электронная
180
печатная A5
482
18+
В тринадцатую дверь

Бесплатный фрагмент - В тринадцатую дверь

Объем:
324 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-8640-4
электронная
от 180
печатная A5
от 482

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Цепи страха

Кирилл остановил машину возле дома, адрес которого был написан на клочке бумаги, переданном ему Феликсом, его другом и партнером по бизнесу. Но это здание было совсем не похоже на офисное, да и вообще ничто в этом старом районе города не напоминало бизнес-центр. Однако название улицы и номер дома на стене говорили о том, что это именно то место, где должна состояться важная встреча.

Выйдя из машины и обойдя вокруг дома, Кирилл нашел две двери, одна из которых была заперта на безнадежно проржавевший замок. Над второй виднелась скромная табличка с надписью: «Дверь 13» — такая, как обычно прибивают над подъездом с обозначением его номера. Но Кирилл не заметил эту табличку, потому что его взгляд сразу же упал на белую светящуюся стеклянную вывеску, которая, казалось, кричала: «Предсказатель будущего». Кирилл всегда скептически относился к заведениям подобного рода, которые в девяностых годах появились как грибы после дождя, а в последнее время встречались редко, вероятно, потому что все предсказатели теперь перекочевали в Интернет. Никогда он не чувствовал желания погадать, но сейчас по непонятной причине его начало одолевать любопытство. Он захотел узнать, что делают с людьми в таких местах, как им предсказывают будущее. Все равно никакого адреса кроме этого у него не имелось, других дел на сегодня запланировано не было, а звонить Феликсу было бесполезно: сейчас он наверняка уже отдыхает со своей новой подружкой в каком-нибудь кинотеатре. Кирилл был почти уверен, что его партнер ошибся, когда давал этот адрес, благодаря легкомыслию и неаккуратности в делах, потому что записал его на листке, вырванном из блокнота, а таких обрывков у него на столе обычно валялось очень много. Выяснить всё, узнать правильный адрес и телефон, позвонить, извиниться и перенести встречу нужно немедленно. Поэтому Кирилл все-таки позвонил другу, но не удивился, услышав, что телефон абонента выключен. Он вздохнул и, не теряя времени, зашел в дом…


…Есть ли на земле человек, свободный от чужих мнений и желаний, от своих нерешительности и страха? Вряд ли. Ведь тот, кто побеждает в себе эти не самые лучшие вещи, которые стоят на пути к Свободе, все больше и больше отдаляется от тех, кто выживает рядом со страхом перед тем худшим, что еще не случилось, а возможно, и не случится. Разум толкает вперед, а страх тянет назад. Что же сильнее? Будущее не ясно, а разве разум не хочет его узнать? Или его сковал страх, надев цепи и выбросив ключ от них в бездонное ущелье прошлого, откуда уже никому не вернуться?

Человек стоит на перекрестке. Куда пойти? Страх тянет назад: неизвестно, какой сюрприз приготовила Судьба там, на темной дороге. А может, там и нет дороги, лишь пропасть? Если впереди два пути — есть выбор. А если путь только один? Но неизвестно, что лучше: выбор или его отсутствие. Назад трудно возвращаться: ведь дорога рушится, и с каждой минутой все больше, она исчезает со временем, которое проходит слишком быстро. Идти обратно невозможно. Прошлое в руинах, его уже не вернуть.

И никто не укажет путь, ведь тот, кто ищет Свободы, ушел далеко вперед, оставив других позади. Пусть они идут каждый своей дорогой, гонимые ужасом, сковавшим их разум. А свободный от страха человек будет действовать без чьей-либо помощи, и пусть будут ошибки. Чем больше свободы, тем их больше, но этот человек ни о чем не жалеет…

Но вот его путь пересекает чья-то дорога. Он видит человека, и, возможно, они пойдут вместе. Но будет ли им от этого лучше? Кто кого куда потянет? Чей разум сильнее? Нет ли у того, другого, цепей страха? Возможно, есть, и наверняка к этой цепи прикованы еще несколько человек со своими цепями. Не тяжело ли будет свободному человеку тащить такой груз? Не легче ли ему оставить эту ношу и продолжать свой путь одному? Только куда он придет, ведь дорога не бесконечна. Если человек не успеет пройти по ней в нужное время, она обрушится и может даже превратиться в пропасть впереди или прямо под ногами человека. И дорога позади него тоже рано или поздно станет пропастью.

