самостоятельные поиски необходимых сведений из карты. Через пять минут мы уже знали нашу ветку, станцию и получили билеты в автомате. Практически все надписи дублируются на английском.

Вагоны метро выглядели старомодно (из шестидесятых годов), также как и большинство ретро-трамваев, но чистые. Интервал движения между поездами шесть-семь минут. Диктор названия станций объявляет с платформы, поэтому в вагоне его голос расслышать не всегда возможно. За десять минут до отправления мы уже обедали на втором этаже регионального поезда, следовавшего в Бергамо.

Уезжали из Милана несколько разочарованными. Город контрастов: дорогих бутиков и ночлежек, хорошо одетых людей и просящих милостыню. Нам он показался некомфортным или неудобным. Мы хотели посетить музей, но не нашли его, мы хотели познакомиться со столицей мировой моды, но не увидели в городе её приемлемых для себя вариантов.

В аэропорту Бергамо оперативно прошли регистрацию, так как наученные предыдущим опытом, имели с собой распечатки посадочных талонов — «body pass». За несколько дней пребывания в Италии встретили лишь одно Интернет-кафе. Поэтому распечатали в гостинице (50 центов страница).

Итальянские сотрудники авиакомпании «Ryanair» значительно жёстче и скурпулёзней относятся и к багажу, и к пассажирам, чем их рижские коллеги. Перед входом на регистрацию находится специальный металлический ящичек размером 50х45х25 см, что характеризует габариты разрешённого к проносу в салон багажа. Всех «подозрительных» сотрудница авиакомпании просит пройти эту процедуру проверки. Кто-то избавляется от «ненужных» вещей тут же на месте, кто-то переупаковывает чемоданы, кто-то идёт доплачивать и сдавать их в багажный отсек. Мы уже на подходе определили, что одна из наших сумок не войдёт в этот ящичек, и освободились от газет, журналов, пакетов, перепаковали вещи. С трудом, но вошли. Правда нас отправили проходить ещё и дополнительную проверку виз у сотрудника авиакомпании, но это было мелкой формальностью.

Рейс задерживается на двадцать минут, как гласит электронное табло. Напоследок выпили кофе в баре аэропорта. Как и везде в Италии, чашка кофе «Эспрессо» и «Американо» стоит от 0,90 до 1,00 евро. Иногда отличается цена за кофе, употребляемое сидя за столиком и за кофе, употребляемое стоя — перед барной стойкой. Прошлись по магазинчикам (цены отличаются от городских в большую сторону на пятнадцать-двадцать процентов) — и на посадку.

С тридцатиминутной задержкой взлетели в дождливое небо Ломбардии. До Парижа семьсот километров, в полёте один час, который проходит незаметно. Сотрудники развлекают пассажиров всевозможными предложениями различного товара на борту авиалайнера: часов, парфюмерии, еды, журналов, что напоминает собой вагон московской электрички.

Как в случае с Миланом, так и с Парижем, мы прибываем в маленький городок под названием Bouavаis, расположенный в восьмидесяти километрах от столицы.

На часах 22:00. Выбираем самый простой вариант — автобус. Проезд 15 евро, выдают билеты. Билетёрша — колоритная толстая негритянка с сигарой, второй рукой отрывала корешки билетов. Она же по совместительству оказалась водителем автобуса. После посадки последнего пассажира попросила всех пристегнуть ремни. Как выяснилось — не напрасно. Соблюдение скоростного режима не в её правилах. Через 1:20 мы были в Париже, на площади Дворца Конгрессов.

Когда спустились в метро, выяснили для себя, что мы находимся на окраине. По карте определили необходимую нам станцию метро. Несмотря на множество линий (тринадцать линий метро, четыре линии «Т» и шесть линий «S»), ориентировка не составила затруднений, также как и пользование автоматом по покупке билетов. Всё достаточно понятно, даже без перевода. Билет стоит 1,8 евро, им можно воспользоваться и на альтернативных видах общественного транспорта.

Мы сели на подошедший поезд и приготовились к долгой поездке. Действительно, она оказалась длительной, несмотря на небольшие расстояния между станциями. Поначалу мы уехали не в том направлении. Затем, когда мы проехали семь остановок, работник станции сообщил о том, что поезд дальше не пойдёт, и просьба к пассажирам — освободить вагоны. И вообще сегодня в этом направлении поездов не ожидается. Это конечно приблизительный перевод сказанного им. Мы пересели на соседнюю ветку и поехали дальше. Благо, что при пересадке не надо ничего доплачивать, также когда выходишь из метро, можно повторно воспользоваться этим же билетом. Не знаю, в течение какого времени. Из метро мы вышли спустя два часа поездки, проехав больше полусотни остановок. Вагоны более современные, чем в Милане. Двери необходимо открывать самостоятельно нажатием на кнопку или рычаг двери. Ездить в ночном метро нам показалось небезопасно, судя по пассажирам. Мы были последними пассажирами нашей станции, так как перед нами уже закрыли входные двери станции на замок.

В половину второго ночи мы оказались в отеле. Благо, что он находился неподалёку от метро. Обстановка и условия довольно обычные, на две звезды, что на наш взгляд, соответствует.

Париж. День первый: вдохновение

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.