Надо ли топтаться на месте, размышляя? Мысли нужны, чтобы выбрать нужное направление, но иногда они соединяют человека со страхом, который всегда рядом, который ждет, чтобы набросить оковы. Лучше не позволять ему подходить близко, иначе, улучив момент, он получит свою жертву, и тогда нелегко будет подобрать нужный ключ от замка, чтобы освободиться: невозможно найти ключ в пропасти прошлого…


— Будущее можно узнать двумя способами. Либо ждать терпеливо, пока оно придет и станет настоящим. Для этого нужно время, многое может измениться, многого уже не вернешь. Но зато ошибок не будет, ты увидишь будущее таким, какое оно есть.

— Слишком долго.

— Либо его можно узнать сейчас. С моей помощью. Но в этом случае возможны ошибки, хотя… я знаю, что жизнь все равно будет такой, какой ты ее увидишь сейчас.

— Я хочу знать… все…

Полный мрак окружал его. Две минуты назад, когда он пришел сюда, первой его мыслью было, что все это глупости, обман, первым желанием было уйти отсюда и не думать больше о том, что существуют те, кто может знать будущее, ведь он считал все эти разговоры о предсказателях сказками. Но почему-то он пришел сюда. Может быть, из любопытства. Его не пугало то, что вокруг него была темнота. Человек, которому принадлежал голос, был где-то близко. Это был мужской голос. Он обещал приподнять занавес неизвестности и показать будущее.

— Ты узнаешь только то, что тебе доступно, — ответил предсказатель через несколько секунд молчания.

— Разве вы не обещали рассказать все? — усмехнулся Кирилл, опять подумав, что предсказание будущего — это лишь способ заработать деньги и ничего более.

— Ты узнаешь все, что тебе доступно. Я лишь помогаю человеку освободиться от прошлого и настоящего для того, чтобы у него ничего не осталось, кроме будущего. Тогда он видит его, если у него есть такая возможность. Крайне редко попадаются те, кто почти ничего не видит. Хотя, я считаю, это им так кажется, потому что у них ничего значительного в будущем не произойдет, либо если им недолго осталось жить. Но в любом случае в конце человек видит свою смерть, если он увидит ее когда-нибудь наяву.

— Понятно. Значит, я могу ничего и не увидеть?

— Деньги вперед.

«Так и есть. Это обман. Я знал это», — подумал он и удивленно спросил:

— Почему не заплатить позже? Вы думаете, я не заплачу?

Человек смутился.

— Поверьте, вы отсюда уйдете, не думая о деньгах.

— Хорошо, — согласился он. Не уходить же, не удовлетворив своего любопытства. Тем более цена за предсказание была невысокой. — Только скажите, почему здесь темно? Я так ничего не увижу, даже своего будущего. Или это для эффекта?

— Нет. Просто электрика вызвать надо. Если хотите, можно зажечь свечи.

— Пожалуйста, если можно.

Недалеко от него послышались шаги, что-то упало. Наконец зажглись свечи, но он не увидел лица того, кому принадлежал голос. Оно было скрыто маской.

— Вы готовы увидеть свое будущее?

— Да. Теперь, когда появился свет, я его увижу, надеюсь, — Кирилл усмехнулся.

— Вы бы его увидели в любом случае. Даже в темноте. Садитесь на стул. Так гораздо удобнее.

Он сел. Постепенно все перед глазами начинало исчезать. Что происходило с ним минуту спустя, он не понимал. И не понимал почему. Человек перед ним превращался в совершенно другого человека. В человека, которого он знал. И пламя свечи было необыкновенно ярким. Оно освещало все вокруг. И обстановка была ему знакомой. Были и другие люди, были другие места, другое время. Люди разговаривали с ним, он им отвечал. Затем снова все менялось перед глазами. Все его существо наполняли разные чувства: от любви до ненависти, от счастья до горя… Боль, страх за жизнь близких, за свою жизнь, за свой рассудок. Смерть, пустота… И эту пустоту наполняло ощущение полной беспомощности, его снова сменял страх… И снова пустота… ничего… Темнота, которая постепенно превращалось в пламя догоравшей свечи… И вот он снова увидел человека в маске и слабо освещенную комнату, куда он пришел… Он не понимал как и когда. И зачем.

— Вы снова здесь, — сказал человек. — Долго же вы смотрели на свое будущее. Теперь вы знаете то, что хотели узнать. Вижу, что это совсем не обрадовало вас. Разве все настоящие неприятности не исчезают в будущем?

— У меня нет неприятностей. У меня все в порядке. Не думаю, что все, что я увидел, правда.

Постепенно он вспоминал, как сюда пришел и зачем.

— Не сомневайтесь. Это была правда о вашем будущем… Я вижу… — предсказатель заглянул ему в глаза, — на вашем лице… смерть… и не одну.

— Разумеется! — усмехнулся он. — Вы же не можете предсказать счастье.

— Я ничего не предсказывал, — спокойно ответил человек. — Вы сами проникли туда, куда смертным запрещено входить.

— Значит, я бессмертен или уже мертв? — усмехнулся он.

— Не смейтесь. С моей помощью вы проникли туда, будучи живым. И узнали будущее. Разве вы не этого хотели?

— Как это у вас получилось? — спросил он и подумал: «Наверное, какой-нибудь дурман, благовония или что-то в этом роде, что вызывает галлюцинации на уровне подсознания».

— Этого вам не нужно знать. До свидания, — сказал человек и указал ему на дверь.

«Бесполезная трата времени, — подумал Кирилл, пробираясь к двери. — И я заплатил за то, чтобы убедиться в этом. Никчемный опыт». Он вышел и поднялся по крутой лестнице. Наконец-то он снова видит не темный подвал, а широкую светлую улицу, правда, она уже была освещена не солнцем, а фонарями. «Уже поздно. Сколько же часов я там был? Часа три?», — мелькнуло у него в голове.

— Привет! — услышал он чей-то знакомый голос и обернулся. — Неужели ты заходил в это подозрительное место?

Это был его друг Феликс, с которым они когда-то начинали работать, а теперь работали в открытой ими фирме.

— Привет, Феликс. Ты мне не тот адрес дал. В чем дело? У меня встреча из-за тебя сорвалась!

— Да-да. Я как раз мчался сюда, чтобы сказать тебе об этом. Из-за этого я свою встречу отменил.

— Не встречу, а свидание.

— Да, свидание. Все равно. Извини, что я ошибся, когда записывал тебе адрес. Прямо не знаю, что со мной стряслось. У меня там было много адресов, и я перепутал. Но как я мог перепутать!

— Не в первый раз.

— Вот тот, другой, адрес, — Феликс протянул ему бумажку.

— Да-а-а… Удивляюсь, как это ты ее не потерял.

— Стараюсь, — улыбнулся Феликс.

— Ладно, поехали обратно. Я позвоню ему, извинюсь.

— Ты заходил сюда?

Феликс указал на подвал, возле которого висела и теперь уже не светилась табличка «Предсказатель будущего».

— К предсказателю? Тебе-то что? — Кирилл махнул рукой в сторону машины: — Поехали.

— Ответь мне.

— Да, заходил. Ты же именно этот адрес дал. Откуда он вообще у тебя?

— Да я не помню точно. Вроде нашел телефон в газете, позвонил… и узнал адрес. Скажи вот мне… Ты веришь в предсказания?

— Нет, — ответил Кирилл. — Чушь все это!

— Точно! А знаешь… Я ведь там тоже был… и мне предсказали… что я… что со мной будет изменять своему мужу женщина. Но это же невозможно. Ты же знаешь, я дело имею только со свободными женщинами. Такой принцип. Зачем мне осложнять себе жизнь? Правда же? Слушай, у меня есть прекрасная идея. Знаешь… Только что я был в таком чудесном месте!

— И где же?

— В ресторане. Меня туда пригласила одна моя хорошая знакомая.

— Только одна? Ни за что не поверю.

— Ну, — улыбнулся Феликс, — одна пригласила и взяла с собой подругу. Девушки обеспеченные, так что платить за троих не пришлось. Они сами настояли. Жаль, что мне надо было бежать сюда, а то было бы продолжение, то есть ужин где-нибудь, скажем, дома у одной из них. Так вот, мне пришла идея в голову насчет того, а не сходить ли нам вдвоем в этот ресторан, скажем, завтра? Там красиво, тебе понравится. Так как?

— Пойдем скорее отсюда. — Кирилл потащил Феликса прочь от дома, где предсказывают будущее. — А в ресторан сходим, конечно. Только позже. Не завтра.

— Дело твое. Как надумаешь, скажи. Могу дать адрес, с женой сходишь. Кстати, она сегодня заходила в офис. У нее какое-то срочное дело к тебе. Я ей сказал, что ты уехал на переговоры, предложил позвонить, но она не захотела и ушла. Как-то странно.

— Да, странно. Могла бы и позвонить.

Феликс пожал плечами.

— А где твоя машина? — спросил Кирилл.

— Я оставил ее. «Пробки» жуткие! Невозможно проехать. Я так спешил, что поехал на метро. Видишь, не опоздал. И вообще. Из-за тебя сегодня у меня два неудобства: встречу отменил и на метро ехал. Не жизнь, а кошмар!

— Из-за меня? Ты что-то путаешь. Так кто все-таки виноват?

— Ладно, ладно. Из-за меня, — согласился Феликс.

— Вот-вот.

Они сели в машину.

— Галя хотела тебя видеть. Видимо, что-то очень личное.

— Но она же знала, что у меня переговоры. Ладно. Лучше расскажи о делах. Как там у Якова? — спросил Кирилл.

— Яков еще не приехал. У него ничего не получилось. Тот упрямится. Он, наверное, не понимает, что и ему это выгодно. Яков его пытался убедить, но бесполезно. Ты же знаешь Якова, у него талант убеждать людей. Но с этим человеком он ничего не может сделать. Наверное, кто-то отговорил его. Кто-то, кто имеет на него большое влияние. Яков звонил и сказал, что он ничего не объясняет, не обещает подумать и вообще ведет себя странно.

— Странно, — Кирилл задумался. — Ведь он просил нас прислать человека для обсуждения условий сотрудничества. Он же был согласен. Поэтому я и послал Якова.

— Из-за него мы можем прогореть. Но ничего, может, Яков его еще убедит.

— Он еще там?

— Да. Он поклялся, что останется там до тех пор, пока не убедит его.

— Ладно. Поехали в офис.

Машина двинулась по направлению к центру.

— Странно… — Кирилл продолжал напряженно думать. Внезапно он как бы что-то вспомнил, и на его лице отразился страх. — Позвони Якову, пусть возвращается. Немедленно!

— Что с тобой? Ты же говорил, что это важно. Дня два партнер еще поупирается и сдастся, вот увидишь, — спокойно сказал Феликс.

— Забудь о том, что я говорил! Пусть возвращается! Пока не поздно.

Феликс удивленно посмотрел на друга. Лицо Кирилла потемнело и выражало такой ужас, что Феликс сам испугался.

— Ладно, ладно… Я ему позвоню. Только успокойся.

— Немедленно! Немедленно! Сейчас же!

— Что с тобой? Тебя всего трясет…

— Ничего. Мы можем найти другого партнера, более умного. С тем, кто сам не принимает решения, нам делать нечего, не так ли? — Кирилл как будто успокоился. — А Яков мне нужен здесь… живым… Звони давай!..


— Ты сегодня не ужинал, ведь так? Я уже не спрашиваю, ужинал ли ты. Я знаю, что нет.

Голос моей жены Марты вывел меня с улиц, где какому-то человеку предсказатель открыл будущее. Я пытался написать книгу. Настоящую, а не детские сказки на заказ. Это была моя новая идея, новый замысел. И, как мне казалось, воплощался он гораздо успешнее, чем тот, который созревал в голове преуспевающих издателей, на которых я работал.

Открыв шкаф, Марта положила туда стопу чистого белья и сказала:

— Вот чистое белье. Там я погладила твои рубашки. Сейчас принесу. Или нет. Сам за ними сходишь. И не забудь про еду.

— Я не хочу есть, — сказал я.

— Я принесу тебе сюда. Хотя нет. Здесь все может остыть и протухнуть. Да к тому же тебе надо пройтись хотя бы до кухни, а то срастешься со стулом, потом не оторвешь.

— Не мешай мне! Ты отвлекла меня, и теперь я не знаю, что писать дальше.

— Брось это! Зачем тебе нужна эта чушь, когда она никому не нужна?

— Ты считаешь, что если то, что я пишу, никому не нужно, значит и мне не нужно?

— Да! Ведь ты должен писать для людей, а не для себя!

Об этом я не думал. Действительно, для кого я пишу свою книгу? И зачем? Может быть, только для себя? Отложив все дела, я начал этот роман неделю назад. Просто захотелось написать что-то не для издателей, а само по себе. Не по нужде, а по вдохновению. И меня тогда не волновало, что я пишу это для себя: не постоянно же писать для людей то, в чем, как думают издатели, они нуждаются. Не волновало и сейчас.

Глава 2. Семейные путы

— Нуждаются многие, — ответил я на вопрос жены о том, когда я собираюсь зарабатывать деньги и долго ли мы будем жить в нищете и нуждаться в деньгах.

— Тебе все равно? А мне нет! Я еще не погрязла в семейной рутине. Мне надо одеваться. Мне надо быть человеком. Посмотри, на кого я похожа! Мы с тобой последний раз были в ресторане сразу после того, как поженились. Мы уже год не ходили ни в театр, ни в кино. Когда я последний раз ходила по магазинам просто так и покупала то, что понравится?

Она сделала паузу, видимо, для того, чтобы я смог ответить ей. Но я не ответил.

— Ты меня не замечаешь, ты мне не хочешь отвечать. Ты сросся с этим стулом и даже спишь на нем! Вместе со своим компьютером! Даже если я изменю тебе, ты не заметишь этого, а если и заметишь, то тебе будет все равно!

Я поднял голову.

— А! Ты смотришь на меня! За столько месяцев я наконец-то увидела твое лицо.

— Как это «за столько месяцев»?

— С тех пор как ты стал писать эту чушь, ты смотришь только туда, в свой компьютер, а не на меня, — спокойно сказала она. — Тебе не надоело? Мы с тобой уже год не разговаривали, как следует… Мне надоело считать каждую копейку.

— Я начал писать книгу неделю назад. А месяц назад пришли деньги из издательства. Разве тебе их не хватило?

— Не смеши меня! Разве это деньги?

Я увидел стеклянную стену, разделявшую меня с Мартой. Стекло было такое тонкое, такое прозрачное, такое гладкое, что его никто и не заметил бы. А я увидел. И поднялся из-за стола, чтоб разбить его. Я подошел к стеклянной стене, ударил по ней, желая, чтоб ничто не разделяло нас, но моя рука прошла сквозь стекло, не разбив его. Я шагнул к жене, но стена не давала мне подойти к ней ближе. Я очень хотел это сделать, но стекло, которое легко пропустило через себя мою руку, не пускало меня самого. А мне было необходимо сейчас быть рядом, удержать ее возле себя. Я протянул Марте свою руку, надеясь, что она протянет свою и вытащит меня за стену. Но она только сказала:

— Мне жаль, что так получилось. — И вышла из комнаты.

— Не уходи! — закричал я и, не замечая стены, бросился за ней. Вмиг множество мельчайших стеклянных осколков вонзилось в меня, словно я разбил наконец эту стену.

Но было поздно. Она ушла.

«Она вернется», — подумал я, когда услышал, как хлопнула входная дверь и застучали по лестнице ее каблуки. В коридоре остался запах дорогих духов. Я еще помнил, как пахнут ее любимые духи. Я подарил их впервые на ее день рождения незадолго до свадьбы.

Немного подумав, я пришел к выводу, что она изменилась. Еще вчера, когда Марта старалась меня накормить, она о чем-то просила, ждала от меня чего-то, думая, что я вернусь и к нормальной жизни, то есть к работе, и к ней. Сегодня я услышал только жалобы, и никаких просьб.

Я посмотрел в окно. Солнце уже зашло, небо быстро темнело. Горящий фонарь за моим окном внезапно погас. И погасла надежда, что она вернется. Если бы она ушла тихо, то я бы и не заметил, что ее нет ночью дома. А сейчас я заволновался. Куда она могла пойти вечером? Может, к подруге? Зачем так надушилась? Да еще и дорогими духами. Откуда они взялись? Те, что я ей дарил, кончились давным-давно. А купить их у нее не было денег, как она сама сказала. Может, поэтому и не было? А может, их кто-то подарил?

На столе лежала довольно большая стопка распечатанных на принтере листов. Я хотел отнести это своему коллеге, чтобы он сказал мне свое мнение о моей рукописи. Но все забывал захватить с собой в издательство. Он просил только начало — не обязательно все сразу. Но с каждым днем я печатал новые страницы.

Я вернулся за стол, вынул наугад лист и прочел: «Я там тоже был, и мне предсказали, что я… что со мной будет изменять своему мужу женщина. Но это же невозможно».

— Это невозможно! Неужели она мне изменяет? Может, она притворяется, хочет, чтобы я в это поверил? Не дождется. Я, правда, болван, что ее обидел, — сказал я сам себе и, положив лист бумаги на место, увидел на экране своего компьютера недописанную главу…


— Хорошо, я ему позвоню.

— Немедленно! Немедленно! Сейчас же!

— Что с тобой? Тебя всего трясет.

— Не знаю, Феликс, не знаю. Сегодня я должен быть в офисе. Позвоню жене и скажу, что не приду домой ужинать.

— Что случилось?

— Позже объясню. Или нет, не буду. Ты сам все поймешь. В голове у меня все путается… Якову вони!!!

Феликс не стал дальше расспрашивать, понимая, что теперь для этого не время. Он никогда раньше не видел Кирилла таким взволнованным. Казалось, он был как на иголках. Какие-то ужасные предчувствия мучили его. Проехав на красный свет, он мчался в офис. Феликс не понимал зачем.

Набрав номер Якова, он услышал длинные гудки. Тогда он послал смс: «Немедленно возвращайся. Плюй на все». А Кирилл гнал, рискуя получить завтра миллион штрафов.

Влетев в офис, он чуть не сбил с ног своего секретаря, не заметив ее, и хлопнул дверью. Та удивленно посмотрела ему вслед и перевела взгляд на Феликса. Улыбнувшись, она спросила:

— Что это шеф сегодня как с цепи сорвался?

— Кто его знает, — пожал плечами Феликс. — Ты же знаешь, Оля, он со странностями.

Он прошел к нему в кабинет и остановился как вкопанный. За несколько секунд до этого так же, остолбенев от удивления, остановился Кирилл, когда вбежал в кабинет, думая, что никого там нет. Следом за Кириллом вошла секретарь и невозмутимо сказала:

— Извините, шеф. Вы так стремительно ворвались в офис, что я не успела вас предупредить.

— Нечего, Оля. Все нормально, — раздался голос той, которая удивила своим появлением в офисе Кирилла и Феликса.

— Я тебя не ждал, дорогая, — сказал удивленный Кирилл своей жене, которая сидела за его рабочим столом. — Зачем ты меня искала? Ты же знала, что я на встрече.

— Просто хотела тебя видеть. Я звонила, но не могла тебя застать. А на мобильник я звонить не стала, чтобы не отвлекать от дел. — Она встала и подошла к мужу, но, заметив Феликса, обратилась к нему: — Привет, Феликс.

Кирилл сел за свой стол и, достав из ящика какие-то бумаги, начал их просматривать.

— Добрый день. Вот сюрприз! — воскликнул Феликс, улыбаясь.

— Решила к вам заехать. Как дела?

— Да вроде как нормально. Фирма процветает, дела идут, — ответил он.

— Я это знаю, а как дела у тебя лично?

— Если фирма процветает, то и у меня все нормально. — Он улыбнулся.

— Нормально? Все так же сводите девушек с ума? — Галя тоже улыбнулась.

— Да, девушки все так же сводят меня с ума, — серьезным тоном ответил Феликс.

Кирилл, рассматривающий бумаги в течение их разговора, поднял глаза и, переведя взгляд с Феликса на жену, спросил:

— Галя, что-нибудь случилось?

— Нет, ничего. Просто решила зайти сюда. Пошла в магазин, и, когда возвращалась, шла мимо.

— Что-нибудь купила?

Галя смутилась, но тут же ответила:

— Ничего подходящего не попалось на глаза. Поеду в другое место, где есть выбор.

— Извини, я бы с удовольствием съездил с тобой вместе, но, понимаешь, дела. — Кирилл снова погрузился в бумаги.

— Будут какие-нибудь распоряжения? — спросила Оля.

Кирилл оторвал взгляд от бумаг и посмотрел на нее.

— Нет. Пока нет. Если будут, я дам вам знать. Идите.

— Хорошо. — Оля вышла, бросив изучающий взгляд сначала на Галю, затем вопросительный — на Феликса.

— Я вас оставлю, — сказал он и вышел вслед за Олей.

— Я тоже пойду, дорогой, не буду мешать.

Она подошла к нему и, наклонившись, поцеловала.

— Надеюсь, ты на работе не задержишься?

— Не знаю. Скорее всего нет. Но если что-то изменится, я позвоню.

— Хорошо. Пока. — Галя скрылась за дверью.

Кирилл снова погрузился в бумаги и не мог слышать, как Галя сказала Феликсу прежде чем попрощаться:

— Как я завидую той девушке, которую ты полюбишь.

— Ну что вы, я далеко не идеальный человек. А вот Кириллу по-настоящему повезло. — Феликс вздохнул.

Галя удовлетворенно улыбнулась и, пожелав всего доброго, ушла.

Оля проводила ее презрительным взглядом, затем ревниво посмотрела на Феликса. Он стоял к ней спиной и смотрел в окно. Она не видела его лица, не видела, как он смотрел на улицу — туда, где стояла машина Гали, не видела, как он провожал ее взглядом, и тем более не могла знать, что Галя, прежде чем сесть в машину и уехать, подняла голову, посмотрела наверх, на окно, возле которого стоял Феликс, и помахала ему рукой.

Кирилл не пошел домой в этот вечер, как это сделал Феликс. Он просматривал бумагу за бумагой, внимательно перечитывал договоры, заключенные в последнее время, и так увлекся, что не заметил, что прошло довольно много времени.

Наконец он взглянул на часы и, увидев, что они показывают начало одиннадцатого вечера, решил ехать домой. Но около одиннадцати телефонный звонок застал его все еще в офисе. Звонил Феликс.

— Яков… Я… Яков… убит, — произнес его голос.

— Я так и знал! — Он отшвырнул бумаги. — Грязный делец! Вот в чем дело!

Офис потрясли ругательства. Скомкав несколько бумаг, над которыми сидел целый час, он бросил их в открытое окно, но не попал. Бумажный ком ударился о стену и упал на пол.

— Это ты мне? — Феликс еще был у телефона.

— Нет. Черт! Теперь придется все переделывать. Я, похоже, останусь здесь на всю ночь.

— Звонил жене?

— О, совсем забыл! Позвоню сейчас.

— Может, мне приехать к тебе и помочь?

— Нет, я справлюсь один. Ты лучше позвони нашему бухгалтеру и скажи ей, чтобы пришла в девять утра. Не забудь.

— Постараюсь. До завтра. Спокойной ночи, — попрощался Феликс.

— И тебе тоже.

Кирилл положил трубку, допил кофе и набрал свой домашний номер телефона. Ему сразу ответили. Это был голос его жены Гали.

— Дорогая, я в офисе. Срочные дела.

— Что-то случилось?

— У нас неприятности.

— Серьезные?

— Не знаю пока.

— Утром тебя ждать?

— Нет, утром у нас будет совещание. Я приеду к обеду. Может, где-нибудь вместе пообедаем?

— Может. Значит, сегодня тебя не ждать?

— Нет, Галя. Посплю здесь, на диване. Хотя вряд ли получится поспать. Чем скорее я разберусь с этим делом, тем лучше для нас.

— Хорошо, я завтра позвоню тебе в офис.

Она положила трубку, он снова погрузился в свои бумаги. Прошел час. Внезапно он будто вспомнил что-то, взял трубку телефона и позвонил жене. Но было занято. А ему так хотелось сказать ей что-то теплое, а не пару сухих фраз о том, что он не придет домой.

В этот вечер ему так и не удалось сделать это. Он хотел позвонить ей позже, чтобы сказать несколько нежных слов, но побоялся ее разбудить. Утонув в бумагах, к утру он совсем забыл и о телефоне, и о жене. Он думал об убийстве Якова. Именно это он видел в комнате предсказателя, именно это он вспомнил, сидя в машине. Откуда ему было знать, что предсказание было правдой? Одно совпадение — это еще не доказательство. Не так ли? Стоит ли склонять голову из-за одного удара судьбы, даже если она готовит еще один?..


…Почему бы не пойти дальше, чтобы найти выход? Не стоит бояться зайти в тупик. Но откуда знать, тупик там или выход? Или следует думать, что это выход в другой туннель, ведущий в тупик неизвестности?

А чего ждать? Появления лампы, компаса или, может, подробной карты? Неужели ее кто-то составил, пройдя путь, и отнес назад, к началу или к середине пути, чтобы другой человек, совершенно другой, шел по тому же пути, но уже без ошибок?

Зачем стоять на месте, зачем поворачивать голову из стороны в сторону, думая, куда бы пойти, чтобы найти выход. Здесь же не полный мрак, чтобы идти на ощупь, продвигаться, держась за стену, и быть уверенным, что это — единственный путь и другого нет, а позже жаловаться на судьбу, что она дала во мраке неправильную дорогу, которую ты и нашел. Здесь видно все пути, или почти все, стоит только подойти поближе к невидимым коридорам, и их будет видно.

Стоит ли идти по одной из дорог и говорить, что другие закрыты? Даже если и так, остается много путей. Редко, когда путь один. Не надо думать об этом редком случае, и появятся другие дороги. Надо лишь их увидеть. Если стоять на месте, стоит ли думать о возможности найти выход и не попасть в тупик? Может, следует думать наоборот? Ведь выходы закрываются. От сквозняка в туннеле…


…В туннеле было темно, только фары освещали дорогу. Феликс боялся опоздать. Он не знал, зачем ехал, но чем дальше он двигался к месту встречи, тем больше жалел об этом. Какое-то предчувствие мучило его. Но возвращаться было поздно. Она, наверное, уже ждала его.

Наконец он увидел вывеску ночного кафе и остановил машину возле него.

Да, она была уже там, в вечернем платье. Это очень удивило Феликса.

— Извините, я опоздал, — он сел за столик.

— Нет, это я пришла рано. Я уже заказала ужин.

— Галина, вы же сказали, что мы просто выпьем кофе.

Жена Кирилла изобразила на лице смущение.

— Я проголодалась. Когда я волнуюсь, у меня всегда повышается аппетит. Я подумала, что вы тоже голодны. Вы покушаете вместе со мной?

— Да, конечно. Так что же вы хотели узнать?

— У вас что-то случилось. Мне муж звонил. Он сегодня всю ночь проведет в офисе.

— Вы хотите знать, что случилось? — спросил Феликс.

— Нет. Рано или поздно я узнаю все, что мне положено знать. Я просто хочу успокоиться. Как я сегодня выгляжу?

— Превосходно. Но меня смущает то, что вы здесь одна так выглядите.

— Это комплимент?

— Я просто удивлен.

— Я хочу всегда выглядеть хорошо. И не важно, где я нахожусь. Давай перейдем на «ты». И называй меня Галей, хорошо?

— Как-то неудобно, — замялся Феликс. — Что подумает Кирилл?

— Да, он ревнив, — Галя вздохнула. — Жаль. А мы при нем не будем так обращаться друг к другу. Хорошо? — Она улыбнулась, как будто ее осенила удачная мысль. — Вы же с моим мужем давние друзья, а я как бы вам… тебе чужая. Я хочу, чтобы ты был мне другом. А насчет того, что мой муж будет ревновать, я подумаю. Что-нибудь сделаю. Только не говори, пожалуйста, что мы с тобой сегодня встречались, а то он устроит скандал. У него и так забот хватает.

— Мы его обманем?

— Нет, это не обман. Просто не скажем о нашей встрече. Я не хочу, чтобы он обо мне плохо думал. Я не хочу его потерять.

— Ты его любишь.

— Да, конечно. Иначе я не была бы его женой.

Принесли ужин. Феликсу казалось, что Галя и не волновалась. Но он это списал на свой счет. Ей с ним было спокойнее. Не так одиноко. А завтра все снова будет, как прежде. Она никогда больше не позвонит ему домой и не пригласит в кафе. Поэтому он просто наслаждался ее обществом и думал, как же повезло Кириллу, что у него такая красивая жена. Он мечтал встретить такую же прекрасную женщину, которая могла бы стать его спутницей, его половиной.

Заиграла медленная красивая музыка, и Галя пригласила его танцевать.


Час,

Один лишь час

Мир существует

Только для нас…

Глава 3. Оковы творчества

На совещание Феликс опоздал. Кирилл не обратил на это внимания. Не обратил внимания и на то, что Феликс был каким-то необыкновенно задумчивым весь день, не таким как всегда.

— Привет, Феликс, — улыбнулась Оля, секретарь Кирилла. — Совещание началось полчаса назад.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 482